Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Maslovа I.V., "HISTORICAL TRADITIONS OF FORMATION OF TOLERANCE IN THE RUSSIAN EMPIRE XIX – EARLY XX Q: ON THE MATERIALS VYATKA PROVINCE". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) , (2014): . Sat. 08. Feb. 2014.
Maslovа, I.V. (2014). ISTORICHESKIE TRADICII FORMIROVANIYA TOLERANTNOSTI V ROSSIYSKOY IMPERII XIX – NACHALA HH V.: NA MATERIALAH VYATSKOY GUBERNII [HISTORICAL TRADITIONS OF FORMATION OF TOLERANCE IN THE RUSSIAN EMPIRE XIX – EARLY XX Q: ON THE MATERIALS VYATKA PROVINCE]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, , .

Import


HISTORICAL TRADITIONS OF FORMATION OF TOLERANCE IN THE RUSSIAN EMPIRE XIX – EARLY XX Q: ON THE MATERIALS VYATKA PROVINCE

Маслова И.В.

Профессор кафедры всеобщей и отечественной истории, доктор исторических наук, декан факультета истории и юриспруденции, Казанский федеральный университете (Елабужский институт)

ИСТОРИЧЕСКИЕ ТРАДИЦИИ ФОРМИРОВАНИЯ ТОЛЕРАНТНОСТИ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ XIX – НАЧАЛА ХХ В.: НА МАТЕРИАЛАХ ВЯТСКОЙ ГУБЕРНИИ

Аннотация

В статье рассмотрены основные направления политики толерантности, сложившиеся в Российской империи XIX – начала ХХ в., выразившиеся в организации этнографических экспедиций, научных обществ, развитии инородческого образования. Изучение и  сохранение национальных традиций и культур являлась и является главным условием гражданского единения  россиян.

Ключевые слова: толерантность, этнография, Российская империя, инородческое население

Maslovа I.V.

Professor of the department of general and national history , doctor of Historical Sciences, dean of the Faculty of History and Law, Kazan Federal University (Elabuga Institute)

HISTORICAL TRADITIONS OF FORMATION OF TOLERANCE IN THE RUSSIAN EMPIRE XIX – EARLY XX Q: ON THE MATERIALS VYATKA PROVINCE

Abstract

The article describes the basic policies of tolerance prevailing in the Russian Empire XIX – early XX century. , As expressed in the organization of ethnographic expeditions , scientific societies , development inorodcheskogo education. The study and preservation of national traditions and cultures was and is the main condition of civil unity Russians.

Keywords: tolerance, Ethnography, Russian Empire, mixed ethnic population.

Толерантность означает уважение, принятие и правильное понимание других культур. Для того, чтобы понять, а главное принять культуру другого народа, её нужно изучить, узнать её уникальность. Что тем более важно в условиях многонационального Российского государства.

История культуры Российского государства изначально складывалась из многообразия местных культур. Известные отечественные историки прошлого использовали местный материал для описания истории и культуры России уже в конце XVIII в. Василий Никитич Татищев в 1737 г. одним из первых стал собирать с помощью анкет сведения о событиях в губерниях для своей «Истории Российской». Словарь «Географический лексикон», составленный Татищевым содержал сведения не только о статистике и экономике, но и описания различных местностей Российской империи. Одна из глав словаря  сообщает «жители, кроме россиян, мордва, чуваши и татаре, вшедшие из Великой Татарии и завоевавшие сие места в XIII столетии; калмыки, вышедшие из Зюнгории и кочевавшие между Уралом»[2, 49].

