Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

Пред-печатная версия

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2020.96.6.128 - Доступен после 17.06.2020

() Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Кирпичев В. В. СОВРЕМЕННЫЕ ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ТРЕНДЫ ЕАЭС / В. В. Кирпичев, А. Г. Лучкин // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — №. — С. . — URL: https://research-journal.org/economical/sovremennye-demograficheskie-trendy-eaes/ (дата обращения: 06.07.2020. ). doi: 10.23670/IRJ.2020.96.6.128

Импортировать


СОВРЕМЕННЫЕ ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ТРЕНДЫ ЕАЭС

СОВРЕМЕННЫЕ ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ТРЕНДЫ ЕАЭС

Научная статья

Кирпичев В.В.1,*, Лучкин А. Г.2

1 ORCID: 0000-0003-0567-8163;

1, 2 Филиал РЭУ им. Г.В. Плеханова, г. Смоленск, Россия

* Корреспондирующий автор (vikvas2009[at]rambler.ru)

Аннотация

В статье рассматривается развитие процессов естественного движения и внешних миграций населения в странах – членах Евразийского экономического союза, которые обусловливают изменения в них трудового потенциала. Показывается влияния на демографическую ситуацию разных компонент движения населения. Отмечается, что тренды естественного движения и миграций населения на территории ЕАЭС динамично трансформируются, что приводит к формированию отличающихся по странам союза типам демографической динамики. Формулируется вывод о том, что нынешнем этапе развития ЕАЭС значительный прирост населения в Казахстане и Кыргызстане позволяет поддерживать его общую численность, на фоне складывающейся убыли в России, Беларуси и Армении. Делается заключение, что замещение одних государств – членов ЕАЭС другими, в отношении численности населения, является проявлением системных свойств интеграционного объединения.

Ключевые слова: демографический, миграции, население, естественное, интеграционная, система.

CURRENT DEMOGRAPHIC TRENDS OF EAEU

Research article

Kirpichev V.V.1,*, Luchkin A. G.2

1 ORCID: 0000-0003-0567-8163;

1, 2 Branch of Plekhanov Russian University of Economics, Smolensk, Russia

* Corresponding author (vikvas2009[at]rambler.ru)

Abstract

The article discusses the development of the processes of natural movement and external migration in the member states of the Eurasian Economic Union, which determine the changes in their labour potential. It shows the impact on the demographic situation of different components of population movement. It is noted that the trends in natural movement and population migration on the territory of the EAEU are dynamically transforming, which leads to the formation of types of demographic dynamics that differ in the countries of the union. The conclusion is drawn that at the current stage of development of the EAEU, there is significant population growth in Kazakhstan and Kyrgyzstan, which allows maintaining the total number of the population against the backdrop of the emerging decline in Russia, Belarus, and Armenia. It is concluded that the replacement of some EAEU member states by others in terms of population is a manifestation of the systemic properties of an integration association.

Keywords: demographic, migration, population, natural, integration, system.

Важнейшим событием в экономической жизни новой России стало создание Евразийского экономического союза пяти государств (Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, России), который начал функционировать в 2015 году. В качестве одной из главных целей образования ЕАЭС определено стремление к формированию единого рынка товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов [1].

Как известно, основополагающими факторами формирования трудового потенциала являются процессы рождаемости и смертности, влияющие на численность населения и трудовых ресурсов внутри страны, а также трансграничные миграции, приводящие к его перераспределению между государствами.

Вопросы влияния численности населения на развитие стран, территорий и межгосударственных союзов исследовали многие зарубежные и отечественные специалисты. Так канадские ученые Ф. Дентон и Б. Спенсер на основании модели показывают, что система народонаселения влияет на экономическое развитие государства [2]. Особенности демографической динамики в новой России освещены в научных трудах А.Г. Вишневского [3]. Ж.А. Зайончковской во многих работах описывает теоретические основы современных миграций [4]. В.Т. Сакаев приводит свое видение возможного перспективного развития демографической системы ЕАЭС [5]. А.Г. Злотников, А.К. Смалюга рассматривают направленность и наполняемость миграционных потоков в современной Беларуси [6]. В исследованиях А.И. Кузьмина и Д.В. Соваленко прослеживаются особенности изменений демографического потенциала нового объединения пяти государств [7].

