Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.57.036

Скачать PDF ( ) Страницы: 97-99 Выпуск: № 03 (57) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Сурова Е. Э. ВЛИЯНИЕ ИНТЕРНЕТ СРЕДЫ НА РЕПРЕЗЕНТАЦИОННЫЕ И ИДЕНТИФИКАЦИОННЫЕ СТРАТЕГИИ / Е. Э. Сурова, М. А. Васильева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 03 (57) Часть 1. — С. 97—99. — URL: https://research-journal.org/culture/vliyanie-internet-sredy-na-reprezentacionnye-i-identifikacionnye-strategii/ (дата обращения: 27.07.2017. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.57.036
Сурова Е. Э. ВЛИЯНИЕ ИНТЕРНЕТ СРЕДЫ НА РЕПРЕЗЕНТАЦИОННЫЕ И ИДЕНТИФИКАЦИОННЫЕ СТРАТЕГИИ / Е. Э. Сурова, М. А. Васильева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 03 (57) Часть 1. — С. 97—99. doi: 10.23670/IRJ.2017.57.036

Импортировать


ВЛИЯНИЕ ИНТЕРНЕТ СРЕДЫ НА РЕПРЕЗЕНТАЦИОННЫЕ И ИДЕНТИФИКАЦИОННЫЕ СТРАТЕГИИ

Сурова Е.Э.1, Васильева М.А.2

1ORCID: 0000-0002-4652-1130, Доцент, Доктор философских наук, Институт философии, Санкт-Петербургский государственный университет

2ORCID: 0000-0002-8874-4623, Аспирант, Институт философии, Санкт-Петербургский государственный университет

ВЛИЯНИЕ ИНТЕРНЕТ СРЕДЫ НА РЕПРЕЗЕНТАЦИОННЫЕ И ИДЕНТИФИКАЦИОННЫЕ СТРАТЕГИИ

Аннотация

Авторы рассматривают современный язык общения в Интернете. Его специфика вместе с актуальными особенностями групповой и межличностной коммуникации в значительной мере выражает своеобразие социального взаимодействия в информационной культуре. В статье анализируется влияние новых инструментов репрезентации на принципы и стратегии идентификации современного человека. Авторы представляют процессы репрезентации неотделимыми от процессов конструирования идентичности и рассматривают их вместе через призму актуальных явлений коммуникативной среды.

Ключевые слова: репрезентация, идентификация, Интернет, коммуникация, кластер.

Surova E.E.1, Vasilyeva M.A.2

1ORCID: 0000-0002-4652-1130, PhD in Philosophy, Insitute of Philosophy, St.Petersburg State University

2ORCID: 0000-0002-8874-4623, Postgraduate student, Insitute of Philosophy, St.Petersburg State University

IMPACT OF THE INTERNET ON REPRESENTATION AND IDENTIFICATION STRATEGIES

Abstract

Authors analyze a modern language of communication in the Internet. Its features illustrate actual tendencies of changing in social interactions system and transformation of communication between groups (clusters) and individuals in the information culture. The article discusses an impact of new instruments of representation on strategies and principles of identification in modern situation.  Authors present representation and Self-construction as inseparable processes and scrutinize them through a prism of actual phenomena of communication sphere.

Keywords: representation, identification, Internet, communication, cluster.

Современная коммуникативная среда создает небывалые возможности для репрезентации границ Собственного в публичном пространстве с помощью новых языковых и визуальных средств. Скорость информационного потока позволяет индивиду репрезентировать изменения самости быстрее, чем он может их осознать. Поэтому репрезентация идентичности в пространстве коммуникации становится отображением ускользающего от субъекта «Я». Осуществляется она за счет использования средств как технического порядка, так и средств «выразительности». Формирующийся язык коммуникации как «инструмент» репрезентации оказывается доступен каждому пользователю социальных сервисов. Этот язык выходит за рамки вербальных средств, обращаясь к дополнительным визуальным компонентам, что позволяет говорить о «посталфавитной» коммуникации.