Планомерный анализ отдельных территорий России начала Санкт-петербургская Академия Наук, которая первоначально организовала исследования регионов в основном с целью изучения их социально-экономических особенностей.  Но в «памятке», созданной для предстоящего исследования указывалось на необходимость описания и культурных процессов.  На Средней Волге такую работу проводили академики П.С. Паллас и Л.Л. Лепёхин. В их дневниках содержались сведения о национальных особенностях инородцев. Так Паллас  писал, что особенностью данной территории является взаимовлияние этнокультур: «черты лица у чувашей показывают великое смешение с татарской кровью. Между ними не видно светло-русых и рыжих, но все так, как татары, черноволосы» [5, 133]. Взаимовлияние проявлялось и в духовных традициях. Например, чуваши приняли «в  свой язык много слов от татар, так и женская одежда во многих вещах сходствует с татарскою».

В первой половине  XIX в. были составлены программы статистического описания губерний, которые предусматривали комплексное  обследование территорий, в которых содержится материал по культуре.

В 1845 г. было организовано Русское географическое общество, а в его составе отделение этнографии, которое организовывало экспедиции по всей России. Членом- корреспондентом географического общества был Петр Никитич Кулыгинский (1798-1855), который собирал исторические сведения, легенды  и предания в Елабуге и Елабужскои уезде и публиковал их в местной печати. Из его записок, подготовленных по заданию географического общества мы узнаем о Троицком монастыре, расположенном не месте Булгарского городища в Елабуге, о восстании Пугачева в нашем крае и многом другом. Результаты исследований сотен член – корреспондентов с разных уголков России, публиковались в местной печати. Например Николай Григорьевич Первухин известный этнограф XIX в. описал обряды и легенды Глазовского уезда[6]. Приведем один их них: Увоз невесты в дом жениха – кэн вайон (букв.: привоз невестки/снохи). После уплаты выкупа невесту увозили в дом жениха, где на следующее утро проводили обряд купания невесты – кэн пылатон (букв.: купание невестки/снохи). В этот же день на невесту впервые надевали женские головные уборы – обряд вилкэн изйан (букв.: надевание шапки на молодую сноху). В назначенный день приезжал свадебный поезд со стороны невесты и устраивался пир – йарашон, бэрыс′, кэлис. Невеста возвращалась домой за три дня до второго пира. В прежние времена она возвращалась на несколько месяцевобычай бэрэн пукон (букв.: обратное сидение). Дома она готовилась к свадьбе: ткала, шила, вышивала

С помощью многочисленных этнографических описаний широкая общественность могла познакомиться с культурой различных народов живший на территории России, что, несомненно, способствовало формированию терпимого (толерантного) отношения к соседним этносам.

В последней четверти XIX в. исследования культурных традиций отдельных народностей активизировалось в связи с появлением губернских архивных комиссий, главной целью которых было создание местных исторических архивов, хранение, описание и издание архивных документов и, одновременно исследование истории и культуры края.

Таким образом, одним из основополагающих направлений политики толерантности в Российской империи XIX в. было изучение истории, культуры и быта народов населявших страну, которое проводилось на общегосударственном уровне.

Вторым проявлением  толерантности в Российской империи следует считать развитие народного образования в среде нерусских народностей, так называемых «инородцев»[1].

Исследователь Вятского края А. Анастасьев отмечал многонациональный состав губернии: «В числе инородцев Вятской губернии первое по количеству место принадлежит вотякам (12,26% от общего количества населения), второе – черемисам (4,9%),  третье татарам (3, 98%)». Среди прочих народностей исследователь называет башкир, евреев и даже немцев и англичан. Всех инородцев населяющих Вятскую губернию по особенностям быта Анастасьев объединяет в две группы: к первой относятся  вотяки, черемисы, пермяки, которые исповедуют православную веру; ко второй татары, башкиры, тептяри, которые придерживаются ислама. Описывая быт населения второй группы автор приходит к справедливому выводы о том, что «мусульманство не только определило…религиозное миросозерцание  этих инородцев, но срослось со всеми особенностями их быта. Вот почему все пути, которыми русские пытались вносить в среду мусульман новую религию и культуру, или совсем неверными или малопригодными. Во всяком случае дело просветительского воздействия  на татар со стороны русского правительства русской церкви и русской школы едва ли может остаться в прежнем положении»[1, 80].

