Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.49.039

Скачать PDF ( ) Страницы: 146-149 Выпуск: № 7 (49) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Нурова О. Г. СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ СПЕЦИФИКА ПОДДЕРЖКИ ИНВАЛИДОВ В СРЕДНЕМ ПОВОЛЖЬЕ (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XIX В.) / О. Г. Нурова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 7 (49) Часть 2. — С. 146—149. — URL: https://research-journal.org/culture/sociokulturnaya-specifika-podderzhki-invalidov-v-srednem-povolzhe-vtoraya-polovina-xix-v/ (дата обращения: 19.04.2021. ). doi: 10.18454/IRJ.2016.49.039
Нурова О. Г. СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ СПЕЦИФИКА ПОДДЕРЖКИ ИНВАЛИДОВ В СРЕДНЕМ ПОВОЛЖЬЕ (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XIX В.) / О. Г. Нурова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 7 (49) Часть 2. — С. 146—149. doi: 10.18454/IRJ.2016.49.039

Импортировать


СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ СПЕЦИФИКА ПОДДЕРЖКИ ИНВАЛИДОВ В СРЕДНЕМ ПОВОЛЖЬЕ (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XIX В.)

Нурова О.Г.

Аспирант, Поволжский государственный университет сервиса

СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ СПЕЦИФИКА ПОДДЕРЖКИ ИНВАЛИДОВ В СРЕДНЕМ ПОВОЛЖЬЕ (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XIX В.)

Аннотация

В статье показываются особенности поддержки инвалидов на территории Среднего Поволжья во второй половине XIX века; дается характеристика социальной политике государства на местах и деятельности региональных учреждений в этой сфере; анализируется нравственная основа восприятия инвалидности через этно-конфессиональную призму в связи с  субъективной стороной общественных отношений и социокультурным развитием; исследуются принципы региональных сословных обычаев опеки людей с ограниченными возможностями; выдвигается и доказывается тезис, что помощь инвалидам выстраивались на основе духовно-нравственных ценностей и достигнутого общего уровня культуры в регионе.

Ключевые слова: инвалиды, Среднее Поволжье, традиции, нравственность, религия.

Nurova O.G.

Postgraduate student, Volga Region State University of Service

SOCIO-CULTURAL SPECIFICS DISABILITY IN THE MIDDLE VOLGA (THE SECOND HALF XIX CENTURY)

Abstract

The article shows the features of disability support in the territory of the Middle Volga region in the second half of the XIX century; It describes the social governmental policy locally and activities of regional institutions in this sphere; analyzes the moral basis of the perception of disability through the prism of ethnic-confessional in connection with the subjective side of social relations and the social-cultural development; explores the principles of regional tradition of castes care of people with disabilities; It puts forward and prove the thesis that help people with disabilities were built on the basis of spiritual and moral values and the achieved level of general culture in the region.

Keywords: the disabled, the Middle Volga region, tradition, morality, religion.

События второй половины XIX – начала   XX вв. потребовали от России значительных трансформаций и изменения принципа отбора культурных форм и элементов для культурогенеза. Таким принципом отбора стал патриотизм, что радикально изменило сам процесс развития русской традиционной культуры [14; с. 86].

Среднее Поволжье второй половины XIX века имело сложную этно-конфессиональную структуру, что обуславливало наличие ряда особенностей в отношении к инвалидам.  В рамках достигнутого культурного уровня проживающих в регионе народов, нравственность являлась мерой развития взаимоотношений между людьми с ограниченными возможностями и обществом. Нравственная основа восприятия инвалидности составляла субъективную сторону общественных отношений и состояла в тесной связи с социальным развитием и общественным строем того времени. Кроме того, религии и этическое сознание определяли нравственные нормы региональных сословных традиций и обычаев отношения к инвалидам. Общим было то, что региональные особенности помощи инвалидам выстраивались на основе духовно-нравственных ценностей. При которых традиции милосердия к людям с ограниченными возможностями определялись, в основном, семейными ценностями.

