Pages Navigation Menu
Submit scientific paper, scientific publications, International Research Journal | Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

Download PDF ( ) Pages: 107-109 Issue: № 1 (20) Part 3 () Search in Google Scholar
Cite

Cite


Copy the reference manually or choose one of the links to import the data to Bibliography manager
Zakirova T.R., "BUILDING OF NEW TYPES OF PUBLIC BUILDINGS IN CAPITAL OF SOVIET TATARIA – KAZAN IN THE FIRST POST-REVOLUTIONARY YEARS (1917 – A MEDIUM 1930)". Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal (International Research Journal) № 1 (20) Part 3, (2019): 107. Fri. 17. May. 2019.
Zakirova, T.R. (2019). STROITELYSTVO NOVYH TIPOV OBSCHESTVENNYH ZDANIY V STOLICE SOVETSKOY TATARII ‑ KAZANI V PERVYE POSLEREVOLYUCIONNYE GODY (1917 G.-SEREDINA 1930 GG.) [BUILDING OF NEW TYPES OF PUBLIC BUILDINGS IN CAPITAL OF SOVIET TATARIA – KAZAN IN THE FIRST POST-REVOLUTIONARY YEARS (1917 – A MEDIUM 1930)]. Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, № 1 (20) Part 3, 107-109.
Zakirova T. R. BUILDING OF NEW TYPES OF PUBLIC BUILDINGS IN CAPITAL OF SOVIET TATARIA – KAZAN IN THE FIRST POST-REVOLUTIONARY YEARS (1917 – A MEDIUM 1930) / T. R. Zakirova // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal. — 2019. — № 1 (20) Part 3. — С. 107—109.

Import


BUILDING OF NEW TYPES OF PUBLIC BUILDINGS IN CAPITAL OF SOVIET TATARIA – KAZAN IN THE FIRST POST-REVOLUTIONARY YEARS (1917 – A MEDIUM 1930)

Закирова Т.Р.

Кандидат архитектуры, доцент

Казанский государственный архитектурно-строительный университет

СТРОИТЕЛЬСТВО НОВЫХ ТИПОВ ОБЩЕСТВЕННЫХ ЗДАНИЙ В СТОЛИЦЕ СОВЕТСКОЙ ТАТАРИИ ‑ КАЗАНИ В ПЕРВЫЕ ПОСЛЕРЕВОЛЮЦИОННЫЕ ГОДЫ (1917 Г.-СЕРЕДИНА 1930 ГГ.)

Аннотация

Статья показывает, как социальные процессы, проходящие в нашей стране, отразились в архитектуре общественных зданий Казани, выявляет как положительный, так и негативный опыт, который необходимо учитывать в современном строительстве города. Полезны разработки 1920-1930-х годов новых массовых типов общественных зданий, получивших затем широкое распространение в архитектуре нашей страны. На основании проведенного анализа даны некоторые рекомендации по дальнейшему развитию архитектуры общественных зданий Казани.

Ключевые слова: советская архитектура, общественные здания.

Zakirova T.R.

A candidate of architecture, associate Professor, Kazan State University of Architecture and Engineering

BUILDING OF NEW TYPES OF PUBLIC BUILDINGS IN CAPITAL OF SOVIET TATARIA – KAZAN IN THE FIRST POST-REVOLUTIONARY YEARS (1917 – A MEDIUM 1930)

Abstract

Article shows, how the social processes which are passing in our country, were reflected in architecture of public buildings of Kazan, reveals both positive, and negative experience which, is necessary for considering in a modern city building. Workings out of 1920-1930th years of new mass types of the public buildings which have received then a wide circulation in architecture of our country are useful. On the basis of the spent analysis some recommendations out the further development of architecture of public buildings of Kazan are made.

Keywords: soviet architecture, public edifices.

Широко развернувшееся, в настоящее время в Казани, строительство новых объектов и реконструкция старых объектов заставляет нас, архитекторов, не игнорировать опыт прошлого, а черпать из него, то ценное, что нарабатывалось годами и обратить внимание на допущенные ошибки.

Проблемы развития советской архитектуры в Казани до настоящего времени в публикациях освещены недостаточно. Все научные исследования посвящены либо предшествующим периодам, это работы С.С. Айдарова,
Г.Н. Айдаровой, Х.Г. Надыровой, Т.С. Чудиновой, Н.Х. Халитова и др., либо другим аспектам архитектуры.