Однако, по нашему мнению, многие аспекты развития систем народонаселения в странах, а также в межгосударственных интеграционных объединениях, в том числе – в Евразийском экономическом союзе, на сегодня в достаточной степени не изучены и не раскрыты. Поэтому целью настоящей работы является исследования современной демографической динамики в ЕАЭС. Это важно для понимания исследователями, а также органами управления ЕАЭС того, как создание и функционирование союза может способствовать преодолению демографических вызовов сегодняшнего дня.

В качестве основных задач, решаемых в работе, были поставлены такие как:

– проведение анализа изменений численности населения в странах – членах ЕАЭС по компонентам за 2018-2019 гг. на основании статистических данных;

– классификация государств – членов союза по типам демографической динамики;

– установление наличия (или отсутствия) проявления системных свойств в рассматриваемом интеграционном объединении относительно численности населения;

Настоящая работа опирается на существующую научную базу, анализ статистических данных по РФ и в целом по ЕАЭС, а также на результаты ранее проведенных авторами исследований [8]; [9].

Численность населения, по нашему мнению, является достаточно значимым фактором устойчивого функционирования ЕАЭС. К тому же, для любой страны, входящей в новое интеграционное объединение, население – базис национальной самоидентификации и источник трудовых ресурсов, основной элемент в системе обеспечения социального и экономического развития.

Проведенный нами анализ трансформации демографической ситуации в странах – членах ЕАЭС, позволил выявить степень влияние на нее естественного движения и внешних миграционных перемещений населения. Рассмотрение статистических и расчетных данных, показывает, что у государств, входящих в союз, сложились разные типы демографической динамики, что наглядно проиллюстрировано диаграммой и графиком приведенным на рисунке.

 

23-06-2020 16-45-14

Рис. 1 – Движение населения в странах – членах ЕАЭС по компонентам (2018 г.)

Источник данных: [10]; [11]

 

Как показано на рис., в России и Беларуси в 2018 году наблюдалась естественная убыль населения. В этих государствах имело место существенное превышение числа выбывшего по причине смерти населения над количеством родившихся (соответственно: -224,6 и -25,5 тыс. человек). Значения положительного миграционного сальдо (124,9 тыс. человек в РФ и 9,4 тыс. человек в РБ) не позволили компенсировать убыль населения по естественным причинам, что обусловливало общее сокращение его численности, как в РФ, так и в РБ. Причем скорость указанных депопуляционных процессов в Беларуси была гораздо выше, чем в Российской Федерации (в РБ – 2,7%; в РФ – 1,5% за год).

А вот население Казахстана и Кыргызстана в 2018 году динамично прирастало за счет превышения количества новорожденных над числом умерших. Имевший место миграционный отток в Казахстане, который составил – 29,1 тыс. человек, был намного меньше естественного прироста (267,4 тыс. человек). И это предопределило увеличение численности населения РК (интенсивность годового прироста – 1,3%). В Кыргыстане отрицательное миграционное сальдо составило 5,4 тыс. человек. Но оно также не могло существенно повлиять на направленность популяционных процессов. Население этой страны увеличивалось высокими темпами и за год прибавилось на 2,1%.

Промежуточное положение в характере демографической динамики в ЕАЭС занимала Армения, в которой особенно быстро протекали процессы депопуляции (со скоростью 2,6% в год). Снижение численности населения данной страны в 2018 году было обусловлено превышением миграционного оттока над естественным приростом (соответственно; -18,5 и 10,8 тыс. человек).

Миграции населения в современных условиях, относительно стабильной экономической и политической ситуации на территории ЕАЭС, уже не относятся к числу вынужденных, а в основной массе имеют форму трудовых (экономически обоснованных) перемещений. Миграционные потоки внутри ЕАЭС в 2018 году характеризовались следующими значениями – таблица 1.

