Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Advance online publication

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.109.7.001 - Resolvable after 19.07.2021

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Ancha N.D., "ON THE STRUGGLE FOR THE INVOLVEMENT OF CHINESE WORKERS IN THE SOCIO-POLITICAL LIFE OF PRIMORSKY KRAI IN THE PERIOD FROM 1923 TO 1930 (BASED ON THE MATERIALS FROM THE NEWSPAPER “KRASNOE ZNAMYA”)". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) , (2021): . Wed. 21. Jul. 2021.
Ancha, N.D. (2021). BORYBA ZA VOVLECHENIE KITAYSKIH RABOCHIH V OBSCHESTVENNO-POLITICHESKUYU GHIZNY PRIMORYYA V PERIOD 1923-1930 GG. (PO MATERIALAM GAZETY «KRASNOE ZNAMYA») [ON THE STRUGGLE FOR THE INVOLVEMENT OF CHINESE WORKERS IN THE SOCIO-POLITICAL LIFE OF PRIMORSKY KRAI IN THE PERIOD FROM 1923 TO 1930 (BASED ON THE MATERIALS FROM THE NEWSPAPER “KRASNOE ZNAMYA”)]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, , . http://dx.doi.org/10.23670/IRJ.2021.109.7.001

Import


ON THE STRUGGLE FOR THE INVOLVEMENT OF CHINESE WORKERS IN THE SOCIO-POLITICAL LIFE OF PRIMORSKY KRAI IN THE PERIOD FROM 1923 TO 1930 (BASED ON THE MATERIALS FROM THE NEWSPAPER “KRASNOE ZNAMYA”)

БОРЬБА ЗА ВОВЛЕЧЕНИЕ КИТАЙСКИХ РАБОЧИХ
В ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКУЮ ЖИЗНЬ ПРИМОРЬЯ В ПЕРИОД 1923-1930 ГГ.
(ПО МАТЕРИАЛАМ ГАЗЕТЫ «КРАСНОЕ ЗНАМЯ»)

Научная статья

Анча Н.Д.*

ORCID: 0000-0001-7741-1076,

Владивостокский государственный университет экономики и сервиса, Владивосток, Россия

* Корреспондирующий автор (nikolayancha[at]gmail.com)

Аннотация

В статье рассматривается борьба за вовлечение китайских жителей Владивостока в общественно-политическую жизнь региона в период 1923-1930 гг., отраженная в материалах газеты «Красное знамя», одного из крупнейших СМИ региона. Молодая советская власть проводила активную национальную политику, нацеленную на улучшение условий труда и быта китайских рабочих, преодоление языкового барьера, вовлечение китайцев в социалистическое строительство.

С целью исследования основных характеристик общественно-политической работы с китайским населением, представленных на страницах «Красного Знамени» в указанный период, автор проанализировал материалы газеты по данной теме и выявил ключевые направления работы, которые использовало руководство региона для вовлечения китайского населения в общественно-политическую жизнь Приморья, распространения среди этой категории марксизма-ленинизма, а также результаты этой работы.

Ключевые слова: китайцы в СССР, Приморский край, Владивосток.

ON THE STRUGGLE FOR THE INVOLVEMENT OF CHINESE WORKERS
IN THE SOCIO-POLITICAL LIFE OF PRIMORSKY KRAI IN THE PERIOD FROM 1923 TO 1930
(BASED ON THE MATERIALS FROM THE NEWSPAPER “KRASNOE ZNAMYA”)

Research article

Ancha N.D.*

ORCID: 0000-0001-7741-1076,

Vladivostok State University of Economics and Service, Vladivostok, Russia

* Corresponding author (nikolayancha[at]gmail.com)

Abstract

The article examines the struggle for the involvement of Chinese residents of Vladivostok in the socio-political life of the region in the period from 1923 to 1930 reflected in the materials of the newspaper “Krasnoe znamya” (Red Banner), one of the largest media outlets in the region. The young Soviet government pursued an active national policy aimed at improving the working and living conditions of Chinese workers, overcoming the language barrier, and involving the Chinese in the construction of socialism.

In order to study the main characteristics of socio-political work with the Chinese population presented on the pages of the newspaper during the period under study, the author analyzes the newspaper’s materials on this topic and identifies the key areas of work that the regional leadership used to involve the Chinese population in the socio-political life of Primorsky Krai, the spread of Marxism-Leninism throughout this category, as well as the results of this work.

Keywords: Chinese in the USSR, Primorsky Krai, Vladivostok.

В статье рассматривается общественно-политическая работа среди китайского населения региона, отраженная на страницах газеты «Красное Знамя», одной из крупнейших региональных газет Дальнего Востока в советский период. Рассматриваемый период десятилетия 1923-1930 гг. характеризуется установлением и развитием институтов советской власти в регионе и проведением Новой экономической политики (до 1929 г.).

