Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.59.145

Скачать PDF ( ) Страницы: 12-15 Выпуск: № 05 (59) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Горяйнова Н. М. К ВОПРОСУ О СОВРЕМЕННОМ СОСТОЯНИИ КОРПОРАТИВНОЙ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РОССИЙСКОГО БИЗНЕСА / Н. М. Горяйнова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 05 (59) Часть 1. — С. 12—15. — URL: https://research-journal.org/economical/k-voprosu-o-sovremennom-sostoyanii-korporativnoj-blagotvoritelnoj-deyatelnosti-rossijskogo-biznesa/ (дата обращения: 19.11.2019. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.59.145
Горяйнова Н. М. К ВОПРОСУ О СОВРЕМЕННОМ СОСТОЯНИИ КОРПОРАТИВНОЙ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РОССИЙСКОГО БИЗНЕСА / Н. М. Горяйнова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 05 (59) Часть 1. — С. 12—15. doi: 10.23670/IRJ.2017.59.145

Импортировать


К ВОПРОСУ О СОВРЕМЕННОМ СОСТОЯНИИ КОРПОРАТИВНОЙ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РОССИЙСКОГО БИЗНЕСА

Горяйнова Н.М.

ORCID: 0000-0003-2625-4993, Кандидат педагогических наук, доцент,

кафедра «Управление и бизнес», ОУ ВО «Южно-Уральский институт управления и экономики»

К ВОПРОСУ О СОВРЕМЕННОМ СОСТОЯНИИ КОРПОРАТИВНОЙ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РОССИЙСКОГО БИЗНЕСА

Аннотация

В статье кратко раскрывается сущность благотворительной деятельности; анализируется состояние корпоративной благотворительной практики российского бизнеса, подтверждаемое различными примерами корпоративных благотворительных проектов ведущих российских компаний; затрагивается аспект влияния корпоративной филантропии на формирование конкурентной привлекательности и степень организационной зрелости; в заключении формулируются проблемы, с которыми сопряжена корпоративная благотворительная деятельность при реализации различных моделей корпоративной социальной активности.

Ключевые слова: социальная ответственность бизнеса, филантропия, корпоративная благотворительную деятельность, социальные программы.

Goryaynova N.M.

ORCID: 0000-0003-2625-4993,

PhD in Pedagogy, Associate Professor,

Department of Management and Business, South Ural Institute of Management and Economics

REVISITING THE PRESENT STATE OF CORPORATE CHARITY ACTIVITY OF RUSSIAN BUSINESS

Abstract

The paper briefly reveals the essence of charity activity; the corporate charity activity of Russian business is analyzed. Various examples of goodwill projects of leading Russian companies show the current state of this issue; the influence of corporate philanthropy on the formation of competitive attractiveness and the degree of organizational maturity are considered as well. The problems which corporate charity activity faces at the implementation of various models of corporate social activity are described in conclusion.

Keywords: corporate responsibility, philanthropy, corporate charity activity, social programs.

В последнее десятилетие тема корпоративной благотворительной деятельности в нашей стране становится весьма популярной. На наш взгляд, это связано с тем, что в гражданском обществе нарастает запрос на социальную справедливость в различных её проявлениях, в том числе на расширение форм и направлений институционализированной социальной активности. Одним из основных трендов в этой связи и стала цивилизованная корпоративная благотворительность [1, С. 14].

Напомним, что Федеральный закон «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» от 11.08.1995 г. №135-ФЗ трактует благотворительную деятельность как «добровольную деятельность граждан и юридических лиц по бескорыстной (безвозмездной или на льготных условиях) передаче гражданам или юридическим лицам имущества, в том числе денежных средств, бескорыстному выполнению работ, предоставлению услуг, оказанию иной помощи» [6].

Такое понимание сути благотворительной деятельности в контексте активной социальной позиции современной организации является одним из важных оснований для формирования в общественном сознании устойчиво позитивного и внутреннего, и внешнего ее имиджа. Кроме того, в нынешних социально-экономических отношениях корпоративная благотворительность организаций различного масштаба и профиля деятельности, по сути, выступает одним из компонентов их стратегического управления, маркетинга и PR. И в этой связи также, как и любые другие мероприятия в данных сферах управленческой практики, она должна быть детально продуманной и спланированной, системно и профессионально организованной, не периодической, не спонтанной и, соответственно, актуализированной.

