Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Пред-печатная версия
Страницы: 146-154 Выпуск: № 03(3) () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Тертышник Н. В. СОЦИОКУЛЬТУРНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ РАЗВИТИЯ ДЕКОРАТИВНО-ПРИКЛАДНОГО ИСКУССТВА В СОВЕТСКОЙ И ПОСТСОВЕТСКОЙ АДЫГЕЕ / Н. В. Тертышник // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 03(3). — С. 146—154. — URL: https://research-journal.org/culture/sociokulturnoe-regulirovanie-razvitiya-dekorativno-prikladnogo-iskusstva-v-sovetskoj-i-postsovetskoj-adygee/ (дата обращения: 13.06.2021. ).
Тертышник Н. В. СОЦИОКУЛЬТУРНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ РАЗВИТИЯ ДЕКОРАТИВНО-ПРИКЛАДНОГО ИСКУССТВА В СОВЕТСКОЙ И ПОСТСОВЕТСКОЙ АДЫГЕЕ / Н. В. Тертышник // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 03(3). — С. 146—154.

Импортировать


СОЦИОКУЛЬТУРНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ РАЗВИТИЯ ДЕКОРАТИВНО-ПРИКЛАДНОГО ИСКУССТВА В СОВЕТСКОЙ И ПОСТСОВЕТСКОЙ АДЫГЕЕ

СОЦИОКУЛЬТУРНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ РАЗВИТИЯ ДЕКОРАТИВНО-ПРИКЛАДНОГО ИСКУССТВА В СОВЕТСКОЙ И ПОСТСОВЕТСКОЙ АДЫГЕЕ

Научная статья

Тертышник Н.В.

АРКИ им. У.Х.Тхабисимова, Майкоп, Россия

Аннотация

Рассматривается декоративно-прикладное искусство в советский и постсоветский периоды как идеологический, политический, социально-экономический и социально-культурный инструмент. Для анализа ДПИ использован культурологический подход. Новизна исследования определена контент-анализом средств массовой информации, документов из Национального архива РА и архивов различных предприятий Адыгеи, выпускающих в советское время предметы декоративно-прикладного искусства и сувенирную продукцию. Автор подчеркивает последовательное и плановое развитие ДПИ в советский период и выделяет проблемы, характерные для современного этапа развития искусства.

Ключевые слова: декоративно-прикладное искусство, художники Адыгеи, сувенирная продукция, товары широкого потребления.

Key words: decoratively-applied art, artists of Adygheya, souvenir products, consumer goods.

Если в традиционной культуре развитие декоративно-прикладного искусства совершалось на основе однозначно установленного современной наукой сочетания утилитарной и художественно-эстетической функций, то в советский и постсоветский периоды ДПИ становится к тому же идеологическим, политическим, социально-экономическим и социально-культурным инструментом.

К сожалению, скудная информация, дошедшая до нашего времени, не позволяет проследить процесс развития декоративно-прикладного искусства в дореволюционный период (на рубеже XIX-XX веков). Однако даже этой информации достаточно, чтобы понять, почему ДПИ в современном обществе играет существенную роль. Адыгея унаследовала богатейшую и древнюю культуру предков, коллекции из курганов, раскопанных на территории Адыгеи, находятся в Эрмитаже. В Майкопе в 1897 году под руководством известного русского археолога и востоковеда Николая Ивановича Веселовского был раскопан курган, давший наименование целой археологической культуре [1]. Такое наследие обогащает развитие искусства в Республике Адыгея и ориентирует художников на высокую эстетическую планку.

Покорение Кавказа, выселение адыгов с родных земель не могло не сказаться на развитии народного творчества. В первые десятилетия ХХ века художественные производства адыгов заметно сокращаются, войлочные ковры, циновки, шорные, золотошвейные, кузнечные и многие другие изделия вытесняются фабричным товаром. В советской Адыгее ДПИ развивается непростым путем, особенно в первой половине ХХ века.

