Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.47.029

Скачать PDF ( ) Страницы: 66-69 Выпуск: № 5 (47) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Григорьева Ю. Г. ПЕРСПЕКТИВА ИНВЕСТИЦИОННОГО СОТРУДНИЧЕСТВА МОНГОЛИИ И РЕСПУБЛИКИ КОРЕЯ / Ю. Г. Григорьева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 5 (47) Часть 1. — С. 66—69. — URL: https://research-journal.org/economical/perspektiva-investicionnogo-sotrudnichestva-mongolii-i-respubliki-koreya/ (дата обращения: 22.07.2017. ). doi: 10.18454/IRJ.2016.47.029
Григорьева Ю. Г. ПЕРСПЕКТИВА ИНВЕСТИЦИОННОГО СОТРУДНИЧЕСТВА МОНГОЛИИ И РЕСПУБЛИКИ КОРЕЯ / Ю. Г. Григорьева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 5 (47) Часть 1. — С. 66—69. doi: 10.18454/IRJ.2016.47.029

Импортировать


ПЕРСПЕКТИВА ИНВЕСТИЦИОННОГО СОТРУДНИЧЕСТВА МОНГОЛИИ И РЕСПУБЛИКИ КОРЕЯ

Григорьева Ю. Г.

ORCID: 0000-0003-4267-2465, аспирант, Институт монголоведения, буддологии и тибетологии Сибирского отделения РАН

ПЕРСПЕКТИВА ИНВЕСТИЦИОННОГО СОТРУДНИЧЕСТВА МОНГОЛИИ И РЕСПУБЛИКИ КОРЕЯ

Аннотация

Инвестиционное сотрудничество  является одной из наиболее важных факторов развития торгово-экономических  отношений Монголии и Республики Корея. В данной статье рассматриваются проблемы и перспективы инвестиционного сотрудничества двух государств.  На основе национальной стратегии Монголии по экономическому развитию  были рассмотрены основные перспективные отрасли для инвестиционного сотрудничества Монголии и Южной Кореи, а также возможные мероприятия по активизации двусторонних отношений в рассматриваемой сфере.

Ключевые слова: инвестиционное сотрудничество, монголо-корейские отношения, Республика Корея, Монголия.

Grigorieva Y. G.

ORCID: 0000-0003-4267-2465, postgraduate student of the  Department of History, Ethnology  and Sociology, Institute for Mongolian, Buddhist and Tibetan Studies, SB RAS

PROSPECT OF INVESTMENT COOPERATION OF MONGOLIA AND REPUBLIC OF KOREA

Abstract

Investment cooperation is one of the most important factors of development of bilateral trade and economic relations of Mongolia and the Republic of Korea. In this article problems and prospects of investment cooperation of two states are considered. On the basis of national strategy of Mongolia for economic development the primary perspective branches for investment cooperation of Mongolia and South Korea  and also possible actions for activization of the bilateral relations in the considered sphere have been considered.

Keywords: investment cooperation, Mongol-Korean relations, Republic of Korea, Mongolia.

Монголия, которая начала переход от социалистической плановой экономики к капиталистической рыночной экономике в 1990 году, пережила серьёзный экономический спад на начальном этапе. Но, по сравнению с другими странами с переходной экономикой, Монголия сравнительно быстро достигла макроэкономической стабильности, ликвидируя прошлое неэффективное социалистическое наследие с помощью сравнительно высокого уровня экономических реформ.

В течение 2011-2014гг., реальные темпы роста экономики Монголии составили 17.5%, 12.3%, 11.7%, 7.5% за каждый год соответственно [3]. Такие высокие темпы роста были в значительной степени благодаря инвестированию в основной капитал для развития горнодобывающей промышленности. Продолжительное инвестирование в инфраструктуру правительством Монголии также способствовало экономическому росту.  Цель комплексной национальной стратегии развития, спланированной до 2021 года, – стать страной со средним уровнем дохода с помощью развития человеческих ресурсов, создания экономики, основанной на знаниях о высоких технологиях и содействия развитию системы демократического управления[3].

Ожидаемые результаты, приоритеты и политика долгосрочного развития регламентированы в стратегии национального развития Монголии и разделены на два этапа: интенсивный период экономического развития (с 2007 на 2015гг.) и период перехода к экономике, основанной на знаниях (с 2016 на 2021гг.) [3]. Данная стратегия осуществляется по плану деятельности правительства и программе краткосрочного и долгосрочного развития. В соответствии с планом действий правительства, будет оказываться полная поддержка правительства в области развития технологий, в создании научно-исследовательских институтов, занимающихся биотехнологиями, нанотехнологиями и ветеринарией, поддержка создания средних и малых предприятий, увеличение производственных мощностей промышленного технологического комплекса, создание зон свободной торговли.

