Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2020.101.11.051

Скачать PDF ( ) Страницы: 103-109 Выпуск: № 11 (101) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Пьянкова Л. А. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ УСТОЙЧИВОСТЬ ЛИЧНОСТИ КАК ОСНОВА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООПРЕДЕЛЕНИЯ МОЛОДЕЖИ В СОВРЕМЕННЫХ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ УСЛОВИЯХ / Л. А. Пьянкова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — № 11 (101) Часть 2. — С. 103—109. — URL: https://research-journal.org/economical/psixologicheskaya-ustojchivost-lichnosti-kak-osnova-professionalnogo-samoopredeleniya-molodezhi-v-sovremennyx-socialno-ekonomicheskix-usloviyax/ (дата обращения: 13.06.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2020.101.11.051
Пьянкова Л. А. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ УСТОЙЧИВОСТЬ ЛИЧНОСТИ КАК ОСНОВА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООПРЕДЕЛЕНИЯ МОЛОДЕЖИ В СОВРЕМЕННЫХ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ УСЛОВИЯХ / Л. А. Пьянкова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — № 11 (101) Часть 2. — С. 103—109. doi: 10.23670/IRJ.2020.101.11.051

Импортировать


ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ УСТОЙЧИВОСТЬ ЛИЧНОСТИ КАК ОСНОВА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООПРЕДЕЛЕНИЯ МОЛОДЕЖИ В СОВРЕМЕННЫХ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ УСЛОВИЯХ

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ УСТОЙЧИВОСТЬ ЛИЧНОСТИ КАК ОСНОВА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООПРЕДЕЛЕНИЯ МОЛОДЕЖИ В СОВРЕМЕННЫХ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ УСЛОВИЯХ

Научная статья

Пьянкова Л.А.*

ORCID: 0000-0003-1486-5542,

Сибирский государственный индустриальный университет, Новокузнецк, Россия

* Корреспондирующий автор (duby.ludmila[at]yandex.ru)

Аннотация

Проанализирована ключевая для настоящего исследования дефиниция «психологическая устойчивость» в трудах физиологов, психофизиологов, психоаналитиков и психологов. Выявлен компонентный состав исследуемого интегративного образования, включающий взаимосвязь эмоционально-волевого, поведенческого и мотивационно-ценностного аспектов, как основа вариативности поведения личности в ходе приспособительного процесса к разного рода образовательным, профессиональным и жизненным ситуациям на этапе профориентации и профессионального самоопределения в современных социально-экономических условиях. Исследованы особенности профессионального самоопределения на этапе школьного и профессионального обучения современных юношей и девушек. Выявлены трудности управления профессиональным самоопределением в современных реалиях цивилизационной динамики, обусловленные текущей социально-экономической ситуацией, трендами развития общества, влияющими на выбор молодых людей и их индивидуально-типологическими особенностями.

Ключевые слова: психологическая устойчивость личности.

PSYCHOLOGICAL STABILITY OF AN INDIVIDUAL AS A BASIS FOR PROFESSIONAL SELF-DETERMINATION OF YOUNG PEOPLE IN MODERN SOCIOECONOMIC CONDITIONS

Research article

Pyankova L.A.*

ORCID: 0000-0003-1486-5542,

Siberian State Industrial University, Novokuznetsk, Russia

* Corresponding author (duby.ludmila[at]yandex.ru)

Abstract

In this article, “psychological stability”, the key term of the research, is analyzed in the works of physiologists, psychophysiologists, psychoanalysts and psychoanalysts. The article reveals the component composition of the studied integrative education, including the relationship of emotional-volitional, behavioral and motivational-axiological aspects as the basis for the variability of individual behavior during the adaptive process to various educational, professional and real-life situations at the stage of career guidance and professional self-determination in modern socioeconomic conditions. The research explores the features of professional self-determination at the stage of school and professional training of modern youth. It reveals the difficulties of managing professional self-determination in the modern realities of civilizational dynamics due to the current socio-economic situation, trends in the development of society that affect the youth’s choices and individual typological characteristics.

Keywords: psychological stability of an individual.

Важным фактором формирования качеств личности в структуре его «Я-общественного» и «Я-личностного» в период турбулентности социально-экономических, политических процессов в трансформирующемся обществе выступает психологическая устойчивость, – интегративное, системное образование. Оно лежит в основе профориентации и профессионального самоопределения личности, как свойство субъекта, находящегося в ситуации перманентной адаптации по отношению к внешним условиям. Психологическая устойчивость индивида, выступая индивидуальной характеристикой его сознания и личностных свойств, обсуждается в исследованиях отечественных психологов. В работах физиологов и психофизиологов В.М. Бехтерева, И.П. Павлова, И.М. Сеченова изучались сознательные и бессознательные акты высшей нервной деятельности [1], [2], [3]. Психологическую устойчивость рассматривают также с точки зрения устойчивости поведения и особенности ее регуляции. В трудах Л.С. Выготского, Л.И. Божович, С.Л. Рубинштейна, А.Н. Леонтьева, Б.Ф. Ломова и других исследователей ключевая дефиниция обсуждалась в контексте взаимодействия человека со средой [4], [6], [8].

