Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.114.12.136

Скачать PDF ( ) Страницы: 105-109 Выпуск: 12 (114) Часть 4 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Песцов С. К. ОПЫТ РАЗВИТИЯ ПЕРИФЕРИЙНЫХ ТЕРРИТОРИЙ КИТАЯ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ «ОЖИВЛЕНИЯ» СЕВЕРО-ВОСТОКА / С. К. Песцов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — №12 (114) Часть 4. — С. 105—109. — URL: https://research-journal.org/economical/opyt-razvitiya-periferijnyx-territorij-kitaya-problemy-i-perspektivy-ozhivleniya-severo-vostoka/ (дата обращения: 21.01.2022. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.114.12.136
Песцов С. К. ОПЫТ РАЗВИТИЯ ПЕРИФЕРИЙНЫХ ТЕРРИТОРИЙ КИТАЯ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ «ОЖИВЛЕНИЯ» СЕВЕРО-ВОСТОКА / С. К. Песцов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — №12 (114) Часть 4. — С. 105—109. doi: 10.23670/IRJ.2021.114.12.136

Импортировать


ОПЫТ РАЗВИТИЯ ПЕРИФЕРИЙНЫХ ТЕРРИТОРИЙ КИТАЯ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ «ОЖИВЛЕНИЯ» СЕВЕРО-ВОСТОКА

ОПЫТ РАЗВИТИЯ ПЕРИФЕРИЙНЫХ ТЕРРИТОРИЙ КИТАЯ:
ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ «ОЖИВЛЕНИЯ» СЕВЕРО-ВОСТОКА

Научная статья

Песцов С.К.*

ORCID: 0000-0001-7441-989X,

Центр глобальных и региональных исследований Института истории, археологии и этнографии народов
Дальнего Востока ДВО РАН, Владивосток, Россия

* Corresponding author (skpfox[at]mail.ru)

Аннотация

Управление региональным развитием является важным компонентом национальной политики развития современного Китая. Один из весьма значимых и одновременно сложных его объектов представлен регионом Северо-Востока – крупнейшей индустриальной базой, превратившейся в отсталую периферию. Целенаправленные усилия по его «оживлению» начали предприниматься с начала 2000-х годов. Однако, несмотря на некоторые позитивные перемены, радикального перелома в развитии региона добиться все еще не удается. В последние годы феномен Северо-Востока привлекает все большее внимание китайских специалистов, пытающихся не только выявить фундаментальные проблемы Северо-Востока, но и критически осмыслить достоинства и недостатки стратегий их преодоления. В последние годы, помимо материальных факторов, препятствующих региональному развитию, все большее внимание привлекают нематериальные феномены – специфический менталитет и особенности локального сознания – в качестве барьеров для роста и развития периферийных территорий. Анализ политики «оживления» периферийного Северо-Востока в качестве кейса, иллюстрирующего процесс поиска эффективных инструментов и подходов к управлению региональным развитием в современном Китае, позволяет прийти к ряду общий и частных выводов, полезных для решения проблем периферийных и/или депрессивных территорий в иных национальных контекстах. Определенный интерес они представляют и для России, где задача «освоения и развития» ее отдаленных восточных территорий также остается актуальной в течение многих лет.

Ключевые слова: КНР, Северо-Восток Китая, старая промышленная база, периферийные территории, региональная экономика, управление региональным развитием, государственная стратегия, структурные реформы, экономический рост, региональный менталитет, рыночное сознание.

THE EXPERIENCE OF THE DEVELOPMENT OF CHINA’S PERIPHERAL REGIONS:
PROBLEMS AND PROSPECTS OF THE “REVIVAL” OF THE NORTHEAST

Research article

Pestsov S.K.*

ORCID: 0000-0001-7441-989X,

Institute of History, Archaeology and Ethnology of the Peoples of the Far-East, Far- Eastern Branch
of Russian Academy of Sciences Vladivostok, Russia

* Corresponding author (skpfox[at]mail.ru)

