Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Скачать PDF ( ) Страницы: 152-158 Выпуск: № 3 (105) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Скрипчинская Е. А. КИСЛОВОДСКАЯ КОТЛОВИНА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПОТЕНЦИАЛ / Е. А. Скрипчинская, Д. С. Водопьянова, М. В. Нефедова и др. // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 3 (105) Часть 1. — С. 152—158. — URL: https://research-journal.org/earth/kislovodskaya-kotlovina-sovremennoe-sostoyanie-i-potencial/ (дата обращения: 21.10.2021. ).
Скрипчинская Е. А. КИСЛОВОДСКАЯ КОТЛОВИНА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПОТЕНЦИАЛ / Е. А. Скрипчинская, Д. С. Водопьянова, М. В. Нефедова и др. // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 3 (105) Часть 1. — С. 152—158.

Импортировать


КИСЛОВОДСКАЯ КОТЛОВИНА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПОТЕНЦИАЛ

КИСЛОВОДСКАЯ КОТЛОВИНА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПОТЕНЦИАЛ

Научная статья

Скрипчинская Е.А.1, *, Водопьянова Д.С.2, Нефедова М.В.3, Юрин Д.В.4

1, 2, 3, 4 Северо-Кавказский федеральный университет, Ставрополь, Россия

* Корреспондирующий автор (GerdtEA[at]yandex.ru)

Аннотация

В статье рассматриваются вопросы современного состояния и антропогенизации ландшафтов, на примере ландшафта Кисловодской котловины. Проанализирована взаимосвязь природного потенциала территории, обусловленная спецификой морфологических единиц ландшафта, со структурой землепользования и со сформировавшимся видом функционального зонирования. Чем выше природно-ресурсный потенциал и интенсивнее используется территория, тем выше показатель антропогенной преобразованности. Учитывая сельскохозяйственную освоенность и огромный рекреационный потенциал территории, а также темпы его экономического развития, необходимо взвешенно и осмотрительно предпринимать меры для дальнейшего освоения региона. Полученные результаты позволят скорректировать подходы к планированию систем землепользования.

Ключевые слова: антропогенная преобразованность, структура землепользования, функциональное зонирование, морфологическая структура ландшафта.

THE KISLOVODSK BASIN: CURRENT STATE AND POTENTIAL

Research article

Skripchinskaya E.A.1, *, Vodopyanova D.S.2, Nefedova M.V.3, Yurin D.V.4

1, 2, 3, 4 North-Caucasus Federal University, Stavropol, Russia

* Corresponding author (GerdtEA[at]yandex.ru)

Abstract

Based on the landscape of the Kislovodsk basin, the current article deals with the issues of the current state of landscapes and their anthropogenization. The study conducts an analysis of the relationship of the natural potential of the area (due to specific land elements) with land use structure and established functional zoning. The higher the natural resource potential and the more intensively the territory is used, the higher the indicator of anthropogenic transformation. Taking into account the agricultural development and the huge recreational potential of the territory, as well as the pace of its economic development, it is necessary to take careful measures for further development of the region. The results obtained will allow for adjusting the approaches to the planning of land use systems.

Keywords: anthropogenic transformation, land use structure, functional zoning, morphological structure of the landscape.

Введение

На современном этапе природные ландшафты все больше испытывают антропогенное влияние. Антропогенный фактор стал ведущим в формировании и преобразовании современных ландшафтов [3]. Его роль, под влиянием роста населения и совершенствования техники производства, продолжает возрастать. В настоящее время на первый план выступает проблема оптимизации землепользования, обеспечение устойчивости и сохранения каркаса природных комплексов. Для поиска оптимального варианта взаимоотношений между человеком и природой необходимо в первую очередь хорошее знание специфики местных природных ландшафтов и их морфологических единиц [6].

Ряд проведенных исследований [1, С. 103-117], [2, С. 138-142], [4, С. 66-72] в пределах ландшафтов Ставропольского края, позволил выявить обусловленность природно-ресурсного потенциала и антропогенной преобразованности в зависимости от морфологической структуры ландшафта. Чем выше природно-ресурсный потенциал и интенсивнее используется территория, тем выше показатель антропогенной преобразованности.