Это качество является базовой характеристикой целостности личности и лежит в основе способности к саморегуляции, организации собственной деятельности личности и среды с целью поддержания её психологического благополучия и самореализации. Синергетический эффект в формировании психологически и социально зрелой личности-субъекта профессионального самоопределения достигается за счет её умения концентрироваться на событиях в настоящем, т.е. находиться в ситуации «здесь и сейчас», быть открытой опыту познания и самопознания, реализуя рефлексивные навыки, имея внутренний локус контроля, сформированную мотивацию к личностному росту, в том числе и за счет адекватного текущему моменту уровню тревожности, состояния благополучия.

Понятие психологической устойчивости производно от «силы личности», силы «Я», введенных основоположником психоанализа З. Фрейдом [9]. Наша интерпретация качеств психологической устойчивости личности как основополагающего для профессионально и социально самоопределяющейся личности, поскольку этот процесс представляет социально-профессиональную трансформацию субъекта труда, соизмерима с выделенными психоаналитиком индикаторами «силы личности», включая:

– толерантность к вызовам со стороны четвертой промышленной революции, побочным эффектом которой является безработица для тех, кто оказался не вписан в тренд развития высоких технологий, запросов на конвергентное знание, имея в виду принятие данной ситуации как неотвратимой и гибкое встраивание в неё, согласно имеющимся индивидуально-типологическим особенностям личности, её желаниям, интересам, планам в отношении выбираемой стратегии социально-профессионального развития;

– принятие состояния дискомфорта в противовес запросу на стабильность, предсказуемость своего существования в системе социальных отношений;

– готовность к непрерывному саморазвитию, самоизменению для выработки необходимых компетенций в условиях трансформации содержания, предмета, характера труда, инструментов трудового процесса, установок личности на уровне её активности в виде деятельности, действий, операций;

– неподверженность панике в ситуации неопределенности, дефицита информации, разноречивого её характера;

– способность к компромиссу в случаях навязывания извне чувства вины за собственный выбор;

– готовность к оперативному подавлению неприемлемых импульсов, создающих угрозу целостности личности;

– паритет ригидности и податливости, когда самоопределяющейся личности оказывается психолого-педагогическая поддержка, как на уровне прямых интервенций, так и в случае косвенного вмешательства;

– способность к контролю и планированию в ходе составления карьерограммы, плана своего ближайшего профессионального развития, исходя из текущей и прогнозируемой ситуации на рынке труда, глобальных процессов, особенностей технологических укладов, трендов развития общества, влияющих на выбор профессии и увязывания с собственной траекторией социально-профессионального и личностного развития;

– адекватное самоуважение как синтез реального, идеального и желаемого «Я».

Современное смысловое наполнение этого социального, в то же время биологического начала в человеке невозможно без их диалектического рассмотрения и выявления роли мозга, участвующего в поступлении или блокировании определенных импульсов в виде информации из внешнего мира. В этом процессе значительное место отводится так называемой «информационной воронке», фильтрующей сигналы и пропускающей в кору больших полушарий – таламус, часть промежуточного мозга, находящегося между больших полушарий, а также тормозных нейронов, блокирующих сигналы из внешнего мира. Известно, что структуры таламуса идентичны разным центрам коры больших полушарий: передние ядра проводят информацию в центр эмоций и памяти, вентральные боковые осуществляют двигательный контроль, вентробазальный комплекс работает с сенсорной информацией. Правомерно утверждать, что формирование сложного, интегрального, системного качества личности-субъекта профессионального и социального самоопределения опосредовано свойствами мозговых структур избирательно реагировать на поступающую извне информацию разной по модальности и смыслу.

Слабая «сила личности», согласно З. Фрейду, коррелирует с чрезмерно развитой её психологической защитой и копинговыми стратегиями. Первые увеличивают неадекватность восприятия, вторые укореняют наши стратегии поведения в стрессовых ситуациях, готовя почву для их воспроизводства в трудно переносимых для личности эпизодах, в том числе и выбора профессии, переориентации себя в случае вынужденных обстоятельств.

Принимая за основу, что в современных реалиях цивилизационной динамики профессиональное самоопределение рассматривается через проектирование субъектом будущей или существующей профессиональной деятельности своего личностного, профессионального, социального, экономического, ценностно-мотивационного развития, являющегося мерилом её зрелости, готовности к совершению сложной для мозга деятельности, вынуждены указать на ряд трудностей, испытываемых современной молодежью в этом направлении и в том числе в выработке базиса для этих процессов.