Abstract

Regional development management is an important component of the national development policy of modern China. One of its very significant and at the same time complex objects is the Northeast of China, the largest industrial base that has turned into a backward periphery. Purposeful efforts to “revive” has been underway since the early 2000s. However, despite some positive changes, it is still not possible to achieve a radical change in the development of the region. In recent years, the phenomenon of the Northeast has attracted more and more attention from Chinese experts who are trying not only to identify the fundamental problems of the Northeast but also to critically examine the advantages and disadvantages of strategies to overcome them. In addition to material factors hindering regional development, non-material phenomena, such as specific mentality and peculiarities of local consciousness, have attracted increasing attention as barriers to the growth and development of peripheral territories. The analysis of the policy of “revitalizing” the peripheral Northeast as a case illustrating the process of searching for effective tools and approaches to managing regional development in modern China allows the authors to come to a number of general and particular conclusions useful for solving the problems of peripheral and/or depressed regions in other national contexts. They are also of particular interest for Russia, where the task of “mastering and developing” its remote eastern territories has also remained relevant for many years.

Keywords: China, Northeast China, old industrial base, peripheral territories, regional economy, regional development management, state strategy, structural reforms, economic growth, regional mentality, market consciousness.

В Китае, начиная с 2003 года, правительство трижды, приступало к решению проблемы «оживления» Северо-Востока, которая, тем не менее, до сих пор не утратила своей актуальности и остроты. Безуспешность попыток вывода этого региона на траекторию устойчивого развития выглядит особенно вызывающе на фоне феноменальной динамики общего национального роста и успехов стратегий регионального развития в других частях страны, представляя собой явное и вызывающее исключение из нарратива чудесного экономического подъема страны. Этот факт тем более удивителен, учитывая те беспрецедентные возможности по быстрой консолидации ресурсов, необходимых для решения возникающих проблем, которым обладают авторитарные системы. «Китайское партийное государство, – как отмечается в этой связи Н. Аттрилл, – с точки зрения разработки и реализации политики имеет ряд преимуществ по сравнению с более плюралистическим государством, однако оно не смогло воспользоваться этой возможностью для разработки стратегии возрождения, которая учитывала бы как трансформирующие силы, действующие на северо-востоке, так и будущие последствия продолжающегося экономического, социального и экологического упадка» [2].

В целом анализ неудач политик управления развитием отдельных регионов китайскими специалистами чаще всего сосредоточивается на материальных факторах, таких как структурные препятствия, ресурсные ограничения, экзогенные шоки или институциональные слабости. Сравнительно реже внимание привлекают также изъяны в разработке соответствующих программ и непоследовательность в их реализации. В последнее время в исследованиях на эту тему все большую популярность приобретает обсуждение роли нематериальных факторов – специфического менталитета и особенностей локального сознания – как основных препятствий для роста и развития периферийных территорий.

Невидимая преграда: Северо-Восточный менталитет

Идея, связывающая неудачи «оживления» Северо-Востока со специфическим для региона антирыночным экономическим менталитетов, в настоящее время получила довольно широкое распространение в Китае как среди исследователей, и среди политиков. В соответствии с ней, одним из наиболее значимых факторов, сдерживающих экономическое развитие Северо-Востока выступает неспособность местных чиновников и жителей региона усвоить прорыночное мышление и принять «социалистическую рыночную экономику». Это «плохое мышление» помешало Северо-Востоку полностью реализовать свой экономический потенциал в пореформенную эпоху, а сохраняющееся идеологическое сопротивление рыночной реформе объясняет, почему не увенчалась успехом стратегия возрождения региона. Мнение, что причины неудач кроются не в разработке политики, а в «экономическом менталитете» региональных бюрократов, упорно цепляющихся за идеологии и подходы маоистской эпохи и не сумевших принять реформаторский дух социализма с китайской спецификой сегодня превратилось в достаточно распространенный дискурс [11], [4], [7].

Специфический региональный менталитет Северо-Востока формируется как комбинация нескольких взаимосвязанных элементов. Первым из них являются традиции «официального стандарта» как нормативной системы, в которой стремление к увеличению власти и престижа для государственных чиновников важнее таких ценностей, как эффективность рынка и общественные интересы [15], [13]. Этот стандарт считается наследием долгой истории формальной организованной бюрократии в Китае. Естественным и неизбежным следствием этого стандарта является коррупция, которая отчуждает общественность от их лидеров, а культура угождения чиновникам делает коррупцию более распространенной.