После провозглашения Советской власти в Казани мирное строительство новой жизни было приостановлено гражданской войной и иностранной интервенцией. После победы над контрреволюцией и иностранной интервенцией положение городского хозяйства в Казани было очень тяжелым.

В связи с этими факторами все средства первого послереволюционного десятилетия были брошены на восстановление городского хозяйства. Под общественные учреждения этого времени приспосабливались существующие здания бывших особняков, церквей, здания различных учреждений. Строительство новых общественных зданий развернулось только в конце 1920-х-1930-е годы. В резолюции Второго Казанского губернского съезда Совнархозов, состоявшегося в октябре 1919 г. Было постановлено: признавать неотложными работы военного значения и отдавать им предпочтение.

 Советские архитекторы, увлеченные пафосом огромных социальных преобразований, с вдохновенным энтузиазмом взялись за поиск новых типов общественных зданий и воплощение нового содержания и новых конструкций в адекватную им форму. Стране нужны были школы, детские сады, больницы, вузы, Дворцы рабочих, Дома советов и другие новые виды общественных комплексов, рассчитанные на развитие форм общественной жизни населения.

Предреволюционное строительство школ и больниц отражало уже демократизацию системы и успехи гигиенической науки на рубеже XIX-XX веков. Поэтому в первые годы Советской власти эти сооружения продолжали найденные приемы, хотя в конкурсных программах на школьные здания уже видны были черты нового ‑ введение трудового обучения и проектирование с этой целью при школах мастерских, классов ручного труда.

Эти процессы отражены и в новых школьных зданиях Татарии. В первые послереволюционные годы разработкой типовых проектов занимались не только в архитектурных мастерских Москвы, но и в других городах, в том числе и в Казани. Так, например, в 1922 году в плане работ ТАТКОМГОСООРа была запланирована постройка типовой «показательной сельской больницы и сельской школы первой ступени» [1].

В I9I9-I920 гг. в селе Таксарино Чебоксарского уезда Казанской губернии была построена школа, в которой можно увидеть новое содержание: введение трудового обучения, устройство, кроме библиотеки, школьного музея и зала собраний. Это было необходимо для использования школы в вечернее время в качестве народного дома. Вечером помещение учительской, поднятое над уровнем зала, превращалось в сцену, а библиотека музея использовалась как читальный зал. Внешний же облик школы был «подобием ампирного усадебного флигеля» [2].

Если в сельском строительстве школьных зданий Казанской губернии можно отметить черты нового, то новые школы Казани продолжали принципы планировки дореволюционных, гимназических зданий, только коридоры стали шире, и освещались, с одной стороны. Такова, например, школа при заводе CK-ТK на ул. Жданова, построенная в I934 году по проекту архитектора И.Г. Гайнутдинова. К концу 1920-х годов в Москве и Ленинграде стал складываться новый тип городской школы с введением лабораторно-бригадного метода обучения с расширенным составом помещений, их дифференциацией на отдельные функциональные зоны, с устройством в каждую из зон самостоятельных входов (школа архитектора А. Никольского в Ленинграде в Московско-Нарвском районе, построенная в 1926-1927 гг., школа в Ленинграде на ул. Ткачей архитектора Г. Симонова, построенная в 1927 г.). Но в строительстве школьных зданий Казани этого периода таких примеров нет.

Новые больничные здания нашей страны на первых порах имели структуру дореволюционных больниц с характерной павильонной организацией, что давало возможность строить один павильон за другим.

В первой половине 30-х годов с введением единых форм на проектирование лечебно-профилактических учреждений формируется, экономичный тип централизованной больницы. Такие больницы начали строиться и в Казани. В качестве примера можно привести городскую больницу № 5, построенную членом Казанского объединения конструктивистов «ОМА» архитектором А.М. Густовым (ул. Шарифа Камала, 10, 1935 г.).

