Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Пред-печатная версия

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.113.11.113 - Доступен после 17.11.2021

() Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Славянов А. С. МОДЕЛИ УПРАВЛЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИННОВАЦИОННОЙ СИСТЕМОЙ: ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ ОПЫТ / А. С. Славянов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — №. — С. . — URL: https://research-journal.org/economical/modeli-upravleniya-nacionalnoj-innovacionnoj-sistemoj-otechestvennyj-opyt/ (дата обращения: 27.11.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.113.11.113

Импортировать


МОДЕЛИ УПРАВЛЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИННОВАЦИОННОЙ СИСТЕМОЙ: ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ ОПЫТ

МОДЕЛИ УПРАВЛЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИННОВАЦИОННОЙ СИСТЕМОЙ:
ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ ОПЫТ

Научная статья

Славянов А.С.*

ORCID: 0000-0001-9177-6215,

Московский государственный технический университет им. Н. Э. Баумана, Москва, Россия

* Корреспондирующий автор (aslavianov[at]mail.ru)

Аннотация

В работе проведен анализ различных подходов к управлению экономикой и ее инновационным развитием с предвоенного периода по настоящее время. Выделяется три характерных периода, в которых использовались принципиально разные модели управления – административно-мобилизационная, либерально рыночная и рыночно-мобилизационная. Анализ показал, что мобилизационные модели эффективны в экстремальных условиях функционирования экономики и позволяет быстро достичь поставленных целей. В условиях стабильной внешней среды чрезмерное участие государства тормозит инновационное развитие. В текущий момент российская экономика функционирует в условиях нестабильности и для управления национальной инновационной системы следует использовать рыночно-мобилизационную модель.

Ключевые слова: инновационное развитие, национальная инновационная система, мобилизационная экономика, модель управления, государственные закупки, инвестиционная поддержка.

MANAGEMENT MODELS OF A NATIONAL INNOVATION SYSTEM: A DOMESTIC EXPERIENCE

Research article

Slavyanov A.S.*

ORCID: 0000-0001-9177-6215,

Bauman Moscow State Technical University, Moscow, Russia

* Corresponding author (aslavianov[at]mail.ru)

Abstract

The current study analyzes various approaches to the management of the economy and its innovative development from the pre-war period to the present. There are three characteristic periods in which fundamentally different management models were used – administrative-mobilization model, liberal-market and market-mobilization model. The analysis demonstrates that mobilization models are effective in extreme conditions of the functioning of the economy and allows for quickly achieving goals. In a stable external environment, excessive state involvement hinders innovative development. At the moment, the Russian economy is functioning in conditions of instability and a market-mobilization model should be used to manage the national innovation system.

Keywords: innovative development, national innovation system, mobilization economy, management model, public procurement, investment support.

Введение

Принятая в 2018 г. Государственная программа «Научно-технологическое развитие Российской Федерации» предусматривает развитие современной национальной инновационной системы, способной обеспечить конкурентоспособность отечественной экономики и ее устойчивое развитие. Программа включает в себя ряд мероприятий, направленных на формирование современной системы управления, обеспечение повышения инвестиционной привлекательности, создание условий для проведения исследований и разработок [1]. Однако, следует отметить, что поставленные программой цели могут быть достигнуты только в соответствующих условиях внешней среды, которая в текущий момент характеризуется высокой нестабильностью. Принятие управленческих решений по реализации мероприятий программы должно учитывать отечественный и зарубежный опыт управления экономическими системами. Опыт ведущих индустриально-развитых стран, в силу специфики их развития [2], не всегда в полной мере может быть использован при формировании системы управления российской экономикой, в связи с чем, анализ процессов, протекавших в отечественной экономической системе, приобретает особенно важное значение.

Современная история становления национальной инновационной системы (НИС) может быть условно разделена на три этапа, для которых характерны разные модели управления. Для первого этапа (1918 – 1991 г. г.) характерна административно-командная модель, для второго этапа (1991 – 2014 г. г.) свойственна либерально-рыночная модель и третий этап (с 2015 г. по настоящее время) может быть характеризован рыночно-мобилизационной моделью управления.