Второй элемент – неразвитость рыночной культуры, обусловленная тем, что жители Северо-Востока никогда не были «по-настоящему освобождены», «не прошли крещение рынком», «не верят» в рынок и лишены «сильного новаторского духа» [16]. Как отмечал еще в 1993 году один из экономистов Университета Ляонина, «[северо-восток] никогда не отказывался от «самообманчивой природы» советской экономической модели. Региональная экономика изобиловала «большими растратами и низкой эффективностью», а модель северо-востока «превратила прилежных людей в ленивых» [3]. «Северо-Восток, – развивает эту же мысль профессор Даляньского морского университета Ши Цзяньжэнь, – не прошел крещение настоящей реформой, открытостью и рыночной экономикой. Власти всех уровней на Северо-Востоке просто говорят о рыночной экономике и мало или совсем ничего не знают о развитии, системе, структуре и природе рыночной экономики» [16].

Третьей составной частью особого «северо-восточного менталитета» выступает установка «ждать, надеяться и хотеть», являющаяся прямым наследием эпохи социалистической индустриализации и плановой экономики. Она диктует поведение, характеризующееся склонностью откладывать принятие решений, чтобы избежать принятия «неправильного» решения. Экономическая структура северо-востока, констатирует в связи с этим один из источников, построена на наследии инициатив центра, планирования над рынками и подавления конкурентных экономических интересов — все это осталось в памяти у многих жителей Северо-Востока, и «старые привычки командной экономики глубоко укоренились» [9].

В качестве еще одного элемента часто упоминается принцип «железной чашки риса», включающий пожизненную занятость и комплексные социальные пособия от колыбели до могилы, обычно предоставляемые государственными предприятиями, обладающими «значительными ресурсами», которые реализуются в виде жилья для рабочих, пенсионных пособий и медицинского обслуживания со времен командной эпохи экономического управления при Мао [8, C. 66], [15]. Дополняет перечисленные выше компоненты «политическая инерция» как результат нежелания местных чиновников принимать решения, которые способны нарушить структуру власти сложившихся групп интересов. В этой связи политики на северо-востоке обвиняются в плохом отношении к инициативам центрального правительства, способным поменять существующую в регионе ситуацию, и в намеренном уклонении от реализации, когда в политический процесс вовлекаются местные «фундаментальные интересы» [12].

Таким образом, акцент на роли идейных и идеологических препятствий на пути реализации политик возрождения Северо-Востока Китая, приобретает все большую значимость в объяснениях неудач стратегии управления региональным развитием. Значительная часть китайских ученых и политиков убеждена в том, что антирыночный экономический менталитет, основанный на ностальгии по старой маоистской политической экономии, оказывает существенное негативное влияние на усилия, предпринимаемые для возрождение промышленного сектора экономики северо-востока, начиная с 2003 года. Согласно этому объяснению, местные чиновники не сталкиваются с необходимостью продвижения рыночной политики, поскольку местные жители часто воспринимают рынки только как средство обострения городской бедности, экономического спада и длительной безработицы [2, C. 146, 153]. Поэтому, – полагает Лян Цидун, – «возрождение Северо-Восточного Китая, – должно учитывать не только проекты, инвестиции, политику, проводимую государством, и только показатели роста, но, что более важно, обновление идеологических концепций, … сосредоточивать внимание на улучшении идеологического осознания и эмансипация институциональных инноваций. Без вмешательства ключевых факторов мыслей и психических состояний людей, а также без субъективной инициативы по активации, независимо от того, насколько хороши объективные условия и преимущества ресурсов, она не сможет действовать» [14]. 

Перспективы: некоторые общие выводы

Первый общий вывод, который вытекает из опыта реформирования Северо-Востока, связан с признанием наличия большего числа трудностей, а соответственно, необходимости более продолжительных усилий для их преодоления. «Избавление от остатков плановой экономики, стойкого консерватизма и государственной собственности в регионе, – отмечается в одном из исследований, посвященных реформам на Северо-Востоке Китая, – было сложной задачей, которую необходимо было полностью преодолеть, чтобы программа смогла достичь своего полного успеха. Тем не менее, нормы и культура меняются очень медленно, если вообще меняются» [5, C. 174]. Вывод, являющийся в общем самоочевидным, поскольку наглядно подтверждается результатами более чем двадцатилетних безуспешных попыток реформирования СВК.