Детальное изучение данной взаимосвязи может стать основой для экологически ориентированного планирования землепользования, что позволит грамотно определить режимы использования территории и наметить перспективы дальнейшего хозяйственного развития.

Основные результаты

Кисловодская котловина расположена в центральной части северного склона Главного Кавказского хребта, с севера ее ограничивает Боргустанский хребет, с востока – Джинальский хребет, представляющие собой отроги Пастбищного хребта Большого Кавказа. С юга и юго-востока территория котловины ограничена куэстами Скалистого хребта – Кабардинским хребтом и Бермамытским плато [5]. Максимальная длина котловины – 42 км, максимальная ширина – 35 км. Административно, большая часть Кисловодской котловины находится на территории Предгорного района Ставропольского края, в пределах Кубано-Малкинского природно-культурного ландшафта.

Территория Кисловодской котловины относится к типу густонаселенных земель с высокой степенью освоенности. Ландшафт испытывает многовариантное природопользование, обусловленное сложной морфологической структурой и действием антропогенных нагрузок со стороны сельского хозяйства, промышленности, коммуникационных структур, селитебных, рекреационных зон [8].

26-03-2021 13-49-45

Рис. 1 – Типы местностей ландшафтов Кисловодской котловины

 

Морфологические единицы ландшафта (местности, урочища) подвергаются различной степени воздействия исходя из их природного потенциала, а также приуроченности к территориальной единице в структуре землепользования.

В морфологической структуре ландшафта Кисловодской котловины выделяются местности (см. рисунок 1):

  • средневысотные моноклинальные куэсты северных экспозиций Джинальского и Кабардинского хребтов, сложенными породами мела и верхней юры (песчаники, известняки), с остепнёнными и субальпийскими лугами на горных чернозёмах, дубовыми и берёзовыми лесами на серых лесных почвах;
  • крутые местами обрывистые южные склоны куэст, сложенные породами мела и верхней юры, делювиально-коллювиальными отложениями, с остепненными лугами на предгорных чернозёмах и ксерофитными кустарниками на смытых горных чернозёмах;
  • эрозионно-тектоническая межкуэстовая депрессия Кисловодской котловины и долины Подкумка, сложенная нижнемеловыми отложениями (сланцы, глины, песчаники), аллювием м делювиально-пролювиальными отложениями, с разнотравно-злаковыми степями агрофитоценозами на черноземах и аллювиальных почвах;
  • меридиональные речные долины с крутыми, местами обрывистыми склонами и речными террасами (Аликоновка, Берёзовка и Ольховка и др.), сложенные породами нижнего мела с аллювием, луговыми и остепнёнными лугами, нагорными ксерофитами на аллювиальных почвах;
  • селитебные комплексы (Элькуш, Красный Курган) с коттеджной застройкой, садами и огородами. Плотность населения 40-45 чел. на км2. Кисловодск представляет собой самостоятельной городской рекреационный ландшафт [11].

Современная структура землепользования ландшафтов Кисловодской котловины представлена, в основном: сенокосами, пастбищами, рекреационными землями, искусственными насаждениями, сельскими и городскими селитебными и промышленными зонами (см. рисунок 2). При этом площади лесной и селитебной зон сопоставимы.

26-03-2021 13-50-06

Рис. 2 – Структура землепользования ландшафтов Кисловодской котловины

 

Таблица 1 – Структура землепользования в пределах местностей ландшафта Кисловодской котловины

Ландшафт Пашня,

%

Естественные кормовые угодья, % Многолетние насаждения, % Селитьба, %
Средневысотные моноклинальные куэсты северных экспозиций Джинальского и Кабардинского хребтов 6,5 72 16 5,5
Крутые, обрывистые южные склоны куэст 19 38,5 26,5 16
Межкуэстовая депрессия Кисловодской котловины и долины реки Подкумок 19 27 13 41
Меридиональные речные долины с речными террасами Аликоновки, Березовки и Ольховки 11 12 37,5 39,5

Примечание: составлено по данным исследования космоснимков GoogleEarth

 

Совокупной преобладающей категорией в структуре землепользования по всем морфологическим единицам в пределах ландшафта котловины являются – естественные кормовые угодья (˃37%), на втором месте – селитьба и многолетние насаждения (25 и 23%, соответственно), наименьший процент участия – пашня (13%). Наряду с этим распределение процента участия той или иной категории землепользования сильно зависит от природной составляющей конкретной местности (см. таблицу 1).