Уважительное отношение к беспомощным членам семьи было свойственно для всех народов Среднего Поволжья.  Близкие родственники не раз становились инициаторами решения проблем инвалидов, затрагивая вопросы их социокультурной интеграции [5; л. 5].

Поддержка родственников имела большое значение для инвалидов и была широко развита в крестьянских поземельных общинах: «…не только ближние, но и дальние родственники интересуются судьбой семьи, и каждый родич готов помочь другому в затруднительную минуту». Эта семейная традиция нашла свое отражение в помощи делом, посильным трудом – помочами. Так, например, в 1864 году в Сосновской волости Бугурусланского уезда Самарской губернии были часты случаи, когда люди с ограниченными возможностями приглашали своих родственников, а также шабров (соседей) для оказания им помощи [11; с. 41]. Данные нормы поведения, были характерны для сельской местности Среднего Поволжья.

Культурные традиции русского крестьянства оказывали решающее влияние на готовность каждого члена семьи прийти на помощь людям с ограниченными возможностями как по какому-то конкретному поводу, а также при неожиданно возникающей просьбе. Именно семья воспитывала с раннего детства чувство сострадания и сопереживания к таким людям. А обычай подачи милостыни инвалидам транслировался семьей как богоугодное дело [15; с. 684].

Доминирующей религией в регионе было христианство (православие), которое, по сути, являлось абсолютным образом духовной жизни. Православие давало четко выраженные нравственные заповеди. Именно православная вера сформировала у русских крестьян культурные особенности восприятия инвалидов. Она же трансформировала культурные стереотипы, характеризующие положение инвалидов в регионе.

Вместе с тем, в каждом поколении возникали новые формы социальной коммуникации. Однако благодаря церковным проповедям, наставлениям родителей, разъяснениям учителей, обучавшим грамоте по псалтыре к концу XIX века, сформировалась культурная среда, воспринимающих инвалидов как равноправных членов общества [11; с. 40].

Учитывая, что нормы поведения определялись православной системой духовно-нравственных ценностей, большинство крестьян веру воспринимали как основу образа и способа жизни. Из поколения в поколение передавалась религиозность крестьян, которая и формировала особенности мышления проявления традиции милосердия к людям с ограниченными возможностями. Верующий человек не мог отказать в помощи нуждающемуся. Уцерковление начиналось с крещения младенца и продолжалось до конца жизни, что предполагало постоянное обращение к церкви за советом и рекомендациями.  В случаях наступления инвалидности детей православные Среднего Поволжья часто обращались с молитвой о помощи к Пресвятой Богородице Тихвинской. Представители духовенства, нередко, сами были побуждающей силой в деле призрения инвалидов. Так, например, Священник уральской единоверческой Успенской церкви выстроил в 1856 г.  за свой счет 6 келий для призрения одиноких и беспомощных старух, желающих провести остаток жизни в молитвах [1; л.10].

Другой широко распространённой на территории Среднего Поволжья религией являлся ислам. Многовековые традиции ислама, основанные на милосердии и нищелюбии, его миропонимание, жизненный быт, наполненные любовью и состраданием к людям с ограниченными возможностями сформировали принцип «социальной ответственности». Сообщения земских начальников подтверждают тот факт, что среди инородческого населения региона помощь инвалидам имела, в основном, частный характер. Среди мусульман поддержка людей с ограниченными возможностями выражалась в добровольных пожертвованиях во время сбора урожая, убоя животных, праздников, а также на свадьбах. Например, при возке снопов с поля осенью, самые нуждающиеся становились у ворот и каждый проезжающий считал своей обязанностью бросить с воза по одному снопу. Калеки и слепые часто могли найти себе кров в духовных учебных заведениях (медресе), в которых они содержались на средства от добровольных приношений [10; л. 57-58].