Исследования Д. Свааба, Л.А. Ясюковой объединяет констатация неготовности молодых людей к процессам планирования, проектирования как сложной деятельности мозга, управляемых лобными долями префронтальной коры, ответственными за абстрагирование, созревание которых, по большей части, достигается только к 22-25 годам, когда у многих юношей и девушек профессиональный выбор уже случился [10], [11]. Дефицит логической систематизации информации, как следствие несформированности понятийного мышления, превалирование у значительной части современных молодых людей формально-образных обобщений, при которых суть явлений не выделяется и не осознается при сохраняющейся готовности удерживать большие объемы информации в памяти, создает препятствия для перспективного планирования, аналитико-синтетической деятельности, занятия метапозиции в сложных ситуациях, когда происходит принятие решения о своем профессиональном и личностном будущем на основе психологической устойчивости.

Для нового типа интеллекта субъектов профориентации и профессионального самоопределения, находящихся в юношеском возрасте типичны признаки подростничества, суть которых – импульсивность, спонтанность поведения, проявляемые в следующих характеристиках.

  1. Поверхностность мышления, являющегося результатом закрепленных операций мышления, актуализируемых в образовательно-воспитательных ситуациях в 9-11-ых классах превалирования репродуктивного вида учебно-познавательных задач над эвристическими, частично-поисковыми и исследовательскими. Стабилизация типа интеллекта в таком его состоянии к 17-18 годам не позволяет молодым людям в полной мере соотносить факторы профориентации «хочу», «могу» и «надо». Они не готовы увязать в своей Я-концепции когнитивный, поведенческий и оценочный её компоненты в виду отсутствия информации о своих индивидуально-типологических особенностях, соотнесенной с профессиональными пробами. Нередко этапы профессионального самоопределения оказываются стертыми и носят лишь формальный, поверхностный характер в отношении познания себя, мира профессий, включенности в разного рода профессиональные ситуации различной направленности на этапе выбора.

Известно, что в мире существует около 10000 профессий и 70000 специальностей. В России их представлено около 7000-8000, в крупных городах около 2,5 тысяч, из них наиболее популярных около 200, подростки же знают около 30. Учитывая, что в России немало моногородов с предприятиями градообразующего статуса при низкой территориальной, профессиональной мобильности большой части населения на фоне низкого материального уровня семей подростков и юношей, они оказываются привержены узкому кругу профессионального выбора, фактически, не всегда можно говорить о выборе как таковом. Последний в условиях конкуренции образовательных учреждений, построенной на подушевом финансировании, неравномерного уровня их материального развития, кадрового потенциала, ценза выпускников и отдельных профессий на отраслевом, территориальном рынке – нередко итог агрессивной политики отдельного вуза, ссуза или учреждения начального профессионального образования.

Подростки в своем профессиональном самоопределении испытывают ряд трудностей в понимании ценностно-смыслового значения профессиональной деятельности, по большей части у них превалирует утилитаризм. Они слабо ориентированы в мире профессий в виду недостаточного психолого-педагогического сопровождения этого процесса в школах, неравного доступа всех самоопределяющихся субъектов к различным типам образовательных учреждений. Нередко профессиональное обучение вытесняется их социализацией и коррекцией интеллектуально-нравственного развития из-за неготовности стать участником образовательного процесса. Располагая весьма поверхностными знаниями о профессиях, ориентируясь на идеальный её образ в случае наличия примера, испытывая нереалистичный оптимизм в виду недостаточности процессов самопознания себя как субъекта будущей профессиональной деятельности, некритичности мышления, незнания рынка труда, анализа тенденций его развития как в текущей ситуации, так и в долгосрочной, исходя из политической и экономической конъюнктуры, молодые люди подходят к выбору ситуативно, оказываются не готовы к построению ближайших жизненных и профессиональных перспектив. Непредсказуемость происходящих технологических процессов, коррупция, нестабильная политическая ситуация на мировой арене, роль форс-мажорных обстоятельств лишь усугубляют ситуацию самоопределения. Формирование психологической устойчивости затруднено в виду отсутствия или размытости личностно значимых целей и концентрации на решение задач в настоящем. Отсюда при внешнем локусе контроля из-за импульсивности поведения, отчетливо фиксируемом пассивно-приспособительном характере деятельности по отношению к ситуациям, где нужно проявить активную, преобразующую позицию, роль решающего отводится взрослому: родителю, педагогу, случайному человеку, либо из близкого окружения юноши. Молодые люди оказываются привержены установкам ведомого, безынициативного, боящегося ответственности за принятое решение как на этапе выбора профессии, так и в реальных профессиональных ситуациях в виду дефицита ресурсов и «силы личности» в случае равенства мотивов и отложенных результатов деятельности.