Исходя из сложившейся структуры землепользования в пределах Кисловодской котловины сформировался определенный вид функционального зонирования (см. таблицу 2), отмечается их взаимообусловленность. Выделение функциональных зон определенного назначения способствует повышению эффективности землепользования.

 

Таблица 2 – Функциональные зоны Кисловодской котловины

Функциональные зоны Площадь зоны, км2
Селитебная (жилая) 33.2193
Общественно-деловая 1.3274
Производственно-коммунальная 3.0108
Специального назначения 0.2507
Сельскохозяйственного назначения 35.662
Рекреационная 85.91678
Зона естественных экосистем 194.683

 

Селитебная зона, в том числе многоквартирные и индивидуальные жилые дома, приурочена к местности – эрозионно-тектонической межкуэстовой депрессии, в частности к урочищу – днищу Кисловодской котловины, сложенной отложениями нижнего мела с многоэтажной застройкой. Частично незначительные фрагменты расположены в местности – средневысотной моноклинальной структурно-денудационной куэсты (Бургустан и Джинальский), сложенной породами верхнего мела (известняки, песчаники, мергели) и делювием. Данная зона представлена городом Кисловодском, поселками Аликоновка, Нежинский, Нарзанный, Индустрия и Белореченский и занимает около 55% от общей площади котловины. А именно зоны производственно-коммунальных строений, поселкового типа, одноэтажной застройки (частными домовладениями) и многоэтажными жилыми домами. В отдельную подзону можно вынести курортно-бальнеологический комплекс, включающий санатории, дома отдыха, пансионаты, лечебницы и т.д. Данный комплекс занимает преимущественно центральную и восточную части города на отрогах Джинальского хребта и является, несомненно, градообразующим звеном города-курорта.

Общественно-деловая зона, в том числе административно-деловые, торгово-бытовые, культурно-просветительные, спортивно-рекреационные, лечебно-оздоровительные, учебно-образовательные, расположена в местности меридиональных речных долин с крутыми, местами обрывистыми склонами и речными террасами (Аликоновка, Берёзовка и Ольховка и др.) и в местности межкуэстовой депрессии Кисловодской котловины. Зона представлена в городе Кисловодске и п. Аликоновка, включает в себя две подзоны:

– размещения объектов социального и специального назначения;

– смешанная общественно-деловая и историко-групповая зона.

В совокупности они занимают 0,37% от общей площади территории котловины.

Производственно-коммунальная зона, в том числе промышленные строения, коммунально-складские, жилищно-коммунальные и специального назначения. Зона представлена рассредоточенными участками (в пределах урочищ) с незначительной площадью, месторасположение которых обусловлено социально-экономическими факторами. Преимущественно вынесена на северную окраину города Кисловодска, имеет площадь 20 га и расположена на протяжении 1,5 км вдоль Боргустанского хребта и среднего течения р. Подкумок. Составляет всего лишь 0,85% от общей площади Кисловодской котловины.

Зона специального назначения – городские кладбища, крематорий, свалки бытовых отходов. Зона находится в местности средневысотных моноклинальных куэст северных экспозиций Джинальского и Кабардинского хребтов, занимает незначительные площади (0,07% от общей площади котловины).

Зона сельскохозяйственного назначения включает пашни, сады, виноградники, огороды, сенокосы, пастбища, а также земли, занятые сельскохозяйственными зданиями, строениями, сооружениями. К функциональной зоне относятся три локальных очага, расположенных в северо-западной части котловины, за пределами населенных пунктов, в пределах местностей: средневысотных моноклинальных куэст северных экспозиций Джинальского и Кабардинского хребтов и крутых, обрывистых южных склонов куэст. Она представлена крупным тепличным предприятием в п. Нежинский, в п. Аликоновка и в п. Мирный, крупным пастбищными угодьями и сенокосами. Занимает 10,07% от площади котловины.