Становление декоративно-прикладное искусства в республике Адыгея было долгим и не всегда простым. В ХХ веке трансформировались, изменялись, отмирали и появлялись новые виды искусств и народных промыслов, чему служили функциональные, социальные, экономические и др. причины. Долгое время ДПИ находилось на периферии культурного развития в республике, уступая место театру, литературе, музыке, танцевальному творчеству. В пятидесятые годы ХХ века активизируется искусство живописи и графики. Производство циновок, золотошвейное, кожевенное творчество, войлочные ковры, резьба по дереву, обработка металла и др. виды народного декоративного искусства постепенно угасают, а старые образцы оседают в музее или функционируют в аулах как знаки уходящего времени.

Чтобы представить картину развития ДПИ в первой половине ХХ века, мы провели контент-анализ местной периодики и исследовали материалы Национального архива Республики Адыгея. Поначалу в документах и средствах массовой информации фиксируется только понятное и знакомое журналистам искусство русских мастеровых. Сохранилось свидетельство о том, что в 1893 г. крестьянин Василий Гоношилин, родом из Нижегородской губернии, из камня (алебастр и мрамор), добываемого в юртах станиц Каменомостской и Даховской, изготавливал изящной работы вазы, подсвечники, урны, крышки для столов и т.д. Присланные майкопским городской головою г. Братухиным образцы столовых крышек начальнику Кубанской области оказались настолько хороши, что могут «удовлетворять самому изысканному требованию и вкусу как со стороны отделки, так и цвета мрамора» [2].

В 1948 году на реке Шушук геологи нашли продуктивную толщу ангидрита. В 1953 году в поселке Хаджох Майкопского района были открыты камнерезные мастерские, которые впоследствии были реорганизованы в завод «Русские самоцветы». На заводе изготавливались сувениры из мелового (молодого) мрамора. Из него делались подсвечники, вазы, шкатулки, фигурки животных (зубры, пингвины, слоники, олени, туры, муфлоны, орлы, голуби и др.) – всего более двухсот видов камнерезных изделий. Сувениры продавались как в Адыгейской области, так и в художественных салонах СССР, экспортировалась с США, Канаду, Францию, Польшу [3].

Начиная с 60-70-х годов ХХ века, в период так называемого социалистического строительства, на повестку дня выдвинули вопрос о развитии национального декоративно-прикладного искусства. В периодике серьезно обсуждался вопрос о сохранении и развитии традиционных адыгских ремесел в промышленных масштабах. Н.Г. Ловпаче настаивал на том, чтобы сувенирная продукция свободно реализовывалась через торговую сеть, а художники обеспечивались материалами и имели гарантии того, что их продукция будет закуплена горпромторгом. Отмечая, что большинство мастеров являются кустарями-одиночками, Н.Г. Ловпаче предлагал организовать мастерские, в которых бы работали наставники и молодежь, использовали механизацию для увеличения количества и качества сувенирной продукции [4]. Как ни парадоксально, но этот вопрос до настоящего времени остается актуальным. Проблемы как профессиональных, так и народных художников-прикладников решать в одиночку, без государственной поддержки весьма тяжело.

В 1975 году Правительство СССР издает постановление «О народных художественных промыслах» [5], и разные предприятия, выполняя решение правительства, открывают цехи по производству сувенирной продукции и предметов массового потребления. К примеру, на ПМДО «Дружба», производились стулья, древесно-стружащие плиты, фанера, диваны, мебельные «стенки». Эта продукция была известна не только в СССР, но и соцстранах – Венгрии, Чехословакии и др. Из отходов малыми партиями и даже единичными экземплярами цех ширпотреба производил товары широкого потребления. Выпускались хлебницы, расписные кухонные доски, ручные деревянные кофемолки, точеные куколки с росписью в национальных костюмах, игрушки Буратино с кольцами, собачки, шкатулки, украшенные маркетри, резные настенные маски и др. Продукция реализовывалась через торговую сеть Адыгейской области и Краснодарского края. Заключались договора о поставках и продаже продукции на ярмарках-выставках товаров народного потребления в Краснодаре. Такая форма помогала сократить дефицит товаров широкого потребления. Хранитель музея ПМДО «Дружба» М.И. Перегудов констатирует, что сегодня не сохранились образцы этих товаров, остался только фотоматериал на стендах о ранее работающем производстве. В 1992 году с распадом СССР предприятие закрылось.