Политика в сфере народного образования в отношении инородческого населения реализовывалась по двум направлениям:

– открывались русские школы для инородческого населения;

– открывались инородческие (конфессиональные) школы.

К 1904 г. в Вятской губернии было 84 чисто инородческих начальных училища и 269 училищ со смешанным составом (полуинородческих). В числе чисто инородческих училищ преобладали вотякские (62), для черемисов (8), для башкирских детей (3), для татар (9). Например в Елабужском уезде было 9 инородческих школ для вотяков и 5 для татар.

В чисто инородческих школах в первый год обучение велось на родном языке, плюс вводилось изучение некоторых русских слов. Во втором классе вводился устный пересказ русских текстов, арифметика, повествование Священной истории. В третьем и четвертом классе детей знакомили с грамматическими формами русского языка и уже остальные учебные предметы преподавались на русском. Большой проблемой инородческих школ было отсутствие подготовленных учителей, и учебной литературы.

Последнюю проблему частично помогали решить благотворители. В 1905 г. купец Александров выделил 100 рублей для бесплатной раздачи книг татарскому населению. Учебник русского языка для вотского населения был издан на средства О.П. Гирбасова, Н.Д. и И.Г. Стахеевых, П.К. Ушкова[4, 54].

На протяжении всей своей истории Вятская губерния была одним из самых этнически неоднородных регионов Российской империи. Наиболее крупным этносом, проживавшим на ее территории, был удмуртский (вотяки, как их в то время называли).

Большой вклад в обоснование необходимости образования инородцев внес Николай Иванович Ильминскй (1822–1891)- выдающийся ученый-ориенталист, профессора Казанского духовной академии, один из главных деятелей Казанского братства святителя Гурия. – Николая Ивановича Ильминского.

Он был крупнейшим ученым своего времени, большим эрудитом и полиглотом (знал 28 языков). Им была разработана оригинальная система обучения, христианского воспитания и просвещения «инородцев» с использованием их родных языков. Эта система включала в себя первоначальное обучение на родном языке с одновременным, или несколько более поздним, подключением родных языков. Свое педагогическое кредо он в краткой форме сформулировал в письме к обер-прокурору Святейшего Синода К.П. Победоносцеву: «Наше оружие – инородческий язык, богослужения на нем, священники и учителя из инородцев». При этом Ильминский первейшей задачей школы считал воспитание. Причем воспитание в духе преданности престолу, патриотичности и приверженности «родным корням», то есть в полном соответствии с известной формулой министра народного просвещения графа С.С. Уварова «самодержавие, православие, народность».

В связи с этим предполагалось начать переводческую и издательскую деятельность на их языках. В статье «Практические замечания о переводах и сочинениях на инородческих языках» Ильминский для «большей живости» предлагал не писать сначала по-русски, а потом переводить, а сразу писать на инородческом языке. Переводческая комиссия была создана в Казани. Издательская деятельность сосредоточилась главным образом также в Казани – городе, который выступал в качестве своеобразного форпоста «инородческого» образования в силу того, что был центром самого крупного этноса Поволжья – татарского. В дальнейшем, в годы Первой мировой войны, благодаря усилиям замечательного педагога и миссионера П.П. Глезденева, газеты на удмуртском и марийском языках появились и в Вятке.

Второй вид инородческих школ – конфессиональные мусульманские школы.  В 1870 г. были изданы правила о мерах к образованию татар-магометан, которые предусматривали:

  • В местностях со сплошным татарским населением учредить за счет казны начальные сельские и городские училища. Преподавание в этих учебных заведениях в первом классе должно вестись на родном языке. Учителями должны работать люди «соответствующего племени инородцев» (т.е. у башкир –башкиры, у татар – татары). В остальном обучение и набор предметов соответствовал требованиям обычных училищ.
  • Учредить подготовительные классы, для детей-магометан, к которых они могут обучаться русскому разговорному языку. Обращает на себя внимание тот факт, что дети-магометане освобождались от посещения уроков Закона Божьего. Для них в училище приглашался «законоучитель их веры».
  • Предлагать местным мусульманским общинам, на собственные средства учреждать классы русского языка при мектэбе и медресе.
  • Установить при этих училищах смены для обучения девочек.