Рекреационная зона, в том числе парки, сады, городские леса, лесопарки, пляжи и иные объекты, расположена в местности средневысотных моноклинальных структурно-денудационные куэст (Бургустан и Джинальский хребет), сложенные породами верхнего мела и делювием. Зона проходит по вершине хр. Джинал и частично захватывает участок Пастбищного хребта. Площадь зона составляет 24,27% от общей площади территории Кисловодской котловины.

В отдельную зону входит территория Кисловодского национального парка, расположенного на отрогах Джинальского хребта и центральной части Кисловодской котловины.

Зона естественных экосистем, в том числе природоохранные, природно-рекреационные и естественные, не подверженные антропогенному изменению, является самой обширной по площади функциональной зоной в пределах Кисловодской котловины. Включает в себя три подзоны:

– зона лесов;

– зона скверов;

– зона естественных лугов.

Зона лесов, представленная в основном склонозащитными лесными насаждениями, в пределах эрозионно-тектонической межкуэстовой депрессии и расположена, преимущественна в юго-западной части города Кисловодска, а также на отрогах Пастбищного хребта и на севере и северо-востоке на склонах Боргустанского и Джинальского хребтов. Склонозащитные насаждения создавались двумя способами – массивами на пологих склонах и водоразделах и террасами – на крутых. Породный состав в основном представлен березой и сосной, имеются заросли терновника и облепихи.

Зона скверов небольшая – представлена только в черте города-курорта.

Зона лугов располагается преимущественно на вершинах и склонах хребтов Боргустанский, Джинальский и Пастбищный. Она является антропогенно нетронутой, хозяйственное освоение ее осложнено сильно пересеченным рельефом и удаленностью от населенных пунктов, составляет основу естественных экосистем и занимает 55% от общей площади котловины.

Морфологические единицы ландшафта обладают определенным природно-ресурсным потенциалом. Проведенная оценка природно-ресурсного потенциала ландшафтных местностей Кисловодской котловины на основе ряда показателей (оценка крутизны и протяженности, густота расчленения рельефа, оценка почвенных ресурсов и агроклиматического потенциала, группировка локальных ПТК по категориям), выявляет различия в показателях в пределах изучаемой территории.

Самый низкий балл при оценки природно-ресурсного потенциала принадлежит местности – меридиональные речные долины с речными террасами Аликоновки, Березовки и Ольховки (средний балл 1.8). В пределах этой местности расположена селитебная функциональная зона.

Далее – крутые, обрывистые южные склоны куэст (2 балла).

Максимальный показатель в местностях – Средневысотные моноклинальные куэсты северных экспозиций Джинальского и Кабардинского хребтов, а также Межкуэстовая депрессия Кисловодской котловины и долины реки Подкумок (по 2,7 балла), где расположены такие функциональные зоны как – зона естественных экосистем, рекреационная и сельскохозяйственного назначения.

На различные типы местностей оказывается разная степень антропогенного влияния, прослеживается прямая зависимость и формируется система с внутренними взаимосвязями и взаимообусловленностью: «тип местности – природно-ресурсный потенциал – категория в структуре землепользования – функциональная зона – степень антропогенной преобразованности».

Для определения степени антропогенной преобразованности (Iап) земель проведена балльная оценка по видам угодий: естественные комплексы, сенокосы и пастбища, многолетние насаждения, селитебная зона и сельскохозяйственного назначения, с выведение итогового показателя.

Количественным выражением антропогенной преобразованности являются коэффициенты абсолютной и относительной напряженности эколого-хозяйственного состояния территории [4], [7, С. 115-119.].

Максимальный индекс антропогенной преобразованности различных видов угодий и землепользования Кисловодской котловины относится к местности – межкуэстовая депрессия Кисловодской котловины и долины реки Подкумок, что обусловлено расположение на данной территории селитебной (жилой, общественно-деловой и производственно-коммунальной функциональных зон (Iап==339).

Средний показатель по индексу антропогенной преобразованности характерен для местностей – Меридиональные речные долины с речными террасами Аликоновки, Березовки и Ольховки; Крутые, обрывистые южные склоны куэст (321 и 318, соответственно).

