Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2020.92.2.053

Скачать PDF ( ) Страницы: 95-98 Выпуск: № 2 (92) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Пятникова Т. Р. ПРИГОВОРКИ В ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЕ ХАНТЫ ПОЛНОВАТСКОГО ПРИОБЬЯ / Т. Р. Пятникова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — № 2 (92) Часть 2. — С. 95—98. — URL: https://research-journal.org/culture/prigovorki-v-tradicionnoj-kulture-xanty-polnovatskogo-priobya/ (дата обращения: 27.10.2020. ). doi: 10.23670/IRJ.2020.92.2.053
Пятникова Т. Р. ПРИГОВОРКИ В ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЕ ХАНТЫ ПОЛНОВАТСКОГО ПРИОБЬЯ / Т. Р. Пятникова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — № 2 (92) Часть 2. — С. 95—98. doi: 10.23670/IRJ.2020.92.2.053

Импортировать


ПРИГОВОРКИ В ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЕ ХАНТЫ ПОЛНОВАТСКОГО ПРИОБЬЯ

ПРИГОВОРКИ В ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЕ ХАНТЫ ПОЛНОВАТСКОГО ПРИОБЬЯ

Научная статья

Пятникова Т.Р. *

ORCID: 0000-0002-9631-3153,

БУ ХМАО – Югры «Обско-угорский институт прикладных исследований и разработок», Белоярский, Россия

* Корреспондирующий автор (toma.pyatnikova[at]mail.ru)

Аннотация

Автор на основе полевого материала, собранных в поселениях полноватского Приобья Белоярского района  Ханты-Мансийского  автономного округа-Югра Тюменской области с 1996 по 2018 гг. и литературных источников, рассматривает один из жанров устного народного творчества – приговорки. В условиях функционирования региональной культуры изучение устного народного творчества ханты полноватского Приобья в настоящее время приобрело особую значимость и актуальность. Прежде всего, выделим его социальную значимость – сохранение культурного наследия играет важную стабилизирующую роль в жизни человека.

В статье осуществлена классификация материала по тематическому принципу и соответствуют: семейным, календарным, промысловым, бытовым обрядам. Рассматриваемый материал показал, что даже малый жанр фольклора способен выразить специфические национальные черты.

Ключевые слова: приговорки, малый жанр фольклора, ханты, обряд, образ, представления, верования, традиционная культура.

SAYINGS IN THE TRADITIONAL CULTURE OF THE KHANTY OF POLNOVATSK PRIOBYE

Research article

Pyatnikova T.R. *

ORCID ID: 0000-0002-9631-3153,

Khanty-Mansi Autonomous Okrug – Yugra “Ob-Ugric Institute of Applied Researches and Development,”

Beloyarsky, Russia

* Corresponding author (toma.pyatnikova[at]mail.ru)

Abstract

Based on the field material collected in the settlements of the Polnovatsk Priobye of the Beloyarsky district of the Khanty-Mansiysk Autonomous Okrug-Ugra of the Tyumen Region from 1996 to 2018 as well as literary sources, the author examines one of the genres of verbal folklore – sayings. In the context of the regional culture functioning, the study of the verbal folklore of the Khanty of the Polnovatsk Priobye region has now acquired special significance and relevance. First of all, we’d like to highlight its social significance since the preservation of cultural heritage plays an important stabilizing role in human life.

The article classifies the material according to the thematic principle and singles out family, calendar, trade, and everyday rites. The material under consideration shows that even nursery rhymes can express specific national features.

Keywords:  sayings, nursery rhymes, Khanty, rite, image, representation, beliefs, traditional culture. 

Данный жанр фольклора нашло отражение в трудах многих исследователей русского детского фольклора, это работы: В.П. Аникина [1], Н.А. Волкорезовой [3], Т.П. Жуйковой [5], Ф.С. Капицы и М.Т. Колядич [7], А.Н. Мартыновой [9], М.Ю. Перзеке [10], Е.И. Спициной [17], И.В. Шинтяпиной [18] и др. фольклористов. В них отмечаются особенности современного бытования детских жанров, редкость исполнения текстов, исчезновение произведений из повседневной жизни. Работы по детскому фольклору ханты опубликованы Л.В. Кашлатовой [8], С.Д. Дядюн [4], авторы рассматривают воспитание детей на основе фольклорных традиций, в них отсутствует этнографическая интерпретация. Несмотря на некоторые разногласия по вопросам классификации, практически все исследователи определяют, что приговорка это поэтическое обращение к различным природным явлениям, животным, птицам, растениям, каким-либо предметам, а также по случаю разных мелких событий неприятного характера, подчёркивают неоценимое значение в трудовом, экологическом и эстетическом воспитании. Значение слова «приговорка» можно трактовать по-разному. В отличие от пословиц, приговорка не скрывает в себе поучительного смысла.