Следует отметить, что миграция из Китая на территории современного Приморского края имеет давнюю историю. Активная миграция китайцев, прежде в сего трудовая, зафиксирована еще во второй половине XIX в.:  китайские рабочие активно участвовали в строительстве многих объектов г. Владивостока, главного дальневосточного порта и экономического центра региона. При этом масштабы миграции исторически были довольно значительны. Так, первая Всеобщая перепись населения, проведённая в Российской империи в 1897 г., зафиксировала в Приморской области 20,28 тыс. китайцев. Китайское отходничество (сезонная трудовая миграция) в 1907-1910 гг. было очень значительным: на летний период на работы в регион прибывало до 100 тыс. китайцев [1, С. 96]. Таким образом, на момент установления советской власти на территории современного Приморского края осенью-зимой 1922 г., китайская диаспора в регионе имела продолжительную историю.

На момент 1923 г. выходцы из Китая играли весомую роль в экономике региона: большая их часть была представлена сезонными или постоянными рабочими, однако значительную роль китайцы играли также в торговле и сфере услуг. Как утверждается в докладе по национальному вопросу Второй Губернской партийной конференции, в 1924 г. в Приморской губернии насчитывалось 40-50 тыс. китайского населения. Всесоюзная перепись 1926 г. зафиксировала 77 тыс. граждан китайской национальности на территории Дальневосточного края СССР (включавшего, помимо современного Приморского края, обширные территории Дальнего Востока, в том числе современную Амурскую область и Хабаровский край). В 1926 г. непосредственно во Владивостокском округе числилось 43 513 человек (7,6%) [2, С. 57].

Ключевой причиной миграции китайских жителей на территорию российского Дальнего Востока в этот период, помимо низкого уровня жизни, являлась политическая нестабильность в Китае. Слабая центральная власть Бэйянского (Пекинского) правительства Китайской республики, региональные группировки китайских милитаристов, фактически захвативших власть в ряде провинций (в их числе – влиятельная Фэнтяньская клика на территории граничащего с СССР северо-востока Китая), высокая бедность в сельской местности – все эти факторы содействовали миграции из Китая в российский, а позднее советский Дальний Восток. После 1927-1928 гг., когда Бэйянское правительство было свергнуто, дополнительной причиной миграции стала начавшаяся в Китае кровопролитная гражданская война между коммунистами и сторонниками партии Гоминьдан. Состав китайских мигрантов в Приморье был разнообразен, однако большую часть составляли выходцы из сельской местности Северо-восточных провинций, покидавшие родные места в поисках заработка.

После победы над остатками белых войск и интервентами, с 1923 г. советские власти Дальнего Востока начали реализовывать активную политику в отношении т.н. «восточников» (жителей СССР азиатского, главным образом китайского, происхождения). Необходимо отметить, что политика в отношении китайского населения на Дальнем Востоке СССР находилась в русле всесоюзной национальной политики. Как отмечают авторы исследования «История советской национальной политики: колебания маятника?», главными характеристиками данной политики являются борьба с великодержавным шовинизмом, хозяйственным и культурным неравенством национальностей страны и другими пережитками капиталистического прошлого, усиление представительства национальных меньшинств в местных руководящих органах [3, С. 104]. Важное место отводилось и идеологической работе с национальными меньшинствами. В Резолюции XII Съезда РКП(б) по национальному вопросу среди практических мер присутствуют «усиление партийно-воспитательной работы в республиках» и «развитие принципиальной марксисткой литературы на родном языке». В Резолюции отмечается, что диктатура пролетариата является «фундаментом, на основе которого может быть построено братское сотрудничество народов в едином государственном союзе». [4, C. 693].

Территория современного Приморского края исторически отличалась национальной пестротой: помимо славянского населения, здесь проживали общины коренных народов, корейцы, японцы. Но самой многочисленной была китайская диаспора. В этих условиях работа с национальными меньшинствами была одним из ключевых направлений.

В соответствии с задачами национальной политики, в период 1923-1930 гг. в регионе велась обширная работа по вовлечению «восточников» в общественно-политическую жизнь, в рамках кампании по повышению роли национальных меньшинств в социалистическом строительстве [2, C. 58]. Руководство ВКП(б) здраво оценивало возможности общественно-политической работы среди китайцев. Знакомство китайских рабочих с коммунистической идеологией, привлечение их в ряды ВКП(б) было одной из основных задач данной политики, что обусловливалось не только директивами руководства страны, но также расширением демократического и коммунистического движений в Китае. В период 1924-1927 гг. Коммунистическая партия Китая находилась в коалиции с националистической партией Гоминьдан против Бэйянского (Пекинского) правительства, подконтрольного китайским милитаристам. В 1927 г., после успеха Северного похода и установления подконтрольного Гоминьдану Нанкинского правительства, альянс между националистами и коммунистами был разорван, между прежними союзниками началась борьба, следствием которой стали массовые политические репрессии против коммунистов. В 1927 г. в Китае началась гражданская война между коммунистами и сторонниками партии Гоминьдан [5, С. 599]. В этих обстоятельствах идеологическая работа с китайскими рабочими стала возможностью для расширения поддержки коммунистического движения в Китае, так как большинство китайских рабочих либо были сезонными трудовыми мигрантами, либо возвращались домой после нескольких лет работы в СССР.