Именно таким, на наш взгляд, всегда было и остается сегодня концептуальное видение организованной корпоративной филантропии. Исторический опыт даже фрагментарного применения этого социального инструмента в деятельности бизнес-структур убедительно свидетельствует о том, что те из них, которые выбрали путь филантропии, добиваются экономически измеримых результатов в формировании стратегического репутационного капитала.

При этом, несомненно, что социальные инвестиции какими бы значительными они не были не смогут отвлечь внимания потребителей от качества товара и его цены. Однако для производителя, работающего в условиях жесточайшего рыночного соперничества, как уже было сказано выше, участие в решении наиболее острых социальных проблем через благотворительную деятельность способствует росту его узнаваемости, привлекательности и, следовательно, конкурентоспособности.

Итак, оценивая состояние благотворительной практики в современной России, можно предположить, что она постепенно становится значимой частью стратегии корпоративного развития. Активная институциализация этого процесса, на наш взгляд, началась с 2006 года, который был объявлен годом благотворительности.

Представление о том, как ежегодно возрастают масштабы и темпы развития социальных программ вопреки всем трудностям и проблемам переходной экономики, дает анализ материалов конференций «Благотворительность в России», которые уже тринадцатый год подряд проводятся по инициативе газеты «Известия». Сегодня Россия входит в первую десятку стран мира по соотношению средств, потраченных на благотворительные проекты, к размерам ВВП. Пожертвования на благотворительность составляют уже порядка 140 млрд рублей в год [5, С. 5].

В материалах Доклада о состоянии гражданского общества в Российской Федерации за 2016 год [3, С. 22] содержатся данные рейтинга «Лидеры корпоративной благотворительности» утверждающие, что в российском бизнесе образовалось ядро из 50 – 55 компаний, из года в год активно занимающихся социальными инвестициями.

Вот, к примеру, каковы общеизвестные экологические и природоохранные инициативы корпораций нефтегазового сектора: группа «Газпром» в 2014 году потратила на мероприятия по сохранению биоразнообразия в регионах деятельности 440 млн рублей; компания «Татнефть» в 2015 году реализовала проект «Зеленый щит Нижнекамска», высадив между городом и строящимся нефтеперерабатывающим комплексом ТАНЕКО молодой лес (более полутора миллионов саженцев); Компания «Башнефть» на охрану земельных ресурсов только в 2015 году потратила 3 млрд рублей [2, С. 17].

Российский банковский сектор также активно занимается благотворительной деятельностью, постоянно увеличивая масштабы благотворительных проектов. По данным СМИ, лидерами по расходам на благотворительность за последние годы являются банки с госучастием – ВТБ, Сбербанк и Газпромбанк, на долю которых приходится примерно 90% всех расходов. В топ-10 по масштабам расходов на благотворительность также входят Альфа-банк, Ханты-Мансийский банк «Открытие», Промсвязьбанк. Так, основные расходы ВТБ на благотворительность были связаны с такими проектами, как Третьяковская галерея, Московский театр «Мастерская П.Фоменко», спортивные команды «КАМАЗ-мастер» и ФК «Динамо-Москва», корпоративной программой «Мир без слез» [3, С. 25].

Как видим, разноплановой и весьма существенной по затратам цивилизованной корпоративной благотворительностью сегодня достаточно активно занимаются крупный и отчасти средний российский бизнес. Это обстоятельство лишь подтверждает тезис о том, что системная социальная ответственность есть показатель динамично развивающейся и экономически устойчивой корпоративной структуры, стремящейся к правовой дисциплине в следовании нормам административного, налогового, трудового и экологического законодательств, поддерживающей взаимовыгодные отношения между работниками и собственниками, инвестирующей в воспроизводство человеческих ресурсов. Общеизвестные российские компании, о которых шла речь выше, во-первых, имеют всем понятную стратегию развития, а, во-вторых, продуманно и деятельно относятся к собственной репутации и имиджу.