На необходимость изучения региональных фольклорных традиций этноса указывает Б.Н. Путилов. Исследователь обращает внимание на то, что черты общенационального фольклора вычленяются только из сопоставления множества локальных традиций этноса. Изучение местных традиций позволяет показать не только существующие отличия в жанрах, которые зависят от уклада жизни и культуры региона, но и даёт возможность проследить историю жанра, его развитие и изменение [12, С. 159; 171].

Целью  статьи является попытка классификации приговорок ханты полноватского Приобья. Для анализа текстов использован описательный метод. Новизна состоит в том, что выбранная тема до настоящего времени не становилась объектом специального рассмотрения.

Рассмотрим значение слова «приговорка» из разных источников:

«Большой современный толковый словарь русского языка»: Приговорка – это прибаутка, присловье [2]. «Приговорками в детском фольклоре называют небольшие стихотворные обращения к растениям, птицам, животным. Это могут быть прямые просьбы или звукоподражания. Происхождением своим они обязаны древним заговорам и заклинаниям, при помощи которых наши предки старались каким-то образом повлиять на силы природы. На сегодняшний день это просто элемент детских развлечений и забав, обращённых к домашнему быту, к повседневным занятиям» [11]. М.Ю. Перзеке: «Обязательными элементами закличек и приговорок являются словесное обращение к объекту клича и императивная форма глагола, следующего за ним. Эти признаки являются обязательными для жанра закличек – приговорок, а их отсутствие или видоизменение может быть вызвано лишь деформацией текста со временем. Постепенно заговорные формулы обособились от обрядов метеорологической и промысловой магии и перешли в детскую субкультуру, а с ними определённое мировоззрение, тип мышления, способы взаимодействия с окружающей действительностью, характерные в далёком прошлом для всего человечества. Это анимистические представления, закономерности мифологического и магического мышления [10, С. 15].

В настоящее время данный жанр фольклора у ханты полноватского Приобья популярен среди людей старшего поколения, но, к сожалению, специальный народный термин мной не выявлен и не зафиксирован.

Хантыйский фольклор можно разделить на определённые циклы, которые соответствуют: семейным [13], [14], [15], календарным [16], промысловым, бытовым обрядам, каждому из которых соответствуют определённые приговорки. К семейным относятся: колыбельные песни, плачи свадебного  и похоронного обрядов, обряды рождения ребёнка. Календарным: обращения, сопровождающие обряды и являются дополняющими элементами действия. Промысловые приговорки выполняли функции: магически воздействовать на процесс и результат. Бытовые: связаны с верованиями народа, с его образом жизни, с его бытом.

В семейных обрядах наиболее древнейшим жанром являются колыбельные песни экщаньщуп ар ʻхвалебная песняʼ, сочинённые и исполняемые матерью, в них говорилось о том, каким она хочет видеть его в дальнейшей жизни. Эти песни являлись, как бы, заговором на счастливую судьбу. Они играют важную роль в формировании базовой детской картины мира, знакомят с родным языком. Через несложные игры знакомили ребёнка с его семьёй. Например,  Игра на  пальцах рук, ребёнку показывают: «ʻБольшой палец – это отец, указательный – мама, далее твои брат и сестра, мизинец – самый маленький – это ты. Замёрз, где бы  согретьсяʼ?» Играющий лезет ребёнку под мышки, и т.д., щекотит. У ханты было особое отношение к кошке и собаке, с ними разговаривали на особом языке, всегда ласково, как и с маленькими детьми. Согласно представлениям, кошка и собака являются образами божеств, выполняют охраняющую функцию от нечистой силы. Если маме необходимо выйти, чтобы ребёнок не оставался один, в дом запускали собаку, если не было кошки. Детям, называя части тела кошки и собаки, сравнивали с предметами быта.

