Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

Пред-печатная версия

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.64.080 - Доступен после 18.10.2017

() Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Викторова Е. В. СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ ТВОРЧЕСКИХ ИНТЕНЦИЙ (НА ПРИМЕРЕ ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВА ПИСАТЕЛЕЙ-РЕАЛИСТОВ СЕРЕДИНЫ XIX ВЕКА) / Е. В. Викторова, А. А. Тимакова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — №. — С. . — URL: https://research-journal.org/culture/sociokulturnaya-obuslovlennost-tvorcheskix-intencij-na-primere-zhizni-i-tvorchestva-pisatelej-realistov-serediny-xix-veka/ (дата обращения: 15.12.2017. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.64.080

Импортировать


СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ ТВОРЧЕСКИХ ИНТЕНЦИЙ (НА ПРИМЕРЕ ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВА ПИСАТЕЛЕЙ-РЕАЛИСТОВ СЕРЕДИНЫ XIX ВЕКА)

Викторова Е.В.1,Тимакова А.А.2

1ORCID: 0000-0002-3169-1444, Кандидат педагогических наук,

2ORCID: 0000-0003-0269-4969, Кандидат филологических наук,

Пензенский государственный университет

СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ ТВОРЧЕСКИХ ИНТЕНЦИЙ (НА ПРИМЕРЕ ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВА ПИСАТЕЛЕЙ-РЕАЛИСТОВ СЕРЕДИНЫ XIX ВЕКА)

Аннотация

Рассмотрена одна из малоизученных социокультурных детерминант художественного творчества – впечатления, полученные будущими писателями в сензитивные периоды личностного развития, возымевшие силу и значение импрессингов. Использован конкретный биографический материал. Осуществлен анализ очерков жизни и творчества писателей-реалистов середины XIX в.: И.А. Гончарова, И.С. Тургенева, Н.А. Некрасова,  А.Н. Островского. Описаны социокультурные условия формирования творческих интенций писателей-реалистов середины XIX века. Рассмотрены импрессинги как социокультурные детерминанты художественного творчества. Выявлены ситуации в жизни И.А. Гончарова, И.С. Тургенева,  Н.А. Некрасова и А.Н. Островского, повлиявшие на будущий выбор литературного творчества как такового и ключевой темы творчества – темы народа. Показано, что импрессингами послужили яркие – позитивные и негативные – впечатления от общения с простыми людьми в детстве и в подростковом возрасте. Сильные впечатления, полученные будущими писателями в сензитивные периоды развития, становятся социокультурными детерминантами их дальнейшего литературного творчества: они способствуют развитию творческих способностей и в значительной степени определяют тематическую направленность творчества.

Ключевые слова: художественное творчество, социокультурная обусловленность, писатели-реалисты середины XIX века, социализация, социальная среда, социальное окружение, импрессинг, творческие интенции.

 

Viktorova E.V.1, Timakova A.A.2

1ORCID: 0000-0002-3169-1444, PhD in Pedagogy,

2ORCID: 0000-0003-0269-4969, PhD in Philology,

Penza State University

SOCIOCULTURAL CONDITIONING OF CREATIVE INTENTIONS (ON THE EXAMPLE OF LIFE AND WORK OF REALIST WRITERS OF THE MIDDLE OF THE XIX CENTURY)

Abstract

One of the less studied sociocultural determinants of artistic creativity is considered in the paper – the impressions received by future writers in the sensitive periods of personal development, which came into force and were important for impressionisms. A specific biographical material was used in the paper. The analysis of the essays of life and works of realist writers of the middle of the 19th century is carried out: I.A. Goncharova, I.S. Turgenev, N.A. Nekrasov, A.N. Ostrovsky. The sociocultural conditions for the formation of the creative intentions of realist writers in the mid-19th century are described in the paper. Impressions are considered as sociocultural determinants of the artistic creativity. The situation in the life of I.A. Goncharov, I.S. Turgenev, O.N. Nekrasov and A.N. Ostrovskiy, influenced the future choice of literary creativity as such and the key theme of creativity — the topic of the people. It is shown that the impressions were bright, positive and negative impressions from communicating with ordinary people in childhood and adolescence. Strong impressions received by future writers in sensitive development periods become sociocultural determinants of their literary creativity in future: they contribute to the development of creative abilities and to a large extent determine the thematic focus of creativity.

Keywords: artistic creativity, sociocultural conditioning, realist writers of the middle of the XIX century, socialization, social environment, impression, creative intentions.

