Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2022.115.1.102

Download PDF ( ) Pages: 160-163 Issue: № 1 (115) Part 3 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Baronova M.O., "ON THE THEME OF MOTHERLAND IN THE LITERATURE OF THE “UNNOTICED GENERATION” BASED ON THE WORKS OF A. NESMELOV)". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) № 1 (115) Part 3, (2022): 160. Fri. 28. Jan. 2022.
Baronova, M.O. (2022). TEMA RODINY V LITERATURE «NEZAMECHENNOGO POKOLENIYA» (NA PRIMERE TVORCHESTVA A. NESMELOVA) [ON THE THEME OF MOTHERLAND IN THE LITERATURE OF THE “UNNOTICED GENERATION” BASED ON THE WORKS OF A. NESMELOV)]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, № 1 (115) Part 3, 160-163. http://dx.doi.org/10.23670/IRJ.2022.115.1.102
Baronova M. O. ON THE THEME OF MOTHERLAND IN THE LITERATURE OF THE “UNNOTICED GENERATION” BASED ON THE WORKS OF A. NESMELOV) / M. O. Baronova // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2022. — № 1 (115) Part 3. — С. 160—163. doi: 10.23670/IRJ.2022.115.1.102

Import


ON THE THEME OF MOTHERLAND IN THE LITERATURE OF THE “UNNOTICED GENERATION” BASED ON THE WORKS OF A. NESMELOV)

ТЕМА РОДИНЫ В ЛИТЕРАТУРЕ «НЕЗАМЕЧЕННОГО ПОКОЛЕНИЯ»
(НА ПРИМЕРЕ ТВОРЧЕСТВА А.
 НЕСМЕЛОВА)

Научная статья

Баронова М.О.*

Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева,
Москва, Россия

* Корреспондирующий автор (maritaf1[at]mail.ru)

Аннотация

Данная статья посвящена теме «Русского Зарубежья». В ней выявлена проблематика творчества писателя и поэта Арсения Несмелова, связанная с темой эмиграции из России. Определено значение образа Родины в творчестве писателя-эмигранта, относящегося к «незамеченному поколению» Первой волны эмиграции. Сделаны выводы о дуальности образа Родина в творчестве Несмелова. Статья базируется на первоисточниках, содержит подробный анализ стихотворений А. Несмелова. В исследовании проведены параллели с аналогичными образами Родины в литературе писателей-эмигрантов. Изучена проблематика взаимоотношений писателей-эмигрантов с Родиной, сделаны выводы о связующей роли образа Родины между различными представителями младшего поколения Первой волны эмиграции.

Ключевые слова: русское Зарубежье, литература, образ, Родина, чужбина, эмиграция, Первая волна эмиграции, «незамеченное поколение», Аресений Несмелов.

ON THE THEME OF MOTHERLAND IN THE LITERATURE OF THE “UNNOTICED GENERATION”
BASED ON THE WORKS OF A. NESMELOV)

Research article

Baronova M.O.*

Likhachev Russian Research Institute for Cultural and Natural Heritage, Moscow, Russia

* Corresponding author (maritaf1[at]mail.ru)

Abstract

This article deals with the topic of the Russian culture abroad. The author identifies the problems that are touched upon in the work of the writer and poet Arseny Nesmelov related to the topic of emigration from Russia as well as determines the significance of the image of Motherland in the work of an emigrant writer belonging to the “unnoticed generation” of the first wave of emigration. Сделаны выводы о дуальности образа Родина в творчестве Несмелова. The article is based on primary sources and contains a detailed analysis of A. Nesmelov’s poems. The study draws parallels with similar images of Motherland in the literature of emigrant writers. The study examines the problems of the relationship of emigrant writers with the Motherland and presents conclusions on the connecting role of the image of Motherland between various representatives of the younger generation of the first wave of emigration.

Keywords: Russian abroad, literature, image, Homeland, foreign land, emigration, the first wave of emigration, the “unnoticed generation”, Areseny Nesmelov.