Минимальное значение индекса Iап свойственно для средневысотных моноклинальных куэст северных экспозиций Джинальского и Кабардинского хребтов (Iап==222), ввиду нахождения на данной территории рекреационной функциональной зоны и зоны естественных экосистем.

Кроме того, были рассчитаны коэффициенты антропогенного нарушения и необратимых антропогенных процессов в ландшафтных местностях Кисловодской котловины [7, С. 115-119.].

Коэффициент антропогенного нарушения в ландшафтных местностях Кисловодской котловины в порядке убывания значения показателя: Межкуэстовая депрессия Кисловодской котловины и долины реки Подкумок (0,7), Меридиональные речные долины с речными террасами Аликоновки, Березовки и Ольховки (0,6), Крутые, обрывистые южные склоны куэст (0,4) и Средневысотные моноклинальные куэсты северных экспозиций Джинальского и Кабардинского хребтов (0,25).

Коэффициент необратимых антропогенных процессов в ландшафтных местностях Кисловодской котловины имеет такую же тенденцию в распределении показателей.

Коэффициент необратимых антропогенных процессов высок в межкуэстовой депрессии Кисловодской котловины и долины реки Подкумок и в речных долинах Аликоновки, Березовки и Ольховки (по 0,8), так как здесь высока доля селитебной зоны т.е. городской среды. В местности средневысотных моноклинальных куэст северных экспозиций Джинальского и Кабардинского хребтов и на крутых, обрывистых южных склонах куэст (0,2), напротив, селитебная зона значительно уступает естественным комплексам, в этих местностях большую часть территории занимают леса и естественные комплексы, а также сенокосы и пастбища. Из видов сельскохозяйственных воздействий наименьшим преобразующим эффектом обладает пастбищное скотоводство. Опасность представляют лишь значительные превышения пастбищной нагрузки в периоды сухих климатических циклов. Растительность деградированных пастбищ быстро восстанавливается при сокращении поголовья скота, особенно если оно совпадает с прохладно-влажной фазой климата. Развитие процессов пастбищной дигрессии, сопровождающаяся плоскостным смывом и развитием линейной эрозии, имеет эпизодический, локальный характер приуроченный к сельским населенным пунктам. Для местности крутых, обрывистых южных склонов куэст характерен средний показатель – 0,5.

В итоге все ландшафтные местности Кисловодской котловины можно разделить на две группы:

Первая группа с устойчивой природной лесной средой истории человека и среднеустойчивой природной средой степных пастбищ и сенокосов. К ней относятся:

1) Средневысотные моноклинальные куэсты северных экспозиций Джинальского и Кабардинского хребтов.

2) Крутые, обрывистые южные склоны куэст.

Антропогенное воздействие здесь в два раза ниже, чем во второй группе.

Вторая группа со слабоустойчивой селитебной квазиприродной средой сельских поселений и среднеустойчивой средой рекреационно-урбанизированных природно-антропогенных комплексов (городов):

  • Межкуэстовая депрессия Кисловодской котловины и долины реки Подкумок.
  • Меридиональные речные долины с речными террасами Аликоновки, Березовки и Ольховки.

Эта группа местностей значительно преобразована деятельностью людей и испытывает избыточную антропогенную нагрузку.

Заключение

На территории Кисловодской котловины в последние время наблюдается тенденция в изменении структуры землепользования, в большей степени, это касается уменьшения площадей пастбищ, сенокосов и лесов, а также увеличение площади пашни и населенных пунктов. Такие изменения структуры землепользования произошли за счет перераспределение форм землепользования и говорят об усилении влияния хозяйственной деятельности человека (распашка земель, строительство населенных пунктов) на природные компоненты, и усилении антропогенной преобразованности ландшафта.

В целом исследуемый регион обладает высоким природно-ресурсным потенциалом, который обеспечил в отдельных местностях (межкуэстовая депрессия Кисловодской котловины и долины реки Подкумок, меридиональные речные долины с речными террасами Аликоновки, Березовки и Ольховки) высокую степень их антропогенной преобразованности, что впоследствии, при непродуманной политике землепользования, может привести к разрушению природно-территориальных комплексов. На территории котловины имеются ландшафты с низкой антропогенной преобразованностью, которые приурочены средневысотным хребтам и обрывистым склонам. Подобное географическое положение обеспечили данной группе ландшафтов высокую степень сохранности.

