Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2022.115.1.101

Download PDF ( ) Pages: 152-159 Issue: № 1 (115) Part 3 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Shitikov S.G., "THE HISTORY OF STUDYING THE SITUATION OF PRISONERS OF WAR OF NAPOLEON’S ARMY IN RUSSIAN HISTORIOGRAPHY". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) № 1 (115) Part 3, (2022): 152. Fri. 28. Jan. 2022.
Shitikov, S.G. (2022). ISTORIYA IZUCHENIYA PROBLEMY POLOGHENIYA VOENNOPLENNYH ARMII NAPOLEONA V OTECHESTVENNOY ISTORIOGRAFII [THE HISTORY OF STUDYING THE SITUATION OF PRISONERS OF WAR OF NAPOLEON’S ARMY IN RUSSIAN HISTORIOGRAPHY]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, № 1 (115) Part 3, 152-159. http://dx.doi.org/10.23670/IRJ.2022.115.1.101
Shitikov S. G. THE HISTORY OF STUDYING THE SITUATION OF PRISONERS OF WAR OF NAPOLEON’S ARMY IN RUSSIAN HISTORIOGRAPHY / S. G. Shitikov // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2022. — № 1 (115) Part 3. — С. 152—159. doi: 10.23670/IRJ.2022.115.1.101

Import


THE HISTORY OF STUDYING THE SITUATION OF PRISONERS OF WAR OF NAPOLEON’S ARMY IN RUSSIAN HISTORIOGRAPHY

ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ ПОЛОЖЕНИЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ АРМИИ НАПОЛЕОНА
В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ

Научная статья

Шитиков С.Г.*

Смоленский государственный университет, Смоленск, Россия

* Корреспондирующий автор (s.g.shitikov[at]yandex.ru)

Аннотация

Цель исследования – проследить изменения в отношении исторической науки к проблеме положения военнопленных армии Наполеона в разные историографические эпохи (дореволюционную, советскую и современную). Задачи исследования состоят в следующем:изучить проблемы Отечественной войны 1812 года и военнопленных армии Наполеона в России в дореволюционной историографии, проследить историографию советского периода об Отечественной войне 1812 года и содержании пленных «Великой армии» (условиях содержания, привлечения к работе, отношении со стороны общества),выявить основные историографические проблемы современной российской исторической науки в отношении военнопленных армии Наполеона (расширение источниковой базы, исследование недостаточно изученных вопросов и т.д.).

Ключевые слова: Отечественная война, 1812 год, военнопленные, армия Наполеона, историография.

THE HISTORY OF STUDYING THE SITUATION OF PRISONERS OF WAR OF NAPOLEON’S ARMY
IN RUSSIAN HISTORIOGRAPHY

Research article

Shitikov S.G.*

Smolensk State University; Smolensk, Russia

* Corresponding author (s.g.shitikov[at]yandex.ru)

Abstract

The purpose of the study is to trace the changes in the attitude of historical science to the problem of the situation of prisoners of war of Napoleon’s army in different historiographical epochs (pre-revolutionary, Soviet and modern periods). The objectives of the study are as follows: to study the problems of the Patriotic war of 1812 and the war of Napoleon’s army in Russia in pre-revolutionary historiography; to trace the historiography of the Soviet period regarding the Patriotic war of 1812 and the detention of the prisoners of “The Great Army” (terms of detention, labor involvement, attitute towards prisoners in society);to identify the major historiographical problems of the modern Russian historical science in regards to the prisoners of Napoleon’s army (the expansion of sources for the research of insufficiently studied issues, etc.).

Keywords:The Patriotic War, 1812, prisoners of war, Napoleon’s army, historiography.

Отечественная война 1812 года – одна из самых ярких и значительных страниц российской истории. Среди множества проблем, с которыми сталкиваются исследователи заключительной фазы наполеоновских войн, одной из самых важных всегда остается вопрос о военнопленных наполеоновской «Великой армии».

Важность историографического исследования проблемы военнопленных объясняется тем, что военнопленные во все времена являются одним из показателей значимости любой военной победы. Отношение власти и общества к военнопленным является показателем степени гуманности не только отдельных социальных слоев, но и государства в целом.

Во время Отечественной войны 1812 года и Заграничного похода российской армии 1813 – 1814 годов на положении военнопленных оказалась существенная доля наполеоновских войск. Подобное значительное число взятых в плен генералов, офицеров, нижних и нестроевых чинов, расположившихся на территории практически всей европейской части Российской империи, оказало определенное воздействие на внутреннюю жизнь государства. Это воздействие пленных на российское общество до конца остается не выясненным.

Анализ проблемы военнопленных наполеоновской армии должен решить сложную пространственно-временную задачу, которая предполагает участие государственных и военных органов, отдельных лиц в перемещении, размещении на местах, рассредоточении по губерниям и уездам, принятии в подданство и репатриации большого количества пленных французской армии, которые находились с 1812 по 1814 год на территории Российской империи.

Наличие в различных губерниях и регионах Российской империи военнопленных имело свои отличия, которые были обусловлены исполнением государственных предписаний 1812 – 1814 годов и местных особенностей.

Вместе с тем, процедуры передачи, размещения на местах, рассредоточения, натурализации и репатриации военнопленных являлись одинаковыми для всех губерний и регионов империи, поскольку они базировались на единой правовой основе.

Многих ученых, которые занимались изучением Отечественной войны 1812 года, интересовали только центральные провинции, где велись боевые действия, или прилегающие области, где действовали русские войска и ополчения. На другие территории Российской империи исследователи внимания не обращали, при этом, слова Александра I о его готовности отступать до Камчатки и не заключать мира с Наполеоном, указывают на важность других территорий империи. Ученых интересовали только те события, которые происходили в этих регионах, связанные с организацией провинциальных ополчений, а также со сбором материальных пожертвований.