В 1960 годы на Майкопской фабрике хозтоваров, которая располагалась по ул. Спортивной № 2, начали изготавливать художественно-подарочную продукцию: кинжалы, турьи и коровьи рога для винопития, кожаные адыгские пояса с металлическими подвесками, украшенные инкрустацией и чеканкой. В 1971 году сувенирный цех передали Адыгейскому комбинату строительных материалов № 1 и № 2 [6]. На Адыгейском комбинате строительных материалов № 2, где производили кирпич и керамзит, был открыт цех майолики, в котором выпускали в небольшом количестве напольные вазы, кувшины, наборы для соков и молока, чинахи, копилки, цветочные горшки и др. Изделия производили из шликерной глины с лепниной, расписывали ангобами и покрывали глазурью. Кандидат исторических наук Н.Г. Ловпаче рассказал нам, что одно время художником в цехе был А.В. Михайлов, и некоторые формы сосудов были спроектированы по образцам из курганов Адыгеи и средневековой майолики. До 1980-х годов в цехе работал замечательный мастер-гончар Сергей Иванович Сергеев – фронтовик, пенсионер, освоивший новое для себя дело. Он выполнял разные спецзаказы: от единичных кувшинов, ваз, блюд, до больших партий чинахов и крынок. В годы перестройки это производство закрылось. Документы о видах изделий, количестве продукции, авторов изделий и руководителях этих цехов, к сожалению, не сохранились.

История производства Майкопского лесокомбината неоднозначна. Предприятие было организованно в 1936 году в г. Майкопе по ул. Пионерской 273, сегодня оно переименовано в ОАО ДОК «Майкопский» и по-прежнему остается «на плаву». В семидесятые годы, как рассказывает директор (с 1987 года по настоящее время) В.Г. Лионов, было расширенно производство товаров широкого потребления с художественным оформлением. Для этого был открыт художественный цех, где производилось более 150 наименований предметов: подарочные шахматы с резными фигурами и доской, выполненной в технике маркетри, шахматы для слепых, шкатулки, подносы из дерева, кухонные полочки с росписью, кухонные наборы досок, журнальные столики. Столешницы украшали резным адыгейским орнаментом и точеными ножками, кофемолки с геометрической резьбой, сувенирные бочонки для вина на подставках и многое другое. В цехе работали умельцы-ремесленники и выпускники СПТУ № 13, резчики по дереву. Реализация товара велась по заключенным на краевых ярмарках договорам, для этого выделялись правительственные фонды. Непоставка товара строго наказывалась. Сегодня производственная территория сильно сокращена, и оставшийся цех продолжает выпускать из кавказского бука наборы профессиональных и бытовых кухонных досок, скалок, толкушек без украшений. Продукцию отправляют в Москву, Липецк, Краснодар, Ростов, Самару и Ульяновск.

К 50-летию автономии Адыгейской области в 1972 году на территории Городского парка был открыт выставочный павильон с продукцией товаров предприятий города Майкопа и Адыгейской области, выставка работала вплоть до девяностых годов.

На предприятиях художественные изделия производились небольшими партиями по эскизам и разработкам не всегда художниками-профессионалами, но людьми, имеющими художественное образование. Эскизы утверждались, как правило, административным аппаратом, образцы возили на ярмарки в разные города Юга России, где заключали контракты на продажу. Такая форма позволяла отслеживать товаропотребление, и изделия не лежали на складах. Их производили не профессионалы, а кустари-ремесленники, работающие на производстве. Они выполнялись на высоком уровне, за качеством следили так называемые ОТК (отдел технического контроля). Такое производство решало вопрос не только с дефицитом нужных вещей и предметов быта, но и развивало население эстетически. Мастера старались сохранять этническую тематику, продукция была идеологически и политически выдержана, ориентирована на воспитание дружбы народов в многонациональной Адыгейской области.