Исследование подтверждает взаимообусловленность единиц системы: «тип местности – природно-ресурсный потенциал – категория в структуре землепользования – функциональная зона – степень антропогенной преобразованности».

Учитывая селькохозяйственную освоенность и огромный рекреационный потенциал территории, а также темпы его экономического развития необходимо взвешенно и осмотрительно предпринимать меры для дальнейшего его освоения. Так же необходимо проводить мониторинг нагрузки на ландшафты и экологической ситуации в регионе в целом, с целью сохранения уникального природно-территориального комплекса региона.

Благодарности

Авторы статьи выражают глубокую признательность д.г.н., проф. Шальневу Виктору Александровичу и к.г.н., доц. Диденко Павлу Анатольевичу.

Acknowledgement

The authors of the article express their deep gratitude to the Professor, PhD in Geography, Shalnev Viktor Aleksandrovich, and the Associate Professor, PhD in Geography, Didenko Pavel Anatolyevich.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Диденко П.А. Антропогенная преобразованность и природный потенциал ландшафтов Апанасенковского района / П.А. Диденко, Д.С. Водопьянова, Е.А. Скрипчинская и др. // Наука. Инновации. Технологии. Научный журнал Северо-Кавказского федерального университета – Ставрополь, №1, 2018.
  2. Диденко П.А. Анализ экологической стабильности ландшафтов Ставропольского края / П.А. Диденко, Д.С. Водопьянова, Е.А. Скрипчинская // Устойчивое развитие горных территорий Кавказа / Научные редакторы: И.А. Керимов, В.А. Снытко, В.А. Широкова. М.: ИИЕТ РАН, 2018. – с. 138-142.
  3. Исаченко А. Г. Ландшафтная структура Земли, расселение, природопользование / А. Г. Исаченко. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2008. – 320 с.
  4. Кочуров Б.И. Экодиагностика и сбалансированное развитие / Б.И. Кочуров. М.–Смоленск: Маджента, 2003. – 384 с.
  5. Милановский Е.Е. Новейшая тектоника Кавказа / Е.Е. Милановский. М.: Недра, 1968. – 483 с.
  6. Мильков Ф. Н. Антропогенное ландшафтоведение, предмет изучения и современное состояние / Ф. Н. Мильков. – М.: Мысль, 1977. – сб. 106. – с. 11-27.
  7. Носов С. И. Оценка антропогенного изменения территории / С. И. Носов, Б. И. Кочуров // География и природные ресурсы. – 1985. – № 1. – С. 115-119.
  8. Носонов А. М. Территориальные системы сельского хозяйства: Экономико- геогр. аспекты исслед / А. М. . Носонов – М.: Янус-К, 2001. – 324 с.
  9. Скрипчинская Е.А. Динамика антропогенного воздействия на Кубано-Малкинский ландшафт Ставропольского края / Е.А. Скрипчинская, Д.С. Водопьянова, М.В. Нефедова //Тенденции развития науки и образования, 2020. №66, Часть 1. – Самара: изд. НИЦ «ЛЖурнал». – 192 с.
  10. Скрипчинская Е.А. Антропогенная преобразованность ландшафтов Красногвардейского района Ставропольского края / Е.А. Скрипчинская, Д.С. Водопьянова, М.В. Нефедова // Материалы II всероссийской научно-практической конференции «Современные научно-технические и социально-гуманитарные исследования: актуальные вопросы, достижения и инновации». – Владикавказ, Изд-во: СКГМИ, 2020 – 256 с.
  11. Шальнев В.А. Современные ландшафты Ставропольского края: учебное пособие / В.А. Шальнев, Д.С. Водопьянова. – Ставрополь: Изд-во СКФУ, 2014. – 186 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Didenko P.A. Antropogennaja preobrazovannost’ i prirodnyj potencial landshaftov Apanasenkovskogo rajona [Anthropogenic transformation and natural potential of the Apanasenkovsky district landscapes] / P.A. Didenko, D.S. Vodop’janova, E.A. Skripchinskaja et al. // Nauka. Innovacii. Tehnologii. Nauchnyj zhurnal Severo-Kavkazskogo federal’nogo universiteta [The science. Innovation. Technologies. Scientific journal of the North Caucasus Federal University] – Stavropol, No. 1, 2018. [in Russian]