Несомненно, идеология государства способствовала изменению общественного взгляда на правовое и социокультурное положение военнопленных армии Наполеона, изменились исследовательские задачи, и расширилось научное поле исторических исследований по этой теме. Чтобы понять взаимосвязь этих процессов, необходимо проследить эту динамику.

Начнем изучение темы статьи с проблем Отечественной войны 1812 года и военнопленных французской армии в России в дореволюционной историографии.

Многие историки делят раннюю историографию Отечественной войны 1812 года на дворянскую и буржуазную. Например, Н.А. Троицкий пишет: «Самой ранней в историографии 1812г. явилась официозная дворянская концепция» [1, C. 12].

Дворянская концепция начала формироваться в публицистике еще до завершения войны 1812 года. Она складывалась и основывалась на работах Д.И. Ахшарумова, А.И. Барклая де Толли (племянника фельдмаршала), П.А. Чуйкевича, Я.Т. Тихонова, Ф.Н. Глинки, А.А. Писарева. Итогом начального периода в развитии дворянской концепции стало «Описание войны 1812 г.» Д.И. Ахшарумова, в основу которого легло его предыдущее «Описание».

Оформление дворянской концепции связано с именем Д.П. Бутурлина и публикацией его двухтомной «Истории». Он первым высказал тезис о единении сословий: «Всякие ревнования сословий умолкли, и все состояния, одно перед другим, спешили соединиться вокруг престола» [3, С. 325].

Д.П. Бутурлин утвердил в отечественной историографии и официозную схему причин войны 1812 года: «Александр I, угрожаемый неприятельским нашествием на собственные владения свои, должен был помышлять о безопасности оных» [4]; все время после Тильзита агрессивный Наполеон готовится «к нападению» на Россию, а миролюбивый царизм – «к обороне» [4].

Самым авторитетным вкладом в развитие дворянской концепции в официальных кругах стала четырехтомная монография А.И. Михайловского-Данилевского «Описание». Автор монографии ввел в историографию войны 1812 года термин «Отечественная», который стал общепринятым вплоть до 1917 года.

Пиком дворянской историографии 1812 г. явилась работа русского военного историка М.И. Богдановича «История Отечественной войны 1812 г.», которая до сегодняшнего дня остается самой подробной историей «Двенадцатого года».

М.И. Богданович считал такие стихийные факторы, как голод, холод, а также пространства России, важными источниками русской победы, в связи с тем, что они ослабили вражескую армию.

Он подробно описал военную и экономическую подготовку России к войне 1812 года. Первым из русских историков зафиксировал в своем анализе причины экономических осложнений Отечественной войны, хотя основной причиной, согласно дворянской официальной традиции, считал личный конфликт между амбициозным Наполеоном и кротким Александром I. Автор критически оценил готовность российских войск к войне, условия, в которых содержалось народное ополчение, даже действия военного руководства М.И. Кутузова – при Бородине, Тарутине, Красном, на Березине [9, С. 60].

Наиболее яркими и характерными образцами дворянской концепции в историографии 1812 года являются работы Д.П. Бутурлина, А.И. Михайловского-Данилевского, М.И. Богдановича.

В конце XIX века оренбургским исследователем П.Л. Юдиным было опубликовано несколько работ по истории края, в которых автор уделил внимание военнопленным французам, а статья, напечатанная в «Русском архиве» [31], по мнению ряда историков, содержит ряд неточностей.

Некоторый интерес к теме военнопленных начинает проявляться в отечественной историографии лишь в начале XX в. Это было связано со 100-летпим юбилеем Отечественной войны 1812 года, широко отмечавшимся в обществе. Во многих губерниях изучались события, связанные с войной 1812 г., среди которых определенное место занимало пребывание в них военнопленных. В этот период было опубликовано исследование по Саратовской губернии, проведенное Саратовской Ученой архивной комиссией и составленное Н.Ф. Хованским, одна из глав которого была целиком посвящена военнопленным [32]. Данная работа основывалась на материалах, сохранившихся в губернском архиве, что составляет главную ценность этого исследования. Вместе с тем, это исследование имеет ряд недостатков, среди которых ограниченность источниковой базы, незнание общих принципов содержания военнопленных, фрагментарность описания. В частности, треть главы о военнопленных составляют данные Казенной палаты о выдаче денег для препровождения пленных в другие губернии. Также, часть материалов данного исследования относится к одному из самых знаменитых пленных этой войны – Ж.Б. Савену, проживавшему в Саратовской губернии, о котором к тому времени уже имелось несколько публикаций.

Поэтому, следует признать, что в дореволюционной историографии упоминание о военнопленных армии Наполеона обычно было эпизодическим. Ученые не занимались изучением их правового статуса, влияния на внутреннюю политику государства, отдавая предпочтения другим, более значимым темам.

Перейдем к рассмотрению историографии советского периода, посвященной Отечественной войне 1812 года и содержанию военнопленных французской армии. До середины 30-х годов XX века она основывалась на взглядах М.Н. Покровского, который отвергал положение официально-патриотического направления о единстве сословий вокруг престола, недооценивал патриотизм народных масс, а также отрицал народный характер войны.

Впоследствии начался пересмотр взглядов М.Н. Покровского. Этому способствовало принятие Постановлений Центрального комитета Всероссийской коммунистической партии большевиков и Совета народных комиссаров от 16.05.1934г. и от 26.01.1936г. о преподавании истории, а также 125-летний юбилей Отечественной войны 1812 года, что в дальнейшем привело к росту интереса к теме войны 1812 года.

Также, важным событием в историографии войны 1812 года является выход в свет двух монографий Е.В. Тарле [10], в которых автор точно описывает неоднозначную личность Наполеона, а также критично рассматривает ход боевых действий. При этом автор признает народный характер войны, и говорит о том, что истинный патриотизм был присущ только крестьянским массам.