Профессиональное изобразительное искусство возникло с организацией художественно-производственного комбината при Адыгейском отделе искусств «Всекохудожник» в 1940 году, а в июле 1953 года товарищество переименовано в Адыгейские художественно-производственные мастерские Краснодарского отделения Художественного фонда СССР. Основная функция – изготовление портретов, картин и багета [7]. В феврале 1979 года решением СХ РСФСР образовался самостоятельный Союз художников Адыгейской АО. Как пишет Н.Г. Ловпаче, «художники выполняли социальные заказы по оформлению наглядной агитации, украшая клубы, дома и дворцы культуры живописными картинами, портретами и декоративными росписями» [8]. Это позволило большому числу художников Адыгеи выставлять произведения на всесоюзных и региональных выставках, проводить персональные, отчетные и итоговые экспозиции.

В настоящий период художники-профессионалы получили возможность самовыражения авторских идей, образов, замыслов и сюжетов. Их не сдерживают, им не диктуют, что и как, к какому сроку надо делать. Но эта свобода имеет и другую сторону. Теперь художник сам должен искать рынок сбыта, заказчика и зрителя, самостоятельно заготавливать сырье, материал, инструменты, помещение, преодолевать многие трудности в одиночку.

В 1980 году в Майкопе был открыт Выставочный зал общей площадью 713 кв.м., экспозиционной – 450 кв.м. В 1992 году зал был переименован в Картинную галерею РА. По архивным материалам в Картинной галерее в среднем проходит от 15 до 17 выставок в год. Среди них определенную нишу занимают выставки ДПИ адыгов. Художники-прикладники участвуют во всех выставках, проводимых Союзом художников Адыгеи совместно с художниками-графиками и живописцами. Определение художник-прикладник надо считать условным, т.к. большинство членов Союза художников имеют профессиональное образование, и многие из них владеют разными формами художественной деятельности. Доказательством этому служат персональные выставки, которые демонстрируют мастерство в живописи, графике и декоративно-прикладном искусстве [9].

В 1985 году для Северокавказского филиала Государственного музея искусств народов Востока было выделено специальное здание. После долгих лет его реконструкции первая выставка состоялась в 1995 году. Десятилетие в музее велось строительство и одновременно шла работа по наполнению фондов, проведению выставок на отремонтированных площадях. Часть экспозиции выставлялась в районных центрах республики Адыгея, а в самом музее выставлялись экспонаты из центральных российских музеев и музеев Юга России. В 2008 году музей заработал в «полную силу» с открытием большого светлого в два этажа выставочного зала. В сентябре 2011 года прошли персональная выставка Р.Д. Хуажева «И будет род…» (резьба по дереву), в ноябре 2011 года – персональная к 80-летию выставка работ Ю.М. Сташа «В мире мифов и реальности. Через дизайн к миру» (национальные и философские костюмы). В музее действует постоянная экспозиция Юрия Сташа, что позволяет не только знакомиться с экспонатами, но и лично общаться с художником [10].

Большой вклад в развитие народного творчества вносит Центр народной культуры Республики Адыгея, созданный в 1961 году как Дом народного творчества. В его работу входит объединение клубных учреждений, самодеятельных творческих коллективов и отдельных исполнителей художников-любителей и мастеров декоративно-прикладного искусства. Специалисты центра разрабатывают и участвуют в региональных программах по возрождению и развитию традиционной народной культуры, проводят районные, региональные и республиканские конкурсы и фестивали народного творчества. Заведующая отделом изобразительного искусства С.С. Панеш – мастер золотого шитья, не только возрождает народные традиции, но и передает свои знания и опыт молодым мастерам. Центр имеет собственный банк данных о двухстах художниках-любителях и мастеров декоративно-прикладного искусства. Коллектив Центра проводит выставки и аукционы с экспозициями в Москве, Краснодаре, Туапсе, Новороссийске и др. [11].

В 1968 году в Майкопе открылся Художественный салон, который стал художественным центром города. По словам В.А. Овчаренко – директора салона, для художников республики он стал выполнять функции музея, картинной галереи, выставочного зала и, конечно, магазина. Здесь можно выбрать товар от мелких сувениров до эксклюзивных произведений искусства. В прежние времена в салон могли сдавать работы только дипломированные художники, сегодня на реализацию принимают товары у народных мастеров и художников-любителей, но все предметы творчества должны быть высокого качества исполнения.

