Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.108.6.095

Download PDF ( ) Pages: 7-13 Issue: № 6 (108) Part 4 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Goncharuk B.B., "ON THE ISSUE OF ASCRIPTION OF A FRAGMENT OF THE FRESCO OF THE ANNUNCIATION CATHEDRAL FROM THE COLLECTION OF THE STATE HISTORICAL MUSEUM OF RUSSIA". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) № 6 (108) Part 4, (2021): 7. Tue. 22. Jun. 2021.
Goncharuk, B.B. (2021). K VOPROSU OB ATRIBUCII FRAGMENTA FRESKI BLAGOVESCHENSKOGO SOBORA IZ SOBRANIYA GOSUDARSTVENNOGO ISTORICHESKOGO MUZEYA [ON THE ISSUE OF ASCRIPTION OF A FRAGMENT OF THE FRESCO OF THE ANNUNCIATION CATHEDRAL FROM THE COLLECTION OF THE STATE HISTORICAL MUSEUM OF RUSSIA]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, № 6 (108) Part 4, 7-13. http://dx.doi.org/10.23670/IRJ.2021.108.6.095
Goncharuk B. B. ON THE ISSUE OF ASCRIPTION OF A FRAGMENT OF THE FRESCO OF THE ANNUNCIATION CATHEDRAL FROM THE COLLECTION OF THE STATE HISTORICAL MUSEUM OF RUSSIA / B. B. Goncharuk // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2021. — № 6 (108) Part 4. — С. 7—13. doi: 10.23670/IRJ.2021.108.6.095

Import


ON THE ISSUE OF ASCRIPTION OF A FRAGMENT OF THE FRESCO OF THE ANNUNCIATION CATHEDRAL FROM THE COLLECTION OF THE STATE HISTORICAL MUSEUM OF RUSSIA

К ВОПРОСУ ОБ АТРИБУЦИИ ФРАГМЕНТА ФРЕСКИ БЛАГОВЕЩЕНСКОГО СОБОРА
ИЗ СОБРАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО ИСТОРИЧЕСКОГО МУЗЕЯ

Научная статья

Гончарук Б.Б.*

Московская духовная академия, Сергиев Посад, Россия

* Корреспондирующий автор (bogdanmda[at]yandex.ru)

Аннотация

В данной статье дан анализ композиции, изображенной на фрагменте фрески Благовещенского собора Московского Кремля из собрания ГИМа. Кратко приведена история перестроек Благовещенского собора. Рассмотрены все упоминания данного фрагмента фрески в литературе и его атрибуция. Благодаря сравнительному анализу композиции фрагмента с кругом ближайших по времени памятников, удалось точно определить изображенный на фрагменте сюжет как «Евхаристию», а вернее правую его часть — «Причащение Крови». Уточнение атрибуции фрагмента фрески Благовещенского собора Московского Кремля из собрания ГИМа позволяет теперь включать его как важный памятник для изучения искусства XV в., алтарных росписей этого периода, а также развития и бытования иконографии «Евхаристии».

Ключевые слова: Благовещенский Собор, Московский Кремль, Андрей Рублёв, XV век, христианская иконография, история искусства, древнерусское искусство, иконопись, фреска, Тайная Вечеря, Евхаристия.

ON THE ISSUE OF ASCRIPTION OF A FRAGMENT OF THE FRESCO OF THE ANNUNCIATION CATHEDRAL FROM THE COLLECTION OF THE STATE HISTORICAL MUSEUM OF RUSSIA

Research article

Goncharuk B.B.*

Moscow Theological Academy, Sergiev Posad, Russia

* Corresponding author (bogdanmda[at]yandex.ru)

Abstract

This article analyzes the composition depicted on a fragment of the fresco of the Annunciation Cathedral of the Moscow Kremlin from the collection of the State Museum of Fine Arts and provides a history of the reconstruction of the Annunciation Cathedral.  The study examines all the references to this fragment of the fresco in the literature and its ascription. Due to a comparative analysis of the composition of the fragment with its contemporary monuments, it was possible to accurately determine the plot depicted on the fragment as the “Eucharist”, or rather the right part of it — “The Communion of Blood”. Clarifying the ascription of the fragment of the fresco of the Annunciation Cathedral of the Moscow Kremlin from the collection of the State Historical Museum of Russia now allows to include it as an important monument for the study of the art of the 15th century, the altarpieces of this period as well as the development and existence of the iconography of the “Eucharist”.