На этапах профессионального обучения, адаптации к рабочему месту и принятии окончательного решения о работе, самоопределяющийся субъект встречается с рядом трудностей, вытекающих из структуры рынка труда превышения предложения рабочей силы над спросом, отрыве теоретической подготовки от практических задач на рабочем месте, неготовности к многозадачности, многофункциональности труда, интенсивному графику рабочего процесса, слабой практической подготовки в виду инерционности системы образования, её приверженности объяснительно-иллюстративному подходу, превалирования теоретической подготовки над практической, разноречивых требований работодателя к молодым специалистам, готовности принимать опытного работника, нежелание материально и профессионально вкладываться в специалиста без опыта. Со стороны выпускников профессиональных образовательных учреждений сильны посылы овладевать навыками лидерства при незначительной их выраженности в эпизодах принятия ответственности, инициативы, самостоятельности. Не всегда профессиональная среда аутентична лидерским запросам молодых сотрудников: не располагает стимулами для их вовлеченности, либо вовлеченность носит эпизодический характер, порой лидерские качества руководителей, наставников неочевидны, внутренняя организация бизнеса, корпоративная культуры слабо их культивируют. Молодые люди нацелены на формирование метапредметных, либо узкоспециализированных компетенций, но на практике не всегда их отрабатывают в виду её формализации, сведения деятельности практиканта к знакомству с документацией, не отражающей реального производственного процесса, незаинтересованности в нем как в будущем сотруднике в виду отсутствия рабочих мест, либо позиционирования предприятия «только для своих».

  1. Пренебрежение качественным анализом из-за несформированности культуры мышления, слабых навыков работы с понятиями, четкого видения критериев анализа. Известно, что понятийное мышление – необходимая компетенция в динамично меняющемся мире, когда знания перестали быть надежной опорой, уменьшился жизненный цикл продукции в виду обновления технических регламентов, меняющегося законодательства. Оно представляет фундамент для освоения законов и закономерностей современных наук для того, чтобы они не вступали в противоречие с объективными изменениями окружающего. Обладание понятийным мышлением не только основа для креативных способностей, но и готовность вписаться в эти закономерности, найти в них собственную нишу.

Современная культура, в которой происходит формирование личности – культура потребления, запроса на готовую, «очищенную» информацию. Трансформация образования к уровню услуг, замещение посыла советской педагогики «добывание знаний» на установку «брать готовое знание» блокирует образовательные потребности интеллектуального порядка.

  1. Ошибки при принятии решений из-за непонимания причинно-следственных связей, формируемых в условиях развивающего обучения, протекающего на пересечении и отдалении «зон актуального» и «зон ближайшего развития» и представляющего познавательную трудность не вследствие обилия информации для усвоения, а из-за её неструктурированности, алогичности, недостаточного учета дидактических требований к подбору учебного материала, объяснительно-иллюстративных инструментов её подачи, когда диалогичность, инициирование ситуаций дискуссии и открытия не только минимизированы, но, нередко, и полностью исключены из образовательного пространства школ.

Современная образовательная среда «заточена» на дрессуру, на желательный ответ, узкую специализацию получаемых школьниками знаний, ориентированных на сдачу единых государственных экзаменов, что исключает метапредметные компетенции, приводя к редукции задач интеллектуального и общего психического развития школьников в структуре деятельности педагога в образовательной системе, когда стираются качества личности, готовой к аналитической деятельности. Нет образовательной среды в общей дидактической канве, где бы можно было применить аналитико-синтетические способности.

  1. Неадекватность перспективного плана и прогностической деятельности в целом. Текущая ситуация для формирующейся личности сопряжена с рисками, связанными с глобализацией политических, экономических и социальных процессов выталкивания личности в зону неопределенности развития рынка труда, обнулением человеческого капитала, рыночных отношений превышения предложений рабочей силы над спросом, разноречивых требований работодателя к молодым специалистам, как наиболее уязвимым субъектам в пространстве социально-экономических и юридических отношений в пределах его одного сегмента, профессионального, территориального рынков, высокого запроса на перманентную адаптацию к ситуации ускорения цивилизационной динамики, депрофессионализацией в различных секторах экономики и в наиболее экономически отсталых регионах страны при высокой неравномерности социально-экономического развития её субъектов, а также их деградации в ряде случаев, очевидно зависимых от добычи сырья.

Цифровизация как ключевой тренд развития общества и новообразование третьей промышленной революции, представляющей лишь процессуальную сторону существующих социальных систем, нередко выступает единственным подспорьем для реализации обучения, замещающих его главный фактор – личность педагога. Представляется, что возможности цифровизации в дидактическом процессе образовательных учреждений различных ступеней слишком преувеличены. Особенности функционирования человеческого мозга – в минимизации его затрат, поэтому представители медиаиндустрии, специалисты, вынужденные по роду деятельности создавать образовательный контент, соревнуются на предмет его упрощенного производства. Потребление же контента не актуализирует психические познавательные процессы в той мере, чтобы мыслительные операции постоянно осуществлялись. Предлагаемое же образовательной системой как значимый, а, нередко и единственный образовательный ресурс, не развивает мозг, напротив, он «впадает в спячку», закрепляя стереотипность мышления, его шаблонность. Издержки такого предпочтения – нивелирование ресурсов педагогических технологий, формирующих критическое, самостоятельное, версионное мышление, так необходимого современным специалистам в области высоких технологий. Перевод обучения исключительно в цифровой формат перспективно срабатывает на «цифровой аутизм», когда молодые люди не могут поддерживать длительный психологический контакт с другими, обладают слабыми навыками социального интеллекта. Для них люди стали заменяемы, поэтому они не видят ценности каждого из них в отдельности, что делает их уязвимыми в ситуации проектной деятельности, когда постоянный контакт является незаменимым средством реализации поставленных задач.

