Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.9.111.004

Download PDF ( ) Pages: 25-32 Issue: № 9 (111) Part 1 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Kudryavtsev S.S. et al. "WAYS TO IMPROVE THE LEGAL FRAMEWORK REGULATING THE ACTIVITIES OF CHEMICALLY HAZARDOUS FACILITIES IN THE REPUBLIC OF KAZAKHSTAN". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) № 9 (111) Part 1, (2021): 25. Wed. 29. Sep. 2021.
Kudryavtsev, S.S., & Emelin, P.V., & , Emelina N.K., & Kozhukhova, M.M., & (2021). PUTI SOVERSHENSTVOVANIYA NORMATIVNO-PRAVOVOY BAZY, REGULIRUYUSCHEY DEYATELYNOSTY HIMICHESKI OPASNYH OBYEKTOV, V RESPUBLIKE KAZAHSTAN [WAYS TO IMPROVE THE LEGAL FRAMEWORK REGULATING THE ACTIVITIES OF CHEMICALLY HAZARDOUS FACILITIES IN THE REPUBLIC OF KAZAKHSTAN]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, № 9 (111) Part 1, 25-32. http://dx.doi.org/10.23670/IRJ.2021.9.111.004
Kudryavtsev S. S. WAYS TO IMPROVE THE LEGAL FRAMEWORK REGULATING THE ACTIVITIES OF CHEMICALLY HAZARDOUS FACILITIES IN THE REPUBLIC OF KAZAKHSTAN / S. S. Kudryavtsev, P. V. Emelin, Emelina N. K. и др. // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2021. — № 9 (111) Part 1. — С. 25—32. doi: 10.23670/IRJ.2021.9.111.004

Import


WAYS TO IMPROVE THE LEGAL FRAMEWORK REGULATING THE ACTIVITIES OF CHEMICALLY HAZARDOUS FACILITIES IN THE REPUBLIC OF KAZAKHSTAN

ПУТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ НОРМАТИВНО-ПРАВОВОЙ БАЗЫ, РЕГУЛИРУЮЩЕЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ХИМИЧЕСКИ ОПАСНЫХ ОБЪЕКТОВ, В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН

Обзорная статья

Кудрявцев С.С.1, *, Емелин П.В.2, Емелина Н.К.3, Кожухова М.М.4

1 ORCID 0000-0002-7232-6304;

1, 4 Карагандинский технический университет, Караганда, Республика Казахстан;

2 Карагандинский экономический университет Казпотребсоюза, Караганда, Республика Казахстан;

3 Высшая школа экономики, Москва, Россия

* Корреспондирующий автор (sk74_07[at]mail.ru)

Аннотация

Целью работы является проведение анализа нормативно-правовой базы в сфере регулирования вопросов чрезвычайных ситуаций, гражданской обороны, безопасности и охраны труда, промышленной безопасности на химически опасных объектах промышленных предприятий Республики Казахстан и стран, достигших существенных успехов в развитии нормативно-правовых актов в данной области и их реализации. Рассмотрен передовой опыт международных организаций и стран-лидеров в сфере промышленной безопасности, который показал необходимость совершенствования системы управления охраной труда и промышленной безопасности за счёт более активного внедрения превентивных мер, в частности – управления рисками. В случае химически опасных объектов профессиональный риск обусловлен физико-химическими и токсикологическими свойствами аварийно химически опасных веществ, их количеством, эксплуатируемым технологическим оборудованием и действиями персонала.

Ключевые слова: химически опасный объект, аварийно химически опасное вещество, законодательство, риск, оценка риска, охрана труда.

WAYS TO IMPROVE THE LEGAL FRAMEWORK REGULATING THE ACTIVITIES
OF CHEMICALLY HAZARDOUS FACILITIES IN THE REPUBLIC OF KAZAKHSTAN

Review article

Kudryavtsev S.S.1, *, Emelin P.V.2, Emelina N.K.3, Kozhukhova M.M.4

1 ORCID 0000-0002-7232-6304;

1, 4 Karaganda Technical University, Karaganda, Republic of Kazakhstan;

2 Karaganda University of Kazpotrebsoyuz, Karaganda, Republic of Kazakhstan;

3 Higher School of Economics, Moscow, Russia

* Corresponding author (sk74_07[at]mail.ru)

Abstract

The purpose of the article is to analyze the legal framework in the field of regulation of emergency situations, civil defense, occupational safety and health, industrial safety at chemically hazardous facilities of industrial enterprises of the Republic of Kazakhstan and countries that have achieved significant success in the development of regulatory legal acts and their implementation in this area. The authors examine the best practices of international organizations and leading countries in the field of industrial safety, which showed the need to improve the occupational health and industrial safety management system through more active implementation of preventive measures, in particular, risk management. In the case of chemically hazardous objects, the occupational risk is due to the physico-chemical and toxicological properties of emergency chemically hazardous substances, their quantity, the technological equipment used, and the actions of personnel.

Keywords: chemically dangerous object, emergency chemically dangerous substance, legislation, risk, risk assessment, labor protection.

Деятельность химически опасных объектов (ХОО) постоянно связана с появлением различных рисков [1]. Снижение уровня потенциальных и реальных угроз в данной сфере во многом обусловлено качеством соответствующих нормативно-правовых актов, регулирующих различные стороны деятельности ХОО. Изучение и анализ подходов и методов разных стран в области Гражданской обороны, охраны труда и промышленной безопасности позволит выявить основные направления, сильные и слабые стороны законодательства, разработать рекомендации по совершенствованию регулирования, взаимодействию государств, унифицированному подходу к профилактике, локализации и ликвидации на химически опасных объектах чрезвычайных ситуаций (ЧС) и их последствий. Как показывает анализ наиболее эффективных систем управления рисками, в их основе лежит системный подход, направленный на учёт и всесторонний анализ множества факторов, способных повлиять на профессиональные риски.