В условиях возрождения в России интереса к историческому прошлому, в том числе к культурному, в период свободной публикации произведений зарубежья, бывших долгое время недоступными российскому широкому читателю, становится актуальным изучение проблематики взаимоотношений писателей-эмигрантов с Родиной более объективно и полно. Это связано с тем, что культура Русского Зарубежья является неотъемлемой частью российской культуры. Не случайно П. Ковалевский использовал понятие «Зарубежная Россия», подчеркивая духовную связь эмигрантов с Родиной.

Представляется интересным проследить эту связь на примере младоэмигрантов «первой волны» эмиграции. В литературе Русского Зарубежья «первой волны» эмиграции выделяются «отцы» и «дети»: старшие, которые покинули Родину, будучи состоявшимися в творческом плане людьми, и «дети», которых называли «незамеченным поколением». Этот термин принадлежит В. Варшавскому, который считал своим нравственным долгом рассказать о тех, кто приехал в эмиграцию в подростковом возрасте: «Старшие из них прошли в рядах Добровольческой армии через гражданскую войну. Большинство же покинуло Родину почти детьми. Они еще помнят Россию и на чужбине чувствуют себя изгнанниками. В этом их отличие от последующих эмигрантских поколений. Но воспоминаний о России у них слишком мало, чтобы ими можно было жить. В этом их отличие от отцов» [2, С. 18].

Представители «незамеченного поколения» не успели получить признания на Родине, и потому им приходилось на чужбине искать свое место под солнцем. Как отмечал Ю. Терапиано, «легче плыть против течения в материальном смысле, чем плыть против точения (а все мы только это и делали), находясь почти что в полном одиночестве» [14, С. 379].

Однако, по мнению автора «Литературы Русского Зарубежья» А. Смирновой, «проблема эта представляется все же более сложной, чем может показаться на первый взгляд» [10, С. 30]. Она опирается на точку зрения Г. Струве: «…Говорить о тогдашних «молодых» как о незамеченном поколении — значит явно противоречить фактам» [12, С. 212].

По-разному относились представители «незамеченного поколения к вынужденной эмиграции». «Я выехал семь лет назад; чужая сторона утратила дух заграничности, как своя перестала быть географической привычкой… воспоминание либо тает, либо приобретает мертвый лоск…» – признавался В. Набоков [8, С. 28]. Но были среди «незамеченного поколения» и те, кто после окончания Великой Отечественной войны вернулся на Родину: Антонин Ладинский, Николай Щеголев, Лидия Хаиндрова.

Несмотря на разницу во взглядах, тема Родины – одна из главных в творчестве всех представителей «незамеченного поколения». В данной статье предпринимается попытка проследить трансформацию образа Родины и дефиницию этого понятия в творчестве одного из представителей «незамеченного поколения» – Арсения Несмелова (Арсения Ивановича Митропольского).

При исследовании проблемы были использованы следующие методы:

– культурно-исторический (изучение образов и мотивов Родины в творчестве А. Несмелова на фоне исторических событий);

– диахронический (изучение особенностей образов Родины творчестве А. Несмелова в хронологической последовательности);

– синхронический (сопоставление и анализ культурных явлений в рамках «первой волны эмиграции»);

Проанализировать дуальность образа Родина в творчестве Несмелова помогают теоретические положения Ф. Степуна и И. Ильина. Так, философ Федор Степун считал необходимым различать такие понятия, как «родина» и «отечество»:

1) необходимо делать различие между отечеством и родиной,

2) измена своему отечеству ради спасения родины не только допустима, но, быть может, обязательна,

3) пребывание на чужбине без борьбы за родину, наоборот, недопустимо. Если на чужбине невозможно жить родиной, то лучше возвращаться домой, хотя бы лишь затем, чтобы умереть у себя» [11].