Отметим, что идеологическая задача была не единственной, проводилась также образовательная, культурная и социальная работа, предпринимались усилия по повышению общего культурного уровня китайских рабочих. Решение этих задач было возложено на партийные органы и комсомол, но главным «проводником» политики партии по данному вопросу стали профсоюзы.

Деятельность советских организаций в отношении рабочих-китайцев широко освещалась в ведущих региональных СМИ. Так, газета «Красное знамя» регулярно размещала заметки, статьи, резолюции партконференций по данной теме. Можно утверждать, что публикации во владивостокских СМИ являются одним из ключевых источников по общественно-политической работе с китайским населением Владивостока в рассматриваемый период.

Первые кампании по активной работе с восточными рабочими приходятся на начало 1924 г., то есть на первые годы советской власти в регионе. Материалы свидетельствуют о комплексных мерах, принимаемых партийным руководством региона. В выпуске №59 [6] опубликованы Доклад и Резолюция по национальному вопросу 2-й Приморской Губернской Партийной конференции. В докладе, автором которого выступил Р.К. Пшеницын, приводится детальный отчет о численности и расселении «восточников» в границах бывшей Приморской губернии, об их классовой и профессиональной принадлежности, имущественному расслоению. Упоминается, что в первые же месяцы советской власти в регионе начали работу культурно-просветительские центры для корейцев и китайцев. Однако на пути к главным целям – приобщению китайских рабочих к идеям советским ценностям, углублению культурно-просветительской работы среди «восточников», – стоят трудности. Среди них бедственное материальное положение, языковой барьер и в целом нехватка специалистов-востоковедов, высокая роль закабаления китайцев ростовщическими организациями, почти вполовину более низкая средняя оплата труда, чем у русских рабочих, нежелание значительной части русского начальства обращаться с китайцами справедливо. Эта публикация является важной с программной точки зрения: она дает представление о роли партийных, общественных и профессиональных организаций в планах советской власти по улучшению материального положения «восточников» и интеграции китайского населения региона в советское общество.

Документ Резолюции по национальному вопросу важен также тем, что в нем обозначены ключевые направления политической работы с китайским населением. Так, приоритетная роль в работе с китайскими рабочими достается профсоюзам и специальным секциям парторганов, при этом «движущей силой» вовлечения нацменьшинств в общественную жизнь должен выступить слой советизированных образованных «восточников», главным образом – профессиональных рабочих, объединенных в профсоюзы, членов ВКП(б). С опорой на них предполагалось покончить с китайским ростовщическим капиталом, закабалением с одной стороны и несправедливым отношением русского начальства к китайским работникам – с другой. Профсоюзы, комсомол и общественные организации фактически становятся органами защиты китайского рабочего населения от произвола, исходящего как от русских, так и от китайских эксплуататоров.

«Для Приморья национальный вопрос стоит, как насущная необходимость укрепления советской власти» – так резюмируется проблема в статье, подписанной тов. Насоновым, «Национальный вопрос и Комсомол» в выпуске №84 (29 апреля 1924 г.) [7]. На самом раннем этапе была выделена роль национальных секций комсомола как способа влиять на китайскую молодежь, «вырывать» молодых китайских рабочих из пагубной среды китайских кварталов, где процветали азартные игры и опиумная наркомания. В статье дается представление об основных методах и обстоятельствах работы организации в отношении молодых китайских рабочих. Основной проблемой их положения, говорится в статье, остается кустарный характер многих производств, где заняты китайцы. Отсутствие нормированного рабочего дня, жестокая эксплуатация со стороны мастеров, плачевные условия труда фактически не оставляли возможности для китайской рабочей молодежи участвовать в политической и общественной деятельности. В столь трудных условиях активистам-комсомольцам приходилось особенно трезво подходить к определению целей. Первоочередной задачей была определена работа по улучшению условий труда, борьба за самое базовое трудовое право. Средством было «тактичное и гибкое» использование советского законодательства о труде, с осознанием трудности его имплементации. Комсомол, названный в статье «единственно наиболее приспособленной организацией для работы среди национальных меньшинств», даже в условиях победившей советской власти испытывал существенные трудности в работе с иностранными рабочими в условиях кустарного производства.