Этапы и модели национальной инновационной системы. Административно-мобилизационная модель

Первый этап становления НИС был основан на административно- мобилизационной модели, базировавшейся на жестких связях между предприятиями, которые контролировались хозяйственными, партийными и местными органами власти [3]. Новые технологии и другие разработки научно-исследовательских институтов директивно внедрялись на промышленных предприятиях, несмотря на сопротивление руководителей на местах. Готовая продукция, комплектующие и материалы распределялись по потребителям посредством разветвленной системы снабжения, что позволяло сократить риски срыва поставок, что сказывалось на результативности проектов.

Особые успехи в области реализации прорывных инновационных проектов можно отметить на стратегических направлениях – в энергетике, авиа и ракетостроении.

В СССР практически с нулевой отметки были не только созданы, но и получили широкое распространение превосходящие мировой уровень образцы авиационной техники. Первый в мире пассажирский турбореактивный самолет Ту-104 был разработан и поднялся в воздух спустя год после выхода в 1954 г. постановления Совета Министров СССР N 1172-516 от 11 июня 1954 года о начале проектирования лайнера, а еще через год отечественные реактивные самолеты начали выполнять регулярные рейсы на авиалиниях страны.

В условиях жестких внешних ограничений в СССР были реализованы космический и атомный проекты, в короткие сроки построен военный и гражданский воздушный флот и др. Следует отметить, что в этих примерах успеху во многом способствовали информационная поддержка и особые условия финансирования проектов.

Для снижения потерь времени, связанных с различными согласованиями и преодолением межведомственных барьеров при Государственном Комитете Обороны (ГКО) 20 августа 1945 г. был создан Спецкомитет, который координировал работы предприятий и организаций, имеющих отношение к атомному проекту, и имел возможность самостоятельно определять размер финансирования, рабочей силы и материально-технических ресурсов.

Космический проект берет свое начало с момента выхода Постановления СМ СССР №1017-419сс “Вопросы реактивного вооружения” в 1946 г., в соответствии с которым в военном научно-исследовательском институте, созданным на базе артиллерийского завода, началась разработка ракеты с жидкостным реактивным двигателем и уже в октябре 1957 г. был осуществлен успешный запуск космического аппарата на околоземную орбиту. Для обеспечения проектов научными работниками, инженерными кадрами, в ведущих учебных заведениях страны были открыты факультеты, где готовили специалистов в области авиа и ракетостроения, энергетики, приборостроения и др.

Советский опыт показывает, что масштабная инвестиционная и информационная поддержка государства на фоне тотального контроля всех производственных процессов, а также персональная ответственность исполнителей, существенно снижают риски проекта, вызванные низким качеством комплектующих и материалов, несвоевременным финансированием, нарушением сроков выполнения всех этапов работ и др.

Проведенный анализ показывает, что в отечественной инновационной сфере советского периода преобладала модель догоняющего развития, ряд достижений базировался на проведенных ранее зарубежных исследованиях и разработках, что нисколько не умаляет вклада советских ученых в решение стратегических задач. Вместе с тем административно-командная система управления для достижения конечного результата зачастую допускала нерациональное использование материальных и трудовых ресурсов. Отечественный опыт показывает, что несмотря на то, что в СССР выделялись значительные ресурсы на прикладную и фундаментальную науку и одних только научных учреждений в 1976 г. было более 5 тысяч [4], однако отставание от ведущих индустриально развитых стран по стратегическим направлениям развития нарастало. Несмотря на неоспоримые достижения советской науки, имели место и серьезные просчеты в выборе направлений развития.

Этапы и модели национальной инновационной системы. Либерально-рыночная модель

Второй этап развития национальной инновационной системы был основан на внедрении рыночных принципов в экономические отношения между участниками инновационного процесса, активная часть которого приходилась на 1990 – 2015 г. г. Предполагалось, что научно-исследовательские организации будут выполнять заказы предприятий по разработке новых технологических процессов и видов продукции, а предприятия будут приобретать технологические лицензии и налаживать выпуск новой продукции, которая затем должна была быть реализована на свободном рынке. Либерально-рыночная модель предусматривала снижение роли государства в управлении и финансировании участников инновационного процесса, которым была предоставлена широкая самостоятельность в выборе видов экономической деятельности и источников финансирования. Неопределенность, свойственная инновационной деятельности, а также высокие риски при проведении научно-исследовательских работ, стали основными факторами, определившими направления потоков национального и зарубежного капитала.