Можно также предположить, что для достаточно большого числа российских компаний социальные и благотворительные программы становятся сегодня значимой составляющей их корпоративных стратегий, потому что в гуманитарное корпоративное мышление уже интернировано цивилизованное представление о том, что организация не может уклоняться от ответственности перед обществом, сужая диапазон своей деятельности только до учета интересов своих акционеров и целевых потребителей.

В этой связи активное и ставшее почти традиционным участие в благотворительных акциях, на наш взгляд, свидетельствует о том, что российский бизнес постепенно поднимается на существенно более высокую ступень в организационном развитии, которая в контексте корпоративной социальной политики характеризуется следующими признаками:

– интеграцией цивилизованной социальной стратегии в общую стратегию;

– активным сотрудничеством с властными структурами и институтами гражданского общества при выявлении наиболее проблемных областей социума;

– преимущественной локализацией благотворительной деятельности там, где сосредоточены корпоративные ресурсы и основные группы потребителей;

– стремлением к повышению прозрачности благотворительных проектов через партнерское взаимодействие со всеми легальными общественными структурами;

– публичным позиционированием собственной благотворительной практики не только как функции компенсации социальных рисков экономически слабым и нуждающимся группам населения, но и как инструмента позитивного воздействия на перспективное качественное состояние всего российского общества.

Очевидно, что на этом уровне организационного мышления стратегической целью социально ответственной деятельности российского бизнеса в части реализации благотворительных программ является создание устойчивой положительной деловой репутации. Происходит концентрация усилий по формированию позитивного восприятия компании практически всеми членами гражданского общества через выстраивание долгосрочных партнерских отношений со всеми заинтересованными сторонами в области благотворительности, спонсорства и меценатства.

Резюмируя, можно констатировать следующее:

– российское бизнес-сообщество уже не сомневается в том, что активное и целенаправленное финансовое участие в совершенствовании и процветании общества в целом и местного сообщества в частности создает условия для долгосрочного и успешного развития собственных компаний;

– растущие масштабы социальных предпринимательских инициатив и начало формирования так называемого третьего сектора экономики свидетельствует о том, что российский бизнес постепенно и не без трудностей входит в качественно иное состояние.

Вместе с тем, фактом является и то, что благотворительная активность российского бизнеса сегодня носит скорее импульсивный характер, проявляясь как ответная реакция на просьбу о помощи, исходящую от граждан и организаций, остро нуждающихся в ней. Собственно инициативная благотворительная деятельность бизнеса встречается, к сожалению, значительно реже [3, С. 23].

В заключение считаем необходимым обобщить ряд основных проблем, затрудняющих сегодня практику корпоративной благотворительной деятельности при реализации различных её моделей в нашей стране:

  1. Поскольку корпоративная благотворительная деятельность подпадает под определение социальных инвестиций, которые (согласно западным экономическим концепциям) определяются как вложение средств с целью извлечения прибыли или укрепления влияния [4, С. 34], чаще всего она и рассматривается бизнесом в первую очередь только как одна из возможностей накопления репутационного капитала и повышения уровня собственной конкурентоспособности.
  2. Принцип целесообразности и прагматическая суть предпринимательской деятельности объясняют сложность восприятия практики корпоративной благотворительностью самим бизнесом: с одной стороны, это искреннее стремление оказать финансовую поддержку нуждающимся, а с другой – желание не упускать и собственную выгоду. В этой связи немаловажное значение имеет понимание менеджментом тех преимуществ, которые дает благотворительная деятельность, но, очевидно, что эти преимущества проявятся только в долгосрочной перспективе. В итоге бизнес чаще всего стремится участвовать только в наиболее экономически целесообразных для себя проектах, отчасти игнорируя именно социальную сущность благотворительных целей.
  3. В общественном сознании на бытовом уровне еще сохраняются некоторые негативные представления в отношении благотворительной практики: во-первых, господствует убежденность в том, что состоятельные граждане и организации обязаны добровольно оказывать помощь экономически слабым. Во-вторых, спонтанная корпоративная филантропия воспринимается лишь как способ ухода от более серьезных социальных проблем как общего, так и частного уровня. И то, чем заняты компании в рамках социально ответственной деятельности, оценивается не более чем популизм и самопрезентация.
  4. Процедуры принятия решения о выделении благотворительной помощи особенно в масштабных бизнес-структурах излишне формализованы и оттого существенно затруднены и затянуты во времени, тогда как многие благотворительные действия требуют немедленной реализации.
  5. Несмотря на информационную открытость современного социального пространства, потенциальные российские благотворители все еще слабо ориентируются в насущных потребностях и граждан, и общества.
  6. Практическая реализация благотворительных программ у большей части бизнес-структур нередко бывает осложнена недостаточным кадровым потенциалом, отсутствием профессиональной компетентности менеджмента в части корпоративной социальной ответственности, недопониманием её стратегического значения для организационного развития.