Основной объем работы возлагался на профсоюзы, рабочие организации. Профессиональные союзы, подконтрольные ВКП(б), позволяли с одной стороны достигать максимальных результатов в улучшении рабочих условий, а с другой – проводили эффективную идеологическую работу по распространению идей марксизма-ленинизма среди китайцев, «вводили» их в ряды партии. На протяжении 1920 х и начла 1930 гг. проводилась энергичная агитационная работа среди рабочих с участием специалистов-китаеведов, переводчиков из Дальневосточного государственного университета г. Владивостока. Создавались китайские секции профсоюзов, а представители-китайцы были включены в профсоюзные комитеты, о чем говорится в статье «Работа среди китайских рабочих» (№170 от 27 июля 1924) [8]. Строго соблюдался профсоюзный контроль над работой предприятий, где трудились китайские рабочие. Кроме того, были предприняты меры по преодолению языкового барьера трудового законодательства, что было критически необходимо для профсоюзной работы. Так, в 1924 г. был выпущен трудовой кодекс на китайском языке, сделавший просветительскую работу профсоюзов гораздо проще (№181 от 10 августа 1924 г., заметка подписана инициалом «Н»). Перевод был осуществлен учеными-востоковедами Государственного Дальневосточного университета в г. Владивостоке – А.В. Гребенщиковым и С.Л. Пашковым. [9]

Кампания по объединению восточных рабочих в профсоюзы приносила свои плоды. Проблемным аспектам этого процесса был посвящен доклад окружного съезда профсоюзов, опубликованный в №76 от 5 апреля 1926 г. В нем, в частности, говорится, что на уровне губернии в профсоюзах состояло уже более 15% «восточных рабочих», среди рабочих города Владивостока – более 20%. В документе отмечается особая роль клубов для рабочих, которые обеспечивают им культурный досуг, и в целом высокое значение работы профсоюзов для повышения культурного уровня китайских рабочих. [10].

Значительную роль профсоюзы сыграли в организации отдыха китайских рабочих, большинство из которых ранее не всегда имели положенные по закону выходные. В статье горнорабочего Кирьянова «Как мы проведем лето», опубликованной 31 мая 1925 года в №125, отмечается: «В профсоюзе кожевенников большинство членов – китайцы, работающие на частных мелких предприятиях. Правление союза обязало владельцев мастерских давать рабочим законный отпуск, гарантировав им продолжение работы в той же мастерской по возвращении из отпуска» [11]. Отпуска оплачивались профсоюзом.

Важным компонентом общественно-политической работы в отношении китайских рабочих стала культурная и образовательная деятельность. Как отмечается, главная сложность в политической работе с «восточниками» заключалась в том, что многие из них просто не знали, что такое советская власть и что она может им предложить. Более 50% китайских рабочих в Приморье были неграмотны. Для преодоления культурной отсталости и неграмотности были предприняты значительные меры.

Серьезным шагом в этом направлении можно считать открытие первого на территории СССР Клуба китайских рабочих. Этому событию посвящена заметка «Культработа среди восточных рабочих» от 30 апреля 24 года (№99) [12]. Как следует из публикации, в то время китайская секция при ГСПС объединяла до 4 тыс. человек китайских рабочих из разных производственных союзов. Для создания клуба у Комхоза было арендовано здание бывшего клуба коммунальников. К 1 мая в клубе были организованы красный уголок, комната для чтения, комната для китайских игр, после праздника при клубе открылись курсы по ликвидации неграмотности и политкружок, организованы систематические циклы лекций, имеющих целью агитацию и пропаганду идей коммунизма. Культурное шефство над клубом, названным в честь главного рабочего праздника, взяли студенты Востфака ГДУ.

Подробный отчет по культурно-образовательной работе приводится в статье с таким же названием – «Культработа среди восточных рабочих», опубликованной в №19 от 25 января 1927 г. [13]. К этому времени были созданы школы профдвижения, где как русские, так и восточные рабочие – члены профсоюзов могли получить образование. По примеру китайского клуба «1-го Мая» во Владивостоке открылись клубы китайских рабочих в двух других крупных промышленных центрах – Артеме и Никольск-Уссурийском. В них были организованы драматические, физкультурные, дискуссионные, литературные кружки. В организации образования принимали участие и профсоюзы. Пункт по ликвидации неграмотности (изучения русского языка) был создан при профсоюзе строителей г. Владивостока. На производствах создавались «красные уголки» для хранения учебных и политических материалов для китайцев.

Среди важных результатов реализации национальной политики стало появление ряда ярких партийных и профсоюзных деятелей из числа китайских рабочих-коммунистов. Так, среди членов горсовета 6-го созыва гор. Владивостока числится более 20 представителей китайских рабочих. Список демонстрирует широкий спектр применения китайского труда. Например, член горсовета Лю Шаосин представлял Союз пищевиков, а Сун Цысан – Союз строителей [14].

