Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 18+

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2015.42.031

Скачать PDF ( ) Страницы: 127-129 Выпуск: №11 (42) Часть 4 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Курилова С. Н. ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ ИМИДЖИ АРКТИЧЕСКИХ РЕГИОНОВ: АКТУАЛЬНЫЕ ГЕООБРАЗЫ ЯМАЛА / С. Н. Курилова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2015. — №11 (42) Часть 4. — С. 127—129. — URL: https://research-journal.org/culture/potencialnye-imidzhi-arkticheskix-regionov-aktualnye-geoobrazy-yamala/ (дата обращения: 23.01.2019. ). doi: 10.18454/IRJ.2015.42.031
Курилова С. Н. ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ ИМИДЖИ АРКТИЧЕСКИХ РЕГИОНОВ: АКТУАЛЬНЫЕ ГЕООБРАЗЫ ЯМАЛА / С. Н. Курилова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2015. — №11 (42) Часть 4. — С. 127—129. doi: 10.18454/IRJ.2015.42.031

Импортировать


ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ ИМИДЖИ АРКТИЧЕСКИХ РЕГИОНОВ: АКТУАЛЬНЫЕ ГЕООБРАЗЫ ЯМАЛА

Курилова С.Н.

кандидат филологических наук, Институт гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН

Исследование выполнено за счет гранта Российского научного фонда (проект № 14-38-00031)

ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ ИМИДЖИ АРКТИЧЕСКИХ РЕГИОНОВ: АКТУАЛЬНЫЕ ГЕООБРАЗЫ ЯМАЛА

Аннотация

Статья посвящена исследованию геокультурного ландшафта арктических регионов России с целью выявления образов северных территорий, их идентификации, оценки и разработки имиджевых ресурсов. Анализ экспедиционного и фактического материала позволит разработать когнитивные схемы развития гуманитарно-географических образов исследуемого региона с дальнейшим применением на этапе стратегического планирования имиджа территории.

Ключевые слова: геообраз, арктический регион, коренные народы, промышленное освоение, сакральный ландшафт.

Kurilova S.N.

PhD in Philology, Institute for Humanities Research and Indigenous Studies of the North, Siberian Branch, Russian Academy of Sciences

POTENTIAL IMAGES OF THE ARCTIC REGIONS: CURRENT GEOIMAGES OF YAMAL

Abstract

The article deals with geocultural landscape of the arctic regions in order to identify images of the northern territories, estimate and develop the image resources. The analysis of evidence by field survey work allows creating the cognitive schemes of development of the humanitarian geoimages of the monitored area by their further application at the steps of the strategic planning of the territory image.

Keywords: geoimage, arctic region, indigenous peoples, industrial development, sacral landscape.

Ямало-Ненецкий автономный округ (далее – ЯНАО) расположен в арктической зоне Западной Сибири Российской Федерации и занимает площадь более 700 тыс. кв. км. Три пятых территории округа покрывают зоны тундры и лесотундры. Население округа составляет ок. 550 тыс. чел. Как и многие другие регионы арктической зоны, Ямал – это территория, имиджевый потенциал которой составляют ее географическое положение, аборигенные народы (включая также старожильческое население коми-зырян) и их культура, девственные уголки природы, водные ресурсы, многочисленные стада северных оленей, условия для этно-, эко-, спорт- и других видов туризма.

На образно-географической схеме исследуемой территории мы выделили наиболее актуальные геообразы, свойственные всем арктическим регионам в связи с их населением и историей освоения: образ 1-го порядка ГУЛАГ и образы 2-го порядка – геокультура коренных народов, геокультура временщиков и геокультура локальных сообществ. Геообраз ГУЛАГ входит в группу основных потенциальных имиджей территории 1-го порядка наряду с геообразами ТУНДРА и ОБЬ (Обдория), содержание которых, в свою очередь, наполняют геообразы 2-го порядка – Полярный круг, северное сияние, вечная мерзлота, Полярный Урал, северный олень, мамонт, рыба, муксун, Приобье, Обдорск, Обдорская ярмарка, династия Обдорские-Тайшины, ненецкий фольклорный герой  Ваули Пиеттомин, Лукоморье, Мангазея, зимний персонаж Ямал Ири, святилище, Мертвая дорога, заброшенность, геокультура коренных народов, геокультура приезжих и др. Эффективность потенциальных элементов имиджа составляют окружной и районные музеи (музейные комплексы, краеведческие залы, отделы, уголки), природно-этнографические комплексы (этностойбища, этнографические музеи-заповедники, культурные центры и др.), памятники археологии и истории (места поклонения и паломничества коренных народов, городища, остроги и др.), памятники монументального искусства (монументальные экспозиции и сооружения, архитектура), традиционные и национальные праздники (дни оленевода и рыбака, Вороний день, Медвежий праздник, праздник Водяного царя и др.), обряды коренных народов и т.д.

