Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Пред-печатная версия

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.113.11.103 - Доступен после 17.11.2021

() Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Бахметова А. А. ПРОБЛЕМЫ ПРОСТРАНСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ / А. А. Бахметова, Д. М. Астанин // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — №. — С. . — URL: https://research-journal.org/economical/problemy-prostranstvennogo-razvitiya-vologodskoj-oblasti/ (дата обращения: 27.11.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.113.11.103

Импортировать


ПРОБЛЕМЫ ПРОСТРАНСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ

ПРОБЛЕМЫ ПРОСТРАНСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ

Научная статья

Бахметова А.А.1, Астанин Д.М.2, *

2 ORCID: 0000-0002-1062-3098;

1, 2 Вологодский государственный университет, Вологда, Россия;

2 Российский государственный аграрный университет – МСХА им. К.А. Тимирязева, Москва, Россия

* Корреспондирующий автор (montenegro.astanin[at]mail.ru)

Аннотация

Проблемы пространственного развития (концентрация производств в агломерациях, деградация поселений, неупорядоченная урбанизация и т. д.) приводят к «отмиранию» отсталых районов, тем самым, не используя весь потенциал регионов. При отсутствии научно обоснованной стратегии пространственного развития России количество депрессивных структур системы расселения будет только увеличиваться. В условиях экономической глобализации многие ранее успешные регионы теряют свои конкурентные преимущества и становятся стагнирующими. Деградация некоторых районов Вологодской области связана с неграмотным использованием потенциала региона и плохим распределением ресурсов. Поляризация является важной пространственной проблемой. В статье рассмотрены пути преодоления негативных тенденций, обозначены «точки роста» для разных типов местности, с учетом экономических возможностей и существующих на территории уникальных объектов.

Ключевые слова: пространственное развитие, территория, потенциал, концентрация, деградация, стратегия.

PROBLEMS OF SPATIAL DEVELOPMENT IN VOLOGDA OBLAST

Research article

Bakhmetova A.A.1, Astanin D.M.2, *

2 ORCID: 0000-0002-1062-3098;

1, 2 Vologda State University, Vologda, Russia;

2 Russian State Agrarian University – Moscow Timiryazev Agricultural Academy, Moscow, Russia

* Corresponding author (montenegro.astanin[at]mail.ru)

Abstract

Problems of spatial development (concentration of industries in agglomerations, degradation of settlements, disordered urbanization, etc.) lead to the “dying off” of backward areas, thereby not using the full potential of the regions. In the absence of a scientifically sound strategy for the spatial development of Russia, the number of such negative structures of the settlement system will only increase. In the context of economic globalization, many previously successful regions are losing their competitive advantages and becoming stagnant. The degradation of some areas of Vologda Oblast is associated with the incompetent use of the region’s potential and poor allocation of its resources. Polarization is an important spatial problem. The article discusses ways of overcoming negative trends, identifies growth areas for different types of land, taking into account economic opportunities and unique objects existing on the territory.

Keywords: spatial development, territory, potential, concentration, degradation, strategy.

Введение

Понятие «пространственное развитие» впервые употребил в своей работе «Изолированное государство в его отношении к сельскому хозяйству и национальной экономике» немецкий экономист И. Г. фон Тюнен в 1826-м году. Однако, только к началу 1970-х годов произошло прочное закрепление термина в мировой практике. Термин «пространственное развитие» содержит целый спектр различных значений, основной смысл которых заключается в разработке стратегии по гармонизации территории с учетом постоянно происходящих изменений [1], [2], [3], [4]. Проблемы пространственной структуры регионов/областей обусловлены следующими факторами: месторасположение, наличие природных ресурсов, климатические условия, демографическая ситуация, особенности исторического развития, инфраструктурные показатели. Во многом современные пространственные проблемы регионов России связаны с политикой страны, проводимой до 1980-х годов, которые были направлены на: масштабное освоение природных ресурсов и их концентрацию в отдельном регионе, индустриализацию и урбанизацию отсталых сельскохозяйственных регионов, создание транспортной инфраструктуры [5].

Для Вологодской области такая политика государства обернулась негативными последствиями. За счет концентрации производств стали образовываться монополии, которые контролируют большую часть ресурсов, а значит, диктуют условия развития, наличие рабочих мест. Вследствие узкой специализации области, образования моногородов (Череповец, Вологда) происходит деградация близлежащих сельских поселений, так как население мигрирует в город за лучшим качеством жизни, растет безработица отсталых районов из-за закрытия мелких предприятий. Схожая ситуация прослеживается в Италии, где юг – бедный регион, север – богатый. Ресурсы (промышленные, экономические, социальные) сконцентрированы в одной пространственной зоне, что приводит сначала к стагнации, а затем и к деградации другого района. Инвесторы отказываются вкладывать свои средства в район, откуда уезжают люди, процветает преступность и безработица, таким образом, происходит перенасыщение одной зоны и «отмирание» другой. Но при грамотном использовании потенциала каждого региона, есть возможность преодолеть негативные тенденции [6].