Вместе с этим следует отметить, что к настоящему времени во многих странах существуют достаточно широкие перечни нормативно-правовых документов, регулирующих различные аспектов деятельности ХОО. Сопоставление и обобщение ключевых правовых аспектов в данной области позволяет выявить как пробелы, так и положительные моменты, которые могут быть учтены как на национальном, так и на международном уровне. В свою очередь, учитывая объем и содержание возможных негативных последствий функционирования ХОО, научный обзор особенностей правового регулирования позволяет выработать пути минимизации профессиональных рисков, в первую очередь, за счёт разработки методики их оценки.

Разработанные Министерством по чрезвычайным ситуациям Республики Казахстан (РК) каталоги и паспорта безопасности территорий показывают огромное количество техногенных угроз на территории страны. Согласно официальному сайту МЧС РК [2], в 2020 г. в Республике Казахстан было зарегистрировано 13258 ЧС техногенного характера. В результате несчастных случаев пострадало 875 работников, ещё 414 погибло.

Анализируя характер развития ЧС, можно сделать вывод, что для большинства их видов представляется возможным унифицировать характеризующие их критерии, и использовать их для определения уровня угроз для предприятий с ХОО.

Заболевания, связанные с трудовой деятельностью, вызывают наибольшее количество смертей среди работников. Согласно последним данным ВОЗ [3], одни только опасные вещества являются причиной 651 279 смертей в год. K.G. Reddy и K. Yarakulla [4] выделили 70 наиболее масштабных химических аварий, произошедших в мире в 1998 – 2015 г. В результате этих аварий был нанесён ущерб здоровью 6417 человек, 2077 человек погибли. При этом авторы отмечают, что наиболее тяжелые последствия характерны для развивающихся стран.

Потенциальная опасность химически опасных объектов во всём мире достаточно высока. Для ЧС на химически опасных объектах характерны особо опасные последствия, с которыми в первую очередь сталкивается их персонал. Так, в 2006 году на Новочебоксарском АО «Химпром» по причине несоблюдения мер безопасности произошел выброс 50 килограммов хлора. Выброс даже такого незначительного количества ядовитого газа стал причиной госпитализации в реанимацию с тяжелым отравлением 13 работников предприятия, тысячи горожан обратились в организации здравоохранения за амбулаторной помощью.

В число предприятий химического риска входят объекты, производящие переработку, использование, транспортировку, обработку, хранение или уничтожение опасных (вредных) веществ. Среди этих предприятий следует отметить высокую долю предприятий, не относящихся к химической промышленности, но использующих аварийно химически опасные вещества (АХОВ) и их производные в технологических процессах.

Опасность ХОО для персонала проявляется и при нормальной регламентированной их работе, поскольку в силу выраженных токсикологических свойств эти вещества могут быть для человека как вредными, так и опасными.

Действующие в сфере охраны труда и промышленной безопасности нормативно-правовые акты образуют сложную многоуровневую систему, устанавливающую главные положения политики государства, регулирующей отношения всех сторон в сфере безопасности производственных процессов.

Акцентирование внимания на вопросы охраны труда и промышленной безопасности, разработка современных высокоэффективных систем управления охраной труда (СУОТ) позволит казахстанским компаниям соответствовать ведущим стандартам, действующим в этой сфере. В статье рассматривается законодательный опыт государств, которые, достигли существенного снижения смертности на рабочем месте [5], [6], [7], при этом, на их территории функционирует большое количество ХОО высокого уровня риска. Кроме того, доля этих стран в глобальном валовом внутреннем продукте имеет наибольшие значения, что свидетельствует об их высоком промышленном потенциале.

Постоянный мониторинг показателей, отражающих состояние промышленной безопасности и охраны труда на предприятии, лежит в основе наиболее эффективных СУОТ, поскольку он позволяет менеджерам, службам охраны труда и уполномоченным органам оперативно реагировать на их изменения. В свою очередь это позволит повысить устойчивость опасных производственных объектов и степень защищенности персонала за счёт реализации стандартных превентивных мероприятий, позволяющих предотвратить ЧС и, как следствие, ущерб жизни и здоровью работников.

В РК трудовые отношения, государственный контроль и надзор в сфере гражданской защиты регулируются в соответствии с Конституцией РК, Законом «О гражданской защите», Трудовым кодексом, и ещё более 200 нормативно-правовыми актами.

Среди мероприятий по созданию безопасных и здоровых условий труда для работающего персонала государственная система гражданской защиты предполагает внедрение и реализацию комплекса мероприятий, проводимых заблаговременно и направленных на максимально возможное уменьшение риска возникновения чрезвычайных ситуаций, а также на сохранение жизни и здоровья людей, снижение размеров материального ущерба.

Государственный контроль и надзор в сфере гражданской защиты осуществляется деятельностью уполномоченных органов в сфере гражданской защиты и в области промышленной безопасности, направленной на обеспечение соблюдения физическими и юридическими лицами требований законодательства Республики Казахстан в сфере гражданской защиты, в пределах их компетенции. Кроме того, уполномоченные органы осуществляют руководство и межотраслевую координацию, разработку и реализацию государственной политики в сфере гражданской защиты в части предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, оказания экстренной медицинской и психологической помощи населению, обеспечения пожарной безопасности и организации Гражданской обороны [8].