Российские предприятия предпочитали закупать за рубежом товары, услуги и оборудование, не рассчитывая на результат разработок отечественных исследовательских и проектных организаций. Переход в 1990-е годы к рыночной экономике повлек за собой резкое снижение роли государства в финансировании фундаментальных и прикладных исследований, что привело к сворачиванию ряда перспективных проектов. На протяжении последнего десятилетия доля затрат на внутренние исследования и разработки в России не превышала 1,1% ВВП (что обеспечивало стране относительно скромный инновационный рейтинг), в то время как инновационно активные страны тратили на эти цели в разы больше (табл. 1).

Таблица 1 – Динамика доли затрат на НИР в ВВП и глобальный инновационный индекс стран

Страны Доля затрат на НИР в ВВП Глобальный инновационный индекс стран Рейтинг стран
2010 2018 2011 2020 2011 2020
КНР 1,7 2,2 46,4 53,3 29 14
США 2,7 2,8 56,6 60,5 7 3
Республика Корея 3,2 4,5 53,7 56,1 16 10
Великобритания 1,6 1,7 55,9 69,8 10 5
Австрия 2,7 3,2 50,7 50,1 19 19
Япония 3,14 3,26 50,3 52,7 20 16
Швейцария 3,19 3,31 63,8( 66,1 1 1
Россия 1,1 1 35,8 35,6 56 47

Примечание: составлено по [5], [6]

 

Как видно из табл. 1, группа стран с высоким инновационным индексом в течение текущего десятилетия нарастили долю затрат на НИР в ВВП, в то время как Россия, так и не смогла выйти по расходам на науку на уровень 2% от ВВП.

За годы рыночных реформ Россия существенно подорвала свой научно-производственный потенциал, что проявилось в оттоке исследователей из сферы науки (Рис. 1) и снижении конкурентоспособности национальной экономики.

24-11-2021 18-38-21

Рис. 1 – Динамика изменения числа исследователей 2000-2019 г.

Примечание: 2000 г. – 391 тыс. чел. = 100% [7]

 

Как видно из графика (рис. 1), отток ученых из сферы науки был особенно интенсивным в период активного проведения экономических и политических реформ. К 2010 г. наиболее пассионарная российских часть исследователей уже нашла себе место за рубежом, и ситуация несколько стабилизировалась. Однако, финансово-экономический кризис и последовавшие затем экономические санкции вынудили Правительство перераспределить ресурсы в сторону финансового сектора экономики, что привело к сокращению ряда научных и социальных программ. Естественное выбытие научных кадров не получило адекватного возмещения со стороны выпускников университетов, что привело к потере научного потенциала отечественной экономики. Можно отметить, что в этот период наблюдался спад инновационной активности, выразившийся в неспособности отечественной экономики успешно реализовать стратегические проекты в тех областях, где ранее СССР занимал лидирующие позиции. Особую озабоченность вызывает проект по созданию ракеты-носителя Ангара, разработки которой начаты в 1995 г., модуля МКС «Наука», спроектированного еще десять лет назад, ближнемагистрального пассажирского самолета МС-21, разработка которого ведется с 1993 г., транспортного Ил-112 и др.

Для стимулирования инновационной активности в 2006 г. была разработана комплексная программа «Создание в Российской Федерации технопарков в сфере высоких технологий» посредством содействия олтечественных инновационных компаний (стратапов).

Поддержка резидентам технопарков включает в себя различные льготы по налогообложению, компенсацию затрат на аренду, субсидии и государственные гарантии, что создает благоприятный инвестиционный климат. Показатели активности крупных технопарков России, оборот которых превышает 10 млрд. руб. за 2019 г., представлены в Таблице 2.

 

Таблица 2 – Показатели активных крупных технопарков России, оборот которых превышает 10 млрд. руб. за 2019 г.