 

В настоящее время детерминация художественного творчества трактуется как «определяемая свободой или несвободой мера объективизированной направленности воли творца на участие в духовном развитии общественной жизни. Эта мера участия устанавливается либо самостоятельно (внутренняя детерминация), либо посредством актуализации направленности общественных потребностей, целей и интересов (внешняя детерминация)» [1]. Проблема свободы/несвободы творчества связана именно с пониманием соотношения внутренней и внешней детерминации. Внешняя детерминация в философско-культурологической традиции связывается с определенной несвободой от социальности вплоть до фатальной зависимости от общества (Н.А. Бердяев, М. Бубер, Ф. Ницше, А. Шопенгауэр и др.). В XX в. признанию мнимости человеческой свободы, основанной на самосознании, во многом способствовал и психоанализ, согласно которому впечатления детства буквально «программируют» поведение человека и, следовательно, не дают возможности говорить о сознательном выборе как таковом.

Рассуждения о впечатлениях детства в данном аспекте неслучайны. Социокультурная детерминация как таковая включает в себя социализацию, человеческую деятельность и изначальную ценностно-целевую устремленность личности. При этом основную нагрузку выполняет социализация, особое значение в структуре которой имеет социализация первичная, то есть протекающая в ближайшем социальном окружении прежде всего в детские годы, когда начинают проявляться творческие способности личности и когда личность особенно несвободна от воздействий социальной среды, поскольку, по словам С.Л. Франка, «физически не может быть самостоятельной» [2, С. 53]. В.П. Эфроимсон предложил рассматривать в качестве одной из детерминант творческих устремлений личности такой механизм первичной социализации, как импрессинг – сильнейшие и значимые в дальнейшем развитии впечатления, полученные в раннем возрасте, которые в благоприятных условиях среды приводят к значительным достижениям личности в той или иной области [3]. В свете данной концепции творческие интенции личности являются результатом совпадения способностей личности и детских импрессингов, сформировавших потребность в творческой деятельности. Социокультурная среда при этом определяет и характер самих импрессингов, прежде всего, через социокультурный облик окружения личности, «в теснейшей связи с которым», по С.Л. Франку, и происходит ее «фактическое и духовное созревание», формируются социокультурные, в том числе творческие ориентиры. Творческая интенция любого художника проявляет себя в избирательной ориентированности на близкие ему стороны окружающего мира, в его внутренней предрасположенности к определенным темам и жанрам, к средствам художественной выразительности, к характерным языковым и композиционным приемам.

Актуальность и неисчерпаемость рассматриваемой проблемы состоят в том, что содержание социокультурной детерминации носит специфический исторический характер. Однако основные составляющие при этом остаются неизменными. Как показало исследование В.П. Эфроимсона, творческие личности любого исторического периода в детстве и в отрочестве испытывают импрессинги, характер которых, однако же, будет различным – обусловленным   социокультурной спецификой протекания первичной социализации.

Середина XIX века – время активной общественно-политической борьбы. Социальные условия требовали критического осознания противоречий русской действительности, и вопрос о векторе социального развития России являлся одним из главных. Кризис самодержавно-крепостнического строя выразился в попытках реформирования системы крепостного права, однако ощутимых результатов правительством получено не было.

В литературе как зеркале важнейших социальных и культурных аспектов жизни общества поворот к народной теме, к действительным проблемам и бедствиям простолюдина связан с утверждением в 40-х гг. XIX века «натуральной школы». До этого времени были отдельные произведения, авторы которых обращались к проблеме крепостного права, рисовали тягостные картины народной жизни (например, «Путешествие из Петербурга в Москву» А. Н. Радищева), однако укрепиться новое направление смогло только к середине века, с появлением эстетики бытописания.

«Отцом» «натуральной школы» принято считать Н.В. Гоголя, поскольку именно после публикации его «Вечеров на хуторе близ Диканьки» в литературе зазвучал народный голос – не пересказанный путешествующим барином, дворянином-охотником, сочувствующим издателем, а сам по себе: в речах Грицко и Параски, Левко и Ганны, пасечника Рудого Панька. И хотя в ранних повестях Гоголя народная тематика была связана преимущественно с комическими сюжетами и фольклорными мотивами, поэтизировалась, обращение к жизни простолюдина было знаковым для последующего развития отечественной словесности. И поэма «Мертвые души», главным героем которой является народ, а главным вопросом – судьба России, убедительно демонстрирует достижение определенного этапа в развитии русской критической литературы и в воплощении категории «народность», в частности.