С целью поддержания высокого уровня безопасности труда на предприятиях, в том числе имеющих химически опасные объекты, организуется производственный контроль. Согласно «Правил обеспечения промышленной безопасности для опасных производственных объектов химической отрасли промышленности», производственный контроль в области промышленной безопасности на опасных производственных объектах осуществляют назначенные решением руководителя организации уполномоченные лица и (или) уполномоченное подразделение.

Совместным приказом Министра по инвестициям и развитию Республики Казахстан и Министра национальной экономики Республики Казахстан, а также в соответствии с Предпринимательским Кодексом Республики Казахстан разработаны и утверждены «Критерии оценки степени риска и проверочных листов в области промышленной безопасности». Данные критерии представлены как для общей оценки степени риска в области промышленной безопасности, так и в виде проверочных листов в сфере государственного надзора в области промышленной безопасности в отношении опасных производственных объектов, в том числе и для химически опасных объектов промышленных предприятий [9].

Представленные в документе критерии оценки степени риска, разработаны для особого порядка проведения проверок в области промышленной безопасности.

Критерии оценки степени риска подразделяются на объективные и субъективные. Первые из них позволяют распределить инспектируемые предприятия по степени риска. Вторые – на основании проверочных листов, включающих в себя изучение множества показателей производственной безопасности, позволяют выявить степень её нарушения.

Стоит отметить, что эти критерии носят обобщенный характер и требуют более детального рассмотрения для конкретных ХОО в том числе и с позиции безопасности производственных процессов.

Согласно Указа Президента Республики Казахстан от 27 февраля 2014 года №757 «О кардинальных мерах по улучшению условий для предпринимательской деятельности в Республике Казахстан» необходим переход на организацию проверок на основе оценки рисков [9].

Согласно статье 182 Трудового кодекса РК, работодатель обязан проводить оценку профессионального риска и принимать меры по его минимизации и исключению путем проведения профилактики, замены производственного оборудования и технологических процессов на более безопасные. Проведение оценки рисков осуществляется на основании Приказа Министра труда и социальной защиты населения Республики Казахстан от 11 сентября 2020 года № 363 «Об утверждении Правил управления профессиональными рисками» [10].

Оценка профессиональных рисков состоит из идентификации вредных и опасных факторов, оценки профессиональных рисков и оформления результатов.

Кроме того, «Работодатель обязан проводить с участием представителей работников периодическую, не реже чем один раз в пять лет, аттестацию производственных объектов по условиям труда. Аттестация производственных объектов по условиям труда является пятилетним планом работодателя по безопасности и охране труда, направленным на улучшение условий труда, профилактике профессиональных заболеваний и позволяющим работодателю совершенствовать работу по обеспечению безопасности и охране труда, снижению риска жизни и повреждения здоровья работникам» [10].

Законодательство в области охраны труда и промышленной безопасности является стратегическим инструментом для обеспечения или регулирования государством любой деятельности, связанной с безопасностью работающего персонала на промышленных предприятиях.

Как правило, в каждом государстве существуют на разных правовых уровнях: положения, отражённые в Конституции, в общих законах, уставах, положения, связанные с национальными традициями, регулирующие трудовые отношения, государственный контроль и надзор в сфере охраны труда и промышленной безопасности и обязанности в отношении сохранения и предотвращения ущерба жизни и здоровью граждан.

Так Конституция Индии содержит ряд положений, касающихся прав человека. Статья 14 может использоваться для оспаривания решений, принятых правительством в отношении ведения горных работ, эксплуатации ХОО и других видов деятельности, опасных для жизни и здоровья населения [11].

В Индии существует большой перечень законов и правил в области безопасности и охраны труда. С точки зрения исследуемой проблемы следует выделить Закон «О чрезвычайных ситуациях» (2005 г.), Правила «Производство, хранение и импорт опасных химических веществ» (1989 год), «Подготовка, планирование и реагирование на чрезвычайные ситуации, возникшие в результате химических аварий» (1996 год), «Опасные отходы (управление и руководство)» (1989 год), «Опасные отходы (управление, руководство, трансграничное взаимодействие)» (2008 год), «Государственные политики в области чрезвычайных ситуаций» (2009 год).

В 1972 году, после принятия Закона о промышленной безопасности и охране здоровья (ISH), в Японии было добавлено новое обязательное положение о мониторинге производственной среды [12]. Правительственные бюллетени, касающиеся технических руководств по мониторингу, были введены в 1976 году, а бюллетени по мониторингу – в 1988 году.

Закон о промышленной безопасности и охране здоровья Японии определяет опасные работы, минимальные стандарты и предписывает меры по снижению риска, не относящихся к оцениваемому риску на каждом рабочем месте.

Правительством Японии были опубликованы следующие рекомендации по оценке рисков:

– Рекомендации по оценке рисков;

– Рекомендации по оценке рисков, связанных с химическими веществами;

– Руководящие указания по менеджменту безопасности и гигиены труда;

– Руководство по паспорту безопасности материала (MSDS);

– Руководящие принципы всеобъемлющих стандартов безопасности машинного оборудования;

– Руководство по оценке безопасности химических производств.

В 2003 году Японская ассоциация промышленной безопасности и здоровья начала свою программу аккредитации для СУОТ, особенностью которой является не только оценка, но и предоставление практических советов по дальнейшим улучшениям со стороны инспекторов, а также оценка деятельности руководителей предприятий в области управления здоровьем работников и деятельности по укреплению здоровья [12].