На территории Казанской губернии во второй половине XIX века развивается системы призрения инвалидов, благодаря которой предпринимаются попытки включить их в социокультурную жизнь как равноправных членов общества. Ярким примером нравственного порыва, основанного на постулатах ислама явилось открытии в 1884 г. в городе Казани приюта для мусульман [6; л. 10]. Пытаясь снять социальное напряжение в регионе многие меценаты Казани (Родионова, Юнусовы, Журавлевы, Азимовы, Усмановы, Апанаевы, Каримовы, Шамов, Крупенниковы, Александровы) стремятся минимизировать дефицит социокультурных условий для их интеграции [12; с. 104]. Так, в пользу Ложкинской богадельни, кроме самого Ложкина крупные суммы пожертвовали купцы Г.А. Лихачев, Ф. М. Корольков. А содержалась богадельня на проценты с доходов Казанского общественного банка, принадлежавшего городу. Первоначально в ней было 80 мест, позже количество призреваемых увеличилось до двухсот [3; л. 84].

Пожертвования не ограничивались территориальными рамками, зачастую деньги собирались для открытия заведений для людей с ограниченными возможностями в требуемых для этого местах [4; л. 1].

Процессом формирования условий для социокультурной интеграции инвалидов руководило государство, но общественность региона не оставалась в стороне, являясь его главной направляющей силой. Деятельность по интеграции инвалидов вызывала к жизни новые формы учреждений и заведений, привлекая все больше людей из разных сословий к этому благому делу.

В среде русского дворянства и купечества самой распространенной традицией милосердия были пожертвования на открытие и функционирование учреждений призрения инвалидов.  В 1858 г. благодаря пожертвованию купчихи Деевой в 6 тысяч рублей было расширено количество содержащихся в Шапошниковой богадельне г. Оренбурга с 25 человек до 29. В общем на пожертвования от купечества содержалось в ней 60 человек. Современники отмечают, что данная богадельня отличалась порядком, и хорошими условиями проживания [2; л. 77].

Крупные региональные коммерсанты из купечества, занимающиеся попечительской деятельностью во второй половине XIX века, были людьми высоких нравственных качеств. Большинство из них происходили из крестьян и проповедовали старообрядчество, где всегда было особое отношение к людям с ограниченными возможностями. Традиции попечительской работы старообрядческого купечества имеют глубокие корни. Помощь ближнему являлась религиозно-нравственной потребностью староверов и их жизненным кредо. Забота об инвалидах – это одно из неотъемлемых выражений христианской любви, которая выражалась в безвозмездной поддержке нуждающихся. Основная идея такой заботы заключалась в поддержании жизнедеятельности инвалида на уровне, необходимом истинному христианину. В культурной среде крестьян-старообрядцев сохранялись и соблюдались обычаи правильного подаяния. Считалось, что правильно, давать милостыню детям или солдатам. Лучше всего, когда милостыня подается тайно, не ради гордыни.

Смекалистые, хваткие, способные ко всему небывалому, русские купцы быстро адаптировались к новым социальным реалиям. Ставя своей задачей увеличение потомственного капитала, купцы чувствовали большую ответственность за накопленный капитал. Воспитанные в христианстве, предприниматели считали для себя помощь инвалидам естественной и необходимой.  При этом они стремились к тому, чтобы состояние работало также и после их смерти. Так, например, из 30 саратовских богаделен 8 существовало на купеческий капитал, в том числе по завещанию, в память успения родителей и т. п. Считалось, что лучшей памятью ушедшему из жизни человеку является устроенная и опекаемая больница, богадельня, приют и т. д.

Промышленники и банкиры Среднего Поволжья считали попечительскую деятельность своей главной сословной обязанностью, которая, нередко, была связана с организацией помощи инвалидам.  Так, например, Спасский купец И.В. Маков землевладелец села Чардыма, Лопатинской вол., Петровкого уезда изъявил согласие быть попечителем слепца крестьянина Н. Кондрашева. Это было связано с тем, что корзинное ремесло было недостаточно выгодным, пока он находился в   Петербургском убежище слепых. Там хозяйство пришло в жалкое состояние, семья Кондрашева бедствовала. И.В. Маков организовал содействие в приобретении материалов для плетения корзин, помог в распространении и сбыте этих изделий [7; л. 43].