 

Таблица 1 – Внутрисоюзные межгосударственные перемещения населения в ЕАЭС (за 2018 год, относительно РФ)

Государство, входящее в ЕАЭС Прибыло из России (человек) Выбыло в Россию (человек) Миграционный прирост в РФ (человек)
Армения 32084 46442 14358
Беларусь 11854 19045 7191
Казахстан 45625 72141 26516
Кыргызстан 35430 44408 8978

Источник: [12]

Согласно данным, приведенным в табл.1, вектор миграций населения стран, входящих в ЕАЭС, в 2018 году был направлен в сторону российской территории. Положительное сальдо внешней миграции у России сложилось со всеми 4 государствами. За рассматриваемый период только за счет государств – членов союза население РФ пополнилось на 57043 человек, что составило 45,6% от общего миграционный прироста. Причем наибольшая интенсивность миграций наблюдалась с Арменией, а самый многочисленный входящий поток мигрантов в Россию был из Казахстана.

Учитывая, что согласно данным статистики более 70% мигрантов, прибывших за рассматриваемый период в РФ из других стран-членов ЕАЭС, имеют трудоспособный возраст (18-59 лет), правомерно рассматривать их въезд как пополнение трудового потенциала России.

В истекшем 2019 году характер демографической динамики в странах – членах ЕАЭС, как это подтверждается данными, приведенными в таблице 2, заметным образом не изменился.

 

Таблица 2 –Динамика естественного и миграционного движения населения стран-членов ЕАЭС (за 2019 г.)

Государство, входящее в ЕАЭС Среднегодовая численность населения (млн. человек) Естественный прирост населения
(тыс. человек)
Миграционный прирост населения (тыс. человек), Общий прирост населения
(тыс. человек).
Армения 3,0 9,9 -16,0 -6,1
Беларусь 9,5 -33,1 13,9 -19,2
Казахстан 17,9 269,6 -33,0 236,6
Кыргызстан 6,4 140,2 -6,2 134,0
Россия 146,7 -316,2 285,8 -30,4

Источник данных: [13]; [14;]

 

Так в Российской Федерации в 2019 году количество умерших превышало численность родившихся на 316,2 тыс. человек, а величина миграционного прироста составила 285,8 тыс. человек. Это предопределило снижение общей численности населения нашей страны на 30,4 тыс. человек (коэф. общей убыли – 0,2‰).

В Беларуси в истекшем году также сохранялась естественная убыль населения (-33,1 тыс. человек), которая на фоне внешнего миграционного прироста (13,9 тыс. человек) обусловила общее сокращение численности населения РБ примерно на 19,2 тыс. человек (коэф.общей убыли – 2‰).

В Казахстане в 2019 году отмечался самый большой по величине естественный прирост населения в ЕАЭС (269,6 тыс. человек). И, несмотря на то, что в это время имел место значительный миграционный отток (33,0 тыс. человек), численность жителей РК прибавилась на 236,6 тыс. человек (коэф. общего прироста – 13‰). Самыми высокими в ЕАЭС были темпы роста населения Кыргыстана (коэф. общего прироста – 21‰), которое за рассматриваемый период увеличилось на 134,0 тыс. человек (140,2 тыс. человек – естественный прирост; 6,2 тыс. человек – миграционный отток).

Характер демографической динамики в Армении за год не претерпел значительных изменений. В этой стране миграционный отток населения по-прежнему превышал его небольшой естественный прирост, что предопределило сохранение нисходящего популяционного тренда (- 6,1 тыс. человек за год). Население республики продолжало снижаться с самой высокой в ЕАЭС скоростью (коэф. общей убыли – 20 ‰).

По результатам проведенного исследования правомерно сформулировать вывод о том, что за последние 2 года значительный прирост населения Казахстана (238,1 тыс. человек в 2018 г. и 236,6 тыс. человек в 2019 г.) и Кыргызстана (132,8 тыс. человек в 2018 г. и 134,0 тыс. человек в 2019 г.), позволил перекрыть его убыль в России (99,7 тыс. человек в 2018 г. и 30,4 тыс. человек в 2019 г.), Беларуси (16,1 тыс. человек в 2018 г. и 19,2 тыс. человек в 2019 г.) и Армении (7,7 тыс. человек в 2018 г. и 6,1тыс. человек в 2019 г.).