Основные тренды в изменяющемся мире профессий: введение информационно-телекоммуникационных технологий в различных сферах труда, его индивидуализация и высокая ответственность за ошибки, повышение культуры безопасности труда для минимизации воздействий человеческого фактора, потенциальная мобильность профессионалов, обязательное использование сети Интернет в условиях удаленной работы и в виртуальных организациях, появление смежных профессий на стыке разнообразных областей труда, ориентация на проектную деятельность, поливариативную карьеру, лишь затрудняют решение о смене места работы в ситуации, когда человек не видит альтернатив и слабо соизмеряет свои способности с возможностями.

Сказанное выше позволяет считать проблему формирования психологической устойчивости личности как базиса для её профессионального, личностного и социального самоопределения давно назревшей и вытекающей из настойчивого запроса общества и всей ситуации его развития к текущему моменту.

Общий контекст психологической устойчивости сопряжен с качествами адаптивности личности, гибко встраивающейся в современные реалии рынка труда и общественных процессов. Поэтому с неизбежностью наполним содержание этого интегративного социального базиса личности качествами, сопряженными с эмоционально-волевым его компонентом, а также поведенческим, ценностным и мотивационным, положив за основу теоретико-практические исследования проблемы психологической устойчивости личности, изложенные в работах Л.С. Выготского, Л.И. Божович, С.Л. Рубинштейна, А.Н. Леонтьева, Б.Ф. Ломова, А.М. Аболина, З.И. Гадаборшевой, А.В. Мирошина, Д.С. Жилкина, О.Д. Приваловой, Л.В. Заварзиной, О.А. Сиротина, Т.Н. Овчинниковой и других.

Эмоционально-волевой компонент при воздействии неблагоприятных сигналов со стороны рынка труда в ходе профессионального обучения, либо в ситуации адаптации к новому рабочему месту, новым профессиональным обязанностям позволит сохранить профессионализм, проявляемый в эффективности, систематичности и надежности выполняемых операций, действий, либо деятельности в целом. Готовность обходится стеническими эмоциями, испытывать положительный опыт эмоциональных переживаний, в том числе в ситуации самореализации себя в личностно и профессионально значимой деятельности, получать желаемое насыщение от межличностных контактов в ходе эмоционального обмена, являются показателями эмоциональной зрелости личности в структуре её психологической устойчивости. Эмоционально-волевые качества в стрессовой ситуации, дефицита информации, либо её разноречивости, повышают роль основных свойств нервной системы в детерминации индивидуально-типологических особенностей работника, выступая противовесом панике, создавая основу для сознательного управления профессиональной деятельностью. Одновременно с этим являются фактором, противодействующим внутренним и внешним конфликтам, позволяя личности оптимально организовать свои поведенческие стратегии.

Волевая составляющая психологической устойчивости определяется сознательным реагированием личности на происходящее, в основе которого определенность и стабильность, дающие возможность свободы выбора. Низкий уровень сформированности эмоционально-волевых качеств в структуре психологической устойчивости ограничивает в выборе профессий, связанных с опасными условиями, в том числе, с неблагоприятными средовыми воздействиями: климато-географические факторы, физическая нагрузка, особые условия работы, дефицит времени, плотность, интенсивностью рабочего графика и межличностных контактов, необходимость выполнения действий в автоматическом режиме, отсутствие права на ошибку при принятии решений и другое.

Поведенческая составляющая в структуре психологической устойчивости личности обусловлена предсказуемостью поведения в процессе решения профессиональных задач, готовностью к постоянной его внутренней регуляции. Это некий запас прочности личности, не позволяющий внешним и внутренним факторам дестабилизировать существующие модели, алгоритмы профессионального поведения. Для человека, делающего свой профессиональный выбор, данный компонент сопряжен с адекватностью, осознанностью поведения и вербальных реакций в ходе профессиональных проб. Своих пиковых значений процесс регуляции достигает в ситуации внутреннего локуса контроля, – саморегуляции, показателя психологически зрелой личности с развитым самосознанием. Готовность к саморегуляции достигается за счет управлением поведения индивидом на всех этапах деятельности, начиная от причин, её побудивших, направленности человека и заканчивая конечным её продуктом, а также непрерывным самоконтролем хода самого действия. Маркерами сформированности поведенческого компонента психологической устойчивости личности выступают её поведенческая активность и использование эффективных, с точки зрения конечного результата и относительно низко ресурсных способов преодоления затруднительных ситуаций; готовность к их дифференциации на проблемные, сложно решаемые, решаемые, при условии приложения определенных усилий.