Календарные обряды, связанные с хозяйственной деятельностью, сопровождались определёнными просьбами, приговорками, к божествам для получения от них той или иной помощи. В исполнении детей они могли иметь шутливый, развлекательный характер. Созданные взрослыми для детей приговорки исполнялись хором или индивидуально. Например, В обряде Тыльщ поры ʻОбряд угощения Месяца (Луны)ʼ, основную деятельность под руководством женщин выполняли дети: «В новолуние берут лопату и идут по деревне собирать еду. Подходят к двери, скребут лопатой по стене и говорят: «ʻМесяц, месяц, поесть-попить проситʼЛопата символизировала месяц. Затем в дверь просовывали лопату со словами: «ʻСын духа, сын богини появился, просит есть, пить, чтобы дальше растиʼ. Хозяева кладут еду на лопату. Дети перед уходом также скребут палкой по стене и благодарят хозяев: «ʻПусть еды ещё больше будет и т.д.ʼ». Тем, кто не впускал в дом, говорили плохие слова» [16, C. 19-21]. В хантыйском календаре год состоит их двух полугодий «зима-лето», т.е. холодное и тёплое время. Время пребывания ворон в наших краях относится к тёплому полугодию. «ʻВорона первая прилетает в наши края, чтобы к лету дни повернуть, и последние улетаютʼ». «В образе вороны, будто, Небесная мать, Главная мать. В старину обряд «Вороний день» был большим священным днём.  В лесу разводили костёр, звали ворону: «Дальнюю дорогу летевшие ноги, руки здесь погрей». Кто-нибудь из детей взбирался на дерево, ставил угощение (сваренную кашу), кричал кар-кар-кар, подражая вороне. Просили, чтобы год был урожайный, здоровья, благополучия [16, C. 22-27]. Участие в обрядах позволяет детям почувствовать сопричастность к культуре своего народа. В настоящее время календарный фольклор почти исчез не только из детской, но и из взрослой среды.

В хантыйской мифологии лес связан с животным миром, местом обитания лесных существ, духов-хозяев местности, божеств. В деревья могли селиться какие-нибудь духи и т.д. Поэтому, проходя под наклонившимся деревом, некоторые и сейчас говорят: «ʻЯ сверху, ты снизуʼ» (говорили наоборот). «На таких деревьях сидет куль ʻлесное существоʼ, он забирается на спину и наносит вред здоровью человека» [8, C. 180]. Приговорка в данном случае выполняет защитную функцию. Собирая в лесу ягоды, обращались к птичке: «ʻПтичка, покажи свои ягодные места, я твоим детям тряпичные куклы сошьюʼ». Предлагается обмен за услугу. Используя приговорки в качестве заговоров от неприятностей и т.д., они вырабатывали правила поведения, выстраивая тем самым систему взаимоотношений с природой, с окружающим миром.

Основным видом хозяйственной деятельности зимой и летом было рыболовство. Весной, когда первый раз садились в лодку, взрослые себе и детям смачивали голову водой со словами: «ʻСо спины белой лошади пересели на спину чёрной лошадиʼ (Зимой водоёмы покрываются снегом, летом вода тёмная). Таким образом, как бы здоровались с водой, водным духам оказывали им почтение. Это делали для безопасности на воде.