Для выполнения долгосрочной стратегии национального развития Монголии требуются огромные финансовые ресурсы, равные 43 млрд. долларов к 2021 году [2, 3].  Учитывая данный факт, нельзя сказать, что эта стратегия будет выполнена, как планировалось. Кроме того, если цены на основные статьи экспорта Монголии, такие как золото, медь, уголь, резко упадут, или цены на основные статьи импорта, такие как нефть, будут быстро расти, а иностранные инвестиции сократятся, это создаст много препятствий для реализации стратегии.

Следовательно, монгольская экономика, основанная на добывающей промышленности, в значительной степени зависит от сырьевого ресурса. Политико-экономическая неопределённость, связанная с доставкой и производством ресурсов, высока, а разрыв между горнодобывающим сектором и «негорнодобывающим» сектором растёт. Сведения показывают уязвимость экономики, ориентированной на добывающую промышленность, в то же время, говоря о возможностях и потенциале промышленных ресурсов Монголии [2]

В долгосрочной экономической перспективе Монголия имеет ряд неопределённостей, не только из-за очень высокой внешней зависимости, но и из-за того, что в значительной степени попадает под влияние глобальных экономических колебаний. Тем не менее, монгольская экономика, основанная на минеральных ресурсах, имеет радужные перспективы долгосрочного роста.

Для того чтобы, наконец, достичь значительного экономического роста, большое значение имеет подготовка высококвалифицированных кадров и укрепление слаборазвитой инфраструктуры [7]. В связи с этим, существует необходимость сосредоточиться на будущем улучшении инвестиционной среды.

Инвестиционное сотрудничество является одной из наиболее важных и становится одним из ключевых факторов развития двусторонних торгово-экономических  отношений Монголии и Республики Корея. Однако на сегодняшний день, инвестиционная среда Монголии несколько ограничена, но, по оценкам экспертов, у страны есть потенциал для большого экономического роста[3, 5].

Но активное инвестиционное сотрудничество Монголии и Республики Корея может осложниться рядом проблем. Так в Монголии переход на рыночную экономику сопровождался хаосом в политике и экономике, поэтому вскоре обнажились существующие со времен социализма проблемы по части прозрачности экономики и стабильности системы. По этим причинам условия для привлечения иностранных инвестиций оценивается как неудовлетворительные. Корейские потенциальные инвесторы указывают на то, что путаница в действующем правительственном строе и нехватка прозрачности являются серьезными препятствиями.

Южная Корея отходит от традиционного инвестиционного сотрудничества с Монголией, ориентированного на гостиничный и ресторанный бизнес, полноценно участвуя в освоении полезных ископаемых, вступает в новый этап сотрудничества, такой как расширение малого и среднего бизнеса. Желательно, чтобы правительство Монголии содействовало взаимовыгодному сотрудничеству в ответ на сильную национальную стратегию развития, в настоящее время, продвигающую диверсификацию и модернизацию [4]. Когда будут выявлены эти направления, двустороннее экономическое сотрудничество между Кореей и Монголией сможет продолжать развиваться. В связи с этим, перспективными секторами, которые смогут активировать будущее инвестиционное сотрудничество Южной Кореи с Монголией, являются следующие направления.

Во-первых, перспективным считается сотрудничество в горнодобывающем секторе с наибольшим потенциалом в монгольской экономике. Южная Корея, которой необходимо расширить добычу полезных ископаемых, должна активно развивать горнодобывающий сектор Монголии, как и другие страны Азии, богатые минеральными ресурсами. Для этого, в первую очередь, мы должны понимать потребности Монголии. Правительство Монголии содействует созданию заводов по обработке минералов, имея своей целью создание рабочих мест и развитие смежных отраслей. То есть правительство Монголии проводит политику экспорта основных полезных ископаемых, обработав их до последней стадии, для того, чтобы создать больше рабочих мест и максимизировать экономические выгоды, увеличив добавленную стоимость минеральных ресурсов.

 В будущем Монголии нужно активно пересмотреть расширение этих секторов, поскольку ожидается увеличение спроса на строительство медеплавильных, металлургических, нефте- и углеперерабатывающих заводов.