И. Ильин также размышлял о родине и чужбине, полагая, что «Родина есть духовная реальность. Чтобы найти ее и узнать, человеку нужна личная духовность… родина воспринимается именно живым и непосредственным духовным опытом; человек, совсем лишенный его, будет лишен и патриотизма» [6, С. 25]. «Долгая жизнь на чужбине не делает ее родиной, несмотря на сложившуюся привычку к чужому быту и природе и даже на принятие нового подданства…» [6, С. 28].

Стихи Несмелова вернулись на Родину в годы перестройки. В зарубежных изданиях их оценивали неоднозначно. Так, Г. Струве, автор книги «Литература в изгнании», отмечал: «…футуризм Несмелова был довольно безвкусной смесью Северянина и Маяковского. За первой книгой последовали еще две: «Тихвин» (Владивосток, 1922) и «Уступы» (Владивосток, 1924), в которых была налицо та же ориентация на советскую поэзию. В дальнейших книгах — «Кровавый отблеск» (Харбин, 1929) и «Без России» (Харбин, 1931)80 — Несмелов выравнялся, но близость к советским поэтам у него осталась: и тематикой, и приемами он сильно отличался от парижских поэтов, хотя его и стали в 30-х годах печатать в парижских изданиях [12, С. 124]. А вот И. Голенищев-Кутузов признал Арсения Несмелова «самым одаренным» среди русских писателей на Дальнем Востоке [5, С. 107].

Жизненный путь А. Несмелова – это во многом типичный путь русского интеллигента начала 20-го века. Он один из тех, которые, по меткому определению Марины Цветаевой, упали «в эту бездну, разверзтую вдали»: революция – вынужденная эмиграция – одиночество и забвение. О своем непростом решении он расскажет в поэме «Восстание», подписанной псевдонимом «Николай Дозоров»:

Нас мало, но принят вызов.

Нас мало, но мы в бою!

Россия, отважный призван

Отдать тебе жизнь свою! [9, С. 301]

Главной темой творчества А. Несмелова является тема Родины. Он тоскует об ушедшей России, от которой остался лишь «литературный облик». Как отмечает Е. Витковский, Несмелов, вынужденно покидая Россию, легко мог бы ответить на вопрос Н. Моршена: Но что захватишь ты с собой – какие драгоценности? – «…Да ваш язык. Не знаю лучшего//Для сквернословий и молитв, //Он, изумительный, – от Тютчева// До Маяковского велик» [4, С. 9].

В стихотворении «Свою страну, страну судьбы лихой…» ностальгические чувства поэта передает сравнение: «Как скользкая игла обронена, потеряна, как драгоценный камень!» [9, С. 80] В этом сравнении и любовь, и неприязнь к нынешней России. При этом синонимы «обронена» и «потеряна» явно имеют смысловые различия: обронить – нечаянно уронить, потерять – лишиться чего-то по небрежности. То есть автор подчеркивает, что его разлука с Родиной является вынужденной.

Основную мысль стихотворения передает метафора: «Уже печаль, и та едва живет…» Она сближает стихотворение Несмелова со стихами Марины Цветаевой «Родина», «Тоска по Родине…». Казалось бы, для этих поэтов «все – равно, все – едино», но… мили (это слово встречается и у Цветаевой, и у Несмелова) не могут перечеркнуть воспоминания о «своей стране, стране судьбы лихой». Эпитет «лихой» предает боль, но не озлобленность, тоску, а не злорадство. В стихотворении часто встречается такой знак препинания, как тире: он помогает услышать поэта (тот неторопливо, раздумчиво обращает свой монолог к читателю) и увидеть железнодорожные шпалы, рельсы (напоминающие тире зрительно), которые мысленно ведут автора к родным местам.

Вдали от Родины поэт испытывает чувство одиночества, которое называет «волчьим». В стихотворении «На водоразделе» он прибегает к образу- символу: голодная одинокая волчиха, которая разлучена с детьми ассоциируется с Родиной:

Тошно сердцу от звериных жалоб,

Неизбывен горечи родник…

Не волчиха, родина, пожалуй,

Плачет о детенышах своих [9, С. 82].