Установленное общее увеличение численности населения ЕАЭС (247,4 тыс. человек в 2018 г. и 314, тыс. человек в 2019 г.), по нашему мнению, следует оценивать как позитивный факт, обусловленный объединением пяти государств в единую союзную систему. Можно предположить, что полученный результат является проявлением синергетического эффекта в системе народонаселения стран, входящих в ЕАЭС.

Однако, в связи негативной демографической динамикой в нынешней России, в Беларуси (да и в Армении), вполне возможно, что вызовы депопуляции для ЕАЭС не удастся преодолевать посредством реализации рассматриваемого интеграционного проекта на достаточно длительном отрезке времени. Согласно прогнозу ООН (и Росстата), снижение численности населения по среднему варианту только в РФ будет наблюдаться темпами более 330 тыс. человек в год (на горизонте до 2035 года) [15]. А это, при нарастании процессов депопуляции в Беларуси и Армении (и сохранении сегодняшних высоких темпов прироста в Казахстане и Кыргыстане), в обозримой перспективе может привести к снижению общей численности населения ЕАЭС.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Договор о Евразийском экономическом союзе // [Электронный ресурс]. – URL: https://docs.eaeunion.org/ru-ru/Pages/DisplayDocument.aspx?s=bef9c798-3978-42f3-9ef2-d0fb3d53b75f&w=632c7868-4ee2-4b21-bc64-1995328e6ef3&l=540294ae-c3c9-4511-9bf8-aaf5d6e0d169&EntityID=361 (дата обращения – 05.04.2020).
  2. Denton Frank T., Spencer Byron G., Population Change and Economic Growth: The long Term Outlook // Sedap RP. 2003. № 102.
  3. Вишневский А.Г. «Социальные реальности и социальные перспективы» Россия: демографические итоги двух десятилетий»//Мир России. 2012. № 34. 4. Зайончковская, Ж.А. Миграция в современной России / Рос. совет по международ. делам [Электронный ресурс]. URL: http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=1714#top-content (дата обращения: 25.02.2020).
  4. Сакаев, В.Т. Евразийский экономический союз: политико-демографические аспекты / В.Т. Сакаев // Известия Уральского федерального университета. Сер. 3, Общественные науки. — 2017. — Т. 12, № 2 (164). — С. 141-153.
  5. Злотников, А.Г. Белорусская миграция в евразийском отражении / А.Г. Злотников, А.К. Смалюга // Демографический потенциал стран ЕАЭС : VШ Уральский демографический форум: Международная научная конференция: сборник статей / Институт экономики УрО РАН. – Екатеринбург, 2017. – Т. 2. – С. 281–287.
  6. Кузьмин, А.И. Особенности демографического потенциала ЕАЭС / А.И. Кузьмин, Д.В. Савеленко // Демографический потенциал стран ЕАЭС : VIII Уральский демографический форум. Том I. — Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2017. — С. 6-12.
  7. Кирпичев, В.В. Демографическая детерминанта развития Евразийского экономического союза. Материалы VII Международной научно-практической конференции. Общество и экономическая мысль в XXI в.: Пути развития и инновации. Воронеж. 2019. С. 912-915.
  8. Кирпичев, В.В. Моделирования демоэкономических связей в системе «население – экономика» / В.В. Кирпичев // Теория и практика общественного развития. – 2012. – № 4. – C. 329 – 331.
  9. Статистический ежегодник Евразийского экономического союза; Евразийская экономическая комиссия. – Москва: 2019. – 438 с.
  10. Демография в цифрах. Статистика Евразийского экономического союза. Евразийская экономическая комиссия. – Москва, 2019. – 58 с
  11. Демографический ежегодник России. 2019: Стат.сб./ Д 31 Росстат. – M., 2019. – 252 c.
  12. О демографической ситуации в Евразийском экономическом союзе. [Электронный ресурс] — URL: http://eec.eaeunion.org/ru/act/integr_i_makroec/dep_stat/econstat/ Documents/Express_Demography/expressde (дата обращения: 30.03.2020).
  13. Население России на 2020 год. [Электронный ресурс] — URL: https://v-2020.org/naselenie-rossii-na-2020-god (дата обращения: 22.02.2020).
  14. ООН оценила демографические перспективы хуже Росстата. [Электронный ресурс] — URL: https://www.rbc.ru/economics/24/06/2019/5d0b43749a794718129aa169 (дата обращения: 25.02.2020).