Одной из эффективных стратегий, которая может быть принята корейскими компаниями на торгах иностранных компаний, является предложение об одновременном освоении местных минеральных ресурсов и заводов по переработке сырья. Кроме того, считается желательным стимулирование инвестиций южнокорейских компаний для строительства железнодорожных и автомобильных транспортных сетей в рамках официальной помощи развитию [6].

Во-вторых, считается, что сотрудничество в области транспортной инфраструктуры и строительства является перспективным. Поскольку по сравнению с обширной территорией, Монголия имеет население равное всего около 300 млн. человек, транспортная инфраструктура, в свою очередь, слабо развита [2, 5]. Из-за того, что Монголия имеет выход к морю только через Китай и Россию, морской трафик через портовую инфраструктуру также практически отсутствует.

Правительство Монголии содействует развитию транспортной инфраструктуры для устойчивого экономического роста и планирует до 2021 года инвестировать 3 млрд. 345 млн. долларов в железнодорожный сектор, 2 млрд. 581 млн. долларов в дорожный сектор, 250 млн. долларов в авиационный сектор, 15 млн. долларов в морской сектор [3,7]. Следовательно, южнокорейские компании для участия в этих областях должны изучить возможность стратегических альянсов с отечественными компаниями. В частности, в то время как строительные и инженерные навыки трудового персонала в Монголии не являются высокими, а строительные фирмы Южной Кореи уже имеют богатый международный опыт и высокие технологии строительства, необходимо активно участвовать в заказах и определять спрос местного строительства. Необходимо активно искать такие сопутствующие направления, как секторы строительных материалов, оборудования, интерьера. И хотя большинство строительных материалов импортируется из Китая, нужно учитывать растущий спрос на передовые материалы из-за постепенно повышающихся доходов в Монголии.

В-третьих, перспективными являются растениеводство и животноводство, в частности, органические фермы и  мясоперерабатывающие заводы. Монголия имеет план продвижения дальнейшего экспорта и полного самоснабжения овощами, зерном, картофелем, для того, чтобы решить хронический недостаток пищи. Животноводческие фермы расширяются в целях повышения поголовья на душу населения. Это делается потому, что среди опасений о продовольственной безопасности и растущего интереса к здоровому питанию увеличившегося в странах Северо-Восточной Азии, включая Южную Корею, Монголия является местом с самой экологически чистой сельскохозяйственной и животноводческой продукцией на земле, другими словами, местом, где можно производить экологически чистые продукты питания и мясные продукты.

Южная Корея считает перспективным привлечь потребителей с высоким уровнем доходов из Китая (Внутренняя Монголия, северо-восточные провинции) и России (Дальний Восток, Сибирь), создавая органические фермы корейских компаний по сельскому хозяйству и животноводству и производя экологически чистую органическую сельскохозяйственную и животноводческую продукцию [6]. В настоящее время компании Южной Кореи имеют преимущества перед компаниями Китая и России с точки зрения пищевых технологий, существует необходимость активно пересматривать создание заводов по производству мясной продукции высокого качества, как ветчина, колбаса и т.п.

В-четвертых, индустрия туризма также считается перспективным направлениям сотрудничества. А именно возможность разрабатывать комплекс туристических услуг с высокой добавленной стоимостью через инвестиционное сотрудничество туристических предприятий Южной Кореи. Последнее время количество иностранных туристов, посещающих Монголию, неуклонно растёт, в частности, число корейских туристов, которые хотят посетить Монголию, также увеличивается.

Одной из важных задач для активизации индустрии туризма является снижение слишком высоких цен на билеты между Южной Кореей и Монголией по сравнению с другими маршрутами. Географически Монголия не имеет выхода к морю и поэтому единственным прямым средством передвижения между двумя странами является самолёт. Поскольку число посетителей между Южной Кореей и Монголией продолжает расти, было решено, что необходимы рейсы нескольких авиакомпаний, подобных недавно введённому маршруту Владивосток, Дальний Восток России – Сеул (Инчхон), а для этого необходимы активные усилия и сотрудничество правительств двух стран.

В-пятых, ожидается многообещающее сотрудничество в случае введения корейских финансовых услуг в банковский сектор Монголии, который пока ещё не развит.

В Монголии финансовый бизнес до сих пор находится на начальной стадии развития, поэтому корейские банки и финансовые институты считают возможным выйти на эту сферу рынка Монголии только при благоприятных условиях и правильном подходе.