Стихотворение «На водоразделе» имеет кольцевую композицию, и это только подчеркивает замкнутый круг, в который попали люди, оторванные от Родины, передает безнадежность и безвыходность ситуации. И не случайно слова «воет одинокая волчиха» повторяются несколько раз, являются рефреном стихотворения.

Обращает на себя внимание, что глагол «воет», употребленный в начале стихотворения, сменяется в конце другим – «плачет». Наверное, боль утраты притупляется, на смену ей приходит опустошение. Чувства лирического героя помогают передать эпитеты (душа «пустая», «беспощадная») и метафоры («Мы бежим, отбитые от стаи, горечь пьем из полного ковша…»).

Образ волчихи встречается и в еще одном стихотворении – «Ручная волчиха». В данном случае она символизирует одиночество, отсюда и родство душ:

Бедная! Отныне навсегда

Будет в сердце боль истомы вещей.

Как и мы, поэты, – никогда

Не увидишь мир, мечтой обещанный [9, С. 95].

Отрицательное наречие «никогда» лишь подчеркивает безысходность и напоминает грустные строки Анны Ахматовой: «… в никуда и в никогда, как поезда с откоса» [1, С. 267].

Арсений Несмелов очень часто сравнивал себя с волком, подчеркивал свою причастность к волчьей стае, но при этом в его стихах нет озлобленности, агрессии. Тоскуя о своей стране, он искренне желает ей удачи, движения вперед. В стихотворении «О России» возникает образ-символ России – парохода: «Россия отошла, как пароход от берега, от пристани отходит». Как отмечает С. Сюй, «в поэтическом воображении Несмелова действительный ход событий часто метафорически преломляется, обнажая свою истинную суть: нет, не он, Несмелов, оставил Россию, а наоборот — Россия бросила его» [13, С. 98]. Свое состояние поэт передает при помощи метафоры: «И я печаль свою переломил, как лезвие. У самого эфеса». Прием парцелляции передает всю сложность борьбы с самим собой. В результате – искреннее желание порадоваться за свою страну, даже если она стала для тебя мачехой:

Я, как спортсмен, любуюсь на тебя

(Что проиграю – дуться не причина)

И думаю, по-новому любя:

– Петровская закваска… Молодчина! [9, С. 104]

В этих строках – подлинное бескорыстие, великодушие. О себе – только вскользь, в вводном предложении, о себе – как о большом ребенке («дуться»), а о Родине – от души, без камня за пазухой.

Драма Арсения Несмелова в том, что, живя за границей, он, как и многие эмигранты, так и не стал иностранцем, а продолжал оставаться русским человеком. Об этом он говорит в стихотворении «Пять рукопожатий»:

Мы – не то! Куда б ни выгружала

Буря волчью костромскую рать, –

Все же нам и Дурову, пожалуй,

В англичан не выдрессировать [9, С. 88].

Раздумья о судьбе поколения, оторванного от Родины, передают риторические вопросы и восклицания: «Кто осудит? Вологдам и Бийскам верность сердца стоит ли хранить?», «Пять рукопожатий за неделю, разлетится столько юных стай!»

«Пять рукопожатий» Арсения Несмелова удивительно перекликаются со стихотворениями Александра Вертинского «В степи молдаванской», «Чужие города», «О нас и о Родине». За внешней бравадой Вертинского («И легко мне с душою цыганской кочевать, никого не любя!») явно прослеживаются боль и отчаяние. Эти же чувства переполняют и душу Арсения Несмелова: «Мы – умрем, а молодняк поделят – Франция, Америка, Китай». Знак препинания (тире), к которому прибегает Несмелов, напоминает о тире, которое разделяет две даты на могильных плитах.

Стихотворение А. Вертинского заканчивается многоточием:

А когда засыпают березы

И поля затихают ко сну,

О, как сладко, как больно сквозь слезы

Хоть взглянуть на родную страну… [3, С. 295]

Вертинскому удалось осуществить свою мечту: вернувшись на Родину, он утверждал, что считает себя абсолютно счастливым человеком, поскольку у него есть Родина и любимый труд.