Выделение мотивационного компонента психологической устойчивости полагается на представление А.Н. Леонтьева о структуре личности как «относительно устойчивой конфигурации главных внутри себя иерархизированных мотивационных линий». В основание психологической устойчивости личности ученым были положены три основных параметра мотивационной сферы: связь человека с миром в пространстве и времени, степень проявления мотива и динамичность, и многоаспектность мотивационной сферы. Взаимосвязь выделенных параметров дают понимание себя личностью как носителя самосознания и развития.

 Ценностный компонент личности вытекает из её отношения к себе в процессе самопознания, производного от рефлексии и являющегося базисом для построения образа «Я». Рефлексирующие личности ответственны, ориентированы на сознательно выработанные требования к себе, они готовы встать на позицию другого, проанализировать собственное поведение, ориентируясь на общечеловеческие ценности (толерантность, равенство, уважение мнения другого человека и другое). Важным показателем зрелого ценностного компонента личности выступает положительный образ «Я» как обобщенная идентичность широкого спектра социальный ролей, выполняющих, в то же время ценностно-ориентационную, прогностическую и защитную для личности функции.

В структуре психологической устойчивости личности мотивационно-ценностный компонент представляет совокупность устойчивых мотивов, определяющих не только интерес студента к получаемой профессии, а в ситуации профориентации – выбираемых сфер, но и отражающих общую направленность его личности как систему её ценностных отношений к окружающему, к самому себе как субъекту профессиональной деятельности. Направленность личности, определяя смысловое единство поведения и профессиональной деятельности, выступает основой профессионального самоопределения и становления профессионала. Системы мотивов выбора профессиональной деятельности и ценностных ориентаций создают базис для личностной саморегуляции субъекта профессиональной деятельности в виде смысловых установок, уточняя индивидуальное своеобразие профессионального самоопределения личности и его эффективность [20].

Индивидуально-типологическими особенностями, снижающими личностную устойчивость, можно назвать психологические явления, соотнесенные с высоким уровнем личностной тревожности, ориентация на других, чрезмерная зависимость от внешнего окружения в процессе принятия решений, значительно выраженные черты интравертированности, проявляемые в закрытости человека, неготовности к контактам, эмоциональная нестабильность, как черта представителей холерического темперамента в совокупности с агрессией, нередко подавленной, но не проработанной внутри, перманентно возникающей, проявляемой так интенсивно, что ответная реакция многократно превосходит предъявляемый стимул, импульсивность, порывистость, склонность к панике, депрессиям, пассивному отреагированию сложных жизненных ситуаций (через избегание). В зону риска попадают такие качества личности, как: азартность, отсутствие внутреннего локуса контроля, высокая склонность к соперничеству, готовность к достижению целей безотносительно их мотивировки, осознания ближайших и перспективных последствий совершенных действий, заражаемость, внушаемость, некритичность. Существенным является устойчивость указанных проявлений, их систематичность, повторяемость в широком диапазоне личностных и профессиональных ситуаций. Поэтому они могут выполнять в этом случае роль факторов, нивелирующих психологическую устойчивость личности.