Среди дворянства помощь инвалидам считалась признаком хорошего тона, так как существовала духовная атмосфера, морально-психологический климат, определенные приоритеты, мотивации, стимулирующие общественно-полезные поступки. Этим была продиктована их широкая социально-культурная деятельность, направленная на интеграцию инвалидов в общество.

К концу XIX века существенная роль стала отводиться поддержке культуры и социальной сферы для широких народных масс, в рамках которой инвалиды становятся субъектами направленного социального движения. Общество и государство осознает необходимость развития социальной политики. Направлениями этой политики явилась: раздача денежных пособий инвалидам; поддержание голодающих; открытие богаделен и домов призрения; учебных заведений для людей с ограниченными возможностями; постройка домов бесплатных квартир для неимущих [13; c. 7].

На местах социальная политика государства осуществлялась через деятельность региональных учреждений Императорского человеколюбивого общества, Попечительства о домах трудолюбия и работных домах, Ведомства учреждений Императрицы Марии и др. Финансировались они за счет правительственных средств, за счет частных взносов, членских пожертвований, а также процентов от ценных бумаг. В этих учреждениях инвалиды могли получить как разовую помощь, так и содержание, медицинское лечение, профессиональные навыки и воспитание. В конце XIX века процесс расширения социально-культурной практики Императорского Человеколюбивого общества значительно расширился, а в связи с военными действиями главную роль приобретает медицинская помощь [16].

В это время на территории Среднего Поволжья активизировалось создание учреждений, способствующих дальнейшей трудовой адаптации инвалидов. Так, в 1885 г. в Казани открывается отделение Мариинского попечительства о слепых. В рамках которого с этого же года содержится училище для слепых детей. В училище воспитанники могли изучать общеобразовательный курс в объеме начальных классов, учились музыке, ручному труду, пению. Неимущим слепым выдавали пособия.

В 1887 г. в Казани возникает Общество призрения и образования глухонемых детей. Его основной целью стало вовлечение людей с ограниченными возможностями в общественно-полезную деятельность. Главной задачей Общества являлось не столько призрение, сколько обучение глухонемых. Поводом для открытия этого Общества послужило основание в Казани училища для глухонемых детей. Училище было создано благодаря усилиям купца И.Я. Павловского. Интеграцией детей-инвалидов в Казани занимается Общество попечения о бедных и больных детях, открытое в 1889 г.

Кроме того, заведения для людей с ограниченными возможностями функционировали и в рамках обществ «Красный Крест», «Синий Крест», в учреждениях, подведомственных министерству внутренних дел России. Так, в 1873 г. при Обществе попечения о раненых и больных воинах в Саратове был построен «дом под покой», с инвалидным отделением. В составе названных учреждений были и общества призрения инвалидов, ограничивавшиеся формами разовой помощи нуждающимся [8; л. 24]. Например, 14 сентября 1873 г. в наемном доме купца Самарина размещено 10 инвалидов, в помещении имелась столовая, она же служила и библиотекой [9; л. 24].

Таким образом, можно сделать выводы, что во второй половине XIX века общественная поддержка, основанная на милосердии к ближнему, объединяла людей из разных сословий, конфессий и народов Среднего Поволжья. Важная роль в становлении системы ценностей восприятия инвалидности принадлежала семье, которая являлась особым пространством для самореализации людей с ограниченными возможностями, помогала им принимать участие в социокультурной деятельности общества.   К концу XIX века инвалиды занимают важное место в культурной жизни региона, а помощь им становится престижной и почетной.