У Арсения Несмелова не было Родины, не было семьи – оставалась надежда только на стихи: «Где границы этой дали? // До тебя, моя Россия,// До тебя, моя печаль! [9, С. 205]

Покидая Родину, Арсений Несмелов думал, что это навсегда:

Иду. Над порослью вечернее

Пустое небо цвета льда.

И вот со вздохом облегчения:

«Прощайте, знаю: навсегда!» [9, С. 82]

Но на этот раз предсказание не сбылось. В 1945 году, когда в Харбин вступили советские войска, Несмелов был арестован, и о его судьбе долгое время ничего не было известно. Лишь в 1974 году один из очевидцев рассказал, что Арсений Иванович умер на полу тюремной камеры от кровоизлияния в мозг. Ю. Крузенштерн-Петерец, одна из участниц литературного объединения «Чураевка», членом которого был А. Несмелов, отмечала, что он «еще задолго до увоза его в СССР был уже не человеком, а сплошным криком «из задохнувшейся гортани». Свою обреченность он чувствовал» [7, С. 61]. Однако, несмотря ни на что, философски-мудро оценивал свое прошлое и будущее, неразрывно связанное с Россией.

Но и ныне, как прежде, когда-то,

Не осилить Россию беде,

И запавшие очи подняты

К золотой Вифлеемской звезде [9, С. 125].

Таким образом, не принимая того, что происходит в современной ему России и не желая возвращаться туда, Несмелов в то же время тоскует по Родине и испытывает чувство одиночества на чужбине. С течением времени тема жертвенной любви к Родине, характерная для ранних стихов (готовность отдать свою жизнь за идеалы офицерского братства) сменяется философско-созерцательной позицией.

Можно сказать, что образ Родины в творчестве А. Несмелова базируется на этногеографическом подходе (Родина как место рождения и страна предков), витальном (Родина как живое существо) и духовно-нравственном.

Творчество А. Несмелова оправдывает предсказание В. Яновского: «Россия «откроет» своих мальчиков, никогда не прерывавших внутренней связи и с Европой, и с родиной» [15, С. 12].