Необходимо отметить, что на общественно-политическую работу среди китайских рабочих значительное влияние оказывали и внешнеполитические события, в частности, советско-китайский конфликт на КВЖД. В резолюции 5-й окружной партийной конференции, опубликованной в №116 от 25 мая 1930 г. [15], результаты работы с восточными рабочими в контексте опыта конфронтации с Китаем признаны неудовлетворительными. В частности, в ней выражается озабоченность «ростом национального антагонизма» и «пораженчества» в отношении СССР среди китайского населения, связанных с вооруженным конфликтом. Причины этого авторы резолюции видят прежде всего в недостаточности предпринятых мер по вовлечению китайских рабочих в профсоюзы, экономическом неравенстве и пережитках частнособственнических отношений (борьба с которыми в период свертывания НЭПа выходит на первый план). Однако резолюция констатирует и положительные итоги более чем семилетней работы с китайским населением: значительная часть китайских рабочих однозначно продемонстрировала верность СССР и Коммунистической Партии в ходе конфликта, не поддавшись настроениям «пораженчества».

Периодически на страницах «Красного Знамени» звучит обеспокоенность крайне низкой политической активностью китайских рабочих, их нежеланием вступать в ряды коммунистической партии. В статье «Побольше массовости! (Партработа среди китайских рабочих)», вышедшей 9 сентября 1925 года (№205) автор, подписавшийся инициалами «П.-А.» [16], констатирует, что во всей Приморской губернии насчитывается только 18 коммунистов-китайцев. «Относятся китайские рабочие к партии хорошо. Только мало они о ней еще знают», – отмечается в публикации.

Действительно, советские политработники сами допускали ошибки в работе, о чем в подробностях свидетельствуют опубликованные отчеты. На протяжении ряда материалов газеты отмечается, в частности, что участие многих профсоюзов в «знакомстве» китайских рабочих с принципами советского строя, рабочего коллективизма было формальным, без реальной работы в этом направлении. Остро поднимается этот вопрос в публикации от 15 декабря 1927 г. (№286) «Новые китайские ячейки» [17]. Автор публикации Ван-ли сообщает, что в 1927 году из 3 тыс. рабочих-китайцев, живущих в Никольск-Уссурийске, только трое состоят в партии и 16 – в комсомоле. «И это в городе, сплошь населенном китайцами. Такое же положение существует и во Владивостоке. Здесь находится не больше 100 коммунистов и комсомольцев. Цифры эти более чем наглядно иллюстрируют состояние партийной работы среди китайских трудящихся – граждан СССР», – пишет Ван-ли. Основными проблемами, по мнению автора, остаются языковой барьер между китайскими рабочими и русскими инструкторами и прочими специалистами, а также формализм со стороны работников профсоюзов, допускающих нарушения прав «восточников».

Примечательно, что в рассматриваемый период многие материалы публиковались в «Красном Знамени» без подписи автора. Распространенной подписью были инициалы, а также краткое – «рабкорр» (рабочий корреспондент). Учитывая, что по теме исследования «рабкоррами» выступали зачастую китайские активисты, члены профсоюзов, подобное нежелание подписываться собственным именем вполне понятно. За период с 1923 по 1930 годы в газете вышел ряд публикаций о примерах агрессивного отношения к политически активным «восточникам», приведем некоторые из них.

Так, 7 октября 1924 года в №229 вышла заметка «Убийство китайца-профработника» [18]. Товарищу Ли Сянцы (Устинову) было всего лишь 23 года. В 1923 году он окончил Коммунистический Университет Трудящихся Востока в Москве и с того времени был занят на комсомольской и профсоюзной работе в Приморье, был инструктором по работе среди китайской молодежи в Приморском Губкоме РЛКСМ, затем работал в профсоюзе горняков и Губотделе союза коммунальщиков. Как следует из публикации, его убийство было спланировано троими неизвестными соотечественниками Ли Сянцы. 29 февраля 1929 года в №34 в заметке «Нападение на культработника» рассказывается об аресте группы из 9 грузчиков-китайцев, организовавшей нападение на инструктора культработы в месткоме №4 Местрана – товарища Лю Цзобань [19]. Его в тяжелом состоянии доставленного в больницу.
17 декабря 1926 года в №289 вышел очерк «Суд и быт» о показательном процессе над владельцем сапожной мастерской Мин-Тал-таем, который «не простил» своему юному подмастерью Чдан Чишу того, что он вступил в союз кожевенников, начал читать газеты, посещать драмкружок и собирался вступать в комсомол. «Все это возмущало Мин Талтая. До сих пор его ученики держались в ежовых рукавицах, работая без ограничения времени», – отмечается в публикации. Владелец мастерской избил своего ученика, за что был приговорен судом к 4 месяцам тюрьмы [20].

