Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

Пред-печатная версия
() Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Светлова О. В. МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В СФЕРЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ В ОБЛАСТИ НГХК / О. В. Светлова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — №. — С. . — URL: https://research-journal.org/economical/mezhdunarodnoe-sotrudnichestvo-v-sfere-intellektualnoj-sobstvennosti-v-oblasti-ngxk/ (дата обращения: 30.10.2020. ).

Импортировать


МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В СФЕРЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ В ОБЛАСТИ НГХК

Светлова О.В.

Аспирант, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Казанский национальный исследовательский технологический университет»

МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В СФЕРЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ В ОБЛАСТИ НГХК

Аннотация

В статье рассмотрены проблемы и перспективы международного сотрудничества в области передачи технологий, как интеллектуальной собственности, в области нефте-газохимической отрасли в свете применения экономических санкций со стороны Евросоюза.

Ключевые слова: интеллектуальная собственность, нефте-газохимический комплекс, инновационная политика.

Svetlova O. V.

Graduate student, Federal public budgetary educational institution of higher education “Kazan national research technological university”

THE INTERNATIONAL COOPERATION IN THE SPHERE OF INTELLECTUAL PROPERTY IN NGHK

Abstract

In article problems and prospects of the international cooperation in transfer of technologies, as intellectual property, in the field of petrochemical branch in the light of application of economic sanctions are considered from the European Union.

Keywords: intellectual property, petrochemical complex, innovative policy.

Постоянно меняющиеся факторы внешней среды, требований экономики и социальной среды напрямую влияют и формируют Государственную научно-техническую и инновационную политику. Она представляет собой живой организм, который динамично трансформируется в соответствии с новыми целями, задачами и новыми вызовами.

В качестве примера можно привести научно-техническую и инновационную политику США, которая претерпела за последние два десятилетия кардинальные изменения. [1] Из-за жесткой внешнеполитической обстановки 1981 года между сверхдержавами США и СССР, основным направлением инновационного развития являлся рост поддержки военно-промышленного комплекса. Экономический кризис 1986 года, усугубленный давлением иностранных государств, прежде всего Японии в сфере наукоемких производств, подчеркнул необходимость пересмотра всей политики в НТП и развернул ее коренным образом с модели ресурсопотребления до ресурсоемкой модели, развивались высокотехнологические производства, особенно электроника и компьютерный бизнес.

Следующая волна перемен пришлась на первую половину 1990-х годов. Распад Советского Союза уничтожил не только прежнюю расстановку сил в мире, но и лишил государственную научно-техническую политику (ГНТП) одной из основных причин масштабной отечественной поддержки широкого спектра научно-технических усилий – соперничество обеих держав  в науке и технике. [1] Новая постбиполярная модель ГНТП, разработанная в конце XX века, касалась информатизации, глобализации мировой экономики.

Так приоритетным направлением на период 2010-2015 годы администрация США отнесла: новую энергетику, энергосбережение и энергоэффективность, транспортные системы, здоровье и качество жизни. [2]

Стремительная глобализация мировой экономики подразумевает под собой взаимодействие в сфере разработки международных проектов в приоритетных областях инновационной политики государств. При анализе перечня приоритетных направлений научно-технической и инновационной политики 15-ти стран с развивающейся экономикой, были выявлены общие приоритетные направления:

– информационные и телекоммуникационные технологии (ИКТ);

– нанотехнологии;

– энергетика, энергоэффективность и энергосбережение;

– биотехнологии;

– технологии, касающиеся здоровья и качества жизни, наука о жизни;

– новые материалы;

– сельское хозяйство;

– пищевая промышленность;

– транспортные системы.

Наряду с общими направлениями в перечне приоритетных присутствуют направления, характерные для конкретной страны. Выбор этих направлений развития науки, техники и технологий обусловлен национальными особенностями. [3]

Так для России определены важные направления программы инновационного развития: ТЭК, ракетно-космическая область, безопасность населения и противодействие терроризму.