Вторым важным выводом стало признание того, что политики центрального руководства, нацеленные на стимулирование развитие периферийных территорий, способны, наряду с позитивными переменами, генерировать дополнительные негативные эффекты, усугубляя сопротивление реформам со стороны локальных сообществ. В случае Северо-Востока попытки «сломать железную чашку риса» посредством реорганизации государственных предприятий в середине 1990-х годов привели к значительным «беспорядкам», повторения которых для центрального правительства является нежелательным и опасным. Работники все теряли, будучи вынужденными покидать свои предприятия. Местные органы власти не были готовы справиться с резким ростом безработицы в городах, обладая минимумом возможностей для социальной поддержки населения [6, C. 32–33], [3, C. 41]. Кроме того, то, что зачастую видели местные чиновники, было набором программных идей, которые не работают, и рыночных предложений, которые не выглядели панацеей от всех проблем северо-востока. Антирыночный менталитет, таким образом, следует рассматривать, скорее, как следствие того, что политика возрождения не принесла значительных результатов, а не в качестве причины ее провала [3, C. 155]. Поэтому, полагает заместитель директора Национального института экономических исследований Китайского фонда реформ Ван Сяолу, ключом к новому витку возрождения является прояснение отношений между правительством и рынком с отказом от сосредоточения внимания на управлении и пренебрежения услугами, сосредоточения внимания на государстве и пренебрежения частным сектором, сосредоточения внимания на политической деятельности и пренебрежения фактическими результатами [15].

Третий вывод касается необходимости дополнения усилий, направленных на подъем отстающих регионов, мерами «идейно-психологического воспитания» и «культивирования правильного сознания». «Мы должны, – настаивают в этой связи разные китайские эксперты, – сознательно проводить дискуссии об идеологической эмансипации, сосредоточивать внимание на руководящих кадрах всех уровней, способствовать идеологической эмансипации кадров и масс, придерживаться проблемно-ориентированного подхода, нарушать правила в уме, признавать преимущества и недостатки, и повторно изучить идеи развития и рабочие меры [14].

Наконец, еще один вывод касается выявления возможных стратегий управления развитием периферийных территорий и их оценкой как оптимальных руководящим центром и локальным сообществом. Первая из них опирается преимущественно на ведущую роль государства и крупных государственных корпораций как инициатора и главных исполнителей политик регионального развития. Используя в качестве примера пилотный проект по оживлению старого промышленного города Фусинь (провинция Ляонин), китайские специалисты описывают эту стратегию как «государственный интервенционизм сверху вниз с опорой на инвестиции, сильно ориентированный на создание / внедрение новых отраслей. …Вновь создающиеся отрасли не выбираются на основе местных промышленных условий и условий… Скорее, они соответствуют макроэкономическим национальным промышленным стратегиям». Такого рода подход, «ориентированный на национальный контекст и миссию, в сочетании с отсутствием полного понимания местных социально-экономических условий, – приходят к выводу авторы исследования, – привел ко многим негативным последствиям, препятствующим возрождению города Фусинь»
[10, C. 249].

Другая стратегия предполагает расширение возможностей и предоставление большей самостоятельности локальным сообществам с точки зрения определения перспектив и выбора путей развития, в наибольшей степени отвечающих потребностям и соответствующих возможностям региональных сообществ. Не отрицая необходимости поддержки центра, эта стратегия опирается в первую очередь на локальные интересы и инициативы. Как отмечается в упомянутом выше исследовании, режим централизованного планирования с неизбежностью «ослабляет местный потенциал и способность адаптироваться к экономическому возрождению и устойчивости». «Целенаправленно защищая местные интересы и власть, укрепляя эндогенный потенциал, предлагая доступные ресурсы и знания для местного использования, – отмечается его авторами, – мы можем сказать, что такая национальная политика может способствовать возрождению городов «ржавого пояса» в Китае [10, C. 250].

Заключение

Проблема регионального неравенства и периферийности в Китае, как и во многих других странах, превращается в серьезное препятствие на пути национального развития и источник социальных конфликтов. Вполне закономерно, что задача контроля и сокращения региональных различий остается на протяжении многих лет одной из главных для китайского руководства. Кейс Северо-Востока является в этом случае весьма показательным. В последние годы он привлекает все большее внимание китайских специалистов, пытающихся не только выявить фундаментальные проблемы Северо-Востока, но и критически осмыслить достоинства и недостатки стратегий их преодоления. В последние годы, помимо материальных факторов, препятствующих региональному развитию, внимание стали привлекать нематериальные феномены – специфический менталитет и особенности локального сознания – в качестве барьеров для роста и развития периферийных территорий.