Важным шагом на пути становления народной тематики были романы А.С. Пушкина «Дубровский» и «Капитанская дочка». Их идейную основу составляет «нарастающий крестьянский гнев» в первом произведении, и «народное восстание и его вождь – Пугачев» [4, С. 193, 197], во втором. Пушкина интересовал исторический момент развития русской жизни XVIII века, и писатель столь верно отразил его, что В.О. Ключевский имел все основания заявить, что в «Капитанской дочке» «истории больше, чем в «Истории пугачевского бунта» [5, С. 38]. В свою очередь, М.Ю. Лермонтова в неоконченном им романе «Вадим» увлекает тема народного восстания, «переключая» смысловые акценты с мотива личной мести главного героя в сферу надличностного, исторически значимого.

В литературе первой трети XIX века происходит накопление и своеобразная кристаллизация признаков народной тематики, обретших жанровую самостоятельность в творчестве Д.В. Григоровича. К концу 40-х годов XIX века наряду с утонченной, «придворной» Россией, в литературу уверенно входит и другая Россия – земледельческая, крестьянская, но все еще не как самостоятельная, обладающая жанровым эквивалентом и определенными конститутивными признаками тема, а во многом вторичная, то есть создающая фон для решения иных вопросов. Заслуга Д.В. Григоровича состоит в том, что он одним из первых делает тему народной жизни объектом художественного исследования в произведениях крупной прозаической формы, создавая романы «из крестьянского быта»  – «Рыбаки» (1853) и «Переселенцы» (1854-1855).

Таким образом, ведущая тенденция литературы середины XIX века –  демократизация. В.Г. Белинский, провозгласив социальность пафосом нового времени [6, С. 69], на долгое время определил основную линию развития художественного творчества. Так, в духе революционно-демократической эстетики А.И. Герцен создает роман «Кто виноват?», с «Записками охотника» выступает И.С. Тургенев, разлагающую сущность крепостничества анализирует И.А. Гончаров («Обломов»), художественное исследование жизни социальных низов предпринимают в своих произведениях Н.А. Некрасов и  Ф.М. Достоевский, с обличительных пьес А.Н. Островского берет свое начало русская национальная драматургия. Социальный аспект для отечественной литературы середины XIX века имел программное значение. Перспективы развития её в большей степени принадлежали социально ориентированной литературе и, в частности, народной тематике.

Становление будущих писателей-реалистов, выпавшее на период обострения социально-классовых вопросов в России, было сопряжено с соответствующими переживаниями: их детские впечатления во многом связаны с жизнью простого народа.  Значимым в дальнейшем развитии – порождающим импрессинговые ситуации – зачастую становилось общение не только с представителями помещичьей или интеллигентской среды, но и с крепостными. Подобные ситуации обнаруживаем в детстве И.А. Гончарова, И.С. Тургенева,  Н.А. Некрасова, А.Н. Островского и мн.др.

Так, любовь к чтению маленькому Гончарову привил крестный отец – Н.Н. Трегубов, человек просвещенный, связанный с кругами декабристов. Некрасов свои первые стихи посвятил тонко чувствующей и думающей матери. Будущий драматург Островский познакомился с русской литературой и почувствовал тягу к писательству благодаря своему отцу, а живой интерес к простой народной жизни зародился в нем благодаря няне – А.И. Кутузовой. Тургенев же, по собственному признанию, своей тягой к книгам обязан дворовому человеку Серебрякову, «страстному поклоннику поэзии» [7, С. 201].

Импрессинг выступает как пусковой механизм для имеющихся в природе личности склонностей. Впечатления фиксируются в сознании/подсознании очень быстро: достаточно однократного воздействия. Тургенев через всю жизнь пронес воспоминание о том, как ночью, втайне от домашних, он вместе с дворовым Серебряковым взломал шкаф с домашней библиотекой,  унес к себе несколько наугад стянутых с запыленных полок старинных книг и от нетерпения поскорее прочитать их не мог уснуть всю ночь [8, С. 17]. Одно из ярких впечатлений детства Гончарова связано с домашним «Летописцем»: мальчика с раннего детства привлекала хранящаяся в комнате родителей рукописная книга в кожаном переплете, и, едва выучившись читать, Ваня первой раскрыл именно эту книгу [9, С. 9].