В довоенный период появились исследования П.Г. Андреева, посвященные изучению провинциального общества во время войны 1812 года [11]. В данной работе автор попытался определить роль дворянства, духовенства, крестьян и городского населения в войне 1812 года на примере Смоленской губернии. Кроме того, работа П.Г. Андреева показала важность и необходимость использования материалов местных архивов при изучении проблемы.

Вторжение Германии в СССР усилило интерес к Отечественной войне 1812 года. В этот период в стране издавались небольшие научно-популярные брошюры о войне 1812 года, которые составлялись на основе материалов местных архивов и были рассчитаны на широкую публику.

Значительное влияние на развитие историографии войны 1812 года в послевоенные годы оказал культ личности И.В. Сталина.

В 1947 году в журнале «Большевик» был опубликован ответ И.В. Сталина на письмо полковника Е.А. Разина, в котором Сталин говорит о том, что М.И. Кутузов «загубил Наполеона и его армию при помощи хорошо подготовленного контрнаступления» [29]. Эта оценка Сталина привела к идеализации личности М.И. Кутузова, а также превозносила его полководческий талант, т.к. основной темой исследования было «хорошо спланированное» и «гениально осуществленное» М.И.Кутузовым контрнаступление русской армии. Данный тезис поддержали в своих трудах Н.Ф. Гарнич, П.А. Жилин, Л.Г. Бескровный [9].

В конце 50-х–начале 60-х годов XX века увеличивается количество публикаций архивных документов, вводится большое количество новых источников и расширяется объем исследований. В указанный период времени всесторонне освещаются идеологические, дипломатические, экономические и другие аспекты противостояния России и Франции, рассматриваются вопросы о степени участия населения различных регионов империи в борьбе против Наполеона, а также об отношении разных слоев общества к событиям 1812 года.

В 60-х–70-х годах XX века в историографии советского периода уделялось большое внимание изучению крестьянских выступлений во время войны 1812 года, проводился анализ данных выступлений на территориях, оккупированных французской армией. При этом в меньшей степени исследователи обращали внимание на движение народных масс в тех провинциях, где не велись военные действия [14], [15], [16]. В указанный период времени вопрос о положении военнопленных французской армии историками практически не рассматривался.

Особое место в историографии проблемы занимает книга Н.А. Троицкого «1812. Великий год России» [18].

Данная работа Н.А. Троицкого фактически положила конец мифу о «всесторонней изученности» Отечественной войны 1812 года и дала толчок к дальнейшему изучению проблемы.

Впервые в советской историографии вопрос о необходимости изучения проблемы военнопленных армии Наполеона в истории Отечественной войны 1812 года был поставлен В.Г. Сироткиным, который раскрыл некоторые аспекты использования военнопленных в различных сферах жизни в Российской империи [30]. Позже им были рассмотрены вопросы, связанные с созданием нормативной базы, вступлением военнопленных в подданство, отношением к ним правительства и различных слоев провинциального общества.

Таким образом, в советский период тема военнопленных практически не изучалась историками, которые упоминали о них только тогда, когда описывали ход военных действий войны 1812 года. Только в работе П.Е. Матвиевского, посвященной истории Оренбургского края в 1812 году, рассматривались отдельные эпизоды из жизни находящихся здесь военнопленных [17].

Перейдем к рассмотрению современной российской историографии о статусе, правовом и социокультурном положении военнопленных армии Наполеона в Российской империи в 1812-1814 гг.

Значительныйвклад в ее развитие внесли ежегодные научные конференции, проводимые в Государственном Бородинском военно-историческом музее-заповеднике.

В материалах конференций, издававшихся под общим названием «Отечественная война 1812 года. Источники. Памятники. Проблемы», публикуются статьи, посвященные французским военнопленным в России в период войны 1812 года.

Авторы публикаций рассматривали широкий круг вопросов, связанный с положением пленных солдат и офицеров наполеоновской армии, их географическим размещением, численностью, национальным составом, порядком содержания, материальным состоянием, поведением, бытом и досугом.

Исследователей также интересовали такие темы, как законодательная политика правительства России в отношении к пленным и ее особенности, порядок их возвращения на Родину и принятия в российское подданство, система финансирования и обеспечения продуктами питания.

Среди публикаций выделим статьи, касающиеся законодательного и финансового положения военнопленных, а также использования их труда в различных отраслях экономики.

В статье К.В. Иванова выясняется система ассигнования денег для содержания военнопленных, определяются нормы расхода на их транспортировку, расселение и питание [22]. В этой работе содержится информация о дневной норме содержания высшего, старшего и младшего офицерского состава и рядовых солдат.

Проводя анализ данных, автор приходит к выводу о дифференцированном характере финансирования пленных (учитывались воинский чин, национальность, место пребывания в плену). В статье говорится о несовершенстве российского законодательства по разработке финансовой системы материального обеспечения военнопленных, которая не учитывала их статус, семейное положение, при этом также игнорировалась субординация военнослужащих французской армии.

Разработка правовых норм российским правительством о французских пленных 1812 года нашла отражение в ряде статей А.В. Бессонова [19], [20].

Автор проанализировал постановления правительства 1812-1814 годов, регулирующие прием, размещение, распределение и содержание военнопленных армии Наполеона. Он подробно изучил документальные материалы 1812-1814 годов, касающиеся размещения и охраны военнопленных, правила их сопровождения к месту назначения и стандарты содержания их под стражей, порядок снабжения и репатриации.

Судьбе французских военнопленных посвятил свою статью В.Г. Сироткин [24].