В повседневной жизни люди верили, что с помощью просьбы-пожелания,  угощений, могут влиять на погоду. «Для того, чтобы наступили тёплые дни, Месяцу делают угощение. «Берут в лопату снег, туда же кладут кусочек хлеба и кидают в сторону месяца, приговаривая: «Мелк, мелк, мелк, ʻТепло, тепло, тепло. Пусть будет богатое лето, богатое летоʼ». Семь лопат со снегом кидают, семь раз кричат [6]. Или, «Золу сыпали в какой-нибудь сосуд, и на улице разбрасывая горстями, приговаривали: «ʻСнеговая туча появись. Снег падай, снег падай. Твоим дочерям, сыновьям холодно по земле ходитьʼ». Чтобы не было дождя, на тучу направляли железный предмет (топор, нож) лезвием вверх: «ʻДядя! Твой водяной живот пусть в другом месте лопнетʼ». В верованиях ханты до сих пор сохраняется культ огня. Огонь в домашнем очаге ласково называют Тўт аӈкие ʻОгонь матушкаʼ, считается хозяйкой жилища,  на ней готовят горячую еду, обогревает жилище. Когда печь подтапливали сучковатым поленом, говорили: «ʻОгонь матушка, горло своё поберегиʼ». Если у ребёнка выпал зуб, заворачивали в клочок бумаги или ткань, бросали в огонь: «ʻОгонь матушка, я тебе хороший зуб дал, ты мне плохой зуб дайʼ». Не скажешь так, вырастит плохой зуб.  Существовал  способ избавления от бородавки: «Смазывали рыбьей кровью и показывали убывающему месяцу, приговаривая: «ʻМой лишний кусочек мяса съешьʼ». Звенит в ухе: «ʻПогодите, мой чугунный котёл ещё не продырявилсяʼ». Звон в ухе означает, будто, кто-то из покойников зовёт к себе. Во время общей трапезы, если кому-то необходимо выйти из-за стола, говорит:  «ʻСтол держитеʼ». По народным поверьям, если стол не держать, то сытость еды уйдёт вместе с человеком.

Как показал рассматриваемый материал, приговорки затрагивают все стороны жизни, в них проявляется национальное своеобразие. Для некоторых из них характерен особый фольклорный язык, например, традиционное словообразование: Огонь-мать, Небесный отец, Мать-Земля и т.д. Небольшие тексты, которым сопровождалось какое-нибудь действие с целью вызвать желаемый результат, могут свободно варьировать, импровизировать на любую тему.

Приговорки, являясь традиционными произведениями семейного, календарного, промыслового, бытового обрядов, связанные с древними верованиями, при обращении к силам природы с какой-либо просьбой, выступают как воплощение анимизма (одушевление природы), кроме того строятся на приёме антропоморфизма (очеловечивание животных, птиц). Но время прошло, магический смысл приговорок забылся, сегодня это просто элемент обряда. Наши предки использовали их намного чаще, чем сегодня. Это происходит в связи с существенными изменениями образа жизни и трансформации традиционной культуры, что привело  к разрыву преемственности, передаче подрастающему поколению ценностей этнокультурного наследия.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

 

Список литературы / References

  1. Аникин В.П. Русские народные пословицы, поговорки, загадки, детский фольклор / Аникин В.П. М.: Учпедгиз. 1957. С. 88-89.
  2. Большой современный толковый словарь русского языка. 1150 с.
  3. Волкорезова Н.А. Русский детский фольклор в приобщении детей дошкольного возраста к культуре своего народа / Волкорезова Н.А. // Информ-образование. 2016. Выпуск 1. С.52-55.
  4. Дядюн С.Д. Хантыйский детский фольклор / Дядюн С.Д. Екатеринбург «Баско». 2008. 60 с.
  5. Жуйкова Т. П. Малые формы детского русского народного фольклора как средство формирования элементарных математических представлений у детей дошкольного возраста / Жуйкова Т. П. // Молодой учёный. 2014. № 15. С. 263-266.
  6. [Электронный ресурс] URL: https://moluch.ru/archive/74/12607/ (дата обращения 18.12.2019).
  7. Kannisto A. Materialien zur Mythologie der Wogulen / Kannisto A. Limola M. – Helsinki. 1958. 443 s.
  8. Капица Ф.С. Русский детский фольклор [электронный ресурс] 3-е изд., стереотип / Капица Ф.С., Колядич М.Т. – М.: Флинта. 2017. 316 с. (дата обращения 22.12.2019.).
  9. Кашлатова Л.В. Воспитание и образование детей обских угров на основе фольклорных традиций / Кашлатова Л.В. / Вестник СурГПУ. Сургут, 2018. № 5 (56).
  10. Мартынова А.Н. Детский поэтический фольклор / Мартынова А.Н. Антология. СПб. Дмитрий Буланин: Petropolis, 1997. 576 с.
  11. Перзеке М.Ю. Мифологические образы закличек и приговорок восточнославянского детского фольклора / Перзеке М.Ю. Луганск. 2004. С. 15-18.
  12. Приговорки / Дом детей [Электронный ресурс]. URL: http:// www. Prigovorki / in.html (дата обращения 25.10.2019).
  13. Путилов Б.Н. Фольклор и народная культура. In memoriam / Путилов Б.Н. – СПб.: Петербургское востоковедение. 2003. 464 с.
  14. Пятникова Т.Р. Обряды северных ханты Белоярского района, связанные с рождением ребёнка / Пятникова Т.Р., Каксина Е.Д., Слепенкова Р.К. // Культурные филологические аспекты генезиса трансформации исторических общностей коренных народов Югры. 2012. С. 37-45.
  15. Пятникова Т.Р. Свадебный обряд северных хантов Белоярского района / Пятникова Т.Р., Слепенкова Р.К., Каксина Е.Д. // Культурные и филологические аспекты генезиса и трансформации исторических общностей коренных народов Югры. Вып. 3. – Тюмень: ООО «Сити-пресс», 2015. С. 142-154.
  16. Пятникова Т.Р. Похороно-поминальные обряды хантов полноватского Приобья / Пятникова Т.Р. // Вестник Сургутского государственного педагогического университета №4 (49), 2017. С. 143-148
  17. Пятникова Т.Р. Традиционные обряды хантов усть-казымского Приобья / Пятникова Т.Р. –Екатеринбург: Баско, 2008. 80 с.
  18. Спицына Е.И. Детский фольклор: трансформация традиции / Спицына Е.И. // Культурология и цивилизация. 2016. № 2. С. 232-241.
  19. Шинтяпина И. В. Детский фольклор как средство возрождения традиционного фольклорного исполнительства / Шинтяпина И. В. // Культурология и цивилизация. 2016. № 4. С. 363-371.

