Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

Страницы: 20-21 Выпуск: 5 (5) () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Андронова Н. Э. ПРОБЛЕМЫ РЕФОМИРОВАНИЯ МИРОВОЙ ФИНАНСОВОЙ АРХИТЕКТУРЫ В УСЛОВИЯХ ФИНАНСОВОЙ ГЛОБАЛИЗАЦИИ / Н. Э. Андронова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2012. — №5 (5). — С. 20—21. — URL: https://research-journal.org/economical/problemy-refomirovaniya-mirovoj-finansovoj-arxitektury-v-usloviyax-finansovoj-globalizacii/ (дата обращения: 18.11.2017. ).
Андронова Н. Э. ПРОБЛЕМЫ РЕФОМИРОВАНИЯ МИРОВОЙ ФИНАНСОВОЙ АРХИТЕКТУРЫ В УСЛОВИЯХ ФИНАНСОВОЙ ГЛОБАЛИЗАЦИИ / Н. Э. Андронова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2012. — №5 (5). — С. 20—21.

Импортировать


ПРОБЛЕМЫ РЕФОМИРОВАНИЯ МИРОВОЙ ФИНАНСОВОЙ АРХИТЕКТУРЫ В УСЛОВИЯХ ФИНАНСОВОЙ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Андронова Н.Э.

Кандидат экономических наук, сотрудник Посольства Российской Федерации в Португальской Республике, г. Лиссабон 

ПРОБЛЕМЫ РЕФОМИРОВАНИЯ МИРОВОЙ ФИНАНСОВОЙ АРХИТЕКТУРЫ В УСЛОВИЯХ ФИНАНСОВОЙ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

В статье рассматриваются процессы трансформации мировой финансовой архитектуры (МФА) в условиях финансовой глобализации. Теоретико-методологической основой послужили фундаментальные положения классической политической экономии, а также концептуальные исследования современных российских и западных экономистов. Автор приходит к выводу, что современный глобальный кризис выявил острую необходимость реформирования МФА и создание принципиально новой теоретической парадигмы экономической науки XXI века в целом.

Ключевые слова: мировая финансовая архитектура, глобализация, институты и инструменты рынка, финансово-экономическая парадигма

Key words: the global financial architecture, globalization, the institutions and the market instruments, the financial – economic paradigm