Именно в этих областях высокими темпами развивалось международное взаимодействие в сфере применения технологических инноваций США и России до последних политических изменений. Принятые санкции США в отношении России 12 сентября 2014 года коснулись целых секторов российской экономики, в том числе нефтяной отрасли. В частности, Евросоюз запретил европейским компаниям предоставлять российским партнерам услуги по разведке и добыче глубоководной и арктической нефти, а также проектов сланцевой нефти. В тот же день США ввели ограничения на поставку или реэкспорт товаров, услуг, а также технологий для проектов по разведке и добыче на глубоководном и арктическом шельфе и для проектов по сланцевой нефти пяти российским компаниям: «Роснефти», «Газпрому», «Газпром нефти», «ЛУКОЙЛу» и «Сургутнефтегазу».

Новые санкции в отношении экспорта технологий российским нефтегазовым компаниям могут осложнить поддержание текущих темпов добычи ресурсов на истощающихся месторождениях Западной Сибири. Это связано с тем, что методы повышения нефтеотдачи пластов, используемые на данных браунфилдах (месторождения со степенью выработанности более 75%), близки к тем, которые применяются при извлечении сланцевой нефти. Подобные технологии – одна из ключевых целей санкций со стороны западных стран. Эти дискриминационные меры могут привести к откладыванию развития части масштабных российских проектов, в частности в Арктике. Учитывая, что Арктика занимает одну из ключевых задач стратегии развития «Газпром нефти» до 2025 года, такой эффект от санкций приведет к фактическому уменьшению экономически рентабельного срока разработки зрелых месторождений. По этой причине санкции могут негативно сказаться на всех подобных совместных предприятиях, среди участников которых, в частности, зарубежные ресурсодобывающие ExxonMobil, Royal Dutch Shell, BP, нефтесервисные компании Schlumberger, Halliburton и Baker Hughes.

Действительно, самый сильный научный потенциал по данным 2010 года собран в США, что и подтверждает показатель базы Scopus – 23,57% публикаций в мире принадлежат ученым США, у России – 1,83%. Но нельзя упустить из поля зрения и тот факт, что рынок интеллектуальной собственности в России является площадкой, интересующей зарубежные страны. Число патентных заявок на изобретения в 2010 году в России составило 42 500, из которых более 1/3 поданы иностранными заявителями (13 778), что делает Россию страной лидером по количеству поданных заявок среди стран с развивающейся экономикой.

Выявленная тенденция свидетельствует о серьезной заинтересованности иностранных компаний в правовой охране результатов своих разработок на территории России, что свидетельствует о твердом намерении этих компаний прийти на российский рынок.

В условиях действия новых экономических факторов требуется обратить внимание на другие страны лидеры, готовые к сотрудничеству в области применения научного потенциала.

Нельзя не выделить среди них страну с ведущей экономикой Китай, которая занимает второе место после США по удельному весу в общем числе публикаций. В 2010 году по индексации Scopus 16,26% публикаций в мире принадлежат ученым Китая. Основное направление в НИОКР является применение новых технологий в нефтедобыче и переработке.

Стимулирование инновационной активности в этой стране происходит на государственном уровне, так доля внутренних затрат на НИОКР в 2010 году составила 154 147,4 млн. дол. США, по сравнению с 27 182,5 млн. дол. США в 2000 году. Выявляется также положительная динамика относительно расходов на НИОКР во внутреннем валовом продукте – 1,70 % ВВП в 2010 году против 0,90% в 2000 году.

За последние десять лет Китай опередил США по динамике роста внутренних затрат на НИОКР, доля роста у Китая составила 0,80%, у США 0,08%. У России данный показатель за аналогичный промежуток времени вырос лишь на 0,11% и составил в 2010 году 1,16% ВВП.

В практике ведущих экономик мира инвестирование НИОКР осуществляется в основном из двух источников: государственный бюджет и частный бизнес. Доля бизнеса превышает объемы финансирования, выделяемые государством. В Китае доля государственного финансирования в структуре затрат на НИОКР составляет 23,4%, а средства предпринимательского сектора более 71,7%. В России наблюдается обратная картина, доля государства в финансировании НИОКР более 65%, что намного превышает долю финансирования предпринимательским сектором – 34%.

Сложившуюся ситуацию можно охарактеризовать тем, что российские разработчики пока недооценивают возможности такого важного инструмента рынка ИС как патентование.