Keywords: Annunciation Cathedral, Moscow Kremlin, Andrey Rublev, 15th century, Christian iconography, art history, Ancient Russian art, icon painting, fresco, Last Supper, Eucharist.

Фрагмент росписей, которому посвящена данная статья, был обнаружен в 1914 г. при археологических раскопках на территории Московского Кремля и тогда же передан в Государственный Исторический музей, где находится в настоящее время в постоянной экспозиции [1, С. 264].

Каменный блок стенной кладки на одной из граней имеет фрагмент штукатурки с частью сюжетной композиции (см. рис. 1). Сохранились изображения голов трех апостолов на фоне стены, детали одежд. Центральная фигура облачена в серо-синий гиматий, апостол слева — в лиловый. У правого края фрагмента — темная линия, вероятно, рисунок головы еще одной фигуры. Различимы подготовительный рисунок углем и тонкая графья на складках одежд.

22-06-2021 12-51-12

Рис. 1 – Фрагмент фрески Благовещенского собора Московского Кремля. Ок. 1416 г., ГИМ

 

Стоит сказать об истории перестройки Благовещенского собора. На протяжении своего существования храм неоднократно перестраивался, меняя свой облик и размеры. В настоящее время строительство первого белокаменного храма датируют 1360-1370-ми гг. [2, С. 164].

По археологическим исследованиям это был бесстолпный одноглавый одноапсидный храм с пристенными опорами, ширина храма была около 8 м. [3, С. 277]. Именно этот собор был расписан в 1405 г. Феофаном Греком, Прохором с Городца и прп. Андреем Рублёвым. «Тое же весны начаша подписывати церковь каменную святое Благовещение на князя великаго дворе, не ту, иже ныне стоит а мастеры бяху Феофан иконник Гречин да Прохор старец с Городца, да чернец Андрей Рублев, да того же лета и кончаша ю» [4, С. 459].

Слова Троицкой летописи (нач. XV в.) «не ту, иже ныне стоит» считают указанием на второй храм на месте первого. В 1416 г. по велению великого князя Василия Димитриевича первый бесстолпный храм был разобран по подклет, а его стены внутри и снаружи обложены новой кладкой. Мастера также разобрали апсиду, возвели подклетную часть алтаря, выкладывая основания под боковые апсиды глухой кладкой. На таком подклете возвели четырехстолпный трехапсидный храм 1416 г. [3, С. 277].

В 1482 г. второй храм также был разобран по подклет и на его месте возведен новый кирпичный собор, практически повторяющий конфигурацию предыдущего [3, С. 277]. В летописном тексе есть указание на то, что второй храм также был расписан: «Разрушй князь великый Благовещение на своём дворе подписанную /только по казну и по подклет и заложи казну около того подклета и полату кирпичную с казнами» [5, С. 234-235].

При нескольких перестройках Благовещенского собора использовался материал предыдущих построек, в соборе 1416 г. – каменные блоки XIV в., в соборе 1480-х гг. блоки обеих предшествующих построек [6, С. 526]. Блоки шли преимущественно в забутовку, поэтому сейчас они сосредоточены в нижней части храма. Одним из таких блоков и является найденный в 1914 г. фрагмент, которому посвящена статья. Часть элементов кладки и декора (несколько сотен блоков) была найдена при реставрационных работах 1960-1970 гг., и в 2005-2007 гг. [6, С. 527]. Исследователи абсолютное большинство этих фрагментов относят к 1416 году.

Впервые фрагмент фрески был опубликован в каталоге выставки «Византия Балканы Русь» 1991 г. и предположительно отнесен И. Я. Качаловой к росписи собора 1416 г. [1, С. 264].

Изображения трёх мужских голов были атрибутированы исследователем как деталь композиции «Тайная вечеря». Фрагменты фигур соотносились с группой апостолов Матфея, Петра и Иуды. Ближайшие параллели исследователь находит в памятниках рублевского круга: иконах праздничного ряда Благовещенского собора Московского Кремля нач. XV в. и Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры ок. 1425г. (см. рис. 2). Стилистически живопись соотносится с фресками церкви Рождества Богородицы в селе Городня и собора Саввино-Сторожевсого монастыря в Звенигороде. [1, С. 264].

