Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Download PDF ( ) Pages: 35-36 Issue: №2 (33) Part 2 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Epstein E.E., "ACTIVITIES OF THE COMMITTEE FOR THE KINGDOM OF POLAND AT THE COUNCIL OF STATE (1831-1832) AS AN ADMDINISTRATIVE PRACTICE". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) №2 (33) Part 2, (2015): 35. Thu. 12. Mar. 2015.
Epstein, E.E. (2015). DEYATELYNOSTY KOMITETA PO DELAM CARSTVA POLYSKOGO PRI GOSUDARSVTENNOM SOVETE (1831-1832) KAK UPRAVLENCHESKAYA PRAKTIKA [ACTIVITIES OF THE COMMITTEE FOR THE KINGDOM OF POLAND AT THE COUNCIL OF STATE (1831-1832) AS AN ADMDINISTRATIVE PRACTICE]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, №2 (33) Part 2, 35-36.
Epstein E. E. ACTIVITIES OF THE COMMITTEE FOR THE KINGDOM OF POLAND AT THE COUNCIL OF STATE (1831-1832) AS AN ADMDINISTRATIVE PRACTICE / E. E. Epstein // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2015. — №2 (33) Part 2. — С. 35—36.

Import


ACTIVITIES OF THE COMMITTEE FOR THE KINGDOM OF POLAND AT THE COUNCIL OF STATE (1831-1832) AS AN ADMDINISTRATIVE PRACTICE

Эпштейн Э.Е.

Студент, Национальный Исследовательский Университет Высшая Школа Экономики (Москва, Россия)

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КОМИТЕТА ПО ДЕЛАМ ЦАРСТВА ПОЛЬСКОГО ПРИ ГОСУДАРСВТЕННОМ СОВЕТЕ (1831-1832) КАК УПРАВЛЕНЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Аннотация

В статье на основе архивного материала анализируется координационная деятельность комитета по делам Царства Польского в структуре Государственного Совета, его административный потенциал в политической системе николаевской России.

Ключевые слова: комитет, Государственный Совет, Царство Польское, Николай I, управленческая практика

Epstein E.E.

Student, National Research University Higher School of Economics

ACTIVITIES OF THE COMMITTEE FOR THE KINGDOM OF POLAND AT THE COUNCIL OF STATE (1831-1832) AS AN ADMDINISTRATIVE PRACTICE

Abstract

This article based on the archival reviews the coordination work of the committee for the Kingdom of Poland at the Council of State, its management capacity in the political system of Nicholas I.

Keywords: committee, the Council of State, the Kingdom of Poland, Nicholas I, administrative practice

Польское восстание 1830-1831 годов послужило поводом для изменения управленческой политики Российской империи по отношению к автономной территории Царства Польского. Причин было множество, не последнее место занимало предубеждения Николая I об интеграции Царства Польского в административно-правовое пространство Российской империи. Способом решения этой проблемы стало создание специального комитета, который бы ведал всеми вопросами, связанными с управлением Царства Польского после восстания и другими административными делами.

Созывы «секретных комитетов» становятся нормой политической жизни в правлении Николая I[1]. Данный формат напрямую был связан с дискретным и институционально разнородным административно-правовым полем Российской империи. Для «управления различиями» николаевские «просвещенные бюрократы» избирают политику смежного и координационного управления удалёнными территориями империи. В рамках таких комитетов происходило формирование новых практик управления, разрабатывались новые законы, обсуждались проекты, принимались как политические, так и административные решения. Ярким примером такого рода координационного управления является создание в августе 1831 года в системе Государственного Совета комитета по делам Царства Польского.