Стимулирование активности финансирования НИОКР можно достичь путем принятия законодательных и нормативных актов, регулирующих порядок учета затрат на НИОКР. В Российской Федерации эти требования учтены в Налоговом Кодексе, действуют льготы в отношении нематериальных активов, в том числе льгота по налогу на имущество (имущество предприятия, выраженное в виде нематериальных активов, не облагается налогом). Влияние данного фактора на патентную активность предпринимательского сектора можно будет проследить в течение ближайших пяти лет.

В последнее время на рынке ИС России происходят заметные изменения в деятельности участников рынка: среди продавцов патентов и лицензий возросла доля государственных предприятий 13,8%, доля бизнеса 51,7%, среди покупателей – 7% государственные предприятия, доля крупного и среднего бизнеса возросла и составляет 83,3%. Причем среди покупателей патентов и лицензий из предпринимательского сектора более 7% – это иностранные компании. Это свидетельствует о заинтересованности российского и иностранного бизнеса в новых российских технологиях.

Основными патентообладателями и заявителями в России являются компании – представители ТЭК. Поэтому важной задачей международного сотрудничества является взаимная диффузия законодательных и правовых актов в области защиты и стимулирования инновационной активности в области НГХК при работе на совместных проектах и предприятиях.

В свете новых политических событий и экономических санкций со стороны европейских стран возрастет роль кооперации в направлении восточных стран, в частности Китая и Казахстана. Работы в данном направлении были начаты уже в 2013 году, так в октябре 2013 года «Роснефть» и CNPC Китай подписали меморандум о создании совместного предприятия для работы на Восточной Сибири, «Роснефти» в общем предприятии будет принадлежать 51%. Основой для совместного предприятия будет разработка Среднеботуобинского месторождения, лицензия на которое принадлежит «Таас-Юрях Нефтегазодобыче» (входит в «Роснефть»). Добыча нефти здесь началась в октябре 2013 года.

Развитие ресурсной и технологической базы в Восточной Сибири создаст дополнительные возможности поставок  на НПЗ компании, что позволит покрыть потребности в топливе в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, а также нарастить экспорт в КНР и АТР. [4]

Распространение западных санкций на нефтегазовый сектор, ограничение доступа к финансовым ресурсам и приобретению современных технологий чувствительно для российского ТЭК, особенно для нефтяной отрасли.

Уже в ближайшие 10-15 лет развитие нефтяной промышленности, по оценкам отраслевых аналитиков, во многом будет происходить за счет освоения запасов трудноизвлекаемой нефти. Сегодня Россия является мировым лидером по добыче нефти, входит в число стран, обладающих наиболее крупными запасами нетрадиционной сланцевой нефти. Сохранение лидерских позиций в дальнейшем напрямую связано с освоением именно этих запасов. Это чрезвычайно сложно в технологическом плане, требует огромных затрат, и наши компании рассчитывали на взаимовыгодное сотрудничество с западными партнерами при разработке нетрадиционных запасов, освоении арктического шельфа.

Ограничение доступа к технологиям российская нефтегазовая промышленность должна инвестировать дополнительные средства в собственное оборудование, развитие технологий, или увеличивать их закупки, например, в Китае. Это влечет увеличение затрат при разработке новых проектов, в отдельных случаях – к переносу их ввода.

Однако, в соответствии с проектом Энергетической стратегии России до 2035 года, принципиально важным для поддержания нефтедобычи, освоение нетрадиционных запасов станет после 2025 года. А значит, у российских компаний есть временной лаг для более активного привлечения науки и финансов в создание необходимых технологий и в первую очередь, разработку государственной политики в области научно-технологического прогресса и международного сотрудничества в области ИС.

Литература

  1. Данилин И.В. Современная научно-техническая политика США, М:ИМЭО РАН, 2011г. С. 5-9.
  2. The State of the Union Address 2011. Winning the Future. http://www.whitehouse.gov/state-of-the-union-2011
  3. Карпова Н.Н. Экономические аспекты интеллектуальной собственности для стран с переходной экономикой.
  4. rosneft.ru

References

  1. Danilin I.V. Sovremennaja nauchno-tehnicheskaja politika SShA, M:IMJeO RAN, 2011g. S. 5-9.
  2. The State of the Union Address 2011. Winning the Future. http://www.whitehouse.gov/state-of-the-union-2011
  3. Karpova N.N. Jekonomicheskie aspekty intellektual’noj sobstvennosti dlja stran s perehodnoj jekonomikoj.
  4. www.rosneft.ru

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.