В зданиях высших учебных заведений Казани также прослеживаются принципы планировки дореволюционных учреждений. Но среди них есть пример, в котором мы видим новое планировочное решение. Это здание химико-технологического института (ул. К. Маркса, 68, арх. Г.С. Гурьев-Гуревич, И.Г. Гайнутдинов, 1933-1937 гг.), которое имело новую характерную для этого периода ассиметричную композицию плана. В отличие от дореволюционных зданий здесь было одностороннее расположение аудиторий, тем самым достигалась их хорошая ориентация, освещение коридоров. Планировочное решение предусматривало дифференциацию помещений, и было выполнено с учетом специфики учебного процесса. В состав помещений кроме аудиторий введены лаборатории и учебные мастерские для проведения практических занятий и научно-исследовательских работ.

Подлинно новыми элементами советской архитектуры стали клубы, дома культуры, дворцы рабочих, прообразы которых зародились еще при старом строе, но с приходом Советской власти они стали претерпевать коренные изменения. Клубы представляли собой, прежде всего, центры выработки политической культуры масс. Они необходимы были для митингов, собраний, массовых действий, проведения политико-просветительной работы и развития творческих способностей трудящихся.

В первое послереволюционное десятилетие в Казани под клубы приспосабливались бывшие особняки, дворцы. Так, например, для работы клуба было переустроено здание Дворянского собрания.

В первой половике 20-х годов программы клубов нашей страны предусматривали обслуживание различных потребностей жизни представителей в основном одной профессии и включали в свой состав множество функций, так как общественная жизнь еще не была четко дифференцирована по видам деятельности. Разделение таких полифункциональных клубных зданий произойдет в советской архитектуре во второй половине 20-х годов [2, 3].

Но в Казани еще в середине 30-х годов можно отметить строительство и проекты таких сложных по своему функциональному составу клубных зданий. Проекты всесоюзного конкурса Дворца культуры в честь 15-летия Татарской республики, выполненные в 1935 году, содержали в своей структуре театр, музей, выставочные залы, библиотеку, спортивный комплекс, административные и другие советские учреждения. Клуб меховщиков, построенный в 1935 году по проекту архитектора
И.Г. Гайнутдинова (ул. Тукаевская, 91), включал в свой состав зрелищную часть, кружковую часть с широкими коридорами и рекреациями для устройства выставок, столовую с кухней, спортивный зал с обслуживающими помещениями, библиотеку с читальным залом и вечернюю школу рабочей молодежи. Объемно-планировочное решение клуба имело широко распространенную для клубных зданий этого периода схему расположения объемов, взявшую свое начало с конкурсного проекта народного дома им. В И. Ленина для Иваново-Вознесенска братьев Весненных (1924 г., III премия). В этой композиции к центральному корпусу примыкали ассиметрично расположенные объемы. Такая планировочная схема в клубе меховщиков позволяла удобную организацию функциональных процессов, предусматривала группировку помещений по зонам с хорошей их изоляцией, самостоятельными входами в каждую из зон и в то же время удобной их взаимосвязью.

Во второй половине 20х. годов, в связи с начавшейся дифференциацией культурно-просветительной работы, ‑ в советской архитектуре формируется определенный тип клуба, имеющий уже сокращенный состав помещений и получивший затем широкое распространение. Клуб содержал в своей структуре зрительный зал большой вместимости с обслуживающими помещениями, библиотеку с читальным залом, спортивный зал и кружковые комнаты. В Казани наиболее типичное здание такого типа ‑ это Дворец культуры им. 10-летия ТАССР, построенный в 1930 году по проекту архитектора А.Э. Спориуса (ул. Халтурина, 26, ныне разрушен). Клуб имеет ассиметричную композицию плана, в которой предусмотрены удобная изоляция и возможная связь зрелищных, кружковых и библиотечных групп помещений, с самостоятельными входами в каждую из групп.

В 20-е годы в нашей стране складываются новые типы советских административно-общественных зданий: Дворцы труда, Дома Советов, которые в такой же степени, как и клубы должны были дать возможность развитию новых функций общества. Но в Казани в 20-е и 30-е годы из-за отсутствия материальных ресурсов и слабо развитой строительной базы такие здания не были построены. Советские учреждения управленческого аппарата размещались в существующих зданиях. В бывшем губернаторском дворце расположился Совет Министров ТАССР, в бывшем здании городских присутственных: мест разместился Гориспол­ком Казани.