Название

технопарка

Модель Накопленные инвестиции,
млн. руб.
Выручка резидентов млн. руб. Соотношение выручки и накопленных инвестиций
Внебюджет. Бюджет. Всего
Morion Digital Инфр 483 483 44547 92,2
Калибр Инфр 949 18 967 34104 35,3
Академпарк Инн 9082 6287 15369 30667 2,0
ИКСЭл КМ 1660 255 1915 26359 13,8
Анкудиновка Инфр 3177 3177 23110 7,3
Москва Инфр 22090 5267 27357 17400 0,6
Исток Инн 214,3 214,3 13900 64,9
ИТ-парк Инфр 4437 4437 12252 2,8
ИДЕЯ Инфр 2310 509 2819 11220 4,0
Мордовия Инфр 561 4946 5507 10765 2,0
«Ленполиграфмаш» Инфр 2470 2470 10720 4,3

В зависимости от базы и комплекса услуг выделяются четыре модели технопарков – университетская, инновационная (Инн), созданные на базе университета или исследовательских организаций, соответственно, инфраструктурная (Инфр), созданная на базе свободных площадей и кооперационная (КМ), основанная на базе крупного промышленного предприятия.

Как видно из таблицы 2, максимальное соотношение выручки и накопленных инвестиций показали технопарки инфраструктурной модели – Morion Digital и Калибр, а также технопарк ИКСЭл кооперационной модели, которые были основаны преимущественно за счет средств частных инвесторов. Среди технопарков, созданных за счет бюджетных средств, выделяется технопарк инновационной модели Исток, основанный на базе технополиса Фрязино.

Можно заметить, крупные технопарки практически не имеют в своей базе организаций, генерирующих новые знания, хотя изначально планировалось создавать технопарки на базе исследовательских центров и университетов, однако позднее эта модель трансформировалась в тривиальную зону с льготным налогообложением. Крупнейшие российские технопарки, в отличии от зарубежных, созданы не на основе мощных научных или образовательных организаций (исключение составляет Академпарк, основанный на научно-исследовательской базе Сибирского отделения РАН), а на базе промышленных, торговых и инжиниринговых компаний.

Недостаток инновационных идей приводит к тому, что инвесторам не удается сформировать полноценный инвестиционный портфель и капитал уходит из инновационной сферы в менее рискованные виды деятельности.

В настоящее время технопарки представляют собой акционерные общества, целью которых является извлечение прибыли посредством предоставления различных услуг инновационным компаниям. Причем стоимость этих услуг в ряде случаях, как отмечают Н. Завьялова и А. Андреева, становится сопоставимой с расходами на аренду в обычных бизнес-центрах [8]. Часть технопарков предоставляет в аренду помещения организациям, зачастую далеким от инновационной деятельности и оказывает им различного рода юридические услуги по «оптимизации» налоговой нагрузки, превращаясь таким образом в банальные офисные центры.

Инновационные компании, не имеющие устойчивых связей с генераторами новых знаний, какими являются университеты и научно-исследовательские организации, вынуждены формировать модель своего бизнеса на основе копирования известных технических решений, что уже закладывает некоторое отставание от лидеров, открывающих новые рынки.

Всего, по данным Ассоциации кластеров и технопарков России, в 2020 было зарегистрировано 179 технопарков, что более чем в два раза больше, чем в США (72), подавляющее большинство которых основано на базе университетов и исследовательских центров. Такое количество технопарков в России приводит к размыванию средств, направляемых на их поддержку, и не способствует появлению и продвижению инновационных технологий, хотя и стимулирует деловую активность в регионе [9].

Катализатором частных инвестиций должна была стать организованная еще в 2005 г. система институтов развития (ИР), в задачи которых входили развитие экономической, социальной инфраструктуры и инновационной сферы и др. К наиболее крупным ИР можно отнести Внешэкономбанк, ГК «Роснанотех», ОАО «Российская венчурная компания» и др., которые должны обеспечить необходимый уровень инвестиционной поддержки на всех стадиях инновационного цикла. Несмотря на высокий уровень финансирования новых структур, в органах власти отмечают низкую эффективность их работы, причиной которой считается несовершенная система контроля расходования средств, а также зависимость ИР от курирующих определенные направления исследований министерств и ведомств. Кроме того, ИР ориентированы на реализацию прорывных направлений технологического развития, а не на распространение инноваций среди основных потребителей новых технологий – предприятий малого и среднего бизнеса.

Третий этап развития НИС находится под влиянием больших вызовов России, которые требуют мобилизации ресурсов с целью устранения масштабных угроз социально-экономической системе страны. Как отмечается в программе научно-технологического развития России, в настоящее время сформировался ряд проблем, масштаб и сложность которых не может быть решен за счет увеличения ресурсов. Внешняя среда отечественной НИС характеризуется осложнением международной обстановки в экономической, военно-политической и гуманитарных сферах. Введение против российских компаний финансово-экономических санкций на фоне падения мировых цен на энергоносители, вовлечение в вооруженный конфликт на Ближнем Востоке, понижение уровня дипломатических отношений России с США и их союзниками способствовало формированию новой модели развития, основанной на усилении роли государства в экономической и политической сферах.