22-06-2021 12-51-32

Рис. 2 – Фрагменты икон «Тайная Вечеря» из иконостасов:

a) Благовещенского собора Московского Кремля, начало XV в.;
б) Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры, ок. 1425 г.

 

В последующих упоминаниях в литературе исследователи придерживаются этой датировки, атрибуции и параллелей с памятниками рублевского круга. Стоит сказать, что В. В. Кавельмахером фрагмент ошибочно датирован XIV в., эта датировка и в настоящее время присутствует на этикетке экспоната в ГИМе [7, С.533].

В роботах Г. В. Попова фрагмент упоминается как возможная работа прп. Андрея Рублева (или прп. Андрея и Даниила) около 1416 г. [8, С. 23]. Подчеркивается иконографическое тождество сохранившегося фрагмента с композицией «Тайная вечеря» из праздничных рядов иконостасов Благовещенского и Троицкого соборов.

Фрагмент фрески как часть композиции «Тайная Вечеря» упоминается в труде Л. А. Щенниковой, в ее монографии «Творения прп. Андрея Рублева» 2007 г. [9, С. 375].

В каталоге-альбоме 2010г., приуроченному к 650-летию Андрея Рублева «Подвиг иконописания», фрагмент фрески опубликован наряду с обнаруженными блоками стенной кладки с остатками росписей 1416 г., которые были найдены при реставрационных работах в Московском Кремле в 2005-2007гг. В каталожном описании фрагмент предположительно определен как часть «Тайной Вечери» [7, С. 533]. В. Д. Сарабьянов в своих статьях, посвященных обнаруженным блокам с фрагментами живописи, также придерживается предшествующей атрибуции [10, С. 169].

При изучении икон трех древнейших ярусов иконостаса Троицкого Собора Троице-Сергиевой Лавры ок 1425 г. автором настоящей статьи также было обнаружено большое сходство фрагмента с деталями праздничных икон. Однако при пристальном иконографическом анализе, оказалось, что сходство с фресковым фрагментом обнаруживается не только в «Тайной Вечери», но и в детали композиции «Евхаристии», а именно в иконе «Причащение Крови» (см. рис. 3, a).

22-06-2021 12-54-10

Рис. 3 – Фрагменты изображения «Евхаристии» («Причащение Крови»):

a) икона иконостаса Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры, ок. 1425 г.; б) сень царских врат из с. Благовещение, вторая четверть XV в., ГТГ; в) запрестольная пелена «Суздальский воздух», 1410-13 гг., ГИМ

 

В праздничном ряду Троицкого иконостаса практически по вертикальной оси помещены две иконы «Евхаристии», что является редкостью для праздничных чинов этого времени, а в последующие периоды «Причащение апостолов» переходит на сени царских врат или на сами створки царских врат.

Иконы Троицкого иконостаса дошли до нас в недостаточно хорошей сохранности, и восприятие живописи искажается вставками левкаса, реставрационными тонировками и потемневшим покрытием. Поэтому сравнить оба памятника (фреску и икону Троицкого иконостаса) весьма затруднительно. При анализе стилистики и иконографии икон «Евхаристии» били рассмотрены разные образцы с этим сюжетом, и среди них обнаружены достаточно близкие по композиции или по цветовому решению.

Нужно сказать, что в самой первой публикации, Ирина Яковлевна Качалова справедливо замечает непривычные для фигур из «Тайной Вечери» цвета одежд: синий гиматий у ап. Матфея и лиловый у ап. Петра [1, С. 264]. Действительно, при рассмотрении образцов «Тайной Вечери» этого времени не обнаруживается подобная расцветка гиматиев.

Фигуры в схожих одеждах встречаются на композициях сени царских врат. Например, на сени из села Благовещение. (см. рис. 3, б) Атрибуция сени неоднозначная, так как живопись частично находится под записью. По мнению Э. К. Гусевой сень изначально писалась для Троицкого собора и была в комплексе с сохранившимися царскими вратами [11], однако исследователи считают сень вторичной по отношению к иконостасу и условно датируют ее второй четвертью XV в. [12, С. 32, № 49]. Но даже в таком случае можно увидеть тождество композиций сени и фрагмента фрески.

Также похожую композицию можно видеть в более поздних памятниках. Например, в иконе праздничного ряда иконостаса Софийского собора Новгорода (1509 г.) и сени царских врат из иконостаса придела Рождества Богородицы Софийского собора (ок. 1558 г.).