Литература

  1. Государственный архив Оренбургской области. Ф. 6. Канцелярия Оренбургского военного губернатора. Оп. 6. Д. 13254/16. Отчет Оренбургского и Самарского генерал-губернатора о состоянии губерний за 1853-1856 гг. 138л.).
  2. ГАОО. Ф. 6. Оп. 6. Д. 13610 об. Отчет Оренбургского гражданского губернатора. 1858 г. 109л.
  3. Национальный архив республики Татарстан. Ф. 1. Канцелярия казанского губернатора. Оп. 2. Д. 580 «О пожертвовании купцом Ложкиным здания для дома призрения неимущих» (22 августа 1847 г. – 14 декабря 1854 г.).
  4. НАРТ. Ф. 1. Оп. 3. Д. 11 «Подписка на составление капитала дома призрения престарелых и увечных в память императора Николая I» (19 марта 1866 г. – 28 июня 1867г.
  5. НАРТ. Ф. 1. Оп. 3. Д. 111 «Просьба крестьянки Григорьевой о переводе сына ее Кирилла из гвардейского варнавского отряда в Свияжскую инвалидную команду» (26 июля 1866 г.).
  6. НАРТ. Ф. 418. Казанское губернское попечительство о детских приютах. Оп.1. Д.7 «Прошение купца Ибрагима Юнусова Казанскому вице-губернатору М. Д. Завелейскому об основании приюта в г. Казани».
  7. Государственный архив Саратовской области. Ф. 575. Совет Саратовского отделения попечительства императрицы Марии Александровны о слепых. Оп. 1. Д. 1. Отчет уполномоченного по Саратовской губернии за 1885г.
  8. ГАСО. Ф. 427. Саратовское местное управление российского общества «Красный крест». Оп. 1. Д. 34. Переписка об открытии при Саратовском приемном покое инвалидного отделения.
  9. ГАСО. Ф. 427. Оп. 1.Д. 62. Об отпуске денег за пользование нижних чинов, потерявших зрение. Л. 24.
  10. Отчеты об осмотре детских приютов // Ведомство детских приютов и его задачи в 14 частях: сборник сведений, издаваемый Канцелярией по управлению всеми детскими приютами Ведомства учреждений Императрицы Марии. -СПб: Типография В. Киршбаума, 1903. – Ч. И. – 621 с.
  11. Громыко М.М. Мир русской деревни. Москва. 1991. – 269 с.
  12. Журавлева, Т.Б. Благотворительность как социальный институт современного гражданского общества / [Т.Б. Журавлева, Ф.Ш. Мухаметзянова, Т.М. Трегубова, А.Ю. Шакирова] / Под редакцией Г.В. Мухаметзяновой. – Казань: АСО (КСЮИ), 2008. – с. 204.
  13. История предпринимательства в России: Учебное пособие / Л. Д. Матвеева, В. В. Алексеев, Е. Е. Кабанова. – Уфа: Уфимск. гос. академия экономики и сервиса, 2009. – 134 с.
  14. Овсянников В.П. Русский социокультурный тип: миф или реальность // Запад-Россия-Восток: политическое, экономическое, техническое и культурное взаимодействие: сборник статей VIII международной научно-практической конференции / Поволжский гос. ун-т сервиса. – Тольятти: Изд-во ПВГУС, 2014. 592 с. С. 81-89.
  15. Русские / Отв. Ред. В.А. Александров, И.В. Власов, Н.С. Полищук. Москва, 1999. – 824 c.; с. 678.
  16. Соколов А.Р. Благотворительная деятельность «Императорского человеколюбивого общества» в XIX веке // Вопросы истории. – 2003. – № 7.