К 2015 г. сложилась ситуация, когда в стране большая часть организаций и предприятий промышленности оказались связанными с иностранным капиталом договорами, лицензионными соглашениями и, на фоне введения антироссийских санкций, продемонстрировали свою зависимость от принимаемых за рубежом решений. Этот фактор и повлиял на принятие ряда программ, ограничивающих, с одной стороны, влияние иностранного капитала в российской экономике с другой – рост государственной поддержки и финансирования для стратегических отраслей, в первую очередь агропромышленному комплексу, электронной промышленности, машиностроения. Особое внимание было уделено оборонно-промышленному комплексу [10], в число которых входят авиационная и ракетно-космическая промышленность. В результате были реализован ряд стратегических высокотехнологичных проектов, направленных на повышении обороноспособности страны, освоении околоземного космического пространства, создания авиационной техники нового поколения и др. Для распространения новых технологий ОПК в гражданский сектор экономики необходим механизм, основанный на государственном заказе, в котором предусматривается инструментарий передачи технологий частным предприятиям, финансирования производства и гарантированного сбыта качественной продукции посредством государственных закупок [11]. Государственная поддержка потребует четкого соблюдения финансовой дисциплины всеми участниками проекта, что подразумевает частичную потерю самостоятельности частного бизнеса. Так, предприятия, получившие технологические лицензии, должны использовать только материалы и комплектующие, предусмотренные техпроцессом, все работы должны выполнятся на строго определенном оборудовании и т. п. Все это предполагает организацию технического контроля на предприятии с участием государственного служащего. Финансовая поддержка в виде займов или льготных кредитов также подразумевает контроль за их использованием, который может быть осуществлен введением в финансовые структуры предприятия государственного чиновника. Частное предприятие уже не может самостоятельно назначать цену на свою продукцию, и, соответственно получать дополнительную прибыль, в зависимости от конъюнктуры рынка, так как все условия контракта, включая объемы, сроки и стоимость, определяются на этапе переговоров. Проведенные опросы руководителей и владельцев промышленных компаний показывают, что большая часть из них готова поступиться собственной самостоятельностью в обмен на долгосрочное участие в государственных закупках. Такой подход позволяет государству мобилизовать ресурсы на стратегических направлениях развития экономики, не разрушая рыночную систему отношений. Кроме того, мобилизационно-рыночная модель развития позволяет построить максимально надежную систему защиты от внешних факторов. В отличии от административно-командной системы, которая рассматривалась выше, мобилизационно-рыночная модель предусматривает широкое участие частного капитала в проектах, финансируемых государством, на конкурсной основе [12]. Следует отметить, что административно-командная система не предусматривала присутствие частного капитала в стратегических отраслях, в то время как рыночно-мобилизационная модель не предполагает проведение национализации, а лишь усиление контроля за ресурсами и выполнения частными предприятиями контрактных обязательств. Кроме того, не ограничивается присутствие бизнеса в инфраструктурной сфере – транспорт, торговля, общественное питание и т.п., что позволит сохранить рыночную структуру экономической системы.

Заключение

В текущий момент наблюдается усиление давления на Россию со стороны ряда индустриально-развитых стран и этот процесс имеет все признаки гибридной войны. Выживание страны, не говоря о ее развитии, в условиях антироссийских санкций не представляется возможной без создания условий для нормального функционирования ее экономической системы, удержания уровня занятости и благосостояния населения. Распределение государством ресурсов и заказов не противоречит основным положениям теории рыночной экономики, которые допускают такое вмешательство в случае провалов рынка и других экстренных случаях. В данный момент наблюдается внешнее вмешательство в российскую экономику, которое проявляется в виде срывов ранее заключенных контрактов, ограничений в торговле, проведении финансовых операций и др. На данном этапе переход к модели рыночно-мобилизационной экономики, в условиях возможной изоляции России, является вполне оправданным и позволит устранить диспропорции в развитии, вызванными внешними факторами.