Как отмечает Д.Н. Замятин, характерными особенностями Российской Арктики являются полиэтничность и история, связанная с ее освоением. Они формируют целостный образ арктической территории [1: 7]. ЯНАО всегда был и остается объектом промышленного освоения как край несметных природных богатств. История его освоения тесно связана с лагерями ГУЛАГа и темой дороги. Силами заключенных лагерей ГУЛАГа, а это в основном репрессированные политзаключенные («враги народа»), в ЯНАО строилась железная дорога, которая должна была связать отдаленные районы Севера Сибири вплоть до Берингова пролива и обеспечить доступ к месторождениям полезных ископаемых (горючим полезным ископаемым и рудам). Сейчас эту железную дорогу называют по-разному – Мертвая дорога, 501-я стройка, 503-я стройка, Северный БАМ, Пятьсот веселая, Сталинка, Трасса смерти, Дорога в никуда, Дорога-призрак. Это памятник бессмысленности и авантюре унесшей сотни тысяч человеческих жизней, и при этом словно музей под открытым небом: железнодорожное полотно и депо, деревянные и металлические мосты, порыжевшие под бременем времени и природы паровозы-вагоны, лагпункты ГУЛАГа, поселки-призраки и пустынные города, при виде которых возникает другие ментальные образы, заключающиеся в ощущении заброшенности и виноватой ненужности. Один из экспонатов этого музея «встал» на постамент в г. Салехард в 2003г., став Мемориалом, посвященным строителям железной дороги. В городской архитектуре отмечены опорные точки в виде сохранившихся зданий театра, начальной школы и архива 501-й стройки. Мертвая дорога интересует сегодня многих, о чем свидетельствуют проводимые мероприятия (экспедиции и конференции), направленные на сохранение объектов сталинской стройки от уничтожения в связи со строительством новой железной дороги.

Уже начиная со времен насильственной со стороны сталинского режима миграции населения и до времен начала промышленного освоения северных территорий, можно говорить о возникновении и развитии в ЯНАО своеобразного конгломерата геокультур, характерного всем арктическим территориям. Одной из наиболее значимых выступает геокультура коренных народов. ЯНАО полиэтничен, многонационален. Однако исконными жителями округа являются ханты, селькупы и ненцы, составляющие восемь процентов от общей численности населения округа. Главным образом, эти народы заняты единственной для них и этносохраняющей отраслью сельского хозяйства – северным оленеводством. Олень для них – все: объект культа, пища, одежда, транспорт, жилье, образ жизни. Иметь много оленей, приумножать их поголовье, «каслать» – признак статуса и залог процветания всей семьи, всего рода. Сегодня на территории округа более 700 тыс. голов северного оленя. Северный олень выступает не только ярким, основным символом Ямала, но и ресурсом его экономики – сохраняется традиционная культура коренных народов, развивается эко- и этнотуризм, производится экологическая мясопродукция (например, предприятием «Ямальские олени»). Оленьи ресурсы округа позволяют производить и реализовывать мясопродукцию не только за пределы округа, но и за границу. Символически олень представлен во всех визуальных планах – памятники северному оленю в населенных пунктах, изображение оленя на гербе ЯНАО и в геральдических символах районов, геометрические узоры в виде оленьих рогов на традиционных ненецких и хантыйских одеждах, на флагах округа и его районов. Представителям не только коренных народов округа представляется возможность приобрести по займу небольшое поголовье северного оленя. Поэтому стать оленным, а значит по представлениям коренных ямальцев успешным человеком, есть в округе у каждого. Рыболовство рассматривается как вспомогательная отрасль. Судя по биографическим нарративам наших информантов – хантов и ненцев, «ловить рыбу» менее престижно, чем «каслать». После раскулачивания их родители, потеряв своих оленей, из безвыходности переселялись в рыбацкие поселения и пересаживались на бударку (вид лодки), т.е. начинали заниматься рыболовством, чтобы прокормить семью, детей [2: 20]. Ханты, потомки раскулаченных оленеводов, так и говорят: мы «выросли на бударке». Другой важной особенностью сохранения культурных элементов является аутентичность в бытовом укладе жизни коренных народов округа. Так, ненцы, ханты и селькупы предпочитают носить национальные одежды из натуральных материалов не только по особым дням (как например профессиональные праздники как дни оленеводов, рыбаков, или во время гонок на оленьих упряжках и др.), но и в повседневной жизни. Доступность натурматериалов (шкура, ровдуга, рыбья кожа) для пошива одежды, сувениров и иной продукции свидетельствует о степени сохранности северного оленеводства и традиционного уклада жизни в ЯНАО.