Официально данный комитет был образован в 1831 году для рассмотрения вопросов государственного управления Царства Польского в связи с подавлением польского восстания 1830–1831 гг. В его компетенцию входили вопросы о преобразовании государственного управления Царства Польского, а также вопросы административного, финансового и судебного характера. В качестве последней инстанции комитет рассматривал также приговоры Верховного уголовного суда в Варшаве и другие дела, относящиеся к участникам восстания. Деятельность комитета была приостановлена в 1841 году. Возглавлял его В.П. Кочубей, поскольку являлся председателем Государственного Совета[2]. Его членами стали ведущие государственные деятели николаевской эпохи: князь Паскевич, князь А.Н. Голицын, Н.Н. Новосильцов, гр. П.А. Толстой, И.В. Васильчиков,  гр. К. В. Нессельроде, гр. А. И. Чернышёв, гр. Е.Ф. Канкрин, Ф.И. Енгель, гр. С. В. Грабовский, Д. Н. Блудов, Д.В. Дашков. Делопроизводство было возложено (по 21 апреля 1832 г.) на барона М. А. Корфа, затем (по 24 мая 1832 год) на кн. А.Ф. Голицына, а затем на А.Н. Халанского под руководством Ф. И. Енгеля.

Комплекс делопроизводственных документов комитета по делам Царства Польского при Государственном Совете, хранящийся в Российском Государственном Историческом Архиве (РГИА, ф. 1170), позволяет всесторонне исследовать процесс поиска модели управления в ЦП после события восстания 1831 году. Как уже было отмечено, комитет ведал теми вопросами, которые лежали в плоскости выработки конкретных управленческих решений в виде проектов по инкорпорации территории Царства Польского в состав Российской империи. Одним из таких важнейших проектов, который вырабатывался комитетом, был Органический Статут или Манифест об управлении Царством Польским. Он задумывался в качестве замены дарованной полякам конституции в 1815 и содержал в себе основные принципы, по которым бы реализовывалось управление.

Комитет во главе с В.П. Кочубеем активно включился в процесс создания Манифеста и незамедлительно уведомил об этом наместника Царства Польского князя Паскевича-Эриванского. В адресованном ему письме от 2 февраля 1832 года Карл Нессельроде писал: «Милостивый Государь Князь Иван Фёдорович. В Комитете назначенным для рассмотрения разных предположений до Царства Польского относящихся составлен Проект Высочайшей Грамоты, заключающий основные постановления будущаего устройства Царства. Проект сей Государь Император повелел мне изволил доставить Вашей Светлости на представленное рассмотрение во исполнение каковой Монаршей Воли имею честь препроводить оный у сего, покорнейше прося Вас, Милостивый Государь, сообщить мне Ваши по-оному заключения для доклада Его Величеству. Имею честь быть и проч. (Карл Нессельроде)» [3]. Комитет деятельно принялся за создание Статута. Его члены находились в диалоге с представителями нескольких управленческих ведомств, которые также участвовали в процессе создания текста Манифеста (наместник Царства Польского, министр статс-секретарь). Коллективными усилиями они производили текстовые содержательные правки документов, которые выносились на обсуждение.

Помимо создания Органического Статута, который был одобрен императором Николаем I и в последствие опубликован в полном собрании законов Российской Империи [4], комитет вместе с представителями польской администрацией приступил к созданию проектов, которые бы значительно обновляли и уточнили компетенции таких институтов как Государственный Совет Царства Польского и Совет Управления. Согласно статье 22 второго раздела Органического статута, «Главное Управление Царства Польского поручается Совету, действующему Именем Нашим, под председательством Наместника Царства» [5]. В дальнейших пяти статьях были оговорены основные сферы компетенции этого органа, что позволило считать Совет Управления главным административным и исполнительным органом на территории Царства Польского. Совет состоял из различных комиссий по отраслевым звеньям управления. В нём также должны были рассматриваться дела высших ведомств. Опосредованно через наместника Совет мог предоставлять императору кандидатуры на отдельные местные правительственные должности. Так как Органический Статут не регламентировал функционал и сферу компетенции Совета, то комитет активно включился в процесс создания нового проекта, в котором бы нашли своё отражение все функции и цели, которые должны были соответствовать создаваемой институции: «В заседании 13 и 16 апреля сего 1832 года, Комитет по делам Царства Польского рассматривал Проект Постановления о образовании Совета Управления Царства, перепровождённый при отношении Наместника Князя Варшавского к министру Стат-Секретарю Графу Грабовскому» [6]. Так, вплоть до декабря происходила текстуальная выработка 29 статей положения проекта, который в последствии и был представлен на рассмотрение императору.