Рост внимания к роли и месту нематериальных факторов – идей, взглядов, настроений, характерных для локальных сообществ и т.п. – в процессах управления развитием периферийных территорий заметен и в российских исследованиях. Показательным в этом смысле стал очередной доклад международного дискуссионного клуба «Валдай», появившийся в 2018 году, в котором среди множества привычных тезисов едва ли не впервые прозвучала проблематика регионального менталитета, «сопротивляющегося переменам» [1, С. 6]. Все это свидетельствует о том, что несмотря на различия природных, экономических и политических условиях, разный опыт и традиции хозяйственного освоения периферийных/приграничных территории России и Китая, взаимный обмен опытом управления их развитием может оказаться полезным для выработки более эффективных и действенных национальных стратегий решения проблем депрессивных и/или отстающих регионов.

Финансирование

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 20-514-93004.

Funding

The study was carried out with the financial support of the RFBR in the framework of scientific project No. 20-514-93004.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Вперед к Великому океану – 6: люди, история, идеология, образование. Путь к себе. М.: Фонд развития и поддержки Международного дискуссионного клуба «Валдай», 2018. – 64 с.
  2. Attrill N. Why Northeast China’s «Rust Belt» Is Crucial to Xi Jinping’s «Chinese Dream» / Attrill Nathan // The News Lens. 02.11.2018. [Electronic resource]. URL: https://international.thenewslens.com/article/107221. (accessed 12.10.2021).
  3. Attrill N. Revitalising Northeast China. Rust Belt Politics and Policy Failures. A Thesis Submitted for the Degree of Doctor of Philosophy / Attrill Nathan // The Australian National University. 2020. [Electronic resource] URL: https://openresearch-repository.anu.edu.au/bitstream/1885/221248/1/Attrill%20Thesis%202021.pdf. (accessed 10.10.2021).
  4. Dong Lisheng. China’s Drive to Revitalise the Northeast / Dong Lisheng // China Perspectives. 2005. [Electronic resource] URL: https://journals.openedition.org/chinaperspectives/462. (accessed 16.10.2021_.
  5. Elli M. The Developmental Chronicles of China’s Northeast. Master’s Degree Program in Languages, Economics and Institutions of Asia and North Africa. Final Thesis / Elli Margherita // Universita Ca’Foscari Venezia, 2020. – 218 p. [Electronic resource]. URL: http://dspace.unive.it/bitstream/handle/10579/17914/866204-1224779.pdf?sequence=2. (accessed 20.10.2021).
  6. Hughes N.C. China’s Economic Challenge: Smashing the Iron Rice Bowl / Hughes Neil C. New York: Routledge, 2002. – 256 p.
  7. Li Y. Central Planning Got the Northeast in Trouble – and Won’t Save It / Li Yomgfeng // Caixin Online. 24 September 2015. [Electronic resource]. URL: https://www.caixinglobal.com/2015-09-24/central-planning-got-the-northeast-in-trouble-and-wont-save-it-101046102.html. (accessed 12.10.2021).
  8. Steinfeld E.S. Forging Reform in China: The Fate of State-Owned Industry / E.S. Steinfeld. Cambridge University Press, 1998. – 300 p.
  9. The North-East – Back in the Cold // The Economist. 30 December 2014. [Electronic resource]. URL: https://www.economist.com/china/2014/12/30/back-in-the-cold. (accessed 15.10.2021).
  10. Xiaohui Hu. Building a Role Model for Rust Belt Cities? Fuxin’s Economic Revitalization in Question / Xiaohui Hu, Chun Yang // Cities. February 2018. Vol. 72. Part 2. Pp. 245 – 251.
  11. Zhang Zhouxiang. Problems the Northeast Must Solve / Zhang Zhouxiang // China Daily. 28 March 2016. [Electronic resource]. URL: http://www.chinadaily.com.cn/china/2016-03/28/content_24132672.htm. (accessed 16.10.2021).
  12. 王琛伟 , 张德元. 构建推动振兴东北政策落实的长效机制研究(上)// 国家发展和改革委员会经济体制与管理研究所. 2018-01-10
  13. 东北营商环境“冷”在哪——当地经济学家详解发展难题 // 中国经济网 浏览. 2018/2/7
  14. 梁启东. 以观念变革引领东北振兴 // 经济日报 30.10.2018
  15. 东北被指重官轻商 企业家:为投资都想给他们下跪 // 经济参考报. 2017-01-11
  16. 媒体:东北之困根源是政府思想保守 一味指望中央 // 中国经营网. 2015-08-15