Список литературы на английском языке / References in English

  1. The Treaty on the Eurasian Economic Union // [Electronic resource]. – URL: https://docs.eaeunion.org/en-us/Pages/DisplayDocument.aspx?s=bef9c798-3978-42f3-9ef2-d0fb3d53b75f&w=632c7868-4ee2-4b21-bc64-1995328e6ef3&l=540294ae -9bf8-aaf5d6e0d169 & EntityID = 361 (accessed date 04/05/2020).
  2. Denton Frank T., Spencer Byron G., Population Change and Economic Growth: The long Term Outlook // Sedap RP. 2003. No. 102.
  3. Vishnevsky, A.G. “Social realities and social prospects” Russia: demographic results of two decades ”// World of Russia. 2012. No. 34. 4. Zayonchkovskaya, J.A. Migration in modern Russia / Ros. international council Affairs [Electronic resource]. URL: http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=1714#top-content (accessed: 02.25.2020).
  4. Sakaev, V.T. Eurasian Economic Union: Political and Demographic Aspects / V.T. Sakaev // Bulletin of the Ural Federal University. Ser. 3, Social Sciences. – 2017.- T. 12, No. 2 (164). – S. 141-153.
  5. Zlotnikov, A.G. Belarusian migration in the Eurasian reflection / A.G. Zlotnikov, A.K. Smalyuga // Demographic Potential of the EAEU Countries: VSh Ural Demographic Forum: International Scientific Conference: collection of articles / Institute of Economics, Ural Branch of RAS. – Yekaterinburg, 2017. – T. 2. – S. 281–287.
  6. Kuzmin, A.I. Features of the demographic potential of the EAEU / A.I. Kuzmin, D.V. Savelenko // Demographic Potential of the EAEU Countries: VIII Ural Demographic Forum. Volume I. – Yekaterinburg: Institute of Economics, Ural Branch of the Russian Academy of Sciences, 2017. – P. 6-12.
  7. Kirpichev, V.V. The demographic determinant of the development of the Eurasian Economic Union. Materials of the VII International Scientific and Practical Conference. Society and Economic Thought in the 21st Century: Ways of Development and Innovation. Voronezh. 2019.S. 912-915.
  8. Kirpichev, V.V. Modeling demo-economic relations in the system “population – economy” / V.V. Kirpichev // Theory and practice of social development. – 2012. – No. 4. – C. 329 – 331.
  9. Statistical Yearbook of the Eurasian Economic Union; Eurasian Economic Commission. – Moscow: 2019 .– 438 p.
  10. Demographics in numbers. Statistics of the Eurasian Economic Union. Eurasian Economic Commission. – Moscow, 2019 .– 58 s
  11. The demographic yearbook of Russia. 2019: Stat.sb. / D 31 Rosstat. – M., 2019 .– 252 c.
  12. On the demographic situation in the Eurasian Economic Union. [Electronic resource] – URL: http://eec.eaeunion.org/en/act/integr_i_makroec/dep_stat/econstat/ Documents/Express_Demography/expressde (accessed March 30, 2020).
  13. The population of Russia in 2020. [Electronic resource] – URL: https://v-2020.org/naselenie-rossii-na-2020-god (accessed: 02.22.2020).
  14. UN estimated demographic prospects worse than Rosstat. [Electronic resource] – URL: https://www.rbc.ru/economics/24/06/2019/5d0b43749a794718129aa169 (accessed: 02.25.2020)

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.