«Посталфавитная» репрезентационная система в первую очередь может рассматриваться как этап в создании глобального языка коммуникации. Интернет-мемы становятся популярными по всему миру (их исследования основываются на идеях Р. Докинза [2], Ф. Хайлигена [10], С. Блекмор [9], Д. Рашкова [6] и др). Эмодзи (идеограммы, применяемые пользователями электронных устройств при частной переписке в смс и различных почтовых приложениях, при размещении общедоступных текстах в блогах и социальных сервисах) и эмотиконы (пиктограммы, изображающие эмоцию и составленные из знаков препинания, в отличии от эмодзи, появились у пользователей спонтанно) являются сегодня интернациональным средством добавления экспрессивности в текст. Помимо этого, культурная глобализация способствует узнаваемости и распространенности «статусных предметов», объектов, используемых в селфи. Данные визуальные образы получают специфические коннотации на уровне функционирования локальных языков, однако в целом они имеют значение, в идеале понятное любой группе вне зависимости от территориального местоположения участников, их численности, национальной или социокультурной принадлежности.

Интернет сам по себе является одним из важнейших каналов культурной глобализации, которые были подробно рассмотрены авторами книги «Многоликая глобализация: Культурное разнообразие в современном мире». [1] Современный язык повседневного общения только усиливает его влияние. При этом, глобальность никоим образом не приравнивается к унификации, поскольку речь идет о появлении коммуникативных групп, кластеров, которые между собой могут значительно отличаться даже в плане использования и интерпретации одних и тех же образов. Тем не менее, речь в данном случае идет об обращении к глобальной «копилке» образов, составляющих «питательную среду» для повседневных представлений.

С появлением новых технологических возможностей изменяются стратегии взаимодействия людей, создавая приватно-публичные зоны, формирующие Мы-идентичность и кластерные сообщества. Подробно это явление рассмотрел Г. Рейнгольд. [7] Он же ввел понятие кластеров –сообществ, появившихся в новых условиях, в «духе информационализма» (М. Кастельс [3]), характеризующихся произвольным установлением границ, определяемых ситуативно. Их появление можно считать качественным изменением социального мироустройства. Не смотря на то, что такие общественные образования инновационны, исследователи, подразумевая большее значение для их построения «горизонтальных взаимодействий», прибегают к метафорам «Нового Средневековья». Но их принципиальным отличием является неустойчивость «принадлежности», т.е. членства в таких группах. Кроме того, индивид сегодня включен в неограниченное число подобных сообществ как в оффлайн, так и в онлайн режиме. Кластерная организация социокультурного пространства подразумевает тотальность «социальных сетей», которые обладают существенной властью по отношению к режиму персональной повседневной жизни и выбору стратегий идентификации.

Непрерывное порождение новых Мы-идентичностей определяет не просто многообразие, но многомерность структуры современного общества. Вариативность связей между различными узлами и группами, их спонтанность и непредсказуемость, вызванная зачастую иррациональными, эмоциональными порывами, создают жизнеспособную систему, неизмеримую в категориях социальной иерархии. Отношения между кластерами формируют новый образ социального.

Кластеры в том виде, в котором они представлены в Интернете, декларируют стратегии репрезентации общества в целом. Интернет-коммуникация дала каждому индивиду возможность создавать представление о социуме, современном ему, позволила самостоятельно посмотреть на то, чем живут различные Другие в их непосредственной повседневной явленности. Это повлекло за собой, с одной стороны, большую осведомленность об инаковости, с другой – создало необходимость подчеркнуть отличие Собственно от Другого даже там, где оно минимально. Более того, потребовало выстроить некую «иерархию инаковости».

Постоянный контакт с множественными Другими меняет индивидуальное восприятие общества как системы и создает новое представление о социальном как мозаичном и многоголосом. Впервые вопрос о мозаичном восприятии электронного текста «через интервалы» в противоположность линейности прочтения книги, поставил М. Маклюен. [4] Причем, он показал, что меняется и стратегия чтения книг («по диагонали»), поскольку речь уже идет о получении информации, а не связанного повествования. О влиянии СМИ на формирование мозаичного восприятия писал и А. Моль, поскольку отмечал возрастающий поток информации, а также каналов ее передачи. [5] Данный автор продемонстрировал, что средства массовой информации начинают выполнять такие общественные функции как образование и воспитание, но снижают порядок дифференцированности знания, различения значимости информации, произвольно определяя ценности.