Еще один центр по народным художественным промыслам и ремеслам ООО «НАН» начал работу в 1993 году. Аслан Негуч – генеральный директор Центра – является инициатором комплексного возрождения традиционных адыгских ремесел, привлекает мастеров для изготовления и обучения молодого поколения, соблюдая традиционные технологии обработки дерева. Гошсим Хутыз владеет секретами пошива национального адыгского костюма с золотым шитьем, плетеным галуном, басонными деталями и обучает молодых мастериц. В салоне можно приобрести традиционные деревянные столики – анэ со стульчиками, детскую люльку, трещотки, адыгскую черкеску, женское платье – сае, детские костюмы. Все украшено и выдержано в строгих народных традициях с поясами, газырями, нагрудниками и оружием. Магазин предлагает в продажу и сувениры: панно с вышивкой на бархате золотой и серебряной нитью, расшитые сумочки для телефонов, куклы в национальных костюмах, брелки и многое др.

Второй год в столице Адыгеи работает салон «Дышъэ идагъ» (золотая нить). Хозяйка салона Рузана Чурмыт, ученица С.С. Панеш, шьет свадебные адыгские костюмы и создает национальные сувениры, вышитые золотом: тамги, кисеты, пояса, головные уборы, также реализует изделия мастеров прикладного искусства.

Около десяти лет назад в городе Майкопе появилось ИЧП «Натали», организованное Игорем Дулубом. Мастер изготавливает мелкие керамические сосуды, декоративные настенные панно с фигурками в адыгских костюмах, кашпо, копилки, и др. Реализацию осуществляет через магазины и базы республики и Краснодарского края.

Сувенирное производство в массовом масштабе с символикой Адыгеи осуществила генеральный директор рекламного агентства «Мега» О.Н. Сатанина. Открыв производство в 2002 году, и делая ставку на изготовление наружной рекламы, полиграфической продукции, она также стала производить мелкие сувениры на магнитах, флажки, пластиковые тарелочки, подковки и т.д. – всего более пятидесяти наименований. Эта продукция пользуется спросом у гостей Адыгеи и реализуется через торговую сеть города.

Перестройка больно ударила по художественным промыслам и ремеслам. С распадом СССР и приобретением самостоятельности с 1991 года в республике наблюдается медленный подъем как в производстве сувениров, так и профессиональном творчестве художников-прикладников. В составе Союза художников Адыгеи значатся более пятидесяти человек, к прикладному искусству обращаются около двадцати художников-профессионалов и столько же художников-прикладников имеют профессиональное образование, но не состоят в Союзе художников Адыгеи.

Огромный вклад в развитие и сохранение национальных традиций вносят художники-ремесленники, не имеющие профессионального образования, но обладающие уникальным эстетическим вкусом и огромным трудолюбием, такие, как З.Л. Гучев, Ю.М. Сташ, С.С. Панеш, А.Н. Негуч, Г.Д. Хутыз и др.

В традиции адыгского народа нет камнерезных надгробий, как у других этнических групп Кавказа – осетин, дагестанцев, армян, которые на камне в форме креста или прямоугольного монолита изображали растительный орнамент, тамги или солярные символы. Можно предположить, что различные верования: язычество, христианство и исламизация не позволили окончательно сформировать определенный вид надгробий, да и географическое положение, отсутствие камня в ландшафте оказало влияние на этот вид деятельности у адыгского народа. Как пишет Хан-Гирей, «на могиле….ставится иногда железный трезубец в виде вилы на шесте, к которому прикрепляют черную или красную ткань (ньппе). В прежние времена вместо трезубца ставили железные кресты с тканью же» [12]. В некоторых аулах на могилах ставили деревянный шест или клали небольшой камень, нередко с родовым знаком-тамгой, отмечая место захоронения. В настоящее время адыги на кладбищах водружают памятники из мрамора или гранита с родовыми знаками, изображением полумесяца и звездой у мусульман, с портретами умерших и крестом у христиан, эпитафиями и цветами, независимо от национальной принадлежности. На этом поприще работает более десяти частных фирм, портреты выполняют художники как с профессиональным образованием, так и самоучки, мрамор и гранит привозится с Урала, Украины и даже из Китая. Говорить о художественной ценности надгробий сейчас не представляется возможным, ибо этот вид творчества еще не изучен.