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Ахматова А. Лирика / А. Ахматова. – М.: Художественная литература, 1989.
  2. Варшавский В. Незамеченное поколение / В. Варшавский,. – М.: Дом русского зарубежья имени Александра Солженицына, 2010.
  3. Вертинский А. Дорога длинною… / А. Вертинский. М.: Правда, 1990.
  4. Витковский Е.В. Арсений Несмелов. Стихотворения / Е.В. Витковский. – М.: Художественная литература, 1989.
  5. Голенищев-Кутузов И.Н. Русская литература на Дальнем Востоке / И.Н. Голенищев-Кутузов // Русский Харбин / Сост., предисл. и коммент. Е.П.Таскиной. М.: Изд-во МГУ, 1998.
  6. Ильин И. О сущности правосознания / И. Ильин. – М.: Рарогъ, 1993.
  7. Крузенштерн-Петерец Ю. Чураевский питомник (о дальневосточных поэтах) / Ю. Крузенштерн-Петерец // Возрождение. № 204.
  8. Набоков В. Дар / В. Набоков. – М: Совместное советско-американское предприятие Соваминко. 1990.
  9. Несмелов А. Без Москвы, без России / А. Несмелов. – М.: Московский рабочий, 1990.
  10. Смирнова А. Литература русского зарубежья (1920-1990 гг.): учеб. Пособие / А. Смирнова. – М.: Флинта, 2012.
  11. Степун Ф. Родина, отечество и чужбина. Мы – в России и Зарубежье / Ф. Степун. [Электронный ресурс]. URL: http://www.pvr.ru/files/We-3.pdf (дата обращения: 20.11.2021).
  12. Струве Г. Русская литература в изгнании / Г. Струве. – М.: Русский путь, 1992.
  13. Сюй Светлана Г.Х. Литературная жизнь русской эмиграции в Китае (1920- 1940-ые годы) / Г.Х. Сюй Светлана. М., 2003.
  14. Терапиано Ю. Незамеченное поколение / Ю. Терапиано. – М.: Дом русского зарубежья имени Александра Солженицына, 2010.
  15. Яновский В. Поля Елисейские / В. Яновский. – Санкт-Петербург: Пушкинский фонд МСМХС III, 1993.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Ahmatova, A. Lirika [Lyric Poetry]. / A. Ahmatova – M.: Hudozhestvennaja literatura, 1989. [in Russian]
  2. Varshavskij, V. Nezamechennoe pokolenie [The Unnoticed Generation]. / V. Varshavskij – M.: Dom russkogo zarubezh’ja imeni Aleksandra Solzhenicyna, 2010. [in Russian]
  3. Vertinskij, A. Doroga dlinnoju… [By the Long Road…] / A. Vertinskij – M.: Pravda, 1990. [in Russian]
  4. Vitkovskij, E.V. Arsenij Nesmelov. Stihotvorenija. [Arseny Nesmelov. Poems.] / E.V. Vitkovskij – M.: Hudozhestvennaja literatura, 1989. [in Russian]
  5. Golenishhev-Kutuzov, I.N. Russkaja literatura na Dal’nem Vostoke [Russian Literature in the Far East] / N. Golenishhev-Kutuzov // Russkij Harbin [Russian Harbin]. Compiled, Preface and Commentary by E.P.Taskina. M.: Publishing house MGU, 1998. [in Russian]
  6. Il’in I. O sushhnosti pravosoznanija [On the Essence of Legal Consciousness]. / I. Il’in – M.: Rarog’, 1993. [in Russian]
  7. Kruzenshtern-Peterec, Ju. Churaevskij pitomnik (o dal’nevostochnyh pojetah) [Churaevsky Nursery (About Far Eastern Poets)]. / Ju. Kruzenshtern-Peterec // Vozrozhdenie. № 204. [in Russian]
  8. Nabokov, V. Dar [The Gift]. / V. Nabokov – M: Sovaminko. 1990. [in Russian]
  9. Nesmelov, A. Bez Moskvy, bez Rossii [Without Moscow, Without Russia]. / A. Nesmelov – M.: Moskovskij rabochij, 1990. [in Russian]
  10. Smirnova, A. Literatura russkogo zarubezh’ja (1920-1990 gg.): ucheb. posobie. [Literature of the Russian Abroad (1920-1990): Study Manual.] / A. Smirnova – M.: Flinta, 2012. [in Russian]
  11. Stepun F. Rodina, otechestvo i chuzhbina. My – v Rossii i Zarubezh’e. [Homeland, Fatherland and Foreign Land. We – in Russia and Abroad.] [Electronic resource] / F. Stepun // [Electronic resource]. URL: http://www.pvr.ru/files/We-3.pdf (accessed: 20.11.2021). [in Russian]
  12. Struve, G. Russkaja literatura v izgnanii [Russian Literature in Exile]. / G. Struve – M.: Russkij put’, 1992. [in Russian]
  13. Sjuj, Svetlana G.H. Literaturnaja zhizn’ russkoj jemigracii v Kitae (1920- 1940-ye gody) [Literary Life of Russian Emigration in China (1920-1940s)]. / Svetlana G.H. Sjuj – M., 2003. [in Russian]
  14. Terapiano, Ju. Nezamechennoe pokolenie [Unnoticed Generation]. / Terapiano, Ju. – M.: Dom russkogo zarubezh’ja imeni Aleksandra Solzhenicyna, 2010. [in Russian]
  15. Janovskij, V. Polja Elisejskie [Elysian Fields]. / V. Janovskij – Sankt-Peterburg: Pushkinskij fond MSMHS III, 1993. [in Russian]

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.