Кластерная организация социума органично воспринимается в такой мозаичной тактике информационного отбора. Для отдельного индивида формирование кластеров со своими проектами, темами, символическими кодами и наборами смыслов также означает качественное изменение восприятия Собственного. Возможность сочетания различных групп, вовлеченность в проекты хотя бы на виртуальном уровне, приобщение к новому опыту посредством медиа технологий привели к значительному расширению границ Собственного в коммуникативном пространстве. При этом, такое расширение требует постоянного фиксирования, отображения с помощью современной системы репрезентации, которая представляет собой бесконечно пополняющийся набор маркеров. Каждый индивид, вовлеченный в сетевую коммуникацию, волен выбирать и сочетать эти маркеры, чтобы отметить изменения границ личного опыта, репрезентировать себя.

Так, с помощью визуальных объектов (мемов, смайлов, эмотиконов и др.) складывается новый способ рассказа о Собственном – то, что можно назвать нарративной идентичностью. Повествование о себе, точнее, наиболее актуальная его версия, в данном случае не рассказывается, а демонстрируется посредством «посталфавитного» языка коммуникации на персональной страничке пользователя в социальной сети. Постоянные отсылки к различным культурным объектам, использование множества технологий, креативный подход к интерпретации смыслов, отсутствие четкой последовательности – получившийся набор знаков сложно даже назвать гипер-текстом, поскольку утрачивается важное для этого понятия свойство связности. При этом происходит уменьшение использования алфавита и традиционного текста для передачи информации. Текст, фиксирующий нарратив, например, повествование о себе, замещается наглядным и эффективным набором изображений, который гибок, требует меньшей ответственности, чем «слово» и, следовательно, не столь существенно оказывает давление на индивида.

Принципиальная свобода в формировании персонального репрезентативного набора символов, их мобильность относительно друг друга обеспечивают невероятно легкую замену элементов, добавление и удаление смыслов. В итоге, на определенном уровне оказывается легче справляться с травмами, создавать выборочную репрезентацию, подгонять существующую реальность под репрезентируемый идеал. В целом, это способствует разрыву между субъектом и его образом в сети. Репрезентация культурной идентичности в виртуальном пространстве отражает скорее не то, кем человек является, но то, кем он хочет быть, каким он хочет предстать перед конституирующим взором Другого.

Нацеленность на ироничное отражение действительности, характерное для современных коммуникативных стратегий, не преуменьшает значимость репрезентации как своеобразного современного варианта рефлексии, а, скорее, делает ее объекты приоритетными и «жизненными». Активное вовлечение в виртуальную коммуникацию требует апелляции к реальной жизни, подтверждения реальности. Без публикации действие или явление теряет значимость в переживании индивида. Как пишет об этом Б. Г. Соколов: «Не последнюю роль в трансформации форм чувственности играет, конечно, та медиальная среда, которая теперь уже «почти» вмонтирована в сам рецептивный аппарат. Ибо любой наш акт экзистирования имеет все больше и больше шансов состояться лишь тогда, когда использует как уже безальтернативного посредника медиальную среду Интернета». [8, 145] Отсюда вытекают различные жанровые особенности инструментов репрезентации, например, селфи: автопортреты из путешествий, спортзала, ресторана, из дома во время болезни и т.д., – которые рассказывают о событии в жизни индивида, превращают его в информацию, делают «наличным» для виртуального пространства. Учитывая значение виртуальной среды сегодня, это оказывается важным моментом.

Все перечисленные моменты позволяют рассматривать репрезентацию идентичности в Интернете как проект пользователя, создающего образ Собственного, а вместе с ним и Собственное как таковое. Персональная идентичность, в силу своих особенностей и направленности на групповое социальное взаимодействие, дает основания для такого подхода, а современная система репрезентации – возможность его реализации.