Островский своим тонким чувством красоты народного слова обязан няне. С раннего детства наблюдал он жизнь простого народа Замоскворечья. Живая разговорная русская речь, легко и свободно звучащая в его произведениях, была услышана будущим драматургом на базарах у Москвы-реки, куда возили его отец и мать. Однако самые яркие впечатления маленького Островского были связаны именно с няней, которая знала несметное количество пословиц, поговорок, загадок, притч, сказок и просто житейских историй и которыми с раннего детства заслушивался маленький Островский. Один из таких рассказов – о Петрушке, который «кривлялся и бедовал» в балагане. Подкрепленный метким оценочным словом няни – «Страх-то какой!» – этот рассказ надолго запомнился впечатлительному мальчику [10, С. 20].

Особое значение в формировании направленности интересов будущих писателей имеют импрессинги, источник которых – нечаянное наблюдение за сценами несправедливости и насилия над крепостными. У маленького Тургенева воспоминания о прекрасных цветах в Спасском сопряжены с воспоминаниями о жестоком обращении родителей с садовниками: «Их секли за все и про все. Конюшня была близко — и я все слышал. Как-то раз кто-то вырвал дорогой тюльпан. После этого всех садовников пересекли» [8, С. 14]. Он пронес через годы память о талантливом крепостном мальчике, судьбу которого загубила властная хозяйка Спасского. Эта ситуация настолько затронула маленького Тургенева, что чувства крепостного он переживал как свои. Совсем юного художника заставляли писать цветы тысячами, он писал их со слезами, ненавидел их. «Они опротивели и мне», – рассказывал И.С. Тургенев [8, С.  14].

Прямое отражение детских переживаний, связанных с тяжелой долей простого люда, несет в себе творчество Некрасова. Так, одним из символов крепостничества в его произведениях выступает образ кнута. Этот образ вынес из своей детской жизни Некрасов будучи еще четырехлетним: он запомнил впервые увиденный предмет в руке маленького пастуха, которому его мать дала несколько медных грошей [11, С. 139]. Взору Некрасова-ребенка представало и милостивое отношение матери к простому люду, и жестокое обращение с ними сурового отца. Несмотря на его запреты, мальчик убегал играть с крестьянами и не раз был за это строго наказан. Подростком будущий поэт пережил еще одно потрясение: он впервые увидел бурлаков. «Их  крики  и  стоны  испугали, оглушили его, заставили рано задуматься над такими вопросами, которые обычно не приходят в голову детям» [12, С. 18].  Детские негативные импрессинги от общения с крестьянскими детьми довольно быстро сформировали в неравнодушном мальчике собственные бескомпромиссные воззрения на крепостной произвол: в возрасте пятнадцати лет он отказался есть хлеб, добытый рабским трудом [12, С. 17].

Часто бывал в людской и маленький Ваня Гончаров, где с замиранием сердца слушал из народных уст сказки и предания. Именно там было получено сильное впечатление от красочных народных рассказов о «самозванце Пугаче» [13, С. 38]. Гончарову не довелось стать свидетелем жестоких расправ над крепостными, как это было в детстве Некрасова – в мирных наблюдениях за трудовой крестьянской жизнью рождалась его симпатия к простому народу и неприязнь к крепостничеству. С детства восхищался Гончаров трудолюбием и стойкостью мужиков, которое резко контрастировало, по мнению наблюдательного мальчика, с барскими бездельем и равнодушием [14, с. 242].

Рассмотренные нами воздействия социальной среды на будущих писателей-реалистов И.А. Гончарова, И.С. Тургенева, Н.А. Некрасова и
А.Н. Островского имеют общее в своем характере: переживания детства, ставшие импрессинговыми, способствовали развитию литературных способностей и во многом обусловили тематическую направленность творческих устремлений писателей, выступив, таким образом, социокультурными детерминантами их творчества.