Для благоприятного развития ДПИ в XXI веке необходимы различные поддержки. Традиционные ремесла имеют потенциал дальнейшего развития, т.к. они уникальны по содержанию и экологически чисты по сути. На сегодняшний день, оставшись без государственной поддержки, художники-прикладники вынуждены самостоятельно выбираться из создавшегося положения, новые рыночные отношения самоокупаемости отодвинули назад производство прикладных товаров.

К большому сожалению, в Адыгее еще не начато составление реестра достояний материального культурного наследия как важнейшего творческого ресурса в социуме РА, но важность такой работы понимают многие. Несмотря на короткий советский период развития ДПИ профессиональных художников Адыгеи, можно с полным основанием говорить о том, что этот вид творчества в республике заявил о себе и обозначил памятными и оригинальными образцами.

ДПИ в советский период активно существовало в товарах широкого потребления, сувенирной продукции. Имена художников зачастую не фиксировалось, товар имел марку производства, а художник выступал как субъект предприятия, «частица» большого производства. В современный период мастер-художник «высвободился» от заказчика-государства, стал работать на свободный рынок, находиться в постоянном поиске потребителя, удовлетворять его вкусы и потребности. Этот путь чрезвычайно сложен для высокого искусства, и альтернативой ему должна быть культурная политика, проводимая в регионе. ДПИ Республики Адыгея имеет уникальные ресурсы: творческий потенциал титульного этноса, накопленный десятками столетий, и культурные традиции многонациональной республики. Все это важные стратегические ресурсы для сохранения и роста декоративно-прикладного искусства и перевода его на новые социально-экономические, политические, художественные, педагогические и др. высоты

На рубеже веков декоративно-прикладное искусство постепенно стало ведущим жанром в искусстве Адыгеи. Художники профессионально сочетают новые материалы и технологии с национальными традициями и темами, сохраняя свою индивидуальность и характер. Современные процессы этнокультурного развития Адыгеи связаны с развитием национального профессионально декоративно-прикладного искусства и традиционного искусства в форме народного творчества. Роль этих составляющих в развитии национального искусства конца XX – начала XXI вв. в современной реформирующейся России заметно повышается.

Список литературы / References

  1. Анфимов Н.В. Курганы рассказывают… – Краснодар: Кн. изд-во, 1982. – С. 21.
  2. Мазурик В.К. Неизвестный Майкоп. Исторические очерки в двух книгах. Книга вторая. Майкопская хроника XIX столетия. – Майкоп. Изд-во ООО Аякс, 2006. – С. 115.
  3. Каштанов О. Русские самоцветы. // Маяк. Майкопского района. 1970. 05.11. – С. 3.
  4. Ловпаче Н. Судьба адыгейского сувенира. // Адыгейская правда. 29.01. – С. 4.
  5. Декоративное искусство СССР. 1975. № 8.
  6. ГКУРА. Нацархив. Ф.Р-1. Оп. 5. 09.1971 № 740.
  7. ГКУРА. Нацархив. Ф.Р-751; Оп. 1. Лист 2.
  8. Ловпаче Н.Г. Каталог. Художники Адыгеи: Посвящение. – Майкоп. ООО Качество, 2006. – С. 5.
  9. Отчет «Хронологические данные проведенных выставок в Картинной галерее РА за 1988 – 2011 гг.» Представлен старшим научным сотрудником Н.А. Пузиковай. Электронная версия.
  10. Отчет выставочной деятельности Северо-Кавказского филиала Государственного музея искусства народов Востока (1995-2012 гг.). Представлен зав. научно-исследовательским отделом Ф.Х. Сулеймановой. 2012.
  11. Отчет Центра народной культуры РА. Представлен зав. отделом народного творчества Н.Ш. Пафовой.
  12. Хан-Гирей. Записки о Черкесии. Вступительная статья и подготовка текста к печати В.К. Гарданова и Г.Х. Мамбетова. – Нальчик. ГП КБР Республиканский полиграфкомбинат им. Революции 1905 г. Изд-й центр Эль-Фа, 2008. – С. 348.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.