Ещё одним важным институтом, который был встроен в систему управления Царства Польского в связи с обнародованием в феврале 1832 Органического Статута, стал Государственный Совет. Функциональный опыт российского Государственного Совета, безусловно, повлиял на появлении этого органа власти в Царстве Польском. В статье 28-31 Органического Статута фиксируются его состав, основные компетенции и функции, но не прописан механизм его учреждения, реализации его деятельности. В целом, Государственный Совет в системе управления Царством Польским задумывался как замена Сейму, который учреждался как орган с совещательными полномочиями в сфере подготовки законов и местного управления по конституции 1815 года [7]. Процесс выработки проекта о функционировании Государственного Совета также происходил на заседаниях комитета. Его члены активно участвовали в текстовых корректировках, вносили различные изменения. И только в декабре 1832 года проект из 83 статей был предоставлен императору: «Изложив таким образом по всем вышеозначенным Статьям проекта свои заключения, Комитет признал сообразным важности и достоинству ГС Царства ввести в оном правило соблюдаемое в Российском ГС, относительно присяги членов, Высочайше в оный назначаемых» [8].

Таким образом, процесс создания проектов Органического Статута, Совета Управления и Государственного Совета Царства Польского в структуре комитета продемонстрировал нам управленческую матрицу, в пространстве которой вызревали механизмы и практики инкорпорации территории Царства Польского в административно-правовое поле империи. Роль комитета как управленческой институции заключалась в координации процесса обсуждения и выработки критериев, по которым бы формулировались статьи проектов и подавались на рассмотрение императору. Деятельность комитета во много повлияла на окончательный формат проектов и их внешнюю и внутреннюю структуру.

Литература

  1. Высшие и центральные учреждения России. 1801-1917. – СПб. 2000. Т. 1. С. 66 – 80.
  2. Николаенко П.Д. Князь В.П. Кочубей – первый министр внутренних дел России. СПб.: Изд-во СПб ун-та МВД России, 2009. С. 670.
  3. РГИА. Ф.1170. Оп.1. Т. XVI. Д. 5. Л. 42.
  4. Полное собрание законов Российской империи. Собрание 2-е. СПб. Т 7. 1832. № 5165.
  5. Полное собрание законов Российской империи. Собрание 2-е. СПб. Т 7. 1832. № 5165. Ст.22.
  6. РГИА. Ф.1170. Оп.1. Т. XVI. Д. 30. Л. 1.
  7. Кодан С.В., Февралёв С.А. Местное право Царства Польского: формирование, источкники, трансформации (1815-1917 гг.) //: Проблемы общества и политики. С. 287.
  8. РГИА. Ф.1170. Оп.1. Т. XVI. Д. 32. Л. 140.

References

  1. The highest and central establishments of Russia. 1801-1917. – SPb. 2000. T. 1. Page 66 – 80.
  2. Nikolayenko P. D. Knyaz V.P. Kochubey – the first Minister of Internal Affairs of the Russian Federation. SPb.: Publishing house of SPb un-that Ministry of Internal Affairs of Russia, 2009. Page 670.
  3. F.1170. Op.1. T. XVI. 5. L. 42.
  4. Complete collection of laws of the Russian Empire. Meeting the 2nd. SPb. T 7. 1832. No. 5165.
  5. Complete collection of laws of the Russian Empire. Meeting the 2nd. SPb. T 7. 1832. No. 5165. Art. 22.
  6. F.1170. Op.1. T. XVI. 30. L. 1.
  7. Codon S.V., Fevralyov S. A. Local right of the Kingdom Polish: formation, istochknik, transformations (1815-1917)//: Problems of society and policy. 2013. Page 287.
  8. F.1170. Op.1. T. XVI. 32. L. 140.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.