В дальнейшем с учётом важности сохранения порядка в законодательной деятельности и существующей системы инспекций стандартов труда, было принято решение объединить требования и рекомендации в Закон о ISH [13], [15], [17]. Там также было указано на необходимость других видов стимулов для работодателей, включая сокращение взносов по программам компенсационного страхования или сертификации работников.

В соответствии с Законом о трудовых договорах, принятым в Японии в декабре 2007 года, на работодателей был возложен широкий круг обязательств по принятию необходимых мер по обеспечению здоровья и безопасности сотрудников с учетом предсказуемых и предотвратимых рисков.

В Южной Корее в 1987 году было создано Агентство промышленной безопасности и здоровья, целью которого стала разработка стандартов и системы управления, предназначенных для применения в различных отраслях промышленности, в том числе и на химических производствах. В 1996 году была введена система управления производственной безопасностью (PSM), направленная на продвижение соответствующей политики в области промышленной безопасности и профессионального здоровья [18].

Система PSM состоит из четырех основных элементов, в основе которых лежит оценка риска как наиболее важный ключевой элемент.

В 2012 году в правовой системе Республики Корея появилась новая редакция Закона о промышленной безопасности и гигиене труда, куда были добавлены статьи, связанные с детальной оценкой рисков. Принципы, методы и процедуры оценки риска, также были включены в закон и стали обязательными для исполнения их собственниками опасных производственных объектов. Согласно этой редакции закона, стандартные уведомления включают в себя цели проверок, время оценки, информацию об оценке риска, метод проверки, расчет уровней риска и мероприятия по снижению уровней риска [19].

В настоящее время в Китае принят ряд законов, положений, правил и стандартов по безопасности труда, а также система технических спецификаций «Закона о безопасности производства КНР». Правовая система безопасности труда в Китае разделена на четыре уровня [20]:

  • Первый уровень – Конституция КНР.
  • Второй уровень – свод законов: Закон КНР «О труде», Закон КНР «О промышленной безопасности», Закон КНР «О профилактике профессиональных заболеваний и борьбе с ними», Закон КНР «О безопасности дорожного движения», Закон КНР «О чрезвычайных ситуациях», Закон КНР «О противопожарном управлении», Закон КНР «О безопасности шахт».
  • Третий уровень содержит положения «О реализации Закона КНР о производственной безопасности», «О применении Закона КНР о профилактике профессиональных заболеваний и борьбе с ними», «О реализации Закона КНР о безопасности на шахтах», «О лицензии по охране труда», «О страховании от производственного травматизма», «О надзоре за безопасностью спецтехники», «Постановление, регулирующее отчетность, расследование и урегулирование несчастных случаев», «Административный регламент безопасности строительных объектов».
  • Четвёртый уровень охватывает Правила безопасности труда, Национальные стандарты безопасности труда, систему технических спецификаций, каталоги и классификаторы.

В законодательстве США следует выделить законы «О чрезвычайном планировании» и «О праве на жизнь», требующие от компаний раскрывать информацию о токсичных химических веществах, как используемых на производстве, так и утилизируемых.

В настоящее время Управлением по охране труда США разработан широкий спектр стандартов, охватывающих все аспекты охраны труда и промышленной безопасности [21]. Вопросы функционирования ХОО рассмотрены в стандартах, определяющих устройство промышленной вентиляции, обращение с опасными веществами и отходами, эксплуатацию сосудов, работающих под давлением, вопросы эвакуации и аварийного планирования.

В Великобритании в 1974 году был принят «Закон о здоровье и безопасности на рабочем месте» [22] и создано Управление по охране здоровья и безопасности (HSE) в качестве регулирующего органа в области промышленной безопасности и гигиены труда.

Основным принципом британской системы общественного здравоохранения и безопасности является то, что лица или организации, являющиеся источниками риска, должны четко оценить этот риск и обеспечить его снижение «настолько, насколько это разумно осуществимо» с помощью проектных, управленческих и процедурных мер.

Управление по охране здоровья и безопасности регулярно разрабатывает и утверждает общие рекомендации по выполнению оценки рисков и предоставляет утвержденные кодексы практики для отдельных отраслей промышленности, предоставляя более подробные инструкции по управлению общими рисками в них.

Управлением по охране здоровья и безопасности Великобритании было разработано руководство по оценке рисков, в котором обозначены основные этапы:

1) Идентификация опасностей, связанных с предприятием (оборудованием), персоналом и технологическими процессами;

2) Определение потенциального вреда технологическому оборудованию, персоналу, населению и окружающей среде;

3) Определение существующих элементов управления, направленных на минимизацию риска;

4) Разработка перечня мероприятий, направленных на дальнейшее снижение риска. Поиск новых элементов управления, назначение сроков их внедрения и ответственных должностных лиц;

5) Регулярный и систематический контроль и коррекция вышеуказанных этапов.