Язык Интернет-среды, в котором преобладает иконический знак, стремится к высокой скорости считывания смыслов и претендует сегодня на статус глобального средства коммуникации. Элементы этого языка позволяют создавать различные наборы маркеров культурной и социальной идентичности, произвольно связанных между собой по желанию индивида. Такой набор отражает изменчивую позицию субъекта, через него реализуются основные идентификационные практики.

Список литературы / References

  1. Бергер П. Л., Хантингтон С. Многоликая глобализация: культурное разнообразие в современном мире, под ред. БергераП. Л., Хантингтона С., М.: Аспект Пресс, 2004, 397 с.
  2. Докинз Р. Эгоистичный ген, М.: Мир, 1993, 201 с.
  3. Кастельс М. Галактика Интернет. Размышления об Интернете, бизнесе и обществе, Екатеринбург: У-Фактория при участии изд-ва Гуманитарного у-та, 2004, 327 с.
  4. Маклюэн. М. Понимание медиа: внешнее расширение человека, М.: Гиперборея, Кучково поле, 2007, 464 с.
  5. Моль А. Социодинамика культуры, М.: Изд-во ЛКИ, 2008, 416 с.
  6. Рашкофф Д. Медиавирус! Как поп-культура тайно воздействует на ваше сознание, М.: Ультра. Культура, 2003, 368 с.
  7. Рейнгольд Г. Умная толпа: новая социальная революция, М.: Фаир-Пресс, 2006, 416 с.
  8. Соколов Б.Г. Онтология чувственности (Концептуализация Homо Aestheticus. Часть II), СПб.: Изд-во РХГА, 2015, 292 с.
  9. Blackmore S.J. The Meme Machine. – Oxford University Press, Oxford, 1999, 264 p.
  10. Heylighen F. Selfish Memes and the Evolution of Cooperation // Journal of Ideas. Vol. 2., 1992, 202 p.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Berger P. L., Hantington S. Mnogolicaya globalizaciya: kul’turnoe raznoobrazie v sovremennom mire [Many Globalizations: Cultural Diversity in the Contemporary World] edited by Berger P. L., Hantington S., M.: Aspekt Press, 2004, 397 p. [in Russian]
  2. Dokinz R. Jegoistichnyj gen [The Selfish Gene] M.: Mir, 1993, 201 p. [in Russian]
  3. Kastel’s M. Galaktika Internet. Razmyshlenija ob Internete, biznese i obshhestve. [The Internet Galaxy, Reflections on the Internet, Business and Society.] Ekaterinburg U-Faktorija pri uchastii izdatel’stva Gumanitarnogo universiteta, 2004, 327 p. [in Russian]
  4. M. Ponimanie media: vneshnee rasshirenie cheloveka. [Understanding Media: The Extensions of Man] M.: Giperbboreja, Kuchkovo pole, 2007, 464 p. [in Russian]
  5. Mol’ A. Sociodinamika kul’tury. [Sociodynamics of culture] M.: Izdatel’stvo LKI, 2008, 416 p. [in Russian]
  6. Rashkoff D. Mediavirus! Kak popkul’tura vozdejstvuet na soznanie. [Media Virus: Hidden Agendas in Popular Culture] М.: Ultra. Kultura, 2003, 368 p. [in Russian]
  7. Rejngol’d G. Umnaja tolpa: novaja social’naja revoljucija. [The Virtual Community: Homesteading on the Electronic Frontier] M.: Fair-Press, 2006, 416 p. [in Russian]
  8. Sokolov B.G. Ontologija chuvstvennosti (Konceptualizacija Homo Aestheticus. Chast’ II). [Ontology of sensuality (Conceptualization of Homo Aestheticus. Part II)] SPb.: Izdatel’stvo RHGA, 2015, 292 p. [in Russian]
  9. Blackmore S.JThe Meme Machine. – Oxford University Press, Oxford, 1999, 264 p.
  10. Heylighen F. Selfish Memes and the Evolution of Cooperation // Journal of Ideas. Vol. 2. 1992, 202 p.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.