Автор пытается выяснить количество пленных солдат наполеоновской армии, определить основные направления государственной политики по отношению к ним, выявить основные формы использования их труда в экономике страны. Он указывает, что массовой репатриации пленных 1812 года из России не наблюдалась. Подобное явление автор связывает с недостаточной информированностью пленных о порядке репатриации, стремление их к оседлости и устройству жизни в России.

Проблемный, и до сих пор спорный характер, носит вопрос о численности военнопленных наполеоновской армии 1812 года в России. Освещение подобного рода тематики должно быть связано с привлечением, прежде всего, массовых источников. В этом плане следует отметить работу В.А. Бессонова, в которой впервые были задействованы и проанализированы губернские ведомости о количестве французских военнопленных в период Отечественной войны 1812 года [21]. Обработка этих источников позволила автору определить общее количество военнопленных в 110 000 человек.

Однако, даже после публикации этой интересной статьи, вопрос о причинах существующего разногласия историков по поводу общего количества военнопленных в 1812 году остается нерешенным, (в частности, В.Г. Сироткин насчитал 216 тыс. пленных).

Особо следует выделить статью Б.И. Миловидова о политике российского правительства в области использования труда военнопленных 1812 года в различных сферах экономики страны [23].

Автор отмечает, что эта политика властей была двоякой: труд военнопленных использовался как на добровольной, так и на принудительной основе. К тому же не было единой государственной политики в решении этой проблемы: каждое ведомство в основном учитывало свои интересы, не было согласованности действий. В данной статье приводятся многочисленные данные о бюрократических проволочках и волоките при разработке принимаемых решений, недоработке законодательных формулировок, нарушении принципа добровольности.

О военнопленных на территории Смоленской губернии повествует монография А.В. Тихоновой и О.В. Козлова [25]. В данной работе комплексно освещена проблема пребывания иностранцев на территории Смоленской губернии в первой половине XIX века. За период с 1812 по 1815 годы были установлены сведения о 872 иностранных военнопленных, оставшихся жить на территории Смоленской губернии.

В монографии говорится, что Александр I своим указом от 4 июля 1813 года разрешил военнопленным наполеоновской армии получать российское подданство. Любой пленный солдат или офицер мог дать письменную присягу «на временное или вечное подданство России» и затем жить «вольным человеком» в любой губернии Российской империи. Нижние чины принимались Министерством торговли и промышленности, а офицеры – Министерством полиции.

Одно из первых дел о вступлении в российское подданство в Смоленской губернии было начато 1 марта 1813 года. Прошение подал Альберт Штокман (Стокман), уроженец Голландии, служивший курьером короля Вестфалии. Он заявлял, что, когда войска Наполеона шли назад, он не захотел возвратиться на родину и остался в Смоленске военнопленным, а также пожелал остаться навсегда в российском подданстве [25, С. 16].

Штокман также отметил, что будет «производить шляпное мастерство». Сам Альберт Штокман не мог заверить прошение собственноручно, т. к. «не имел грамоты писать» и документ за него заверил «иностранец Иван Никлас» [25, С. 17].

Иностранные военнопленные, которые оказались на Смоленщине, могли, как принимать российское подданство, так и по истечению времени могли отказываться от него или вернуться на свою родину [25, С. 27].

Стоит упомянуть о судьбе французского врача Вали, с травмой ноги, попавшего в плен в Смоленске, который благодаря усилиям местных врачей выздоровел и решил остаться в России. В своем дневнике А.А. Лесли пишет, что доктор Валь пленный французский врач, остался в Смоленске с 1812 года. Все его любят, бедных он лечит даром, отпускает им лекарства даром, а некоторым посылает еду [25, С. 60]. В 1815 году он был признан Императорской медико-хирургической академией лекарем 3-го отделения (т.е., хирургом), а позже стал известным врачом.

В России начала XIX века не хватало медицинских специалистов. Это было особенно остро во время кампании против Наполеона в 1812 году.

Из-за нехватки врачей российские военные и гражданские власти уделяли особое внимание специалистам из числа военнопленных французской армии.

О пленных врачах наполеоновской армии, осуществляющих врачебную практику на территории Смоленской губернии, рассказывается в статье А.В. Тихоновой [26].

Пленные врачи, не сдавшие квалификационные экзамены в России, оказывали медицинскую помощь многим русским помещикам. В селе Мошенец Рославльского уезда Смоленской губернии, принадлежавшем капитану А. Лешевич-Бородуличу, практиковал врач Франсуа Палиари (или Пальери). Он пользовался уважением хозяина, который рассматривал возможность открытия больницы и аптеки под наблюдением итальянского врача.

Среди военнопленных были и другие врачи, оставшиеся в России, успешно сдавшие экзамены в Императорской медико-хирургической академии и работавшие в Смоленской губернии: коренной вестфалец, врач Каспер Вильгельм Либерт, работавший в имении действительной статской советницы Рибопьер в Вяземском уезде. Затем он получил, среди прочего, свидетельство штаб-лекаря в академии, и другие.

С.В. Белоусов в своей диссертации останавливается на отношении к военнопленным наполеоновской армии [27].

По его словам, отношения между местным населением и военнопленными были сложными. Хозяева домов, в которых находились военнопленные, портили печи, выставляли окна, не давали дров, посуды, воды, сена и соломы, утверждая, что французы «все опоганят, ибо они безбожники» [27, С. 379].

Некоторые представители крестьянского и мещанского населения часто оскорбляли военнопленных, пытались их обидеть, разозлить, спровоцировать драку [27, С. 380].

Автор отмечает, что даже представители знатных семей пытались доказать свое превосходство над военнопленными [27, С. 381].