На сени царских врат сер. XVII в. из Ярославского музея-заповедника все имена апостолов подписаны, что позволяет точно определить ап. Марка, положение которого схоже с фрагментом фрески, хотя отсутствует поворот головы назад.

Судя по приведенным выше образцам на фрагменте фрески из ГИМа изображены не апостолы Матфей, Петр и Иуда, а вероятнее всего апостолы Марк, Иоанн, и Матфей.

В иконографии апостола Матфея на иконах «Тайной Вечери» или на других изображениях (например, в миниатюре Евангелия Хитрово, створках царских врат Троицкого иконостаса или фреске «Страшного Суда» из росписей Успенского собора Владимира 1408 г.) можно выделить: заметные пряди бороды, седину и зеленый гиматий с синим хитоном. А на фрагменте фрески просматривается подготовительный рисунок бороды округлого силуэта и темно синий гиматий. Апостол же Иоанн традиционно изображается именно в лиловом или красноватом гиматии. В нижней части блока как раз может быть фрагмент головы апостола Матфея, а не Иуды, так как в «Тайной вечере» Иуда обычно изображается в резком движении, тянущим руку к чаше (солилу) на столе (см. рис. 2). Поэтому на фрагменте фрески справа должны быть изображены не только голова, но и часть его спины, чего мы не наблюдаем. Так как, очевидно, изображен стоящий в рост апостол.

Небольшой остаток темной описи или рисунка с правого края блока свидетельствует об изображении другого апостола. Так как иногда они изображаются в разном порядке, то это может быть Варфоломей, Фома, Иаков или Симон.

Поворот головы центрального апостола часто встречается в памятниках близкого времени. В частности, в лицевом шитье, так как на покровцах, воздухах, поручах, и пеленах традиционно изображали сюжеты, связанные с Евхаристией или Страстями Христовыми.

Например, изображение группы апостолов на так называемом «Суздальском Воздухе» 1410-13 гг. из собрания ГИМа, который видимо являлся (в силу своего размера) запрестольной пеленой (см. рис. 3, в). Его иконографическая схема очень близка Троицким иконам «Евхаристии». Или на Воздухе XV в. из Сергиево-Посадского музея-заповедника. На фреске фигуры также могли быть расположены в два ряда по трое.

Если цветовая гама у шитых памятников зачастую весьма условно следует иконным или фресковым изображениям (в силу технологии, используемых материалов или выгоранию оригинального цвета нитей за время бытования), то сама композиционная схема бывает очень близкой.

Также для аналогии можно привести изображения «Евхаристии» на створках царских врат, в частности на Новгородских вратах середины XV в. из собрания Третьяковской галереи, и вратах конца XVв. из Государственного Русского музея. Можно сказать, что интересующий нас элемент композиции (группа апостолов, с характерным поворотом головы одного из них) на протяжении XV в. мог оставаться практически без изменений.

Конечно, и «Тайная вечеря», и «Евхаристия» очень близки и берут свое начало из одного и того же исторического события и текстового источника, однако иконография этих сюжетов достаточно сильно различается (и различалась изначально) и имеет свою историю формирования и особенности. Некоторые отдельно взятые фрагменты композиций действительно могут быть очень схожи, так как в обоих композициях изображаются практически одни и те же лица и в очень схожих ракурсах. Но если «Тайная вечеря» входила в изображение двунадесятых праздников и Страстного цикла, то «Евхаристия» традиционно помещалась в центральной апсиде.

Таким образом фрагмент фрески может являться частью росписи алтарной апсиды Благовещенского собора Московского Кремля, возведенного в 1416 г. Нужно сказать, что Г. В. Попов, упоминая фрагмент, подметил небольшой изгиб внутрь поверхности каменного блока и предположил его расположение в стене апсиды, указывая на то, что и сейчас в росписи Благовещенского собора, построенного в 1484 г. и расписанного после 1547 г., «Тайная Вечеря» расположена там же [8, С. 23]. Если же принять атрибуцию фрагмента как часть «Евхаристии», то какие-то другие храмовые части кроме алтаря просто исключены, причем вероятнее всего располагалась композиция симметрично.