Ямал не зря называют «огнедышащим краем», «газовым сердцем» или «газовым баллоном». На его территории находятся крупнейшие залежи природного газа, богатейшие минеральные и энергетические ресурсы. Эта промышленная сфера формирует т.н. геокультуру временщиков, т.е. приезжих. К социальному типу временщиков относятся не только те, кто приехал «на север» на сезонную работу, но и тех, кто много лет проработал, прожил, создал семьи. Активное и экспансивное промышленное освоение оказывает негативное влияние на качественное состояние осваиваемых территорий: ухудшение экологической обстановки (промышленный мусор на маршрутах каслания оленеводов, свалки металлолома, куски стальных тросов и проволоки, бетонная крошка, от которой слепнут олени и рождаются мертвые оленята), сокращение мест, имеющих для коренного населения сакральное значение (разрушение святилищ хантов и ненцев под разработку месторождений). Сакральный ландшафт на исследуемой территории представляет собой систему действующих культовых объектов, представленных общими и семейно-родовыми святилищами, связанными с ландшафтными объектами или с народом, племенем, родом. Это – острова (Хэхэ-нго ‘священный остров’), озера (Нумто ‘Небесное божье озеро’), возвышенности (Хэбидя-наде-э ‘Священная гора’). Ненцы непрерывно общаются с хозяинами-духами этих мест, приносят им жертву [3: 18].

Принято также выделять третью геокультуру, образующую локальные сообщества, в которых взаимодействует коренное и приезжее население. Это локус, представляющий мини плавильный котел, в котором особый интерес вызывают трансформационные процессы, происходящие с коренным населением. Такая геокультура характеризуется образованной интеллигенции из числа представителей коренных народов, выраженным осознанием своей самобытности, но при этом культура характеризуется музейностью, наблюдается переход естественных форм коммемораций в искусственные, от мезо- в макроуровень и наоборот, изменение сакрального пространства и отношения к святилищам, появление гибридных или разноязычных обозначений одного объекта (напр., наименование одного ландшафтного объекта на языках разных народов).

Общение с представителями коренных народов в различных населенных пунктах и интервью с сотрудниками Департамента по делам коренных малочисленных народов ЯНАО показал, что в регионе отмечается пульсация всех трех геокультур, характеризующаяся гармоничностью их взаимоотношений. Накопившиеся на много лет истории проблемы экологического характера, так и вопросы, связанные с промышленным освоением, находятся в динамическом процессе урегулирования, и ощущается особое отношение правительства региона, максимально учитывающее интересы и права коренных народов.

Литература

  1. Замятин Д.Н. Арктические геокультуры: экзистенция пространственности // Лаборатория комплексных геокультурных исследований Арктики: дорожный проект. – Якутск: ИЦ АГИКИ, 2015. – С. 5-8.
  2. Курилова С.Н. «Каслание» за образами бескрайнего «Края Земли» // Лаборатория комплексных геокультурных исследований Арктики: дорожный проект. – Якутск: ИЦ АГИКИ, 2015. – С. 17-21.
  3. Лар Л.А. Культовые памятники Ямала. Хэбидя я: монография. – Тюмень: ИПОС СО РАН, 2003. – 173 с.

References

  1. Zamjatin D.N. Arkticheskie geokul’tury: jekzistencija prostranstvennosti // Laboratorija kompleksnyh geokul’turnyh issledovanij Arktiki: dorozhnyj proekt. – Jakutsk: IC AGIKI, 2015. – P. 5-8.
  2. Kurilova S.N. «Kaslanie» za obrazami beskrajnego «Kraja Zemli» // Laboratorija kompleksnyh geokul’turnyh issledovanij Arktiki: dorozhnyj proekt. – Jakutsk: IC AGIKI, 2015. – P. 17-21.
  3. Lar L.A. Kul’tovye pamjatniki Jamala. Hjebidja ja: monografija. – Tjumen’: IPOS SO RAN, 2003. – 173 p.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.