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Vpereеd k Velikomu okeanu – 6: lyudi, istoriya, ideologiya, obrazovaniye. Put’ k sebe [Onward to the Great Ocean – 6: people, history, ideology, education. The path to yourself]. Moscow: Fund for Development and Support of the Valdai International Discussion Club, 2018. – 64 p. [in Russian]
  2. Attrill N. Why Northeast China’s «Rust Belt» Is Crucial to Xi Jinping’s «Chinese Dream» / Attrill Nathan // The News Lens. 02.11.2018. [Electronic resource]. URL: https://international.thenewslens.com/article/107221. (accessed 12.10.2021).
  3. Attrill N. Revitalising Northeast China. Rust Belt Politics and Policy Failures. A Thesis Submitted for the Degree of Doctor of Philosophy / Attrill Nathan // The Australian National University. 2020. [Electronic resource] URL: https://openresearch-repository.anu.edu.au/bitstream/1885/221248/1/Attrill%20Thesis%202021.pdf. (accessed 10.10.2021).
  4. Dong Lisheng. China’s Drive to Revitalise the Northeast / Dong Lisheng // China Perspectives. 2005. [Electronic resource] URL: https://journals.openedition.org/chinaperspectives/462. (accessed 16.10.2021_.
  5. Elli M. The Developmental Chronicles of China’s Northeast. Master’s Degree Program in Languages, Economics and Institutions of Asia and North Africa. Final Thesis / Elli Margherita // Universita Ca’Foscari Venezia, 2020. – 218 p. [Electronic resource]. URL: http://dspace.unive.it/bitstream/handle/10579/17914/866204-1224779.pdf?sequence=2. (accessed 20.10.2021).
  6. Hughes N.C. China’s Economic Challenge: Smashing the Iron Rice Bowl / Hughes Neil C. New York: Routledge, 2002. – 256 p.
  7. Li Y. Central Planning Got the Northeast in Trouble – and Won’t Save It / Li Yomgfeng // Caixin Online. 24 September 2015. [Electronic resource]. URL: https://www.caixinglobal.com/2015-09-24/central-planning-got-the-northeast-in-trouble-and-wont-save-it-101046102.html. (accessed 12.10.2021).
  8. Steinfeld E.S. Forging Reform in China: The Fate of State-Owned Industry / E.S. Steinfeld. Cambridge University Press, 1998. – 300 p.
  9. The North-East – Back in the Cold // The Economist. 30 December 2014. [Electronic resource]. URL: https://www.economist.com/china/2014/12/30/back-in-the-cold. (accessed 15.10.2021).
  10. Xiaohui Hu. Building a Role Model for Rust Belt Cities? Fuxin’s Economic Revitalization in Question / Xiaohui Hu, Chun Yang // Cities. February 2018. Vol. 72. Part 2. Pp. 245 – 251.
  11. Zhang Zhouxiang. Problems the Northeast Must Solve / Zhang Zhouxiang // China Daily. 28 March 2016. [Electronic resource]. URL: http://www.chinadaily.com.cn/china/2016-03/28/content_24132672.htm. (accessed 16.10.2021).
  12. Van Chenvey. Wang Chenwei, Zhang Deyuan. Research on the creation of a long-term mechanism for promoting the implementation of the policy of revitalizing Northeast China (Part 1) / Van Chenvey, Chzhan Deyuan’ // National Commission for Development and Reforms. Institute for Economic System and Management. 10.10. 2018. [in Chinese].
  13. Where is the “cold” business environment in Northeast China? Local economists explain in detail the problems of development] // China Economic Net View. 2018 / 2 / 7. [in Chinese].
  14. Liang Qidong. Leadership in the revival of Northeast China with conceptual changes / Liang Qidong. Lyan Tsidun // Economic Daily. 30.10. 2018. [in Chinese].
  15. The North-East is accused of appreciating officials and despising business // Economic Information News. 2017-01-11. [in Chinese].
  16. Media: The main reason for the difficulties in the Northeast is the conservative thinking of the government and a blind bet on the central government] // China Business Network. 15.08.2015. [in Chinese].

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.