Опыт Норвегии является очень важным в связи с высоким уровнем качества стандартов, регулирующим вопросы промышленной и химической безопасности, действующими в этой стране. Так, в 2001 г. в Норвегии был принят стандарт NORSOK Z-013, регулирующий оценку рисков и готовность к ЧС и, в первую очередь, ориентированный на предприятия нефтегазовой и нефтеперерабатывающей отраслей. В данном стандарте анализ последствий аварий включает в себя следующие требования:

– необходимо анализировать по отдельности утечку из каждого сегмента в основном процессе;

– анализ должен включать расчет переходного режима выброса (количество, интенсивность, продолжительность и т.п.);

– анализ должен включать расчет рассеивания выбросов;

– анализ должен включать расчет потенциала воспламенения;

– анализ должен включать расчеты пожарной нагрузки. Интенсивность огня должна соответствовать NORSOK S-001;

– необходимо учитывать эскалацию и / или повреждение несущих конструкций, брандмауэров, разделяющих основные зоны, сосуды и трубопроводы, критически важного для безопасности оборудования, диспетчерской и безопасной зоны;

– анализ должен включать оценку риска взрыва;

– анализ должен включать оценки рассеивания дыма и токсичного газа для рассмотрения доступности путей эвакуации, безопасных зон и средств эвакуации;

– выбросы в окружающую среду должны быть включены в анализ экологических последствий;

– анализ должен включать моделирование процесса развития аварий, отражающих мощность, где отражается надежность и целостность важных барьеров безопасности;

– должны быть представлены промежуточные результаты анализа последствий для улучшения мониторинга процесса оценки и обеспечения возможности сравнения результатов;

– анализ должен основываться на последних доступных инженерных данных для объекта.

В странах Европейского союза создано и действует законодательство Seveso, направленное на предотвращение крупных аварий с опасными веществами. Оно является транснациональным, что подразумевает его имплементацию в национальное законодательство в каждом государстве-члене Европейского союза [23]. Согласно законодательству Seveso, его основной целью является предотвращение и смягчение последствий крупных аварий с опасными веществами. С одной стороны, оно регулирует последствия крупных аварий для окружающей среды, а с другой стороны – защиту сотрудников предприятия и населения, проживающего вблизи ХОО.

С 1 июня 2015 года вступила в силу Директива Seveso III [24], полностью заменившая Директиву Seveso II. Третья редакция гармонизирована с введением в действие CLP («Классификация, маркировка и упаковка химических веществ и смесей»).

В Севезо III появились новые положения относительно инспекций предприятий Севезо [25]. Инспекции должны проводиться в соответствии с планом инспекций на национальном, региональном или местном уровне. Такой план должен содержать географическое указание области его применения и содержать список установок и предприятий. Кроме того, он должен содержать список групп предприятий, для которых может иметь место эффект домино. План также должен содержать общий подход к оценке соответствующих вопросов и процедур безопасности для текущих проверок (запланированных) и внеплановых проверок (незапланированных, например, в результате инцидентов или жалоб). В случае, если на ХОО были выявлены серьезные недостатки, предусмотрена обязательная повторная инспекция в течение 6 месяцев. При этом Севезо III устанавливает минимальную частоту проверок для предприятий Севезо нижнего уровня каждые 3 года. Для предприятий Севезо верхнего уровня в соответствии с предыдущим законодательством Севезо II минимальная частота проверок уже была установлена ежегодно.

Вместе с этим, остается много проблемных вопросов с требованиями Директивы Севезо III, среди которых основными являются человеческий фактор, неспособность обанкротившихся предприятий поддерживать систему безопасности, образование в результате аварий новых токсичных веществ [25]. В качестве примера рассмотрим опыт Бельгии и Нидерландов, поскольку, имея на своей территории большое количество предприятий химического риска и неутешительную статистику аварийности на них, этим странам в течении нескольких десятилетий удалось существенно снизить этот показатель. Не последнюю роль в этом сыграло совершенствование СУОТ.

В Бельгии законодательство Севезо было имплементировано в законодательство в виде Соглашения о сотрудничестве между различными регионами страны. Обязанности по инспекции разделены между регионами и федеральным правительством. Оба эти уровня представлены инспекциями, которые работают и сотрудничают между собой на паритетных условиях и нацелены на выполнение конкретных задач и компетенций.

Для каждого предприятия определены следующие области проверки: установки технологического процесса, эксплуатационный персонал, опасная работа, аварийное планирование, инциденты и аварии, политика предотвращения крупных аварий. Эти области позволяют оценивать ситуацию с безопасностью очень структурированно и системно, используя так называемые «инструменты проверки Seveso» или SIT. SIT – это анкеты, разработанные в сотрудничестве с федеральными и региональными инспекционными службами.

В Нидерландах инспекции ХОО осуществляются представителями инспекции труда, правительственных комиссий, Бюро по опасностям крупных аварий и Совета по безопасности. Этот совет начал свою деятельность в 2005 году как независимая организация, проводящая исследования по безопасности крупных аварий в промышленности и на трубопроводах, объектах здравоохранения, строительстве, авиации, железнодорожном и автомобильном транспорт, вооруженных силах.

В 1999 году в Нидерландах было утверждено постановление Brzo [25]. Оно является единым постановлением, основанным на четырех различных законах и подписанным Министерством инфраструктуры и окружающей среды, Министерством по социальным вопросам и занятости и Министерством юстиции и безопасности. Согласно этому постановлению, контроль опасных производственных объектов в Нидерландах осуществляют три уполномоченных органа: инспекция труда, служба выдачи экологических разрешений и пожарная служба. Инспекция труда делегировала свои задачи подразделению, Группе по контролю за крупными опасностями, сформированному в 2002 году.

На международном уровне действуют международные конвенции и рекомендации Международной организации труда (МОТ), в области защиты трудовых прав человека. Эти международные правовые нормы учитывают практически все вопросы охраны труда, начиная с защиты от отдельных опасных и вредных фактов производственной среды, заканчивая организацией управления охраной труда на предприятиях в целом.