Резюмируя сказанное выше, отметим, что психологическая устойчивость – категория, соотносимая с общим развитием личности, имеющая приоритетное значение для сохранения её оптимального функционирования, защита от дезинтеграции и дезориентации. Она интерпретируется нами как социальное качество личности, принципиально влияющее на её профессиональное самоопределение. Не являясь полностью врожденной характеристикой, в значительной степени зависит от типа нервной деятельности (предпочтение отдается сильному типу), психосоциотипа, уровня развития психических познавательных процессов, в то же время её формирование опосредовано социумом: семейным, профессиональным, образовательным, культурным пространством человека. Показатель психологической устойчивости не есть сумма заданных качеств, напротив, их комбинаторность, включая гибкость, оперативность мобилизации и переформатирования в ходе адаптивного процесса личности, непрерывно протекающего на разных этапах её жизненного и профессионального пути. Она представляет некий паритет постоянства и изменчивости личности, наряду с мотивацией к самоизменению, саморазвитию, открытости новому опыту, устойчивость, резистентность (сопротивляемость) внешним факторам, в том числе к слабо прогнозируемым ситуациям на рынке труда и в ходе реальных профессиональных событий или профессиональных проб. Освоение нового опыта – непременное условие формирования образа «Я», выступающего важной чертой подросткового и юношеского возраста и ключевая компетенция личности в динамично меняющемся мире обновления законодательства, технических регламентов, технологий производства товаров, услуг и способов их потребления. Структурный состав психологической устойчивости – это взаимосвязь эмоционально-волевого, поведенческого и мотивационно-ценностного компонентов в общей канве описываемого интегративного образования, как основа вариативности поведения личности в ходе приспособительного процесса к разного рода образовательным, профессиональным и жизненным ситуациям на этапе профориентации и профессионального самоопределения.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Бехтерев В.М. Избранные произведения / В.М. Бехтерев. – М.:Медгиз, 1954. – 527 с.
  2. Полное собрание трудов И. П. Павлова: В 5 т. – М., Л.: Изд-во АН СССР, 1940-1949. – Т. 3, кн. 2. Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных. Условные рефлексы. Сборник статей, докладов, лекций и речей. – 1951. – 438 с.
  3. Сеченов И. М. Большая российская энциклопедия / И. М. Сеченов [Электронный ресурс] URL: https://bigenc.ru/biology/text/3659808 (дата обращения 05.10.2020)
  4. Выготский Л.С. Проблема сознания / Л.С. Выготский / Собр.соч.: в 6-ти т. – М., 1982. – Т. 1. – 488 с.
  5. Божович Л.И. Проблемы формирования личности / Л.И. Божович. – М.: Ин-т практической психологии; Воронеж: МОДЭ, 1995. – 352 с.
  6. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии / С.Л. Рубинштейн. – СПб: Питер, 2000. – 712 с.
  7. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность / А.Н. Леонтьев. – М.: Наука, 1975. – 304 с.
  8. Ломов, Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии / Б.Ф. Ломов. – М.: Наука, 1984. – 444 с.
  9. Фрейд З. Психология бессознательного / З. Фрейд. – М.: Просвещение, 1989. – 448 с.
  10. Свааб Д. Мы – это наш могз. От матки до Альцгеймера / Д.Свааб. – СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2013. – 544 с.
  11. Ясюкова Л.А. Изменение структуры интеллекта подростков с 1990 по 2020 годы / Л.А. Ясюкова // Психологическая газета. – [Электронный ресурс] URL: https://psy.su/feed/8560/ (дата обращения 05.10.2020).
  12. Аболин Л.М. Соотношение психологических и физиологических коррелятов эмоциональной устойчивости спортсменов / Л.М. Аболин // Вопросы психологии. – 1974. – № 1. – С. 104-115.
  13. Гадаборшева З.И. Формирование психологической устойчивости у студентов педагогического вуза : дис. канд. психол. наук / З.И. Гадаборшева. – Пятигорск. 2015. – 224 с.
  14. Мирошин А.В. Эмоционально-волевая устойчивость и её формирование у студентов: (на материале педагогического вуза): дис. … канд. психол. наук / А.В. Мирошин. – М., 1988. – 187 с.
  15. Жилкин Д.С. Психолого-акмеологические особенности формирования психической устойчивости к негативным факторам у девушек-телохранителей: дис. … канд. психол. наук / Д.С. Жилкин. – М., 2005. – 240 с.
  16. Привалова О.Д. Психическая устойчивость как фактор успешности профессиональной деятельности менеджеров малого бизнеса: дис. … канд. психол. наук / О.Д. Привалова. – М., 2004. – 160 с.
  17. Заварзина Л.В. Формирование эмоционально-волевой устойчивости у сотрудников органов внутренних дел : автореф. дис. … канд. психол. наук / Л.В. Заварзина. – СПб., 2002. – 25 с.
  18. Сиротин О.А. К вопросу о психофизиологической природе эмоциональной устойчивости спортсменов / О.А. Сиротин // Вопросы психологии. – 1973. – № 1. – С. 129-133.
  19. Овчинникова Т.Н. Личность и мышление ребенка / Т.Н. Овчинникова. – М.: Академический проект, 2004. – 192 с.