В завершение отметим, что итоги комплексной работы имели смешанные результаты. С одной стороны, в советскую общественную и политическую жизнь было втянуто большое число китайских трудящихся. Удалось серьезно поднять уровень условий труда, важную роль в этом достижении сыграли сами сознательные китайские рабочие. В целом можно констатировать, что к началу 1930-х годов сложилась полноценная прослойка китайских профессиональных рабочих-коммунистов, опора ВКП(б) среди китайской диаспоры. Однако большое число китайских рабочих фактически осталось в стороне от процессов «советизации». Документом, как бы подводящим итог первых 7 лет идеологической и культурной работы с китайскими рабочими, является Постановление Всероссийского Центрального Исполнительного комитета и Совета Народных Комиссаров РСФСР «О практическом проведении национальной политики в Дальневосточном крае в отношении китайцев и корейцев» от 30 сентября 1930 года [21]. В нем заключается, что «наряду с известными достижениями в деле обслуживания экономических, культурных и бытовых нужд трудящихся китайцев и корейцев, остался еще ряд крупных недостатков». Среди них указываются, в числе прочих: крайне слабая постановка работы по интернациональному воспитанию китайских рабочих; совершенно недостаточная сеть национальных школ, обслуживающих китайское и корейское население; все еще существующее неравенство в условиях труда китайских и корейских рабочих по сравнению с рабочими других национальностей; недостаточная борьба с капиталистическими формами организациями труда китайских рабочих на государственных предприятиях (институт старшин) и с кабальными формами эксплуатации труда этих рабочих на частных предприятиях.

Таким образом, выводы о неоднозначности и недостаточности результатов работы с китайским населением были сделаны на уровне ЦК ВКП(б).