Обоснование научной проблемы

Грамотное развитие любого региона зависит от трех факторов: пространственного (месторасположение, климатические условия, природные ресурсы), социо-культурного (история развития области, инфраструктура, транспортное развитие) и институционального (меры муниципальных властей для поддержки региона). Деградация некоторых районов Вологодской области связана с неграмотным использованием потенциала региона и плохим распределением ресурсов. Зацикливание на развитие только индустриальных возможностей в Череповце и Вологде, и концентрация большинства рабочих мест в моногородах делает остальные регионы отстающими, растет дифференциация. При постановке проблемы стагнации отсталых районов области, обсуждается отсутствие в них природных ресурсов для развития промышленных производств, и не учитываются другие потенциальные возможности региона, например, памятники природы и архитектуры, культурные памятники, которыми богата Вологодская область. Акцентирование основного внимания административного аппарата и предпринимателей на добыче и переработке полезных ископаемых, приводит к их истощению. Из-за развития только одной отрасти экономики происходит уменьшение количества рабочих мест, опустение сельских поселений, и излишняя урбанизация населения. Не менее важной пространственной проблемой является поляризация. Уровень жизни в городе и сельской местности имеет существенные различия, именно поэтому молодое поколение стремится покинуть родные места, ведь банальное оснащение транспортными путями есть не везде. Так же к проблемам можно отнести неграмотное градостроительное решение: на стыке основных магистралей нет инфраструктурных объектов, что приводит к расслоению города на отдельные части, что также не использует весь его потенциал.

Обсуждение

Высокий уровень дифференциации муниципальных образований привел к неоднородности пространственного развития Вологодской области [7]. Так, если в 1959-м году только треть населения проживала в городах, то в настоящее время показатель городского населения вырос до ¾ от всех жителей области [8]. На взгляд авторов, такие изменения имеют негативные последствия, поскольку ведут к снижению уровня обжитости значительной части территории региона. Изменение экономического, социального каркасов области, здесь речь идет об урбанизации, монополизации производств (Череповец – Северсталь, Вологда – Севермолмаш) и концентрации большей части ресурсов в агломерациях, ведет к деградации инфраструктуры в городах и селах, более отдаленных от центра и, соответственно, падает уровень качества жизни людей и человеческого капитала. Чтобы составить грамотную программу развития региона, необходимо четко определить экономические возможности каждой его составляющей для эффективного использования потенциала места. Обратимся к типологии микрорайонов, составленной российским ученным Е. Е. Лейзеровичем (рис. 1) [1].

24-11-2021 16-48-26

Рис. 1 – Типология районов Вологодской области с объектами инфраструктуры

 

Таким образом, исследование показало, насколько скудно используется потенциал некоторых районов. Имея на территории памятники архитектуры федерального значения и необходимую туристам инфраструктуру в виде удобных транспортных маршрутов, объектов проживания и социального назначения, возможно принятие туристической программы, что создаст рабочие места и привлечет инвестиции в данную местность.

Методы и принципы исследования

Согласно стратегии пространственного развития Вологодской области,

принятой в 2016-м году, одним из эффективных решений по развитию сельских поселений и малых городов является использование внутреннего потенциала и конкурентных преимуществ территории (развитие транспортной и пешеходной доступности с агломерациями, развитие услуг социальной сферы) [9], [10]. «Точки роста» малых городов и сел, на взгляд авторов, должны базироваться на специализации этих районов.

  1. Города, где расположены памятники архитектуры. Центры ремесленного творчества (г. Кириллов, г. Тотьма, г. Великий Устюг). «Родина Деда Мороза» на своем примере показывает, как развитие туристической программы, развитие бренда района не только на региональном, но и федеральном уровнях, сказывается на узнаваемости области. Подобную политику, направленную на развитие предпринимательства в области туризма можно провести в Феропонтово.
  2. Города – промышленные центры (г. Кадуй, г. Сокол, г. Никольск, г. Харовск). Выстраивание торговой цепочки с более крупными городами. Развитие «новых» отраслей промышленности.
  3. Города – центры сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности (например, г. Грязовец). Создание агропромышленных холдингов.

В качестве еще одного метода можно отметить влияние экспертных сообществ, разрабатывающих стратегии по улучшению городской среды (Лаборатория городской среды г. Вологда). А чем качественнее пространство, в котором находятся люди, тем выше уровень жизни. Инвестиционные проекты, поддерживаемые государственным аппаратом, в значительной мере являются средством развития районов.

Заключение

Таким образом, принятая в 2016-м году стратегия развития Вологодской области не решила существующих проблем. Грамотно прописанные пункты о использовании потенциала местности, выделения субсидий не получили распространения, поэтому деградация «отсталых» пространственных единиц области продолжает нарастать. Но, при грамотном развитии каждого района, возможно решить многие проблемы: низкий уровень качества жизни, упадок территории, отсутствие рабочих мест, рост маргинальных слоев общества и т. д. Проводимая в Вологодской области региональная политика должна быть направлена на поощрение развития сельских поселений и малых городов, помощи в создании конкурентоспособных производств (выделение субсидий). Политика для муниципальных образований должна быть ориентирована на создание благоприятных условий в развитии устойчивой цепочки производственных, социальных, экономических связей по линии «агломерация – малый город – село».

