Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2022.115.1.107

Download PDF ( ) Pages: 31-33 Issue: № 1 (115) Part 4 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Egorov D.G. et al. "ON PLAN, MARKET AND SOCIAL JUSTICE (WHAT DETERMINES THE SHAPE OF SOCIETY)". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) № 1 (115) Part 4, (2022): 31. Mon. 24. Jan. 2022.
Egorov, D.G., & Manoylova, M.A., & Ledin, R.A., & (2022). O PLANE, RYNKE I SOCIALYNOY SPRAVEDLIVOSTI (CHTO OPREDELYAET OBLIK SOCIUMA) [ON PLAN, MARKET AND SOCIAL JUSTICE (WHAT DETERMINES THE SHAPE OF SOCIETY)]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, № 1 (115) Part 4, 31-33. http://dx.doi.org/10.23670/IRJ.2022.115.1.107
Egorov D. G. ON PLAN, MARKET AND SOCIAL JUSTICE (WHAT DETERMINES THE SHAPE OF SOCIETY) / D. G. Egorov, M. A. Manoylova, R. A. Ledin // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2022. — № 1 (115) Part 4. — С. 31—33. doi: 10.23670/IRJ.2022.115.1.107

Import


ON PLAN, MARKET AND SOCIAL JUSTICE (WHAT DETERMINES THE SHAPE OF SOCIETY)

O ПЛАНЕ, РЫНКЕ И СОЦИАЛЬНОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ (ЧТО ОПРЕДЕЛЯЕТ ОБЛИК СОЦИУМА)

Научная статья

Егоров Д.Г.1, *, Манойлова М.А.2, Ледин Р.А.3

1 ORCID: 0000-0001-7122-3699;

2 ORCID: 0000-0001-5793-1920;

1 Псковский филиал Академии ФСИН России, Псков, Россия;

1, 2, 3 Псковский государственный университет, Псков, Россия

* Корреспондирующий автор (de-888[at]ya.ru)

Аннотация

Вопрос о том, какой параметр является главным в определении облика социума, является в социальных науках одним из основных. В настоящей работе рассмотрен вопрос соотношения «планового» и «рыночного» регулирования экономики – в связи с другим, и также идеологически нагруженным вопросом: о собственности на средства производства. Показано, что нет никаких оснований считать (вслед за марксом), что объективная тенденция ограничения прав распоряжения крупной частной собственностью (с ростом экономических систем) обязательно сопрягается с обобществлением прав на получение дохода. Возможно как эгалитарное общество с частным владением собственностью, так и элитарное с общественным владением собственностью на средства производства Выбор «либерализм / социализм / олигархический фашизм» является не столько экономическим, сколько социально-политическим. В конечном счете – морально-этическим.

Ключевые слова: идеология, социум, рынок, план.

ON PLAN, MARKET AND SOCIAL JUSTICE (WHAT DETERMINES THE SHAPE OF SOCIETY)

Research article

Egorov D.G.1, *, Manoylova M.A.2, Ledin R.A.3

1 ORCID: 0000-0001-7122-3699;

2 ORCID: 0000-0001-5793-1920;

1 Pskov Branch of the Academy of the Federal Penitentiary Service of Russia, Pskov, Russia;

1, 2, 3 Pskov State University, Pskov, Russia

* Corresponding author (de-888[at]ya.ru)

Abstract

the question of which parameter is the main one in determining the appearance of society is one of the key issues in the field of social sciences. The current article discusses the issue of the relationship between “planned” and “market” regulation of the economy in connection with another, also ideologically loaded issue: ownership of the means of production. It is shown that there is no reason to believe (following Marx) that the objective tendency to restrict the rights to dispose of large private property (with the growth of economic systems) necessarily correlates with the socialization of income rights. Perhaps both an egalitarian society with private ownership of property and an elite one with public ownership of the means of production, the choice of “liberalism /socialism/oligarchic fascism” is not so much economic as socio-political. Ultimately, it is moral and ethical.

Keywords: ideology, society, market, plan.

Введение

Вопрос о том, какой параметр является главным в определении облика социума, является в социальных науках одним из основных.

Есть две принципиально различающихся позиции: главное это

а) общественные отношения (зависящие от уровня развития техники);

б) соотношение добра и зла в душе человека.

В настоящей работе мы начнем свое исследование со стороны социума: 

Результаты

Рассмотрим вопрос соотношения «планового» и «рыночного» регулирования экономики – в связи с другим, и также идеологически нагруженным вопросом: о собственности на средства производства.

Предельно тесную зависимость этих двух аспектов декларирует марксизм. Попробуем тезисно изложить нашу интерпретацию (нижеследующие тезисы – не цитаты из К.Маркса, но, по нашему мнению, достаточно адекватное изложение идей его основных работ [1]):

  1. количество научных знаний с течением времени возрастает –
  2. рост науки приводит к усложнению и увеличению эффективности технологий, в том числе технологий координации экономических систем –
  3. что приводит к углублению разделения труда и росту самих экономических систем –
  4. рост экономических систем вызывает (рано или поздно) становление института централизованного планирования –
  5. что необходимо предполагает ликвидацию частной собственности –
  6. это приведет к эгалитарному обществу (социализм / коммунизм).