Освещенная на страницах газеты «Красное Знамя» борьба за вовлечение китайских жителей Приморья в общественно-политическую деятельность, несмотря на свои смешанные результаты, является историческим примером небезуспешной попытки по интеграции национального меньшинства в социальную, политическую и экономическую жизнь страны чуждой ему культуры. Материалы газеты показывают комплексность средств, использованных для проведения общественно-политической работы среди китайского населения. Активно использовался партийный ресурс, включая системную работу по вовлечению китайского населения в ряды партии и комсомола. При этом, как показывают официальные публикации, основной упор был сделан на работу профсоюзов. Другим немаловажным направлением работы стала культурно-образовательная работа с широким привлечением академического ресурса. Все это было отражено в публикациях главного печатного органа региона.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Романова Г. Н. Китайские рабочие в экономике Дальнего Востока России и проблема национальной безопасности на рубеже XIX-XX вв. / Г. Н. Романова // Россия и АТР. 2011. №3.
  2. Бугай Н. Ф. Китайцы в СССР и России: политика двух стандартов (1920-1940-е годы) / Н. Ф. Бугай // ИСОМ. 2016. №1-2.
  3. Щербак А. Н. История советской национальной политики: колебания маятника? / А. Н. Щербак, Л. С. Болячевец, Е. С. Платонова // Полит. наука. 2016. №1
  4. Двенадцатый съезд РКП(б). 17-25 апреля 1923 г. Стенографический отчёт. // Москва: Политиздат, 1968 г. – С. 691-697.
  5. Юркевич А. Г. Гражданская война в Китае 1927–1937 / А. Г. Юркевич // Большая российская энциклопедия. Том 7. Москва, 2007. – С. 598-599
  6. Вторая губернская партийная конференция: резолюция по национальному вопросу. // Орган Приморского Губкома РКП(б) и Губисполкома (…) газета «Красное Знамя». – 1924 г. – №59.
  7. Насонов. Национальный вопрос и Комсомол. // Орган Приморского Губкома РКП(б) и Губисполкома (…) газета «Красное Знамя». – 1924 г. – №84.
  8. Работа среди китайских рабочих. // Орган Приморского Губкома РКП(б) и Губисполкома (…) газета «Красное Знамя». – 1924 г. – №170.
  9. В китсекции Культпросвета. // Орган Приморского Губкома РКП(б) и Губисполкома (…) газета «Красное Знамя». – 1924 г. – №181.
  10. Ин. Петров. О работе среди восточных рабочих. // Резолюция 5-й окружной партийной конференции Орган Владивостокского Окружкома ВКП(б) и Окрисполкома Советов (…) газета «Красное знамя». – 1926 г. – №76.
  11. Кирьянов. Как мы проведем лето. // газета «Красное знамя». Орган Приморского Губкома РКП(б) и Губисполкома (…) газета «Красное знамя». – 1925 г. – №125.
  12. «Культработа среди восточных рабочих». // Орган Приморского Губкома РКП(б) и Губисполкома (…) газета «Красное знамя». – 1924 г. – №99.
  13. Культработа среди восточных рабочих. // Резолюция 5-й окружной партийной конференции // Орган Владивостокского Окружкома ВКП(б) и Окрисполкома Советов (…) газета «Красное знамя». – 1927 г. – №19.
  14. Список китайцев – депутатов Владивостокского горсовета на 1928 г. ГАПК. // Ф. 85. – Оп. 1, – Д. 3. – Л. 1е.
  15. Резолюция 5-й окружной партийной конференции. // Орган Владивостокского Окружкома ВКП(б) и Окрисполкома Советов (…) газета «Красное Знамя». – 1927 г. – №116.
  16. Побольше массовости! (Партработа среди китайских рабочих). // Орган Приморского Губкома РКП(б) и Губисполкома (…) газета «Красное знамя». – 1925 г. – №205.
  17. «Новые китайские ячейки». // Орган Владивостокского Окружкома ВКП(б) и Окрисполкома Советов (…) газета «Красное Знамя». – 1927 г. – №286.
  18. «Убийство китайца-профработника». // Орган Приморского Губкома РКП(б) и Губисполкома (…) газета «Красное знамя». – 1924 г. – № 229.
  19. «Нападение на культработника». // Орган Владивостокского Окружкома ВКП(б) и Окрисполкома Советов (…) газета «Красное Знамя». – 1929 г. – №34.
  20. «Суд и быт». // Орган Владивостокского Окружкома ВКП(б) и Окрисполкома Советов (…) газета «Красное знамя». – 1926 г. – № 289.
  21. Постановление Всероссийского Центрального Исполнительного комитета и Совета Народных Комиссаров РСФСР «О практическом проведении национальной политики в Дальневосточном крае в отношении китайцев и корейцев» //ГАПК. – Ф. 25. – Оп. 6. – Д. 1. – Л. 6а-6е.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Romanova G. N. Kitajjskie rabochie v ehkonomike Dal’nego Vostoka Rossii i problema nacional’nojj bezopasnosti na rubezhe XIX-XX vv. [Chinese workers in the economy of the Russian Far East and the problem of national security at the turn of the 19-20th centuries] / G. N. Romanova // Rossija i ATR [Russia and the Asia-Pacific]. 2011. No. 3 [in Russian]
  2. Bugay N. F. Kitajjcy v SSSR i Rossii: politika dvukh standartov  (1920-1940-e gody) [The Chinese in the USSR and Russia: the policy of two standards (1920-1940-ies)] / N. F. Bugay // ISOM. 2016. No. 1-2 [in Russian]
  3. Shcherbak A. N. Istorija sovetskojj nacional’nojj politiki: kolebanija majatnika? [The history of Soviet National politics: the pendulum swings?] / A. N. Shcherbak, L. S. Bolyachevets, E. S. Platonova // Polit. Nauka [Political science]. 2016. №1 [in Russian]
  4. Dvenadcatyjj s”ezd RKP(b). 17-25 aprelja 1923 g. Stenograficheskijj otchjot [The Twelfth Congress of the RCP (b). April 17-25, 1923 Verbatim report] // Moscow: Politizdat, 1968-pp. 691-697 [in Russian]
  5. Yurkevich A. G. Grazhdanskaja vojjna v Kitae 1927–1937 [The Civil War in China 1927-1937] / A. G. Yurkevich // Bol’shaja rossijjskaja ehnciklopedija [The Great Russian Encyclopedia]. Volume 7. Moscow, 2007. – pp. 598-599 [in Russian]