Таким образом, размещение военнопленных армии Наполеона в губерниях Среднего Поволжья стало важным фактором провинциальной жизни. Местным властям приходилось не только решать все вопросы по размещению и содержанию, но и разрешать возможные конфликты между ними и местным населением во время войны, когда явно не хватало полиции и солдат из гарнизонных батальонов и инвалидных команд [27, С. 381].

После защиты диссертации в 2007г. С.В. Белоусов продолжил изучение данной темы, опубликовав целый ряд статей [33], [34], [35].

В них автор исследовал различные типы источников, в которых нашли отражение реалии пребывания пленных Великой армии в Пензенской губернии [33], рассмотрел особенности восприятия провинциальной жизни в российской провинции военнопленным сержантом наполеоновской армии Людвигом Флеком (текст статьи содержит перевод отрывка его воспоминаний, посвященный пребыванию в Пензенской губернии [34], проанализировал вопросы, связанные с передвижением партий военнопленных армии Наполеона по территории Пензенской губернии в 1812 – начале 1814 г. [35].

С.Н. Хомченко в своей диссертации комплексно исследовал обстоятельства пребывания военнопленных наполеоновской армии в Среднем и Нижнем Поволжье и Южном Приуралье в 1812-1814 гг. Автор проанализировал основные аспекты проблемы пребывания военнопленных на указанных территориях: определена общая численность находившихся в регионе военнопленных, взятых в ходе Отечественной войны 1812 г. и Заграничного похода русской армии, выявлено их распределение по губерниям региона и внутри них, проанализирована деятельность местной администрации и специально назначенных чиновников. Особое внимание автором уделено влиянию военнопленных на внутреннюю жизнь страны и взаимоотношениям пленных, как офицеров, так и нижних чинов, с разными социальными слоями населения [36].

В статье В.П. Тотфалушина [28] рассказывается о судьбе военнопленных Великой армии Наполеона, которые обосновались в городах Саратовской губернии. В ней автор рассматривает их численность, условия приема и проживания, особенности волны эмиграции и степень ее воздействия на местное общество.

По данным автора, общее количество военнопленных, поселившихся на постоянное или временное проживание в городах Саратовской губернии, составило 75 человек. Большинство из них (около 55 человек) записались в мещане, около 10 человек – в цеховые мастера, 3 человека стали приказными. Сфера их деятельности была разной, большинство из них были заняты в ремесленно-промышленном производстве, а также в сфере обслуживания.

Автор статьи также рассказывает об особом месте медиков среди военнопленных. В частности, о подлекаре польского 8-го уланского полка Игнатии (Осипе) Домарацком и голландце – хирурге (старшем лекаре) 124-го полка линейной пехоты майоре Жане (Иоганне) Андреасе Фонтене, которые подали прошение о вступлении в подданство России и приеме на службу.

Также о современной отечественной историографии о положении военнопленных французской армии в России в 1812 году рассказывается в статье М.Ф. Прохорова и Н.А. Шубина [37].

В данной статье авторы проводят анализ современной отечественной историографии в области изучения положения французских военнопленных в России в войне 1812 года. Ими проводится анализ работ К.В. Иванова, А.В. Бессонова, В.Г. Сироткина, Б.И. Миловидова, С.В. Потрашкова, С.Н. Хомченко. При этом М.Ф. Прохоровым и Н.А. Шубиным выясняется степень изученности данной темы в исторической литературе, конкретное содержание изучаемых вопросов, научная новизна выдвигаемых авторами статей выводов и положений, приоритетность и перспективность дальнейших исследований.

Таким образом, современная российская историография во многом восполнила пробел в исторической науке в изучении положения военнопленных французской армии в войне 1812 года против России.

В научный оборот введен значительный ряд информационных документов, успешно подняты и решены вопросы, касающиеся повседневной жизни военнопленных, их материального положения, быта, досуга, взаимоотношений с властями и населением.