Обсудим эти тезисы (1–6):

(1–3) очевидны (и принимались как исходные посылки для экономического анализа за сотни лет до Маркса).

(4) – представляется верным: a) из общих соображений – рост экономической системы очевидно вызывает рост институционального «трения», информационного «шума» и др. – нейтрализация всех этих эффектов и есть, собственно, функция планирования; b) по аналогии – организм с центральной нервной системой имеет качественно более высокий уровень адаптации к изменениям внешней среды, нежели колония бактерий сопоставимых размеров.

Это не мешает идеологам экономического mainstream (основного течения современной западной экономической теории, являющегося идеологическим основанием архитектуры современной мировой экономики [2], [3], [4]) подвергать тезис (4) яростной критике. Например: «[рынок], являясь ничем иным как процессом переработки информации, способен собирать и использовать информацию, широко рассеянную – такую, которую ни один орган централизованного планирования, не говоря уже об отдельном индивиде, не может ни знать в полном объеме, ни усваивать, ни контролировать» [5, с. 29].

Однако эти идеологические атаки строятся, как правило, на подмене тезиса: указываются фатальные недостатки тотального планирования (когда издержки поиска информации растут экспоненциально), а затем выводы распространяются на институт централизованного планирования как таковой:

Развитие вычислительный техники позволяет уже сейчас решать и оптимизировать межотраслевые балансы размерностью в десятки миллионов строк/столбцов: «…уже в ближайшие годы станет возможно не только балансировать, но и оптимизировать план производства для всей мировой экономики в реальном времени… при должной мощности компьютерного парка централизованный план окажется лучше рынка. С задачей фон Хайека [сбора информации] частично разобрались американцы еще в 1960-х. Они стали выпускать основные элементы сложных товаров — от холодильника до автомобиля – в нескольких вариантах. Потребитель по каталогу выбирает цвет… объем двигателя и т. п. Производитель заблаговременно получает часть информации, недоступной [по мнению Хайека] … В последние годы эта технология охватила почти весь спектр товаров благодаря торговле через Интернет» [6].

Здесь уместна аналогия с отношением между инстинктами и разумом: если человек решит контролировать умом напряжения и расслабления всех своих мышц при ходьбе, от информационной перегрузки он не сделает и шагу; однако разве из этого следует, что разум человеку только во вред? Подобно тому, как разум ставит человека на новую ступень по сравнению с животными, появление института централизованного планирования также переводит экономическую систему на новый уровень эффективности (если не ставить целью довести ситуацию до абсурда: планированием тотальным, или выбором заведомо неадекватных целевых показателей [7]). В реальной экономической системе, лишенной института централизованного планирования, равновесие, как правило (хотя и необязательно), устанавливается, – но неоптимальное, и самопроизвольный переход в точку оптимума практически невозможен.

Если от идеологической риторики мы обратимся к экономической реальности, то обнаружим, что экономика «развитых рыночных стран» в значительной степени регулируется.

Таким образом, тезис (4) подтверждается исторически, а его теоретическая критика в лучшем случае неубедительна, а зачастую просто манипулятивна.

(5-6) в то же время нет никаких оснований считать (вслед за марксом), что объективная тенденция ограничения прав распоряжения крупной частной собственностью (с ростом экономических систем) обязательно сопрягается с обобществлением прав на получение дохода. Логически мыслимы (и фактически имели место) любые сочетания аспектов реализации прав собственности:

Возможно как эгалитарное общество с частным владением собственностью (и перераспределением права на получение дохода от титульных владельцев в пользу общества в целом – как в скандинавском «рыночном социализме» второй половины ХХ века), так и элитарное с общественным владением собственностью на средства производства (при олигархической приватизации распределения доходов: так, в своих интервью весьма известный в 1990-е годы олигарх А.Б. Березовский давал следующие рекомендации для «РФ-бизнеса»: «…зачем приватизировать предприятия? Следует приватизировать идущие через них финансовые потоки…»).

Таким образом, планирование экономики может осуществляться как в интересах большинства, так и сугубого меньшинства населения – никаких эндогенно-экономических причин для этого выбора, по нашему мнению, не существует. История свидетельствует, что реальные переходы к социализму в хх веке никогда не происходили в результате эволюции экономических систем (предварительного построения развитого монополистического капитализма). Так, Октябрьская революция в России с точки зрения большинства марксистов-теоретиков была контрреволюцией («Россия еще не доросла до социалистической революции»), и в последовавшей Гражданской войне многие из них примкнули к белым [8, С. 14, 21, 24]. Разворачивающаяся сейчас глобализация – это, по нашему мнению, переход к планированию и управлению мировой экономикой из единого центра, но явно не в интересах большинства человечества. фашиствующая олигархия в мировом масштабе, – как возможный итог монополизации промышленности и объединения ее под единым руководством, – была художественно предсказана еще в начале ХХ века в известной антиутопии Дж. Лондона «Железная пята» [9].