Во второй половине 20-х годов во многих городах нашей страны начинают проектироваться и строиться здания для органов печати. Был объявлен конкурс на проект конторы газеты «Ленинградская правда (арх. А. и В. Веснины, 1924 г., I премия), строится здание комбината газеты «Правда» в Москве (арх. П. Голосов, 1929-1935 гг.).

Подобное здание ‑ Дом печати было построено по конкурсному проекту архитектора С.С. Пэна в 1935-1937 гг. в Казани (ул. Баумана, 19). Дом печати включает в себя производственные, торговые, административно-служебные и хозяйственно-складские помещения, которые как во многих сооружениях конструктивизма разделены на отдельные зоны, хорошо изолированные друг от друга и в то же время удобно функционально взаимосвязанные. Объемно-планировочная композиция Дома печати представляет собой четыре корпуса, свободно раскинутых вокруг внутреннего двора, что обеспечило удобную функциональную организацию.

Наряду с культурно-просветительными, лечебно-профилактическими административными зданиями в нашей стране начинают строиться такие общественные сооружения нового типа как спортивные комплексы, стадионы. В Казани по конкурсному проекту архитектора П.Т. Сперанского в 1934 году был построен стадион «Динамо», имеющий одностороннюю ориентацию трибун с размещением под трибунами административных и обслуживающих спортсменов помещений. По его же проекту был построен стадион «Трудовые резервы» в ЦПКиО им. М. Горького (1932-1934 гг.), имеющий такую же композиционную схему, но в его комплекс входил еще отдельно стоящий спортивный зал.

В результате проведенного анализа можно сделать следующие выводы.

В Казани во второй половине 1920-х ‑ первой половине I930- х годов шел поиск новых типов общественных зданий. Общественные сооружения Казани получили расширенную многофункциональную структуру, отвечавшую новым социальным потребностям, имели функционально и конструктивно обусловленные объемно-планировочные композиции с дифференциацией помещений по зонам. Большое внимание уделялось строительству массовых типов зданий.

Планировочные решения общественных сооружений Казани первых послереволюционных лет показывают, что архитекторы уже преодолели давнюю приверженность к симметрии, к равновеликости объемов. Непринужденное, но в то же время строгое сочетание ассиметрично расположенных объемов, стало не только вновь открытым приемом, но и проявлением единства функционального содержания здания и его выражения в объемной композиции.

В связи с вышеизложенным, можно дать некоторые рекомендации:

  1. В современном строительстве Казани необходимо обеспечить старые и вновь застраиваемые районы необходимым набором общественных зданий. В 1990-гг. при проведении новых социальных преобразований стали закрываться поликлиники, детские сады, ясли, учреждения культуры и другие общественные здания, они переоборудовались под офисы, торговые центры, ночные клубы и т.д. В связи с этим, необходимо обратить внимание на комплексный подход к решению градостроительных проблем. Создавать не только крупные торговые и спортивные мега-комплексы (для посещения которых необходимо пересекать всю территорию города, что усиливает транспортные проблемы). В каждом районе (микрорайоне) создавать свою обслуживающую «малую» структуру с муниципальными дошкольными и школьными воспитательными и образовательными учреждениями; культурными, спортивными и медицинскими учреждениями. Восстановить многофункциональное назначение уже построенных в советский период Дворцов и Домов культуры.
  2. При проектировании новых образовательных учреждений необходимо предусматривать помещения для кружковой работы и дополнительного образования. Здесь полезен опыт 1920-1930 гг. в разработке школ с расширенным составом помещений, дифференциацией их по зонам и самостоятельным входом в каждую из функциональных зон.

В заключение необходимо отметить, что при любых социальных преобразованиях нельзя отметать опыт прошлого, а по возможности извлекать из него, то ценное, что позволяет обеспечить нормальную жизнедеятельность общества.

Литература

  1. ЦГАОР СССР, Ф 2266, оп. 5, д. 6.
  2. Хазанова В.Э. Советская архитектура первых лет Октября 1917-1925 гг. – М.: Наука, 1970. – 216 с.
  3. Хазанова В.Э. Из истории советской архитектуры 1926-1932 гг. Рабочие клубы и дворцы культуры. – М.: Наука, 1984. – 140 с.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.