В связи с тем, что монгольские банки в своей деятельности повсеместно используют ручной труд, по сравнению с корейскими банками предоставляемые услуги весьма отсталые [4, 5]. Доверие монгольских граждан банкам страны низкое, до сих пор многие люди предпочитают держать деньги у себя дома в сейфах. Следовательно, в случае внедрения финансовых услуг от корейских предприятий в монгольские банки, можно за короткий срок добиться хороших результатов в этой сфере.

Монгольский рынок ценных бумаг остановился на начальном этапе развития. В настоящее время рынок насчитывает около 90 местных коммерческих фирм, а также свыше 20 иностранных организаций [7]. С каждым годом количество сделок возрастает, однако реальных инвесторов не так много. Поскольку время заключение сделок ограничено, автоматизированная система до сих пор не налажена. Монгольская экономика быстро развивается, поэтому в ближайшем будущем прогнозируется налаживание финансовой системы. Если государственные предприятия проведут первое публичное размещение своих акций (англ. IPO), различные финансовые продукты получат возможность для развития. В связи с эти в Монголии уже продвигаются несколько корейских финансовых организаций, также есть информация о том, что Банк Развития Южной Кореи начал выпускать свои ценные бумаги на территории Монголии. В результате активного освоения ресурсов страны стали создаваться совместные финансовые организации [1,7].

Таким образом, развитие инвестиционного сотрудничества Монголии с Республикой Корея является одним из необходимых условий реализации стратегической программы по экономическому росту в ближайшей перспективе. Наиболее привлекательным для инвестирования южнокорейскими компаниями являются горнодобывающая и обрабатывающая промышленность, однако финансовый, сельскохозяйственный и туристический сектора имеют большой потенциал. В данной статье мы постарались выделить основные перспективные отрасли для инвестиционного сотрудничества двух стран.  Но для   полноценной реализации необходимо провести ряд мероприятий по государственной поддержки инвестиционной деятельности южнокорейских компаний в Монголии.

Литература

  1. Монгол Улсын гадаад бодлогын узэл баримтлал. ( Концепция внешней политики Монголии). //Ардын эрх. – 1994.
  2. Монгол улсын статистикийн эмхэтгэл-2000. (Mongolian Statistical Yearbook). – Улан-Батор, 2014.
  3. Справка о долгосрочной национальной стратегии развития Монголии до 2021 года: Цели развития тысячелетия.  – Улан-Батор, 2007
  4. Shin Sang Kyun and L. Khaisandai. Relations and Cooperation between Republic of Korea and Mongolia (1990-2002). – Ulaanbaatar, 2003
  5.  Tuvshintugs, A., Ulambayar D.  Mongolia’s «Third Neighbor Policy»: theoretical, historical and contemporary key issues // New Tendency of Modern International Relations and Mongolia. – Ulaanbaatar , 2011. – pp. 112-142.
  6. Lkhagvaa, B. Northeast Asian Integration: Mongolia-South Korea Relations // Strategic Studies. – No. 1 (49). – 2010. – pp. 54-74.
  7. Hariltsaa, G. The Joint Communiqué of Mongolia and Republic of Korea // Foreign Relations.  – 10. –  2011.- pp. 125-147.

References

  1. Mongol Ulsyn gadaad bodlogyn uzjel barimtlal. ( Koncepcija vneshnej politiki Mongolii). //Ardyn jerh. – 1994.
  2. Mongol ulsyn statistikijn jemhjetgjel-2000. (Mongolian Statistical Yearbook). – Ulan-Bator, 2014.
  3. Spravka o dolgosrochnoj nacional’noj strategii razvitija Mongolii do 2021 goda: Celi razvitija tysjacheletija.  – Ulan-Bator, 2007
  4. Shin Sang Kyun and L. Khaisandai. Relations and Cooperation between Republic of Korea and Mongolia (1990-2002). – Ulaanbaatar, 2003
  5. Tuvshintugs, A., Ulambayar D.  Mongolia’s «Third Neighbor Policy»: theoretical, historical and contemporary key issues // New Tendency of Modern International Relations and Mongolia. – Ulaanbaatar , 2011. – pp. 112-142.
  6. Lkhagvaa, B. Northeast Asian Integration: Mongolia-South Korea Relations // Strategic Studies. – No. 1 (49). – 2010. – pp. 54-74.
  7. Hariltsaa, G. The Joint Communiqué of Mongolia and Republic of Korea // Foreign Relations.  – No. 10. –  2011.- pp. 125-147.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.