Однако для дальнейшего развития этого вопроса требуется расширение его источниковой базы, необходимо провести детальное изучение таких малоизученных вопросов, как количество военнопленных, их взаимоотношения с местным населением, процесс адаптация к новым условиям жизни, изучение конкретной судьбы офицеров и солдат французской армии, попавших в плен.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Троицкий Н. А. Отечественная война 1812 года. История темы / Н.А.Троицкий. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1991.
  2. Тартаковский А. Г. У истоков русской историографии 1812 г. / А.Г.Тартаковский // История и историки: историографический ежегодник. -1978.
  3. Бутурлин Д. П. История нашествия императора Наполеона на Россию в 1812 г. Часть первая, часть вторая / Д.П. Бутурлин. – СПб.: Военная типография, 1837.
  4. Жилин П.А. Фельдмаршал М. И. Кутузов / П.А.Жилин. – М.: Воениздат, 1988.
  5. Окунёв В.И. Рассуждение о больших военных действиях, битвах и сражениях, происходивших при вторжении в Россию в 1812 году / В.И.Окунёв. – Спб.: [В типографии Штаба Отдельного корпуса внутренней стражи], 1841.
  6. Михайловский-Данилевский А.И. Описание Отечественной войны в 1812 г.: Часть 1. / А.И. Михайловский-Данилевский. – СПб.: Тип. Штаба Отдельного Корпуса Внутренней Стражи, 1843.
  7. Шунков В.И. Вопросы военной истории России XVIII и первая половина XIX вв. /В.И. Шунков.-М.: Наука, 1969.
  8. Тартаковский А. Г. 1812 год и русская мемуаристика. М.: Наука, 1980.
  9. Бескровный Л.Г. Отечественная война 1812 года / Л.Г.Бескровны.- М.: Соцэкгиз, 1962.
  10. Тарле Е.В. Наполеон / Е.В.Тарле – М., 1936; он же. Нашествие Наполеона на Россию / Е.В.Тарле,- М., 1938.
  11. Андреев П.Г. Народная война в Смоленской губернии в 1812 г. / П.Г. Андреев. – Смоленск, 1940.
  12. Гарнич Н.Ф. Отечественная война 1812 года / Н.Ф.Гарнич- М., 1949.
  13. Игнатович И.И. Крестьянское движение в России в первой четверти XIX века / И.И.Игнатович- М., 1963.
  14. Годин B.C. Антикрепостническое восстание ратников Пензенского ополчения в декабре 1812 года / В.С. Годин // Краеведческие записки-Пенза, 1 9 6 3 – Вып. 1.
  15. Ливчак Б.Ф. Народное ополчение в вооруженных силах России 1806-1856 гг. / Б.Ф.Ливчак // Ученые труды Свердловского юридич.ин-та, — Т.4.- Свердловск, 1961.
  16. Окунь С.Б. Русский народ и Отечественная война 1812 года / С.Б.Окунь // История СССР Р1962- № 4.
  17. Матвиевский П.Е. Оренбургский край в Отечественной войне 1812 года / П.Е.Матвиевский // Ученые записки Оренбургского пед.ин-та – Вып.17- Оренбург, 1962.
  18. Троицкий Н.А. 1812. Великий год России / Н.А.Троицкий – М., 1988.
  19. Бессонов В.А. Нормативные документы, определявшие содержание военнопленных в Российской империи в 1812 г. / В.А. Бессонов // Отечественная война 1812 года. Источники. Памятники. Проблемы. Бородино. 1999.
  20. Бессонов В.А. Содержание военнопленных Великой армии в 1813-1814 гг. / В.А. Бессонов // Отечественная война 1812 года. Источники. Памятники. Проблемы. Можайск: Терра, 2000.
  21. Бессонов В.А. Численность военнопленных 1812 года в России / В.А. Бессонов // Отечественная война 1812 года. Источники. Памятники. Проблемы. М.: Калита, 2002.
  22. Иванов К.В. Система финансирования военнопленных 1812–1814 гг. / К.В. Иванов // Отечественная война 1812 года. Источники. Памятники. Проблемы. Бородино, 1997.
  23. Миловидов Б.И. Использование военнопленных 1812 г. на работах: тенденции правительственной политики / Б.И. Миловидов // Отечественная война 1812 года. Источники. Памятники. Проблемы. Можайск, 2011.
  24. Сироткин В.Г. Судьба пленных солдат и офицеров Великой армии в России после Бородинского сражения / В.Г. Сироткин // Отечественная война 1812 года. Источники. Памятники. Проблемы. Можайск: Терра, 2000.
  25. Тихонова А. В. Иностранцы на Смоленщине (1812-1861) / А. В. Тихонова, О. В. Козлов. Смоленск: Свиток, 2018. 308 с.
  26. Тихонова А.В. Надзор за иностранными врачами в Российской империи в первой половине XIX века / А. В. Тихонова // Исторический журнал: научные исследования № 4 (22)-2014. С. 456-463. DOI: 10.7256/2222-1972.2014.4.13937.
  27. Белоусов С.В. Провинциальное общество и Отечественная война 1812 года (на материалах Среднего Поволжья) / С.В. Белоусов: дис. док. ист. наук. 07.00.02. -Самара, 2007.
  28. Тотфалушин В.П. «Подали прошение о причислении в мещане» (военнопленные Великой армии в саратовских городах) / В.П. Тотфалушин // Изв. Сарат. ун-та. Нов. сер. Сер. История. Международные отношения. 2018. Т. 18, вып. 1. С. 114-118. DOI: 10.18500/1819-4907-2018-18-1-114-118.
  29. Ответ тов. Сталина на письмо тов. Разина // Большевик. 1947. № 3.
  30. Сироткин В.Г. Судьба французских солдат в России после 1812 г. / В.Г. Сироткин // Вопросы истории. 1974. № 3. С. 129-136.
  31. Юдин П.Л. Ссыльные 1812 г. в Оренбургском крае. К истории Отечественной войны / П.Л. Юдин // Русский архив. 1896. № 3. С. 5 – 33.
  32. Хованский Н.Ф. Участие Саратовской губернии в Отечественной войне / Н.Ф. Хованский. Саратов, 1912. С. 229-267.
  33. Белоусов С. В. Военнопленные армии Наполеона в Пензенской губернии: источниковедческий аспект / С.В. Белоусов // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. – 2014. – № 1 (29).