Деятельность МОТ в области условий и охраны труда осуществляется по трем основным направлениям: разработка норм и стандартов, исследование и распространение информации, оказание технической помощи.

Основными мероприятиями по реализации этих направлений являются:

– разработка конвенций и рекомендаций, а также осуществление консультаций и помощи по созданию проектов законодательных актов на национальном уровне по условиям труда;

– создание типовых кодексов правил, кодексов практических действий и инструкций по охране труда и защите от профзаболеваний, гигиене труда;

– подготовка руководящих указаний, методических пособий, публикаций по технической и медицинской инспекции.

Одним из свидетельств успешной реализации Программы сотрудничества между Республикой Казахстан и Международной организацией труда являются успехи Казахстана в приведении национального законодательства в соответствие с международными нормами в сфере труда и укрепление позиций Казахстана в данной международной организации.

Подводя итог, следует отметить, что в течение последних 2–3 десятилетий наблюдается гуманизация как транснациональных нормативно-правовых актов, так и законодательств стран, добившихся успехов в области промышленной безопасности, безопасности ХОО. Это выражается в виде сокращения проверок опасных производственных объектов, причем их необходимость определяется состоянием промышленной безопасности, ответственность за которую в большей степени перекладывается с государства на владельцев предприятий. При этом наиболее актуальной становится оценка всевозможных рисков, связанных с функционированием предприятий. Несмотря на то, что рассмотренные нормативные и правовые акты лишь устанавливают необходимость проведения оценки рисков, они не предлагают конкретных методик по их расчёту. Это делает актуальным научно-исследовательскую работу по созданию подобных методик, первым этапом которой является изучение нормативно-правовой базы.

Заключение

Проведенный анализ существующей нормативной базы в области ЧС, гражданской обороны, безопасности и охраны труда, промышленной безопасности показал, что вопросам охраны труда и промышленной безопасности, обеспечению безопасности, сохранению жизни и здоровья работников уделяется большое внимание. Регулирование данных вопросов осуществляется многоуровневыми разветвленными системами как по вертикали, так и по горизонтали, путём реализации комплекса превентивных мероприятий, нацеленных на предупреждение аварий и несчастных случаев.

Республика Казахстан следует установившимся мировым трендам в сфере регулирования деятельности ХОО, свидетельством чего является как имплементация международных нормативно-правовых актов в законодательство страны, так и разработка собственных с учётом передового мирового опыта.

Для управления безопасностью на промышленных предприятиях необходимо иметь систему оценки рисков по состоянию факторов производственной среды, сопровождающих определенный вид деятельности. Производственная деятельность неизбежно сопровождается риском, управление которым является приоритетной задачей производственного контроля и системы управления охраной труда.

Финансирование

Cтатья написана в рамках реализации гранта Министерства образования и науки Республики Казахстан AP09259869.