  2. Didenko P.A. Analiz jekologicheskoj stabil’nosti landshaftov Stavropol’skogo [Analysis of the ecological stability of the landscapes of the Stavropol Territory] / P.A. Didenko, D.S. Vodop’janova, E.A. Skripchinskaja // Ustojchivoe razvitie gornyh territorij Kavkaza [Sustainable development of the mountainous territories of the Caucasus kraja] / Scientific editors: I.A. Kerimov, V.A. Snytko, V.A. Shirokova. Moscow: Institute of History and Technology of the Russian Academy of Sciences, 2018. – p. 138-142. [in Russian]
  3. Isachenko A. G. Landshaftnaja struktura Zemli, rasselenie, prirodopol’zovanie [Landscape structure of the Earth, resettlement, nature management] / A. G. Isachenko. – SPb.: Publishing house of St. Petersburg. University, 2008. – 320 p.
  4. Kochurov B.I. Jekodiagnostika i sbalansirovannoe razvitie [Eco-diagnostics and balanced development] / B.I. Kochurov. Moscow – Smolensk: Magenta, 2003. – 384 p. [in Russian]
  5. Milanovsky E.E. Novejshaja tektonika Kavkaza [The latest tectonics of the Caucasus] / E.E. Milanovskij. Moscow: Nedra, 1968. – 483 p. [in Russian]
  6. Milkov F.N. Antropogennoe landshaftovedenie, predmet izuchenija i sovremennoe sostojanie [Anthropogenic landscape science, subject of study and current state] / F. N. Mil’kov. – M.: Thought, 1977. – Sat. 106. – p. 11-27. [in Russian]
  7. Nosov S.I. Ocenka antropogennogo izmenenija territorii [Assessment of anthropogenic changes in the territory] / S. I. Nosov, B. I. Kochurov // Geografija i prirodnye resursy [Geography and natural resources]. – 1985. – No. 1. – P. 115-119. [in Russian]
  8. Nosonov AM Territorial’nye sistemy sel’skogo hozjajstva: Jekonomiko- geogr. aspekty issled [Territorial systems of agriculture: Economic geogr. aspects of issled] / A. M. . Nosonov. – M.: Janus-K, 2001. – 324 p. [in Russian]
  9. Skripchinskaya E.A. Dinamika antropogennogo vozdejstvija na Kubano-Malkinskij landshaft Stavropol’skogo kraja [Dynamics of anthropogenic impact on the Kuban-Malkinsky landscape of the Stavropol Territory] / E.A. Skripchinskaja, D.S. Vodop’janova, M.V. Nefedova //Tendencii razvitija nauki i obrazovanija. [Trends in the development of science and education], 2020. No. 66, Part 1. – Samara: ed. SIC “LZhurnal”. – 192 p. [in Russian]
  10. Skripchinskaya E.A. Antropogennaja preobrazovannost’ landshaftov Krasnogvardejskogo rajona Stavropol’skogo kraja [Anthropogenic transformation of landscapes in Krasnogvardeisky district, Stavropol Territory] / E.A. Skripchinskaja, D.S. Vodop’janova, M.V. Nefedova // Materialy II vserossijskoj nauchno-prakticheskoj konferencii «Sovremennye nauchno-tehnicheskie i social’no-gumanitarnye issledovanija: aktual’nye voprosy, dostizhenija i innovacii». [Materials of the II All-Russian Scientific and Practical Conference “Modern scientific, technical, social and humanitarian research: topical issues, achievements and innovations.”] – Vladikavkaz, Publishing house: SKGMI, 2020 – 256 p. [in Russian]
  11. Shalnev V.A. Sovremennye landshafty Stavropol’skogo kraja [Modern landscapes of the Stavropol Territory]: a tutorial/ V.A. Shal’nev, D.S. Vodop’janova. – Stavropol: NCFU Publishing House, 2014. – 186 p. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.