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

 

Список литературы / References

  1. Лейзерович Е. Е. Типология местностей России (экономические микрорайоны России: сетка и типология) / Е. Е. Лейзерович // Социальная реальность. – 2007. – №7. – С. 84-125.
  2. Тюнен И. Г. Изолированное государство / И. Г. Тюнен; пер. Е. А. Торнеус; под ред. и с предисл. проф. А. А. Рыбникова. – М.: Экономическая жизнь, 1926. – XII, – 326 С.
  3. Дулова Е. Н. Совершенствование механизма антикризисного управления депрессивным регионом / Е. Н. Дулова: автореф. дисс. канд. эконом. наук. Финансовый университет при правительстве РФ, Москва, 2011. 25 С.
  4. Hinderink J. Small Towns and Regional Development: Major Findings and Policy Implications from Comparative / Hinderink, M. Titus // The Editors of Urban Studies. DOI: 10.1080/0042098022011274 8
  5. Гранберг А. Г. Основы региональной экономики / А. Г. Гранберг // ВШЭ, 2003. – 495 С.
  6. Левин И. Б. Италия после первой республики / И. Б. Левин // Политические институты на рубеже тысячелетий. 2001. – 338 С.
  7. Ворошилов Н. В. Дифференциация территорий и механизм ее снижения / Н. В. Ворошилов, Е. С. Губанова // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. – 2018. – Т. 11. №6. – С. 57-72.
  8. Регионы России. Социально экономические показатели. 2020: Стат. сб. – М.: Росстат, 2020.
  9. Стратегия социально-экономического развития Вологодской области на период до 2030 года (с изменениями на 5 октября 2020 года). [Электронный ресурс] – URL: https://clck.ru/Yo9m9 (дата обращения: 12.10.2021)
  10. Воропинова О. А. Зарубежный и российский опыт экономической поддержки депрессивных регионов / О. А. Воропинова, Л. В. Кулешова // Социальная политика и социология. – – №2. Т. 2. – С. 281-298

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Lejzerovich E. E. Tipologiya mestnostej Rossii (ekonomicheskie mikrorajony Rossii: setka i tipologiya) [Typology of Russian localities (economic microdistricts of Russia: grid and typology)] / E. E. Lejzerovich // Social’naya real’nost’ [Social reality]. – 2007. – №7. – P. 84-125. [in Russian]
  2. Tyunen I. G. Izolirovannoe gosudarstvo [The isolated state] / I. G. Tyunen ; per. E. A. Torneus; ed. prof. A. A. Rybnikova. – M.: Ekonomicheskaya zhizn’ [Economic life], 1926. – XII, – 326 P. [in Russian]
  3. Dulova E. N. Sovershenstvovanie mekhanizma antikrizisnogo upravleniya depressivnym regionom [Improving the mechanism of anti-crisis management the depressed region] / E. N. Dulova: avtoref. diss. kand. ekonom. nauk. Finansovyj universitet pri pravitel’stve RF, Moskva, 2011. 25 P. [in Russian]
  4. Hinderink J. Small Towns and Regional Development: Major Findings and Policy Implications from Comparative / J. Hinderink, M. Titus // The Editors of Urban Studies. DOI: 10.1080/0042098022011274 8
  5. Granberg A. G. Osnovy regional’noj jekonomiki [Fundamentals of regional economics] / A. G. Granberg // HSE, 2003. – 495 p.
  6. Levin I. B. Italiya posle pervoj respubliki [Italy after the first Republic] / I. B. Levin // Politicheskie instituty na rubezhe tysyacheletij [Political institutions at the turn of the Millennium]. 2001. – 338 P. [in Russian]
  7. Voroshilov N. V. Differenciaciya territorij i mekhanizm ee snizheniya [Differentiation of territories and the mechanismits decline] / N. V. Voroshilov, E. S. Gubanova // Ekonomicheskie i social’nye peremeny: fakty, tendencii, prognoz [Economic and social changes: facts, trends, forecast]. – 2018. – Vol. 11. №6. – P. 57-72. [in Russian]
  8. Regiony Rossii. Social’no ekonomicheskie pokazateli [Regions of Russia. Socio-economic indicators]. 2020: Stat. sb. – M.: Rosstat, 2020.
  9. Strategiya social’no-ekonomicheskogo razvitiya Vologodskoj oblasti na period do 2030 goda (s izmeneniyami na 5 oktyabrya 2020 goda) [Strategy of socio-economic development of the Vologda region for the period up to 2030 (as amended on October 5, 2020)] [Electronic resource]. – URL: https://clck.ru/Yo9m9 (accessed: 12.10.2021) [in Russian]
  10. Voropinova O. A. Zarubezhnyj i rossijskij opyt ekonomicheskoj podderzhki depressivnyh regionov [Foreign and Russian experience of economic support of depressed regions] / O. A. Voropinova, L. V. Kuleshova // Social’naya politika i sociologiya [Social policy and Sociology]. – 2013. – №2. Vol. 2. – P. 281-298. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.