Так как масштаб фигур на фрагменте достаточно мал (фигуры апостолов, вероятно, были около метра в высоту), то расположение двухчастной «Евхаристии» от края до края стены центральной апсиды представить весьма затруднительно. Но исходя из того, что композиции «Причащение Тела» и «Причащение Крови» могли располагаться между окон (вернее симметрично по обе стороны от алтарного окна или окон), как, например, в Троицком соборе Троице-Сергиевой лавры, сюжеты вполне могли быть небольшого масштаба. Косвенно об этом свидетельствует реконструкция плана Благовещенского собора 1416 г., выполненная архитектором-реставратором Г. С. Евдокимовым [13, С. 86], где в алтаре (шириной около 4,5 метров и при общей развёртке стены апсиды около 8 метров) могло быть расположено три световых окна. Также композиции могли соседствовать с другими сюжетными изображениями по краям стены апсиды. Стоит сказать, что в нынешнем Благовещенском соборе «Евхаристия» также расположена по обе стороны от широкого окна, и имеет весьма небольшой масштаб, и совершенно не монументальный характер.

«Причащение апостолов» почти всегда помещалось в роспись центральной апсиды, но без материальных памятников этот тезис носит более теоретический характер, так как от рубежа XIV-XV вв. и первой трети XVв. практически не сохранилось алтарных росписей, поэтому эта область как бы затеняется в науке. Но атрибуция фрагмента фрески Благовещенского собора возвращает к реальности помещения этих композиций в алтаре.

А также этот фрагмент, на ряду с Суздальской пеленой, иконами «Евхаристии» из Троицкого иконостаса и сени чуть позднейшего времени, можно рассматривать как признак не убывающего, а наоборот повышенного внимания к теме Евхаристии. Несмотря на то, что это памятники, выполненные в разных техниках и с разным расположением в храме, они одного художественного, а главное литургического порядка.

Фрагмент фрески, которому посвящена данная статья, имеет ряд упоминаний в трудах, посвященных наследию прп. Андрея Рублева и искусству первой трети XV в. Однако искусство этого периода, исследуемое уже не одним поколением ученых, весьма многогранное, глубокое по своему содержанию и художественным особенностям. Поэтому не удивительно, что памятники продолжают исследоваться, а атрибуции уточняться. Иногда сомнению подвергаются даже устоявшихся в науке мнения, пример чему результаты технико-технологического исследования икон Звенигородского чина специалистами ТГТ и ГосНИИР [14]. Подводя итог можно сказать, что несмотря на упоминание в литературе, памятники не исключают более подробного исследования и анализа. Уточнение атрибуции фрагмента фрески Благовещенского собора Московского Кремля из собрания ГИМа, позволяет теперь включать его как важный памятник для изучения искусства XV в., алтарных росписей этого периода, а также для изучения развития и использования иконографии «Евхаристии».