Информанты

ПМА 1 – Гришкина (Лельхова ) Пелагея Алексеевна 1932 г.р.д. Пашторы

ПМА 2 – Лельхова Евдокия Ефремовна 1936 г.р. д. Пашторы

ПМА 3 – Лельхова (Федотова) Акулина Васильевна 1923 г.р.д. Пашторы

ПМА 4 – Ользина Матрёна Григорьевна 1930 г.р.ю. Суреи

ПМА 5 – Пятникова (Ользина) Евдокия  Григорьевна 1924 г.р. ю. Суреи

ПМА 6 – Юмина (Лельхова ) Матрёна Григорьевна 1934 г.р. д. Пашторы

ПМА 7 – Юхлымова (Миляхова) Прасковья Николаевна 1930 г.р. ю. Чуэли

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Anikin V.P. Russkie narodnye poslovicy, pogovorki, zagadki, detskij fol’klor [Russian folk Proverbs, sayings, riddles, children’s folklore] / Anikin V.P. M.: Uchpedgiz. 1957. Pp. 88-89. [in Russian].
  2. Bol’shoj sovremennyj tolkovyj slovar’ russkogo yazyka [Large modern explanatory dictionary of the Russian language]. 2012. 1150 PP. [in Russian].
  3. Volkorezova N.A. Russkij detskij fol’klor v priobshchenii detej doshkol’nogo vozrasta k kul’ture svoego naroda [Russian children’s folklore in introducing preschool children to the culture of their people] / Volkorezova N.A. Inform-obrazovanie. 2016. Edition 1. Pp. 52-55. [in Russian].
  4. Dyadyun S.D. Hantyjskij detskij fol’klor [Khanty children’s folklore] / Dyadyun S.D. – Ekaterinburg «Basko». 2008. 60 р. (In Russian).
  5. Zhuikova T. P. Maly`e formy` detskogo russkogo narodnogo fol`klora kak sredstvo formirovaniya e`lementarny`x matematicheskix predstavlenij u detej doshkol`nogo vozrasta [Small forms of children’s Russian folk folklore as a means of forming elementary mathematical representations in preschool children] [Electronic resource] / Zhuikova T. P. URL https://moluch.ru/archive/74/12607/ [in Russian].
  6. Kannisto A. Limola M. Materialien zur Mythologie der Wogulen [Materials for the mythology of the Voguls] / Kannisto A. Limola M. – Helsinki. 1958. 443 p. [in German]
  7. Kapitsa F. S. Russkij detskij fol’klor [Russian children’s folklore] / Kapitsa F. S., Kolyadich M. T. 3-th edition., stereotip. – M.: Flinta. 2017. 316 р. [in Russian].
  8. Kashlatova L.V. Vospitanie i obrazovanie detej obskih ugrov na osnove fol’klornyh tradicij [The upbringing and education of children Ob-Ugric people on the basis of folk traditions] / Kashlatova L.V. // Vestnik SurGPU. Surgut, 2018. № 5 (56). [in Russian].
  9. Martynova A. N. Detskij poeticheskij fol’klor. Antologiya [Children’s poetic folklore. Anthology] / Martynova A. N. SPb. Dmitrij Bulanin: Petropolis, 1997. 576 р. [in Russian].
  10. Perzeke M.Yu. Mifologicheskie obrazy zaklichek i prigovorok vostochnoslavyanskogo detskogo fol’klora [Mythological images of salicic and prigovorom East Slavic children’s folklore] / Perzeke M.Yu. Lugansk. 2004. Pp. 15-18. [in Russian].