Дискуссии о необходимости глобального регулирования и реформирования МФА как реакции на сильнейшие кризисы, потрясшие мировые финансовые рынки, заставляют пересмотреть теоретическое наследие, оставленное учеными – экономистами, которые стояли у истоков формирования финансовой архитектуры мирового масштаба. В настоящее время к выработке данного предмета изучения, как известно, отсутствует единый научно-исследовательский подход. Это связано, в первую очередь, со сложностью происходящих глобализационных процессов, затрагивающих не только валютно-кредитные и финансово-экономические, но и (превалирующие ныне) политико-правовые аспекты. Вопросы анализа и системного концептуального осмысления новой структуры МФА остаются разнородными по своей теоретико-методологической и практической основе. Большое количество публикаций, связанных с трансформацией и укреплением существующей финансовой архитектуры, носит бессистемный, сиюминутный характер, зачастую, с политизированным оттенком. В результате, острые дискуссии о реформировании валютно-финансового мироустройства выходят за рамки научных кругов и оказываются в центре внимания лидеров развитых и развивающихся стран, а само понятие «мировая финансовая архитектура» на сегодняшний день является одним из самых распространенных и часто используемых в мировом сообществе. В связи с этим, в научном мире возникает острая необходимость в систематизации, теоретико-методологическом осмыслении, обобщении и анализе природы, эволюции и принципов развития МФА в условиях финансовой глобализации. Так, эксперты Международного валютного фонда определяют МФА как « институты, рынки, правила игры и практика, которые правительство, бизнес и индивидуальные участники осуществляют обычно в своей экономической и финансовой деятельности» [5]. Исследователь                  В. Шмелев также трактует МФА через составляющие её блоки: «Мировая финансовая архитектура включает в себя в качестве основных элементов мировые деньги и институты, а также правила, обеспечивающие их эмиссию и нормальное функционирование» [6, с.67]. Российский учёный А. Моисеев, в свою очередь, полагает, что главенствующая роль в решении глобальных проблем отводится таким международным организациям универсального характера, как МВФ и Всемирный Банк [3], представители которого считают комплекс инициатив, направленных «на предотвращение и управление кризисами», мировой финансовой архитектурой [3]. Отечественный исследователь Н. Вовченко оценивает МФА в более общем плане – в качестве «институциональной структуры мировой финансовой системы, рассматриваемой в динамическом процессе” [1, с. 96]. Расширяя данную трактовку, представляется, что мировую финансовую архитектуру  следует воспринимать как постоянно обновляемый облик институциональной структуры мировой финансовой системы, формирующийся на её национальном, региональном, глобальном уровнях и включающий институты, различные инструменты рынка, а также обязательства и правила, направленные, в первую очередь, на внутреннюю и внешнюю сбалансированность финансово-экономического развития в условиях глобализации. Современный этап МФА характеризуется существенными фундаментальными изменениями в ее структуре, появлением в ней новых тенденций, инструментов, регуляторов и институтов. После рыночных шоков осени 2008 года началось быстрое восстановление модели МФА, которая существовала ещё до кризиса (соответственно, при худшем состоянии государственных финансов ведущих стран). Тем не менее, очевидно, что в настоящее время возникает острая необходимость в структурных преобразованиях, как в мировой финансовой архитектуре, так и в глобальной экономике в целом. При этом особое место в данном процессе принадлежит реформированию институциональной составляющей МФА. В частности, наиболее результативными при решении проблем, связанных с преодолением кризиса и созданием новой мировой финансовой архитектуры оказались те органы, которые профессионально занимаются конкретными проблемами регулирования финансовых рынков. Что касается известных всемирных институтов, то их деятельность рассматривается экспертами как не эффективная, носящая фрагментарный характер, не позволяющий предотвратить и действенно противодействовать кризисам. В их прерогативу явно не входит непосредственная разработка и создание новой инфраструктуры финансовой архитектуры. Отсюда вся инициатива выработке предложений по данному вопросу перешла к неформальным площадкам, главной из которых в данный момент стала «Группа 20» (G 20), являющаяся совещательным органом глав государств и правительств. На «двадцатку» возложена координация на основе консенсуса деятельности международных организаций и форумов, рассматривающих наиболее сложные вопросы формирования новой мировой финансовой архитектуры. Что касается направлений такого реформирования, то на первом заседании Группы (декабрь 1999 года) были согласованы следующие: совершенствование регулирования и надзора за финансовым сектором; управление внешним долгом; роль международных стандартов и правил раскрытия информации; выбор адекватного режима валютных курсов                 [4, с.132-135]. Судя по определенным направлениям работы, в ней должны принимать участие различные институты и структуры международного, регионального и национального уровней при ведущей роли МВФ и МБРР, а также Базельского комитета по банковскому надзору и международной организации органов надзора за финансовыми рынками (IOSCO). Все они в различной степени участвуют в формировании стандартов и правил, кодексов и деклараций в области предоставления финансовых услуг и накопили в этом определенный опыт.

Таким образом, фактически реформа мировой финансовой архитектуры должна означать необходимость дальнейшего развития мировой финансовой архитектуры по сценарию, предусматривающему введение новых институтов, использующих многосторонние формы взаимодействия наиболее значимых участников мировой финансовой системы, а также модернизацию направлений координации деятельности этих международных экономических организаций. Кроме того, в современных условиях глобализации нарастает необходимость в новой теоретической парадигме экономической науки в целом и создание принципиально иной теоретической основы для дальнейшего развития глобальной экономики и финансов. Очевидно, что мировая финансово-экономическая парадигма, основанная на неолиберальной концепции и продолжающая сегодня действовать, находится, по сути, на грани краха, а возникший глобальный кризис, служит явным катализатором её смены. Предполагается, что для создания новой парадигмы, должны быть отброшены, прежде всего, все готовые модели, теории и концепции, а из арсенала современной  экономической науки следует использовать только самые общие положения и принципы.

Литература

  1. Вовченко, Н. Институциональные преобразования финансовой системы России в условиях глобализации /Н.Г. Вовченко. — Ростов-на-Дону: РГЭУ РИНХ, 2006. — С. 96.
  2. Миркин Я. Аналитический доклад. Среднесрочный прогноз развития финансовой системы России – 2010-2015 годы. М., 2010.
  3. Моисеев А. Международные финансовые организации. Правовые аспекты деятельности. – М: Омега, 2006.
  4. Реформа международной финансовой системы. М., Бюро экономического анализа, 2001. С. 132-135.
  5. Финансовая архитектура посткризисного мира: эффективность решений. 2011. Институт посткризисного мира. www.postcrisisworld.org/research/podrobnee.
  6. Хмыз О. Место институциональных инвесторов в меняющейся мировой финансовой архитектуре //Финансы. — 2010. —№ 6. — С. 67.
  7. Шмелев В. О реформе мировой финансовой архитектуры //Финансы. — 2010. —№ 8. — С. 11.
  8. Bernay A. La vente de George Soros sur la crise financier.                            // http://eco.rue89.com, 12.12.2008.
  9. Focus. World Federation of Exchanges. 2004. No. 1, P. 29.
  10. Paris Match, 1998, September 10, October 15.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.