После нормализации международных экономических и политических отношений с ключевыми зарубежными партнерами роль государства в экономике может быть скорректирована. Наличие в модели рыночных структур позволит избежать проблем, связанных с перестройкой экономики в переходный период.

Финансирование

Работа подготовлена при финансовой поддержке РФФИ, проект №20-010-00350.

Funding

The reported study was funded by RFBR, project number 20-010-00350.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Государственная программа «Научно-технологическое развитие Российской Федерации» Утверждена постановлением Правительства от 29 марта 2019 года №377. [Электронный ресурс] URL: http://government.ru/rugovclassifier/858/events/ (дата обращения 28.08. 2021)
  2. Славянов А. С. Исторические тенденции экономической глобализации / А. С. Славянов, Е. Ю. Хрусталёв // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. № 133. С. 882-891.
  3. Седов В. В. Мобилизационная экономика. Советская модель / В. В. Седов. Челяб. Гос. Ун-т. Челябинск 2003. 177 с.
  4. Калугин В.В. Из социальной истории отечественной науки: организация, планирование и координация научных исследований в СССР / В.В. Калугин // История и педагогика естествознания, 2017. №4. С. 46-47.
  5. Внутренние затраты на исследования и разработки в процентах к валовому внутреннему продукту. Россия и страны мира – 2020 г. Федеральнаяслужба государственнойстатистики [Электронный ресурс] URL: https://gks.ru/bgd/regl/B02_39/IssWWW.exe/Stg/d020/i020130r.htm (дата обращения 28.08. 2021)
  6. The Global Innovation Index 2011 Accelerating Growth and Development [Electronic resource] URL: https://www.wipo.int/edocs/pubdocs/en/economics/gii/gii_2011.pdf (accessed 28.08. 2021)
  7. Численность персонала, занятого исследованиями и разработками. Россия и страны мира – 2020 г. Федеральнаяслужба государственнойстатистики [Электронный ресурс] URL: https://gks.ru/bgd/regl/B02_39/IssWWW.exe/Stg/d020/i020130r.htm (дата обращения 28.08. 2021)
  8. Завьялова Н. Б. Механизмы развития технопарков как инструмента трансферта инновационных технологий / Н. Б. Завьялова, А. М. Андреева // Экономические науки. 2020. № 2 (183) с. 44 -50
  9. Славянов А. С. Отечественный и зарубежный опыт инвестиционной поддержки инновационного процесса / А. С. Славянов, Е. Ю. Хрусталев // Экономика и математические методы. 2021. Т. 57, № 3. С, 57 – 56.
  10. Широв А.А. Макроэкономические эффекты оборонных расходов России: ретроспективный анализ и прогноз / А.А. Широв, М.С. Гусев, И.Э. Фролов // Проблемы прогнозирования. № 4 (169). С. 3-16
  11. Славянов А. С. Диффузия технологий оборонно-промышленного комплекса / А. С. Славянов, Е.Ю. Хрусталев // Военный академический журнал. № 2 (18). С. 132-135.
  12. Мартыненко Т. В. Мобилизационная экономика: актуальна ли она для современной России / Т. В. Мартыненко // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки. 2021. No С. 151 – 155
  13. Черемисинов Г.А. Столетие мобилизационного развития российской экономики / Г.А. Черемисинов // Изд-во Саратовского ун-та. Нов. серия. Сер. Экономика. Управление. Право. 2017. Т. 17. Вып. 4. С. 368 – 389.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Gosudarstvennaja programma «Nauchno-tehnologicheskoe razvitie Rossijskoj Federacii» Utverzhdena postanovleniem Pravitel’stva ot 29 marta 2019 goda №377 [The State Program “Scientific and Technological Development of the Russian Federation” was approved by Government Decree No. 377 of March 29, 2019]. [Electronic resource] URL: http://government.ru/rugovclassifier/858/events / (accessed 28.08. 2021) [in Russian]
  2. Slavyanov A. S. Istoricheskie tendencii jekonomicheskoj globalizacii [Historical trends of economic globalization] / A. S. Slavyanov, E. Y. Khrustalev // Politematicheskij setevoj jelektronnyj nauchnyj zhurnal Kubanskogo gosudarstvennogo agrarnogo universiteta [Polythematic network electronic scientific journal of the Kuban State Agrarian University]. 2017. No. 133. pp. 882-891. [in Russian]