Funding

The article was written as part of the implementation of the grant of the Ministry of Education and Science of the Republic of Kazakhstan AP09259869.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Yemelin P.V. The methodological approach to environmental risk assessment from man-made emergencies at chemically hazardous sites / P.V. Yemelin, S.S. Kudryavtsev, N.K. Yemelina // Environmental Engineering Research. – 2021. – № 4. – 100 – 111.
  2. Министерство по чрезвычайным ситуациям Республики Казахстан. Обзорная информация о чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера, происшедших на территории республики за 2020 год [Электронный ресурс] – 2021. – URL: https://www.gov.kz/memleket/entities/emer/documents/details/115859?lang=ru (дата обращения: 23.07.2021).
  3. International Health Organization. World statistic [Electronic resource] – 2021. – URL: https://www.ilo.org/moscow/areas-of-work/occupational-safety-and-health/WCMS_249278/lang–en/index.htm (assessed: 07.06.2021).
  4. Reddy K.G. Analysis of accidents in chemical process industries in the period 1998-2015 / K.G. Reddy, K. Yarakulla // International Journal of ChemTech Research. – 2016. – № 4. – P. 177-191.
  5. International Labour Organization. Statistics on safety and health at work [Electronic resource] – 2021. – URL: https://ilostat.ilo.org/topics/safety-and-health-at-work/ (assessed: 23.07.2021).
  6. Health and Safety Executive. Health and Safety statistics in the United Kingdom, 2020. Comparison with European countries / Health and Safety Executive. – London: HSE, 2020. – 9 p.
  7. Lees F.P. Loss Prevention in the Process Industries. Vol. 1. 2-nd edition / F.P. Lees. – Burlington: Elsevier Butterworth-Heinemann, 1996., – 1276 p.
  8. Министерство по инвестициям и развитию Республики Казахстан, Министерство национальной экономики Республики Казахстан. Совместный приказ Министра по инвестициям и развитию Республики Казахстан от 15.12.2015 № 1206 и Министра национальной экономики Республики Казахстан от 28.12.2015 № 814 «Об утверждении критериев оценки степени риска и проверочных листов в области пожарной безопасности и гражданской обороны» [Электронный ресурс] – 2015. – URL: http://adilet.zan.kz/rus/docs/V1500012687 (дата обращения: 06.07.2021).
  9. Президент Республики Казахстан. Указ «О кардинальных мерах по улучшению условий для предпринимательской деятельности в Республике Казахстан» от 27.02.2014 №757 [Электронный ресурс] – 2014. – URL: http://adilet.zan.kz/rus/docs/U1400000757 (дата обращения: 06.07.2021).
  10. Республика Казахстан. Трудовой кодекс (2015). Трудовой кодекс Республики Казахстан [Электронный ресурс] – 2015. – URL: http://adilet.zan.kz/rus/docs/K1500000414 (дата обращения: 06.07.2021).
  11. Gupta A. K. Environmental legislation for disaster risk management / A. K. Gupta, S. S. Nair, S. Singh. – New Dehli: National Institute of Disaster Management & Deutsche Gesellschaft für internationale Zusammenarbeit GmbH, 2013. – 108 p.
  12. Horie S. Occupational health policies on risk assessment in Japan / Horie // Safety and Health at Work. – 2010. – № 1. – P. 19 – 28.
  13. Molyneux M.K. An organized approach to the control of hazards to health at work / M.K. Molyneux, H.G. Wilson // Annals of Occupational Hygiene. – 1990. – Vol. 34. – P. 177 – 188.
  14. Raworth P. Regional harmonization of occupational health rules: the European example / P. Raworth // American Journal of Law Medicine. – 1995. – Vol. 21. – P. 7-44.
  15. Russell R.M. An introduction to a UK scheme to help small firms control health risks from chemicals / R.M. Russell, S.C. Maidment, I. Brooke and others // Annals of Occupational Hygiene. – 1998. – Vol. 42. – P. 367 – 376.
  16. Money C.D. European experiences in the development of approaches for the successful control of workplace health risks / C.D. Money // Annals of Occupational Hygiene. – 2003. – Vol. 47. – P. 533 – 540.
  17. Rogers M.D. The European Commission’s White Paper «strategy for a future chemicals policy»: a review / M.D. Rogers // Risk Analysis. – 2003. – Vol. 23. – P. 381 – 388.
  18. Kwon H. Advanced Korean industrial safety and health policy with risk assessment / H. Kwon, J.H. Cho, I. Moon and others // Safety and Health at Work. – 2010. – № 1. – P. 29 – 36.
  19. Shin K. In-house contractors’ exposure to risks and determinants of industrial accidents; with focus on companies handling hazardous chemicals / K. Shin // Safety and Health at Work. – 2021. – № 2. – P. 261 – 267.
  20. Wang B. Work safety in China’s Thirteenth Five-Year plan period (2016–2020): Current status, new challenges and future tasks / B. Wang, Ch. Wua, L. Kang and others // Safety Science. – 2018. – Vol. 104. – P. 164-178.
  21. Occupational Safety and Health Administration. Regulations (Standards – 29 CFR) [Electronic resource] – 2021. – URL: https://www.osha.gov/laws-regs/regulations/standardnumber/1910 (assessed: 23.07.2021).
  22. Russ K. Risk assessment in the UK Health and Safety System: Theory and Practice / K. Russ // Safety and Health at Work. – 2010. – № 1. – P. 11 – 18.
  23. Swuste P. Seveso inspections in the European low countries history, implementation, and effectiveness of the European Seveso directives in Belgium and the Netherlands / P. Swuste, G. Reniers // Journal of Loss Prevention in the Process Industries. – 2017. – Vol. 49. – P. 68 – 77.
  24. European Parliament and Council. Seveso 2012/18/EU, Directive 2012/18/EU on the control of major-accident hazards involving dangerous substances, amending and subsequently repealing Council Directive 96/82/EC [Electronic resource] – 2012. – URL: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/HTML/? uri=CELEX:32012L0018&from=EN#d1e32-19-1 (assessed: 05.05.2021).
  25. Jain P. Did we learn about risk control since Seveso? Yes, we surely did, but is it enough? An historical brief and problem analysis / P. Jain, H.J. Pasman, S.P. Waldram // Journal of Loss Prevention in the Process Industries. – 2017. – Vol. 49. – P. 5 – 17.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Yemelin P.V. The methodological approach to environmental risk assessment from man-made emergencies at chemically hazardous sites / P.V. Yemelin, S.S. Kudryavtsev, N.K. Yemelina // Environmental Engineering Research. – 2021. – № 4. – 100 – 111. (Article in press).