Список литературы / References

  1. Кудряшов Л. В. Социальная детерминация художественного творчества [Электронный ресурс] / Л. В. Кудряшов // автореф. дисс. … канд. филос. наук : 09.00.11. – М., 2001. URL: http://cheloveknauka.com/ (дата обращения: 17.02.2017).
  2. Франк С. Л. Духовные основы общества : сборник / С. Л. Франк ; сост. П. В. Алексеев. – М. : Республика, 1992. – 510 с.
  3. Эфроимсон В. П. Педагогическая генетика / В. П. Эфроимсон // Биология. – 2000. – № 30. – С. 5–11 ; № 31. – С. 5–11.
  4. История русского романа : в 2 т. – М.-Л. : Изд-во Академии наук СССР, 1962. – Т. 1. – 625 с.
  5. Гиллельсон М. И. Повесть А. С. Пушкина «Капитанская дочка» / М. И. Гиллельсон, И. Б. Мушина // Комментарий. Пособие для учителя. –  Л. : Просвещение, 1977. – 192 с.
  6. Белинский В. Г. Полное собрание сочинений : в 13 т. / В. Г. Белинский. – М. : Изд-во АН СССР, 1955. – Т. XII. – 321 с.
  7. Тургенев И. С. Автобиография / И. С. Тургенев // Полн. собр. соч. и писем : в 30 (12) т. – М. : Наука, 1983. – Т. 11. – 527 с.
  8. Богословский Н. В. Тургенев / Н. В. Богословский. – М. : Молодая гвардия, 1964. – 416 с.
  9. Рыбасов А. Гончаров / А. Рыбасов. – М. : Молодая гвардия, 1957. – 372 с.
  10. Лобанов М. П. Островский / М. П. Лобанов.– М. : Молодая гвардия, 1979.– 382 с.
  11. Автобиографические наброски, воспоминания и заметки Некрасова // Н.А. Некрасов: в 3 т. Т. 1. М.: АН СССР, 1946. Лит. наследство. Т. 49/50. – С. 133-210.
  12. Жданов В. В. Некрасов / В. В. Жданов. – М. : Молодая гвардия, 1971. – 496 с.
  13. Мартынов П. Город Симбирск за 250 лет его существования / П. Мартынов. – Симбирск, 1898. – 319 с.
  14. Гончаров И. А. Воспоминания / И. А. Гончаров // Собрание сочинений : в 7 т. – М. : Государственное издательство художественной литературы, 1954. – Т. 7. Статьи, заметки, рецензии, автобиографии, избранные письма. – С. 195–316.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Kudryashov L.V. Social’naja determinacija hudozhestvennogo tvorchestva [Social determination of artistic creation: the abstract of theses candidate of philosophical sciences: 09.00.11. M., 2001] [Electronic resource]. URL: http://cheloveknauka.com/ (accessed: 02.17.2017) [in Russian]
  2. Frank S.L. Duhovnye osnovy obshhestva: Sbornik [Spiritual foundations of society: Collection] / S.L. Frank; Comp. P.V. Alekseev. M .: Respublica, 1992. 510 p. [in Russian].
  3. Efroimson V.P. Pedagogicheskaja genetika [Educational genetics] // Biologija. 2000. №30. pp.5-11; №31. P. 5-11.
  4. Istorija russkogo romana [History of the Russian novel] In 2 vol. Vol. 1. M.-L .: Izd-vo Akademii nauk, 1962. 625 p.
  5. Gillelson M.I., I.B. Muszyna. Povest’ A.S. Pushkina «Kapitanskaja dochka» [Story of A.S. Pushkin “The Captain’s Daughter”]: Kommentarij. Posobie dlja uchitelja. L .: Prosveshhenie, 1977. 192 p.
  6. G. Belinsky Polnoe sobranie sochinenij [Complete Works]: In 13 vol. M.: Izd-vo AN SSSR. Vol. XII, 1955.
  7. Turgenev I.S. Avtobiografija [Autobiography] // Turgenev I.S. sobr. soch. i pisem [Complete set of works and letters]. – M.: Nauka, 1983. In 30 (12) vol., vol. 11. 527 p.
  8. Bogoslovskiy N.V. Turgenev. M.: Molodaja gvardija, 1964. 416 p.
  9. Rybasov A. Goncharov. – M.: Molodaja gvardija, 1957. 372 p.
  10. Lobanov M.P. Ostrovskiy. M.: Molodaja gvardija, 1979. 382 p.
  11. Avtobiograficheskie nabroski, vospominanija i zametki Nekrasova [Autobiographical sketches, memoirs and notes by Nekrasov] // Nekrasov N.A. M.: AN SSSR, 1964. In 3 vol., vol. 1., 1946. Lit. nasledstvo. vol. 49/50, P.133-210.
  12. Zhdanov V.V. Nekrasov. M.: Molodaja gvardija, 1971. 496 p.
  13. Martynov P. Gorod Simbirsk za 250 let ego sushhestvovanija [The Simbirsk city for 250 years of its existence]. – Simbirsk, 1898. 319 p.
  14. Goncharov I.A. Vospominanija [Memories] // Goncharov I.A. Sobranie sochinenij [Collected Works]. M.: Gosudarstvennoe izdatel’stvo hudozhestvennoj literatury, 1954. In 7 vol., vol.7. Stat’i, zametki, recenzii, avtobiografii, izbrannye pis’ma [Articles, notes, reviews, autobiographies, selected letters]. P. 195-316.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.