  3. Sedov V. V. Mobilizacionnaja jekonomika. Sovetskaja model’ [Mobilization economy. The Soviet model] / V. V. Sedov. Chelyabinsk. State. Un-T. Chelyabinsk 2003. 177 p. [in Russian]
  4. Kalugin V.V. Iz social’noj istorii otechestvennoj nauki: organizacija, planirovanie i koordinacija nauchnyh issledovanij v SSSR [From the social history of Russian science: organization, planning and coordination of scientific research in the USSR] / V.V. Kalugin // Istorija i pedagogika estestvoznanija [History and pedagogy of Natural Science], 2017. No. 4. pp. 46-47. [in Russian]
  5. Vnutrennie zatraty na issledovanija i razrabotki v procentah k valovomu vnutrennemu produktu. Rossija i strany mira – 2020 g. Federal’naja sluzhba gosudarstvennoj statistiki [Internal research and development costs as a percentage of gross domestic product. Russia and the countries of the world – 2020 Federal State Statistics Service]. [Electronic resource] URL: https://gks.ru/bgd/regl/B02_39/IssWWW.exe/Stg/d020/i020130r.htm (accessed 28.08. 2021) [in Russian]
  6. The Global Innovation Index 2011 Accelerating Growth and Development [Electronic resource] URL: https://www.wipo.int/edocs/pubdocs/en/economics/gii/gii_2011.pdf (accessed 28.08. 2021)
  7. Chislennost’ personala, zanjatogo issledovanijami i razrabotkami. Rossija i strany mira – 2020 g. Federal’naja sluzhba gosudarstvennoj statistiki [The number of personnel engaged in research and development. Russia and the countries of the world – 2020 Federal State Statistics Service]. [Electronic resource] URL: https://gks.ru/bgd/regl/B02_39/IssWWW.exe/Stg/d020/i020130r.htm (accessed 28.08. 2021) [in Russian]
  8. Zavyalova N. B. Mehanizmy razvitija tehnoparkov kak instrumenta transferta innovacionnyh tehnologij [Mechanisms of technoparks development as an instrument of transfer of innovative technologies] / N. B. Zavyalova, A.M. Andreeva // Jekonomicheskie nauki [Economic sciences]. 2020. No. 2 (183) pp. 44-50 [in Russian]
  9. Slavyanov A. S. Otechestvennyj i zarubezhnyj opyt investicionnoj podderzhki innovacionnogo processa [Domestic and foreign experience of investment support of the innovation process] / A. S. Slavyanov, E. Y. Khrustalev // Jekonomika i matematicheskie metody [Economics and mathematical methods]. 2021. Vol. 57, No. 3. P. 57-56. [in Russian]
  10. Shirov A.A. Makrojekonomicheskie jeffekty oboronnyh rashodov Rossii: retrospektivnyj analiz i prognoz [Macroeconomic effects of Russia’s defense expenditures: a retrospective analysis and forecast] / A.A. Shirov, M.S. Gusev, I.E. Frolov // Problemy prognozirovanija [Problems of forecasting]. 2018. No. 4 (169). pp. 3-16 [in Russian]
  11. Slavyanov A. S. Diffuzija tehnologij oboronno-promyshlennogo kompleksa [Diffusion of technologies of the military-industrial complex] / A. S. Slavyanov, E.Y. Khrustalev // Voennyj akademicheskij zhurnal [Military Academic Journal]. 2018. No. 2 (18). pp. 132-135. [in Russian]
  12. Martynenko T. V. Mobilizacionnaja jekonomika: aktual’na li ona dlja sovremennoj Rossii [Mobilization economy: is it relevant for modern Russia] / T. V. Martynenko // Gosudarstvennoe i municipal’noe upravlenie. Uchenye zapiski [State and municipal administration. Scientific notes]. 2021. No. 1. pp. 151 – 155 [in Russian]
  13. Cheremisinov G.A. Stoletie mobilizacionnogo razvitija rossiĭskoĭ jekonomiki [Centenary of mobilization development of the Russian economy] / G.A. Cheremisinov // Nov. serija. Ser. Jekonomika. Upravlenie. Pravo [Publishing House of the Saratov University. Nov. series. Ser. Economy. Management. Right]. 2017. Vol. 17. Issue 4. pp. 368 – 389. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.