Наряду с названными учебными заведениями существовали мусульманские духовные школы, при мечетях. Эти учебные заведения делились на низшие – мектэбе и высшие – медресе.

Свидетельства сосуществования представителей различных этносов и конфессий  мы находим  и при анализе экономического развития городов Вятской губернии. В Елабуге наряду с русскими купцами активную торговлю вели и татарские предприниматели, которые селились в так называемой татарской слободе. К числу ведущих предпринимателей-татар Елабужского уезда относились купцы 2-й гильдии М. Сюндюков, братья А.-Ш. и Ш. Заитовы, М.-В. Альмухаметов, А.-Г. Гайсин, Малмыжского – А.-Л. Хакимов, Н. Сайфулюков, Нафиковы и Утямышевы, Сарапульского – Вахитовы, Уржумского – К. Тебекова, А. Маматов, Ф. Курмашев. Формирование капиталов состоятельного татарского купечества проходило по общераспространенной схеме. Начиная с мелкой лавочной торговли и последовательно увеличивая объемы товарооборота, предприниматели-татары концентрировали в своих руках крупные финансовые ресурсы. Торговая специализация зажиточного купечества отличалась более широким ассортиментом, а его конкурентоспособность и наличие стабильных финансовых оборотов обеспечивались за счет большого количества торговых заведений, сочетания крупной, средней и мелкой лавочной торговли, а также коммерческих операций в городах и сельской местности. Важным источником получения дополнительных прибылей для многих состоятельных гильдейцев-мусульман являлась недвижимая собственность и промышленное производство. Процессы соцально-экономической модернизации, охватившие тюрко-мусульманский мир России в исследуемый период, привели к раскрепощению общественного сознания татар и трансформации наиболее консервативных сторон их быта, что проявилось в изменении положения татарской женщины, которая получила возможность заниматься торгово-предпринимательской деятельностью. В разные годы в гильдейской корпорации губернии состояли купчихи Ф. Рафикова, К. Тебекова, Б. Касимова и другие, активно участвовавшие в общей деловой жизни региона. По масштабам коммерческих операций некоторые из них заметно выделялись на фоне общей массы предпринимателей-татар. Таким образом, состоятельное купечество, на равных конкурировавшее с представителями других национальностей.

В целом история дает нам замечательные примеры сосуществования национальных культур. Изучение,  сохранение и понимание национальных традиций и культур являются главным условием гражданского единения россиян.

[1] Крапоткина И.Е. К вопросу структуры и деятельности Казанского Учебно-окружного центра// Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. 2010. 3 124. С.58

Литература

  1. Анастасьев А. Вятские инородцы и их школы. Вятка, 1904. // Журнал Министерства Народного просвещения. – 1902.
  2. Извлечения из Нового и полного географического словаря Российского Государства или Лексикона В.Н. Татищева// Симбирск и его прошлое: хрестоматия краеведческих текстов/Сост. В.Ф. Шевченко, Ульяновск, 1993.
  3. Крапоткина И.Е. К вопросу структуры и деятельности Казанского Учебно-окружного центра// Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. – 2010. – № 124.
  4. Маслова И.В. Менталитет купечества уездных городов Вятской губернии (XIX – начала ХХ вв.)// История науки и техники. 2010 – № 3.
  5. Паллас П.С. Путешествие по различным провинциям государства российского. Ч. 1. СПб., 1809.
  6. Первухин Н. Г. Эскизы преданий и быта инородцев Глазовского уезда. Вятка, 1888. Эскиз I.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.