Таким образом, даже краткий анализ современного состояния корпоративной благотворительной деятельности российского бизнеса показывает, что необходимо еще предпринять достаточно усилий для концептуального осмысления современного формата корпоративной благотворительности, в том числе преодолеть ряд предубеждений, затрудняющих понимание её сути и смысла, как со стороны власти, гражданского общества, так и со стороны самих бизнес-структур.

Список литературы / References

  1. Горяйнова Н. М. Корпоративная благотворительность: принципы и основные направления реализации/Н.М. Горяйнова// Управление в современных системах. – 2016. – №3 (10) . – С. 13-16.
  2. Бречалов А. Ключевое слово – эффективность [Электронный ресурс]/ А. Бречалов // Известия URL:http://izvestia.ru /news / (дата обращения: 02.12.2016).
  3. Доклад о состоянии гражданского общества в Российской Федерации за 2016 год. – М., Общественная палата Российской Федерации, 2016. – 258 с.
  4. Иванова Н. В. Социальное инвестирование: обзор зарубежных практик/ Н. В. Иванова // Гражданское общество в России и за рубежом. – Высшая школа экономики, 2013. – № 3. – С.31-36.
  5. Известия. – URL:http://izvestia.ru /news / [Электронный ресурс] (дата обращения: 09.02.2017).
  6. Федеральный закон от 11.08.1995 N 135-ФЗ (ред. от 05.05.2014) О благотворительной деятельности и благотворительных организациях // СПС Консультант Плюс. – электрон. текст.

Список литературы на английском языке/ Referencesin English

  1. Goryaynova N.M. Korporativnaya blagotvoritel’nost’: printsipy i realizatsiya osnovnyye napravleniya / [Corporate charity: principles and realization main directions] N.M. Goryaynova // Upravleniye v sovremennykh sistemakh [Management in modern systems]. – 2016. – No. 3(10). – P. 13-16. [in Russian]
  2. Brechalov A. Klyuchevoyeslovo-effektivnost’ [A keyword – efficiency] [Electronic resource] / A. Brechalov // URL: http://izvestia.ru/news Novosti [News] (accessed: 02.12.2016). [in Russian]
  3. Doklad o sostoyanii grazhdanskogo obshchestva v Rossiyskoy Federatsii na 2016 god [The report on a condition of civil society in the Russian Federation for 2016]. – M,Obshchestvennaya palata Rossiyskoy Federatsii, 2016. – 258 P. [in Russian]
  4. Ivanova N. V. Sotsial’nyye investitsii: obzor zarubezhnogo spetsialista [Social investment: the review foreign the practician] / N. V. Ivanova // Grazhdanskoyeobshchestvo v Rossii i za rubezhom [Civil society in Russia and abroad]. – Vysshaya shkola ekonomiki [Higher School of Economics], 2013. – No. 3. – P. 31-36. [in Russian]
  5. Izvestia. – URL:http://izvestia.ru/news novosti [news] [Electronic resource] (accessed: 09.02.2017). [in Russian]
  6. Federal’nyy zakon ot 11.08.1995 N 135-FZ [The federal law of 11.08.1995 N 135-FZ] Izdaniye ot 05.05.2014 g. [an edition of 05.05.2014] O blagotvoritel’nosti i blagotvoritel’nykh organizatsiyakh [About charity and the charitable organizations] // Soyuz pravykh sil Konsul’tant Plyus [Union of Right Forces the Consultant Plus] [Electronic resource] [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.