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Качалова И. Я. Фрагмент росписи Благовещенского собора Московского Кремля / И. Я. Качалова // Византия. Балканы. Русь: Иконы конца XIII – первой половины XV в.: каталог выставки, Гос. Третьяковская галерея, авг. – сент. 1991 г. / – М.: Изд-во Гос. музеев Московского Кремля, 1991. – С. 264 N4 Приложение Б.
  2. Кавельмахер В. В. Подклет Благовещенского Собора Московского Кремля по данным архитектурных и археологических исследований XX века. / В. В. Кавельмахер, А. А. Суханова // Художественные памятники Московского кремля. Материалы и исследования. Вып. 16. – М., 2003. – С. 164-178
  3. Баталов А. Л. Благовещенский Собор. История собора. Строительство в XIV – нач. XV в. / А. Л. Баталов // Православная энциклопедия. Т.V. – М., 2002. – С. 276-280
  4. Приселков М. Д. Троицкая летопись. Реконструкция текста / М. Д. Приселков. – М.-Л. 1950. – 515 с.
  5. ПСРЛ. Полное собрание русских летописей, изданное по высочайшему повелению Археографической коммиссией. Т. VI. Софийские летописи. – СПб., 1853.
  6. Сарабьянов В. Д. Фрагменты росписи Благовещенского собора в Московском Кремле / В. Д. Сарабьянов // Андрей Рублев. Подвиг иконописания. К 650-летию великого художника. Каталог-альбом – М.: Красная площадь, 2010. – С. 525-531
  7. Тарасенко Л. П. Архитектурный блок с фрагментом композиции «Тайная Вечеря» (?). Каталожное описание / Л. П. Тарасенко // Андрей Рублев. Подвиг иконописания. К 650-летию великого художника. Каталог-альбом . – М.: Красная площадь, 2010. – С. 533
  8. Попов Г. В. Андрей Рублев / Г. В. Попов – М.: Арт-Родник, 2002. – 215 с.
  9. Щенникова Л.А. Творения преподобного Андрея Рублева и иконописцев великокняжеской Москвы / Л. А. Щенникова – М.: Индрик, 2007. –492 с.
  10. Сарабьянов В.Д. Фрагменты фресок XV века из Благовещенского собора Московского Кремля. Новые исследования / В. Д. Сарабьянов // Московский Кремль XV столетия. Древние святыни и исторические памятники. Т. I. – М.: Арт-Волхонка, 2011. – С. 166-177
  11. Гусева Э.К. Сень из села Благовещение: об изначальном происхождении из Троицкого иконостаса Троице-Сергиева монастыря (1420-е годы) / Э.К. Гусева // Троице-Сергиева Лавра в истории, культуре и духовной жизни России: материальные свидетельства духовной культуры. Сборник материалов VIII международной конференции 3-5 октября 2012 года. – Сергиев Посад: Ремарко, 2013. – С. 306-314
  12. Лазарев В. Н. Московская школа иконописи / В. Н. Лазарев – М., 1980. – 235 с.
  13. Евдокимов Г. С. Благовещенские храмы Дмитрия Донского и Василия Дмитриевича. Благовещенские соборы XIV века и 1416 года в Московском Кремле / Г. С. Евдокимов // Московский Кремль XV столетия. Древние святыни и исторические памятники. Т. I. – М.: Арт-Волхонка, 2011. – С. 76–99
  14. Баранов В.В. Результаты исследования техники и технологии икон Звенигородского чина / В.В. Баранов, С.В. Свердлова, Д.С. Першин и др. // Третьяковские чтения. 2018 : материалы отчетной научной конференции. – М.: Гос. Третьяковская галерея, 2018. – С. 9-24