  34. Белоусов С. В. Пензенская губерния первой четверти XIX в. в мемуарах сержанта наполеоновской армии Людвига Флека / С.В. Белоусов // Локус: люди, общество, культуры, смыслы. – 2014. – № 3.
  35. Белоусов С. В. Движение конвоев военнопленных армии Наполеона по территории Пензенской губернии в 1812-1814 гг. / С.В. Белоусов // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. – 2015. – № 1 (33).
  36. Хомченко С.Н. Военнопленные армии Наполеона в Поволжье и Приуралье в 1812-1814 гг. / С.Н. Хомченко: дис. кан. ист. наук. 07.00.02. – Самара, 2007.
  37. Прохоров М. Ф. Современная отечественная историография о положении военнопленных французской армии в России в 1812 г / М. Ф. Прохоров, Н. А. Шубин // Сервис в России и за рубежом. – 2012. – № 4.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Troitsky N. A. Otechestvennaja vojna 1812 goda. Istorija temy [The Patriotic War of 1812. The history of the topic] / N.A.Troitsky. – Saratov: Sarat Publishing House. un-ta, 1991. [in Russian]
  2. Tartakovsky A. G. U istokov russkoj istoriografii 1812 g [At the origins of Russian historiography in 1812] / A.G.Tartakovsky // History and historians: historiographical yearbook. -1978. [in Russian]
  3. Buturlin D. P. Istorija nashestvija imperatora Napoleona na Rossiju v 1812 g. Chast’ pervaja, chast’ vtoraja [The history of the invasion of Emperor Napoleon on Russia in 1812, Part one, part two] / D.P. Buturlin. – St. Petersburg: Military Printing House, 1837. [in Russian]
  4. Zhilin P.A. Fel’dmarshal M. I. Kutuzov [Field Marshal M. I. Kutuzov] / P.A. Zhilin. – M.: Voenizdat, 1988. [in Russian]
  5. Okunev V.I. Rassuzhdenie o bol’shih voennyh dejstvijah, bitvah i srazhenijah, proishodivshih pri vtorzhenii v Rossiju v 1812 godu [Reasoning about the great military actions, battles and battles that took place during the invasion of Russia in 1812] / V.I.Okunev. – St. Petersburg: [In the printing house of the Headquarters of the Separate Internal Guard Corps], 1841. [in Russian]
  6. Mikhailovsky-Danilevsky A.I. Opisanie Otechestvennoj vojny v 1812 g. [Description of the Patriotic War in 1812]: Part 1. / A.I. Mikhailovsky-Danilevsky. – St. Petersburg: Type. Staff of the Separate Corps of the Internal Guard, 1843. [in Russian]
  7. Shunkov V.I. Voprosy voennoj istorii Rossii XVIII i pervaja polovina XIX vv. [Questions of the military history of Russia of the XVIII and the first half of the XIX centuries] /V.I. Shunkov.-M.: Nauka, 1969. [in Russian]
  8. Tartakovsky A. G. 1812 god i russkaja memuaristika [1812 and Russian memoiristics]. M.: Nauka, 1980. [in Russian]
  9. Beskrovny L.G. Otechestvennaja vojna 1812 goda [The Patriotic War of 1812] / L.G.Beskrovny.- M.: Sotsekgiz, 1962. [in Russian]
  10. Tarle E.V. Napoleon [Napoleon] / E.V.Tarle – M., 1936; he. Napoleon’s Invasion of Russia / E.V.Tarle,- M., 1938. [in Russian]
  11. Andreev P.G. Narodnaja vojna v Smolenskoj gubernii v 1812 g. [The People’s War in the Smolensk province in 1812] / P.G. Andreev. – Smolensk, 1940. [in Russian]
  12. Garnich N.F. Otechestvennaja vojna 1812 goda [The Patriotic War of 1812] / N.F.Garnich- M., 1949. [in Russian]
  13. Ignatovich I.I. Krest’janskoe dvizhenie v Rossii v pervoj chetverti XIX veka [The peasant movement in Russia in the first quarter of the XIX century] / I.I.Ignatovich- M., 1963. [in Russian]
  14. Godin B.C. Antikrepostnicheskoe vosstanie ratnikov Penzenskogo opolchenija v dekabre 1812 goda [Anti-serfdom uprising of the Penza militia warriors in December 1812] / V.S. Godin // Kraevedcheskie zapiski-Penza [Local history notes-Penza], 1 9 6 3 – Issue 1. [in Russian]
  15. Livchak B.F. Narodnoe opolchenie v vooruzhennyh silah Rossii 1806-1856 gg. [The People’s Militia in the armed forces of Russia 1806-1856] / B.F.Livchak // Uchenye trudy Sverdlovskogo juridich.in-ta [Scientific works of Sverdlovsk yuridich.in-TA], — Vol. 4.- Sverdlovsk, 1961. [in Russian]
  16. Bass, S. B. Russkij narod i Otechestvennaja vojna 1812 goda [Russian people and the Patriotic war of 1812] / S. B. Okun // Istorija SSSR R1962 [history of the USSR Р1962] – № 4. [in Russian]
  17. Matviyevsky P.E. Orenburgskij kraj v Otechestvennoj vojne 1812 goda [Orenburg Krai in the Patriotic War of 1812] / P.E.Matviyevsky // Uchenye zapiski Orenburgskogo ped.in-ta [Scientific notes of the Orenburg Pedagogical Institute] – Issue 17- Orenburg, 1962. [in Russian]
  18. Troitskiy N.A. Velikij god Rossii [1812. The Great Year of Russia] / N.A.Troitsky – M., 1988. [in Russian]
  19. Bessonov V.A. Normativnye dokumenty, opredeljavshie soderzhanie voennoplennyh v Rossijskoj imperii v 1812 g. [Normative documents that determined the content of prisoners of war in the Russian Empire in 1812] / V.A. Bessonov // Otechestvennaja vojna 1812 goda. Istochniki. Pamjatniki. Problemy. Borodino [Patriotic War of 1812. Sources. Monuments. Problems. Borodino]. 1999. [in Russian]
  20. Bessonov V.A. Soderzhanie voennoplennyh Velikoj armii v 1813-1814 gg. [The content of prisoners of war of the Great Army in 1813-1814] / V.A. Bessonov // Otechestvennaja vojna 1812 goda. Istochniki. Pamjatniki. Problemy [The Patriotic War of 1812. Sources. Monuments. Problems]. Mozhaisk: Terra, 2000. [in Russian]