  11. Prigovorki / Dom detej [Children’s home] [Electronic resource] URL: http: // www. Prigovorki / in.html (accessed 25.10.2019). [in Russian].
  12. Putilov B.N. Fol’klor i narodnaya kul’tura [Folklore and folk culture] / Putilov B.N. In memoriam. – SPb.: Peterburgskoe vostokovedenie. 2003. 464 р. [in Russian].
  13. Pyatnikova T. R. Obryady severnyh hanty Beloyarskogo rajona, svyazannye s rozhdeniem rebyonka [Rites of the Northern Khanty of the Beloyarsky district associated with the birth of a child] / Pyatnikova T. R., Kaksina E. D., Slepenkova R. K. // Kul`turny`e filologicheskie aspekty` genezisa transformacii istoricheskix obshhnostej korenny`x narodov Yugry`.2012. Pp. 37-45. [in Russian].
  14. Pyatnikova T. R. Svadebnyj obryad severnyh hantov Beloyarskogo rajona [Wedding ceremony of Northern Khants of Beloyarsky district] / Pyatnikova T. R., Slepenkova R. K., Kaksina E. D. // Kul`turny`e filologicheskie aspekty` genezisa transformacii istoricheskix obshhnostej korenny`x narodov Yugry`: Vy`p.. 3. – Tyumen: LLC “city-press”, 2015. Pр. 142-154. [in Russian].
  15. Pyatnikova T. R. Pohorono-pominal’nye obryady hantov polnovatskogo Priob’ya [Pohorona-funeral rites of the Khanty polnovatogo Ob] / Pyatnikova T. R. // Vestnik Surgutskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta . № 4 (49), 2017. Pp. 143-148. [in Russian].
  16. Pyatnikova T. R. Tradicionnye obryady hantov ust’-kazymskogo Priob’ya [Traditional rites of Khants of Ust-Kazym Ob region] / Pyatnikova T. R. Ekaterinburg. 2008. 80 PP. [in Russian]
  17. Spicyna E.I. Detskij fol’klor: transformaciya tradicii [Children’s folklore: the transformation of tradition] / Spicyna E.I. // Kul’turologiya i civilizaciya. 2016. № 2. [in Russian].
  18. Shintyapina I. V. Detskij fol’klor kak sredstvo vozrozhdeniya tradicionnogo fol’klornogo ispolnitel’stva [Children’s folklore as a means of reviving traditional folklore performance] / Shintyapina I. V. Kul’turologiya i civilizaciya. 2016. № 4. Pp. 363-371. [in Russian].

Informanty

PMA – 1. Grishkina (Lelikova ) Pelageya Alekseevna born in 1932 r. d. Pastory

PMA – 2. Lelikova Evdokia Efpemovna, 1936 r. d. Pastory

PMA – 3. Lelkhova (Fedotova) Akulina Vasilyevna 1923 r. d. Pastory

PMA – 4. Olzina Matrena Grigoryevna 1930 r.  Yu.Surei

PMA – 5. Pyatnikova (Olzina) Evdokiya Grigoryevna 1924 r. Yu. Surei

PMA – 6. Yumina (Lelkhova ) Matrena Grigoryevna 1934 r. d. Pastory

PMA – 7. Yklimova (Milakova) Praskovya Nikolayevna 1930 r. d. Coeli

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.