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Kachalova I. J. Fragment rospisi Blagoveshhenskogo sobora Moskovskogo Kremlja [Fragment of the painting of the Annunciation Cathedral of the Moscow Kremlin] / I. J. Kachalova // Vizantija. Balkany. Rus’: Ikony konca XIII – pervoj poloviny XV v.: katalog vystavki, Gos. Tret’jakovskaja galereja, avg. – sent. 1991 g. [Byzantium. The Balkans. Rus: Icons of the end of the XIII-first half of the XV century.: exhibition catalog, State. Tretyakov Gallery, Aug – Sept. 1991] – M.: Publishing house Gos. muzeev Moskovskogo Kremlja, 1991. – P. 264 N4 Appendix B. [in Russian]
  2. Kavel’maher V. V. Podklet Blagoveshhenskogo Sobora Moskovskogo Kremlja po dannym arhitekturnyh i arheologicheskih issledovanij XX veka [The basement of the Annunciation Cathedral of the Moscow Kremlin according to architectural and archaeological studies of the XX century] / V. V. Kavel’maher, A. A. Suhanova // Hudozhestvennye pamjatniki Moskovskogo kremlja. Materialy i issledovanija [Art Monuments of the Moscow Kremlin. Materials and research]. Vol. 16. – M., 2003. – P. 164-178. [in Russian]
  3. Batalov A. L. Blagoveshhenskij SOBOR. Istorija Sobora. Stroitel’stvo V XIV – Nach. XV V. [Blagoveshchensk Cathedral. The history of the cathedral. Construction in the XIV-beginning. XV century] / A. L. Batalov // Pravoslavnaja jenciklopedija [Orthodox Encyclopedia]. Vol.V. – M., 2002. – P. 276-280. [in Russian]
  4. Priselkov M. D. Troickaja letopis’. Rekonstrukcija teksta [Trinity chronicle. Reconstruction of the text] / M. D. Priselkov. – M.-L. 1950. – 515 p. [in Russian]
  5. Polnoe sobranie russkih letopisej, izdannoe po vysochajshemu poveleniju Arheograficheskoj kommissiej [The complete collection of Russian chronicles, published by the supreme command of the Archeographic Commission]. Vol. VI. Sofijskie letopisi [Sofia Chronicles]. – SPb., 1853. [in Russian]
  6. Sarab’janov V. D. Fragmenty rospisi Blagoveshhenskogo sobora v Moskovskom Kremle [Fragments of the painting of the Annunciation Cathedral in the Moscow Kremlin] / V. D. Sarab’janov // Andrej Rublev. Podvig ikonopisanija. K 650-letiju velikogo hudozhnika. Katalog-al’bom [Andrey Rublev. Icon Painting feat. To the 650th anniversary of the great artist. Catalog-album]. – M.: Krasnaja ploshhad’, 2010. – P. 525-531. [in Russian]
  7. Tarasenko L. P. Arhitekturnyj blok s fragmentom kompozicii «Tajnaja Vecherja» (?). Katalozhnoe opisanie [Architectural block with a fragment of the composition “The Last Supper” (?). Catalog description]. / L. P. Tarasenko // Andrej Rublev. Podvig ikonopisanija. K 650-letiju velikogo hudozhnika. Katalog-al’bom [Andrey Rublev. Icon Painting feat. To the 650th anniversary of the great artist. Catalog-album]. – M.: Krasnaja ploshhad’, 2010. – P. 533. [in Russian]
  8. Popov G. V. Andrej Rublev [Andrey Rublev]. / G. V. Popov – M.: Art-Rodnik, 2002. – 215 p. [in Russian]
  9. Shhennikova L.A. Tvorenija prepodobnogo Andreja Rubleva i ikonopiscev velikoknjazheskoj Moskvy [The Works of the Monk Andrey Rublev and the icon painters of the Grand Duchy of Moscow] / L. A. Shhennikova – M.: Indrik, 2007. – 492p. [in Russian]
  10. Sarab’janov V.D. Fragmenty fresok XV veka iz Blagoveshhenskogo sobora Moskovskogo Kremlja. Novye issledovanija [Fragments of frescoes of the XV century from the Annunciation Cathedral of the Moscow Kremlin. New research] / V. D. Sarab’janov // Moskovskij Kreml’ XV stoletija. Drevnie svjatyni i istoricheskie pamjatniki [The Moscow Kremlin of the XV century. Ancient shrines and historical monuments]. Vol. I. – M.: Art-Volhonka, 2011. – P. 166-177. [in Russian]
  11. Guseva Е.K. Sen’ iz sela Blagoveshhenie: ob iznachal’nom proishozhdenii iz Troickogo ikonostasa Troice-Sergieva monastyrja (1420-e gody) [The canopy from the village of the Annunciation: about the original origin of the Trinity Iconostasis of the Trinity-Sergius Monastery (1420s)] / Je.K. Guseva // Troice-Sergieva Lavra v istorii, kul’ture i duhovnoj zhizni Rossii: material’nye svidetel’stva duhovnoj kul’tury. Sbornik materialov VIII mezhdunarodnoj konferencii 3-5 oktjabrja 2012 goda [The Trinity-Sergius Lavra in the History, Culture and Spiritual Life of Russia: material evidence of spiritual culture. Proceedings of the VIII International Conference on October 3-5, 2012]. – Sergiev Posad: Remarko, 2013. – P. 306-314. [in Russian]
  12. Lazarev V. N. Moskovskaja shkola ikonopisi [Moscow school of icon painting] / V. N. Lazarev – M., 1980. – 235 p. [in Russian]
  13. Evdokimov G. S. Blagoveshhenskie hramy Dmitrija Donskogo i Vasilija Dmitrievicha. Blagoveshhenskie sobory XIV veka i 1416 goda v Moskovskom Kremle [The Annunciation churches of Dmitry Donskoy and Vasily Dmitrievich. The Annunciation Cathedrals of the XIV century and 1416 in the Moscow Kremlin] / G. S. Evdokimov // Moskovskij Kreml’ XV stoletija. Drevnie svjatyni i istoricheskie pamjatniki [The Moscow Kremlin of the XV century. Ancient shrines and historical monuments].Vol. I. – M.: Art-Volhonka, 2011. – P. 76–99. [in Russian]
  14. Baranov V.V. Rezul’taty issledovanija tehniki i tehnologii ikon Zvenigorodskogo china [Results of the study of the technique and technology of icons of the Zvenigorod Deisis] / V.V. Baranov, S.V. Sverdlova, D.S. Pershin and others. // Tret’jakovskie chtenija. 2018 : materialy otchetnoj nauchnoj konferencii [Tretyakov Readings. 2018: materials of the reporting scientific conference]. – M.: Gos. Tret’jakov gallery, 2018. – P. 9-24. [in Russian]

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.