  20. Шалавина Т.И. Индивидуальный подход к формированию профессионального самоопределения студентов педагогического колледжа: Монография / Т.И. Шалавина, Л.А. Пьянкова. – Новокузнецк: Изд-во КузГПА, 2010. – С. 48.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Bekhterev V.M. Izbrannye proizvedenija [Selected Works] / V.M. Bekhterev. – M.: Medgis, 1954. 527 p. [in Russian]
  2. Polnoe sobranie trudov I. P. Pavlova [The complete collection of works by I.P. Pavlov] In 5 vol. –M., L.: The Soviet Union, 1940-1949. Vol. 3, Ch. 2. Dvadcatiletnij opyt ob#ektivnogo izuchenija vysshej nervnoj dejatel’nosti (povedenija) zhivotnyh. Uslovnye refleksy. Sbornik statej, dokladov, lekcij i rechej [Twenty years of experience of objective study of the higher nervous activity (behavior) of animals. Conditional reflexes. A collection of articles, reports, lectures and speeches]. – 1951. 438 p. [in Russian]
  3. Sechenov I.M. Bol’shaja rossijskaja jenciklopedija [The Great Russian Encyclopedia is an electronic version] / I.M. Sechenov. – [Electronic resource] URL: https://bigenc. en/biology/text/3659808 (accessed 05.10.2020). [in Russian]
  4. Vygotsky L.S. Consciousness Problem / L.S. Vygotsky / In. 6 vol. – M., 1982. Vol. 1. 488 p. [in Russian]
  5. Bozovich L.I. Problemy formirovanija lichnosti [Personality Problem] / L.I. Bozovich. – M.: In-t practical psychology; Voronezh: MODE, 1995. 352 p. [in Russian]
  6. Rubinstein S.L. Osnovy obshhej psihologii [Basics of General Psychology] / S.L. Rubinstein. – St. Petersburg: Peter, 2000. 712 p. [in Russian]
  7. Leontiev A. N. Dejatel’nost’. Soznanie. Lichnost’ [Activity. Consciousness. Personality] / A.N. Leont’ev. M.: Science, 1975. 304 p. [in Russian]
  8. Lomov, B.F. Metodologicheskie i teoreticheskie problemy psihologii [Methodological and Theoretical Problems of Psychology]. / B.F. Lomov. M.: Science, 1984. 444 p. [in Russian]
  9. Freud Z. Psihologija bessoznatel’nogo [Psychology of the Unconscious] / Z. Frejd. M.: Enlightenment, 1989. 448 p. [in Russian]
  10. Swaab D. My – jeto nash mogz. Ot matki do Al’cgejmera [We are our mogul. From the uterus to Alzheimer’s] / D.Svaab. – St. Petersburg: Ivan Limbach Publishing House, 2013. 544 p. [in Russian]
  11. Yasyukova L.A. Izmenenie struktury intellekta podrostkov s 1990 po 2020 gody [Changing the intelligence structure of teenagers from 1990 to 2020] / L.A. Yasyukova // Psihologicheskaja gazeta [Psychological newspaper]. – [Electronic resource] URL: https://psy. su/feed/8560/ (accessed 05.10.2020). [in Russian]
  12. Abolin L.M. Sootnoshenie psihologicheskih i fiziologicheskih korreljatov jemocional’noj ustojchivosti sportsmenov [Ratio of psychological and physiological correlates of emotional stability of athletes] / L.M. Abolin // Voprosy psihologii [Psychology issues]. – 1974. – No 1. P. 104-115. [in Russian]
  13. Gadaborsheva S.I. Formirovanie psihologicheskoj ustojchivosti u studentov pedagogicheskogo vuza : dis. kand. psihol. nauk [Formation of psychological stability among students of the pedagogical university : dis. kand. It’s a psycho. Ph.D.] / Gadaborsheva. Piatigorsk. 2015. – 224 p. [in Russian]
  14. Miroshin A.V. Jemocional’no-volevaja ustojchivost’ i ejo formirovanie u studentov: (na materiale pedagogicheskogo vuza): dis. … kand. psihol. nauk [Emotional-will resistance and its formation in students: (on the material of the pedagogical university) : dis. … kand. It’s a psycho. Sciences] / A.V. Miroshin. M., 1988. 187 p. [in Russian]
  15. Yilkin D.S. Psihologo-akmeologicheskie osobennosti formirovanija psihicheskoj ustojchivosti k negativnym faktoram u devushek-telohranitelej: dis. … kand. psihol. nauk [Psychological-acmeological features of the formation of mental resistance to negative factors in girls-bodyguards: dis. … kand. It’s a psycho] / D.S. Yilkin. M., 2005. 240 p. [in Russian]
  16. Privalov O.D. Psihicheskaja ustojchivost’ kak faktor uspeshnosti professional’noj dejatel’nosti menedzherov malogo biznesa: dis. … kand. psihol. nauk [Psychic stability as a factor in the success of professional activities of small business managers : dis. … kand. It’s a psycho. Sciences] / O.D. Privalova. M., 2004. 160 p. [in Russian]
  17. Zavarzina L.V. Formirovanie jemocional’no-volevoj ustojchivosti u sotrudnikov organov vnutrennih del : avtoref. dis. … kand. psihol. nauk [Formation of emotional-willed stability in the police officers: autoref. dis. … kand. It’s a psycho. Ph.D.] / L.V. Zavarzina. St. Petersburg, 2002. 25 p. [in Russian]
  18. Sirotin O.A. K voprosu o psihofiziologicheskoj prirode jemocional’noj ustojchivosti sportsmenov [To the question of the psychophysiological nature of emotional stability of athletes] / O.A. Sirotin // Voprosy psihologii [Issues of psychology]. – 1973. – No 1. P. 129-133. [in Russian]
  19. Ovchinnikova T.N. Lichnost’ i myshlenie rebenka [Personality and Thinking of the Child] / T.N. Ovchinnikova. M.: Academic project, 2004. 192 p. [in Russian]
  20. Shalavina T.I. Individual’nyj podhod k formirovaniju professional’nogo samoopredelenija studentov pedagogicheskogo kolledzha [Individual approach to the formation of professional self-determination of students of the pedagogical college]: Monograph / T.I. Shalavina, L.A. Pyankova. Novokuznetsk: KuzGPA, 2010. P. 48. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.