Хотя глобализация конца ХХ – начала ХХI веков происходит отнюдь не в виде составления таблиц МОБ мировой экономики, а имеет внешне хаотичный вид биржевых крахов, финансовых кризисов (а то и просто бомбовых ударов), гипотеза, что все это есть результат «неуправляемой стихии рынка», вряд ли может быть принята, – ибо в выигрыше неизменно оказываются одни и те же игроки из стран «золотого миллиарда» [10]. Представляется весьма вероятным, что план у глобализации есть – просто интересы большей части человечества не входят в этом гипотетическом плане в список оптимизируемых параметров (отчего, собственно, и возникает ощущение «мир сошел с ума»).

Заключение

оценка современной мировой финансово-экономической системы не может быть дана сама по себе, без априорного социально-этического выбора. Выбор «либерализм / социализм / олигархический фашизм» является не столько экономическим, сколько социально-политическим. В конечном счете – морально-этическим.

Первичны, по нашему мнению, процессы в человеческой душе – облик общества есть производное от соотношения Божественного и животного в каждом члене социума. 

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

 

Список литературы / References

  1. Маркс К. Капитал. Том первый. / К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. – Т. 23. – М.: Госполитиздат, 1960. – 907 с.
  2. Глазьев С.Ю. Рывок в будущее / С.Ю. Глазьев. – М.: Книжный мир, 2018. – 768 с.
  3. Егоров Д.Г. О единстве экономической теории / Д.Г. Егоров, A.B. Егорова. СПб.: Издательско-полиграфическая ассоциация высших учебных заведений, 2019. 214 с.
  4. Сорос Дж. Кризис мирового капитализма. Открытое общество в опасности / Дж. Сорос -М.: ИНФРА–М, 1999. – 262 с.
  5. Хайек Ф. Пагубная самонадеянность / Ф. Хайек. – М.: Новости, 1992. – 304 с.
  6. Вассерман А. План или рынок? // Вассерман А. В первый раз социализм пришел рановато / А. Вассерман // Бизнес-журнал. 2011, № 6. [Электронный ресурс] – URL: http://svoy-put.ru/ekonomika/poznavatelnye-stati/anatolii-vasserman-otritsanie-otritsaniia (дата обращения: 7.12.2021).
  7. Валовой Д.В. Экономика: взгляды разных лет / Д.В. Валовой. М.: Наука, 1989. – 453 с.
  8. Кара–Мурза С.Г. Матрица «Россия» / С.Г. Кара–Мурза. М.: Эксмо, 2010. – 320 с.
  9. London J. The iron heel / J. London. Macmillan Publishers, 1908. – 354 p.
  10. Кляйн Н. Доктрина шока / Н. Кляйн. М.: Добрая книга, 2011. – 656 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Marks K. Kapital. Tom pervyy [Capital. Volume one] / K. Marks i F. Engel’s. Sochineniya [Compositions]. Vol. 23. – Moscow: Gospolitizdat, 1960. – 907 p. [in Russian].
  2. Glazyev S.Yu. Ryvok v budushcheye [Dash into the future] / S.Yu. Glazyev. – Moscow: Knizhny mir, 2018. – 768 p. [in Russian].
  3. Egorov D. O edinstve ekonomicheskoi teorii [Conсerning the union of the economical theory] / D.G. egorov, A.V.Еgorova. – Petersburg, Publishing Press Association, 2019. – 214 p. [in Russian].
  4. Soros G. Krizis mirovogo kapitalizma [The crisis of world capitalism] / G. Moscow: INFRA-M, 1999. – 262 p. [in Russian].
  5. Hayek F. Pagubnaya samonadeyannost’ [Pernicious arrogance] / F. Hayek. – Moscow: Novosti, 1992. – 304 p. [in Russian].
  6. Vasserman A.V. Pervyy raz sotsializm prishel ranovato [For the first time socialism came too early] / A. Vasserman. [Electronic resource] – URL: http://svoy-put.ru/ekonomika/poznavatelnye-stati/anatolii-vasserman-otritsanie-otritsaniia (accessed: 7.12.2021) [in Russian].
  7. Valovoi D.V. Ekonomika: vzglyady raznykh let [Economy: views over the years] / D.V. Valovoi. Moscow: Nauka, 1989. – 453 p. [in Russian].
  8. Kara–Murza S.G. Matritsa «Rossiya» [Matrix “Russia”]. / S.G. Kara–Murza. Moscow: Eksmo, 2010. – 320 [in Russian].
  9. London J. The iron heel / J. London. Macmillan Publishers, 1908. – 354 p.
  10. Klyain N. Doktrina shoka [The shock doctrine] / N. Klyain. Moscow: Dobraya kniga, 2011. 656 p. [in Russian].

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.