  2. Ministerstvo po chrezvychajnym situacijam Respubliki Kazahstan. Obzornaja informacija o chrezvychajnyh situacijah prirodnogo i tehnogennogo haraktera, proisshedshih na territorii respubliki za 2020 god [Overview information on emergencies of natural and man-made character that occurred on the territory of the republic for 2020] [Electronic resource] – 2021. – URL: https://www.gov.kz/memleket/entities/emer/documents/details/115859?lang=ru (assessed: 23.07.2021). [in Russian]
  3. International Health Organization. World statistic [Electronic resource] – 2021. – URL: https://www.ilo.org/moscow/areas-of-work/occupational-safety-and-health/WCMS_249278/lang–en/index.htm (assessed: 07.06.2021).
  4. Reddy K.G. Analysis of accidents in chemical process industries in the period 1998-2015 / K.G. Reddy, K. Yarakulla // International Journal of ChemTech Research. – 2016. – № 4. – P. 177-191.
  5. International Labour Organization. Statistics on safety and health at work [Electronic resource] – 2021. – URL: https://ilostat.ilo.org/topics/safety-and-health-at-work/ (assessed: 23.07.2021).
  6. Health and Safety Executive. Health and Safety statistics in the United Kingdom, 2020. Comparison with European countries / Health and Safety Executive. – London: HSE, 2020. – 9 p.
  7. Lees F.P. Loss Prevention in the Process Industries. Vol. 1. 2-nd edition / F.P. Lees. – Burlington: Elsevier Butterworth-Heinemann, 1996., – 1276 p.
  8. Ministerstvo po investicijam i razvitiju Respubliki Kazahstan, Ministerstvo nacional’noj jekonomiki Respubliki Kazahstan. Sovmestnyj prikaz Ministra po investicijam i razvitiju Respubliki Kazahstan ot 15.12.2015 № 1206 i Ministra nacional’noj jekonomiki Respubliki Kazahstan ot 28.12.2015 № 814 «Ob utverzhdenii kriteriev ocenki stepeni riska i proverochnyh listov v oblasti pozharnoj bezopasnosti i grazhdanskoj oborony» [Joint Order of the Minister for Investment and Development of the Republic of Kazakhstan dated December 15, 2015 No. 1206 and the Minister of National Economy of the Republic of Kazakhstan dated December 28, 2015 No. 814 «On approval of the risk assessment criteria and checklists in the field of fire safety and civil defense»] [Electronic resource] – 2015. – URL: http://adilet.zan.kz/rus/docs/V1500012687 (assessed: 07.06.2021). [in Russian]
  9. Prezident Respubliki Kazahstan. Ukaz «O kardinal’nyh merah po uluchsheniju uslovij dlja predprinimatel’skoj dejatel’nosti v Respublike Kazahstan» ot 27.02.2014 №757 [Decree «On cardinal measures to improve conditions for entrepreneurial activity in the Republic of Kazakhstan» dated February 27, 2014 No. 757] [Electronic resource] – 2014. – URL: http://adilet.zan.kz/rus/docs/U1400000757 (assessed: 07.06.2021). [in Russian]
  10. Respublika Kazahstan. Trudovoj kodeks (2015). Trudovoj kodeks Respubliki Kazahstan [Labor Code (2015). Labor Code of the Republic of Kazakhstan] [Electronic resource] – 2015. – URL: http://adilet.zan.kz/rus/docs/K1500000414 (assessed: 07.06.2021). [in Russian]
  11. Gupta A. K. Environmental legislation for disaster risk management / A. K. Gupta, S. S. Nair, S. Singh. – New Dehli: National Institute of Disaster Management & Deutsche Gesellschaft für internationale Zusammenarbeit GmbH, 2013. – 108 p.
  12. Horie S. Occupational health policies on risk assessment in Japan / Horie // Safety and Health at Work. – 2010. – № 1. – P. 19 – 28.
  13. Molyneux M.K. An organized approach to the control of hazards to health at work / M.K. Molyneux, H.G. Wilson // Annals of Occupational Hygiene. – 1990. – Vol. 34. – P. 177 – 188.
  14. Raworth P. Regional harmonization of occupational health rules: the European example / Raworth // American Journal of Law Medicine. – 1995. – Vol. 21. – P. 7-44.
  15. Russell R.M. An introduction to a UK scheme to help small firms control health risks from chemicals / M. Russell, S.C. Maidment, I. Brooke et al. // Annals of Occupational Hygiene. – 1998. – Vol. 42. – P. 367 – 376.
  16. Money C.D. European experiences in the development of approaches for the successful control of workplace health risks / C.D. Money // Annals of Occupational Hygiene. – 2003. – Vol. 47. – P. 533 – 540.
  17. Rogers M.D. The European Commission’s White Paper «strategy for a future chemicals policy»: a review / M.D. Rogers // Risk Analysis. – 2003. – Vol. 23. – P. 381 – 388.
  18. Kwon H. Advanced Korean industrial safety and health policy with risk assessment / H. Kwon, J.H. Cho, I. Moon et al. // Safety and Health at Work. – 2010. – № 1. – P. 29 – 36.
  19. Shin K. In-house contractors’ exposure to risks and determinants of industrial accidents; with focus on companies handling hazardous chemicals / K. Shin // Safety and Health at Work – 2021. – № 2. – P. 261 – 267.
  20. Wang B. Work safety in China’s Thirteenth Five-Year plan period (2016–2020): Current status, new challenges and future tasks / B. Wang, Ch. Wua, L. Kang et al. // Safety Science. – 2018. – Vol. 104. – P. 164-178.
  21. Occupational Safety and Health Administration. Regulations (Standards – 29 CFR) [Electronic resource] – 2021. – URL: https://www.osha.gov/laws-regs/regulations/standardnumber/1910 (assessed: 23.07.2021).
  22. Russ K. Risk assessment in the UK Health and Safety System: Theory and Practice / K. Russ // Safety and Health at Work. – 2010. – № 1. – P. 11 – 18.
  23. Swuste P., Reniers G. Seveso inspections in the European low countries history, implementation, and effectiveness of the European Seveso directives in Belgium and the Netherlands / P. Swuste, G. Reniers // Journal of Loss Prevention in the Process Industries. – 2017. – Vol. 49. – P. 68 – 77.
  24. European Parliament and Council. Seveso 2012/18/EU, Directive 2012/18/EU on the control of major-accident hazards involving dangerous substances, amending and subsequently repealing Council Directive 96/82/EC [Electronic resource] – 2012. – URL: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/HTML/? uri=CELEX:32012L0018&from=EN#d1e32-19-1 (assessed: 05.05.2021).
  25. Jain P. Did we learn about risk control since Seveso? Yes, we surely did, but is it enough? An historical brief and problem analysis / P. Jain, H.J. Pasman, S.P. Waldram // Journal of Loss Prevention in the Process Industries. – 2017. – Vol. 49. – P. 5 – 17.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.