  6. Vtoraja gubernskaja partijjnaja konferencija: rezoljucija po nacional’nomu voprosu [The Second Provincial Party Conference: a resolution on the national question] // Organ Primorskogo Gubkoma RKP(b) i Gubispolkoma (…) gazeta «Krasnoe Znamja» [The body of the Primorsky Gubkom of the RCP(b) and the Gub Executive Committee ( … ) the newspaper “Krasnoe znamya”]. – 1924-No. 59.[in Russian]
  7. Nasonov. Nacional’nyjj vopros i Komsomol. [Nasonov. The National question and the Komsomol] // Organ Primorskogo Gubkoma RKP(b) i Gubispolkoma (…) gazeta «Krasnoe Znamja» [The body of the Primorsky Gubkom of the RCP(b) and the Gub Executive Committee ( … ) the newspaper “Krasnoe znamya”]. – 1924-No. 84. [in Russian]
  8. Rabota sredi kitajjskikh rabochikh [Work among Chinese workers] // Organ Primorskogo Gubkoma RKP(b) i Gubispolkoma (…) gazeta «Krasnoe Znamja» [The body of the Primorsky Gubkom of the RCP(b) and the Gub Executive Committee ( … ) the newspaper “Krasnoe znamya”]. – 1924-No. 170. [in Russian]
  9. V kitsekcii Kul’tprosveta [In the China section of the Cultural and Educational Department] // Organ Primorskogo Gubkoma RKP(b) i Gubispolkoma (…) gazeta «Krasnoe Znamja». [The body of the Primorsky Gubkom of the RCP(b) and the Gub Executive Committee ( … ) the newspaper “Krasnoe znamya”]. – 1924-No. 181 [in Russian]
  10. // In. Petrov. O rabote sredi vostochnykh rabochikh. [On the work among the Eastern workers] // [Resolution of the 5th district Party Conference of the Vladivostok District Committee of the CPSU (b) and the Regional Executive Committee of the Soviets ( … ) newspaper “Krasnoe znamya”].  – 1926-No. 76 [in Russian]
  11. Kiryanov. Kak my provedem leto [How we will spend the summer] // gazeta «Krasnoe znamja». Organ Primorskogo Gubkoma RKP(b) i Gubispolkoma (…) gazeta «Krasnoe znamja».   – 1925 g. [the newspaper “Krasnoe znamya”. The organ of the Primorsky Gubkom of the RCP (b) and the Gub Executive Committee ( … ) is the newspaper “Krasnoe znamya”].   – 1925-No. 125 [in Russian]
  12. Kul’trabota sredi vostochnykh rabochikh [Cultural work among Eastern workers”] // Organ Primorskogo Gubkoma RKP(b) i Gubispolkoma (…) gazeta «Krasnoe znamja» [The body of the Primorsky Gubkom of the RCP(b) and the Gub Executive Committee ( … ) the newspaper “Krasnoe znamya”].  – 1924-No. 99 [in Russian]
  13. Kul’trabota sredi vostochnykh rabochikh [Cultural work among Eastern workers] // Rezoljucija 5-jj okruzhnojj partijjnojj konferencii [Resolution of the 5th district party conference] // Organ Vladivostokskogo Okruzhkoma VKP(b) i Okrispolkoma Sovetov (…) gazeta «Krasnoe znamja» [The organ of the Vladivostok District Committee of the CPSU (b) and the Regional Executive Committee of the Soviets ( … ) the newspaper “Krasnoe znamya”].  – 1927-No. 19 [in Russian]
  14. Spisok kitajjcev – deputatov Vladivostokskogo gorsoveta na 1928 g. [List of Chinese deputies of the Vladivostok City Council for 1928] / State Archive of Perm Krai (GAPK) // Fund 85. – Inventory. 1, – File. 3 – Sheet. 1e [in Russian]
  15. Rezoljucija 5-jj okruzhnojj partijjnojj konferencii [Resolution of the 5th District Party Conference] // Organ Vladivostokskogo Okruzhkoma VKP(b) i Okrispolkoma Sovetov (…) gazeta «Krasnoe Znamja» [The organ of the Vladivostok District Committee of the CPSU (b) and the Regional Executive Committee of the Soviets ( … ) the newspaper “Krasnoe znamya”]. – 1927-No. 116 [in Russian]
  16. Pobol’she massovosti! (Partrabota sredi kitajjskikh rabochikh) [More mass appeal! (Party work among Chinese workers)] // Organ Primorskogo Gubkoma RKP(b) i Gubispolkoma (…) gazeta «Krasnoe znamja» [The body of the Primorsky Gubkom of the RCP(b) and the Gubernatorial Executive Committee ( … ) the newspaper “Kranoye znamya”]. – 1925-No. 205 [in Russian]
  17. Novye kitajjskie jachejjki [“New Chinese cells”] // Organ Vladivostokskogo Okruzhkoma VKP(b) i Okrispolkoma Sovetov (…) gazeta «Krasnoe Znamja» [The organ of the Vladivostok District Committee of the CPSU (b) and the Regional Executive Committee of the Soviets ( … ) the newspaper “Kranoye znamya”]. – 1927-No. 286 [in Russian]
  18. Ubijjstvo kitajjca-profrabotnika [“The murder of a Chinese professional worker”] // Organ Primorskogo Gubkoma RKP(b) i Gubispolkoma (…) gazeta «Krasnoe znamja»» [The body of the Primorsky Gubkom of the RCP(b) and the Gub Executive Committee ( … ) the newspaper “Kranoye znamya”.] – 1924-No. 229 [in Russian]
  19. Napadenie na kul’trabotnika [“Attack on a cultural worker”] // Organ Vladivostokskogo Okruzhkoma VKP(b) i Okrispolkoma Sovetov (…) gazeta «Krasnoe Znamja». [The organ of the Vladivostok District Committee of the CPSU (b) and the Regional Executive Committee of the Soviets ( … ) the newspaper “Kranoye znamya”]. – 1929-No. 34 [in Russian]
  20. Sud i byt [Judgment and life] // Organ Vladivostokskogo Okruzhkoma VKP(b) i Okrispolkoma Sovetov (…) gazeta «Krasnoe znamja» [The organ of the Vladivostok District Committee of the CPSU (b) and the Regional Executive Committee of the Soviets ( … ) the newspaper “Kranoye znamya”].  – 1926-No. 289 [in Russian]
  21. Postanovlenie Vserossijjskogo Central’nogo Ispolnitel’nogo komiteta i Soveta Narodnykh Komissarov RSFSR «O prakticheskom provedenii nacional’nojj politiki v Dal’nevostochnom krae v otnoshenii kitajjcev i korejjcev» [Resolution of the All-Russian Central Executive Committee and the Council of People’s Commissars of the RSFSR “On the practical implementation of national policy in the Far Eastern Region in relation to the Chinese and Koreans”] // State Archive of Perm Krai (GAPK). – Fund 25. – Inventory. 6 – list. 1. – Sheet. 6a-6e [in Russian]

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.