References

  1. Gosudarstvennyj arhiv Orenburgskoj oblasti. F. 6. Kanceljarija Orenburgskogo voennogo gubernatora. Op. 6. D. 13254/16. Otchet Orenburgskogo i Samarskogo general-gubernatora o sostojanii gubernij za 1853-1856 gg. 138l.) L.10.
  2. GAOO. F. 6. Op. 6. D. 13610 ob. Otchet Orenburgskogo grazhdanskogo gubernatora. 1858 g. 109l. L. 77.b
  3. Nacional’nyj arhiv respubliki Tatarstan. F. 1. Kanceljarija kazanskogo gubernatora. Op. 2. D. 580 «O pozhertvovanii kupcom Lozhkinym zdanija dlja doma prizrenija neimushhih» (22 avgusta 1847 g. – 14 dekabrja 1854 g.); L. 84.
  4. NART. F. 1. Op. 3. D. 11 «Podpiska na sostavlenie kapitala doma prizrenija prestarelyh i uvechnyh v pamjat’ imperatora Nikolaja I» (19 marta 1866 g. – 28 ijunja 1867g.
  5. NART. F. 1. Op. 3. D. 111 «Pros’ba krest’janki Grigor’evoj o perevode syna ee Kirilla iz gvardejskogo varnavskogo otrjada v Svijazhskuju invalidnuju komandu» (26 ijulja 1866 g.). L. 5.
  6. NART. F. 418. Kazanskoe gubernskoe popechitel’stvo o detskih prijutah. Op.1. D.7«Proshenie kupca Ibragima Junusova Kazanskomu vice-gubernatoru M. D. Zavelejskomu ob osnovanii prijuta v g. Kazani». L.10).
  7. Gosudarstvennyj arhiv Saratovskoj oblasti. F. 575. Sovet Saratovskogo otdelenija popechitel’stva imperatricy Marii Aleksandrovny o slepyh. Op. 1. D. 1. Otchet upolnomochennogo po Saratovskoj gubernii za 1885g. L. 43.
  8. GASO. F. 427. Saratovskoe mestnoe upravlenie rossijskogo obshhestva «Krasnyj krest». Op. 1. D. 34. Perepiska ob otkrytii pri Saratovskom priemnom pokoe invalidnogo otdelenija; l. 24.
  9. GASO. F. 427. Op. 1.D. 62. Ob otpuske deneg za pol’zovanie nizhnih chinov, poterjavshih zrenie. L. 24.
  10. Otchety ob osmotre detskih prijutov // Vedomstvo detskih prijutov i ego zadachi v 14 chastjah: sbornik svedenij, izdavaemyj Kanceljariej po upravleniju vsemi detskimi prijutami Vedomstva uchrezhdenij Imperatricy Marii. -SPb: Tipografija V. Kirshbauma, 1903. — Ch. I. —S.1-621.
  11. Gromyko M.M. Mir russkoj derevni. Moskva. 1991. – 269 s.; s. 40.
  12. Zhuravleva, T.B. Blagotvoritel’nost’ kak social’nyj institut sovremennogo grazhdanskogo obshhestva / [T.B. Zhuravleva, F.Sh. Muhametzjanova, T.M. Tregubova, A.Ju. Shakirova] / Pod redakciej G.V. Muhametzjanovoj. – Kazan’: ASO (KSJuI), 2008. – s. 204.
  13. Istorija predprinimatel’stva v Rossii: Uchebnoe posobie / L. D. Matveeva, V. V. Alekseev, E. E. Kabanova. – Ufa: Ufimsk. gos. akademija jekonomiki i servisa, 2009. – 134 s.
  14. Ovsjannikov V.P. Russkij sociokul’turnyj tip: mif ili real’nost’ // Zapad-Rossija-Vostok: politicheskoe, jekonomicheskoe, tehnicheskoe i kul’turnoe vzaimodejstvie: sbornik statej VIII mezhdunarodnoj nauchno-prakticheskoj konferencii / Povolzhskij gos. un-t servisa. – Tol’jatti: Izd-vo PVGUS, 2014. 592 s. S. 81-89.
  15. Russkie / Otv. Red. V.A. Aleksandrov, I.V. Vlasov, N.S. Polishhuk. Moskva, 1999. – 824 c.; s. 678.
  16. Sokolov A.R. Blagotvoritel’naja dejatel’nost’ «Imperatorskogo chelovekoljubivogo obshhestva» v XIX veke // Voprosy istorii. – 2003. – № 7.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.