  21. Bessonov V.A. Chislennost’ voennoplennyh 1812 goda v Rossii [The number of prisoners of war of 1812 in Russia] / V.A. Bessonov // Otechestvennaja vojna 1812 goda. Istochniki. Pamjatniki. Problemy [The Patriotic War of 1812. Sources. Monuments]. Problems. M.: Kalita, 2002. [in Russian]
  22. Ivanov K.V. Sistema finansirovanija voennoplennyh 1812–1814 gg. [The system of financing prisoners of war of 1812-1814] / K.V. Ivanov // Otechestvennaja vojna 1812 goda. Istochniki. Pamjatniki. Problemy [The Patriotic War of 1812. Sources. Monuments. Problems]. Borodino, 1997. [in Russian]
  23. Milovidov B.I. Ispol’zovanie voennoplennyh 1812 g. na rabotah: tendencii pravitel’stvennoj politiki [The use of prisoners of war in 1812 at work: trends in government policy] / B.I. Milovidov // Otechestvennaja vojna 1812 goda. Istochniki. Pamjatniki. Problemy [The Patriotic War of 1812. Sources. Monuments. Problems]. Mozhaysk, 2011. [in Russian]
  24. Sirotkin V.G. Sud’ba plennyh soldat i oficerov Velikoj armii v Rossii posle Borodinskogo srazhenija [The fate of captured soldiers and officers of the Great Army in Russia after the Battle of Borodino] / V.G. Sirotkin // Otechestvennaja vojna 1812 goda. Istochniki. Pamjatniki. Problemy [The Patriotic War of 1812. Sources. Monuments. Problems]. Mozhaysk: Terra, 2000. [in Russian]
  25. Tikhonova A.V. Inostrancy na Smolenshhine (1812-1861) [Foreigners in the Smolensk region (1812-1861)] / A.V. Tikhonova, O. V. Kozlov. Smolensk: Scroll, 2018. 308 p. [in Russian]
  26. Tikhonova A.V. Nadzor za inostrannymi vrachami v Rossijskoj imperii v pervoj polovine XIX veka [Supervision of foreign doctors in the Russian Empire in the first half of the XIX century] / A.V. Tikhonova // Istoricheskij zhurnal: nauchnye issledovanija [Historical Journal: Scientific Research]. No. 4 (22)-2014. pp. 456-463. DOI: 10.7256/2222-1972.2014.4.13937. [in Russian]
  27. Belousov S.V. Provincial’noe obshhestvo i Otechestvennaja vojna 1812 goda (na materialah Srednego Povolzh’ja) [Provincial society and the Patriotic War of 1812 (based on the materials of the Middle Volga region)] / S.V. Belousov: dis. doc. ist. nauk. 07.00.02. -Samara, 2007. [in Russian]
  28. Totfalushin V.P. Podali proshenie o prichislenii v meshhane» (voennoplennye Velikoj armii v saratovskih gorodah) [“Filed a petition for inclusion in the petty bourgeoisie” (prisoners of war of the Great Army in Saratov cities)] / V.P. Totfalushin // Izv. Sarat. un-ta. Nov. ser. Ser. History. International relations. 2018. Vol. 18, issue 1. pp. 114-118. DOI: 10.18500/1819-4907-2018-18-1-114-118. [in Russian]
  29. Otvet tov. Stalina na pis’mo tov. Razina [Reply of comrade. Stalin’s letter to Comrade. Razina] // Bolshevik. 1947. No. 3. [in Russian]
  30. Sirotkin V.G. Sud’ba francuzskih soldat v Rossii posle 1812 g. [The fate of French soldiers in Russia after 1812] / V.G. Sirotkin // Voprosy istorii [Questions of History]. 1974. No. 3. pp. 129-136. [in Russian]
  31. Yudin P.L. Ssyl’nye 1812 g. v Orenburgskom krae. K istorii Otechestvennoj vojny [The exiles of 1812 in the Orenburg region. To the history of the Patriotic War] / P.L. Yudin // Russkij arhiv [Russian Archive]. 1896. No. 3. pp. 5 – 33. [in Russian]
  32. Khovansky N.F. Uchastie Saratovskoj gubernii v Otechestvennoj vojne [Participation of the Saratov province in the Patriotic War] / N.F. Khovansky. Saratov, 1912. pp. 229-267. [in Russian]
  33. Belousov S. V. Voennoplennye armii Napoleona v Penzenskoj gubernii: istochnikovedcheskij aspekt [Prisoners of war of Napoleon’s army in the Penza province: a source aspect] / S.V. Belousov // Izvestija vysshih uchebnyh zavedenij. Povolzhskij region. Gumanitarnye nauki [News of higher educational institutions. Volga region. Humanities]. – 2014. – № 1 (29). [in Russian]
  34. Belousov S. V. Penzenskaja gubernija pervoj chetverti XIX v. v memuarah serzhanta napoleonovskoj armii Ljudviga Fleka [Penza province of the first quarter of the XIX century in the memoirs of Sergeant of the Napoleonic army Ludwig Fleck] / S.V. Belousov // Lokus: ljudi, obshhestvo, kul’tury, smysly [Locus: people, society, cultures, meanings]. – 2014. – № 3. [in Russian]
  35. Belousov S. V. Dvizhenie konvoev voennoplennyh armii Napoleona po territorii Penzenskoj gubernii v 1812-1814 gg. [Movement of convoys of prisoners of war of Napoleon’s army on the territory of the Penza province in 1812-1814]. / S.V. Belousov // Izvestija vysshih uchebnyh zavedenij. Povolzhskij region. Gumanitarnye nauki [News of higher educational institutions. Volga region. Humanities]. – 2015. – № 1 (33). [in Russian]
  36. Khomchenko S.N. Voennoplennye armii Napoleona v Povolzh’e i Priural’e v 1812-1814 gg. [Prisoners of war of Napoleon’s army in the Volga region and the Urals in 1812-1814] / S.N. Khomchenko: dis. kan. ist. nauk. 07.00.02. – Samara, 2007. [in Russian]
  37. Prokhorov M. F. Sovremennaja otechestvennaja istoriografija o polozhenii voennoplennyh francuzskoj armii v Rossii v 1812 g [Modern Russian historiography about the situation of prisoners of war of the French army in Russia in 1812] / M. F. Prokhorov, N. A. Shubin // Servis v Rossii i za rubezhom [Service in Russia and abroad]. – 2012. – No. 4. [in Russian]

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.