Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.61.082

Скачать PDF ( ) Страницы: 167-171 Выпуск: № 07 (61) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Трибушинина С. Д. МОРДОВСКИЕ НАРОДНЫЕ СКАЗКИ КАК КОММУНИКАТИВНОЕ СРЕДСТВО ЭТНОМЕДИЦИНЫ МОРДВЫ / С. Д. Трибушинина // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 07 (61) Часть 1. — С. 167—171. — URL: https://research-journal.org/culture/mordovskie-narodnye-skazki-kak-kommunikativnoe-sredstvo-etnomediciny-mordvy/ (дата обращения: 28.03.2020. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.61.082
Трибушинина С. Д. МОРДОВСКИЕ НАРОДНЫЕ СКАЗКИ КАК КОММУНИКАТИВНОЕ СРЕДСТВО ЭТНОМЕДИЦИНЫ МОРДВЫ / С. Д. Трибушинина // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 07 (61) Часть 1. — С. 167—171. doi: 10.23670/IRJ.2017.61.082

Импортировать


МОРДОВСКИЕ НАРОДНЫЕ СКАЗКИ КАК КОММУНИКАТИВНОЕ СРЕДСТВО ЭТНОМЕДИЦИНЫ МОРДВЫ

Трибушинина С.Д.

ORCID: 0000-0002-3472-3640, Аспирант отдела этнографии и этнологии, ГКУ «Научно-исследовательский институт гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия»

МОРДОВСКИЕ НАРОДНЫЕ СКАЗКИ КАК КОММУНИКАТИВНОЕ СРЕДСТВО ЭТНОМЕДИЦИНЫ МОРДВЫ

Аннотация

Этномедицина является важным элементом народных знаний. Передача накопленного опыта в этой области происходит различными коммуникативными средствами, в том числе посредством фольклорных текстов. В данной статье в качестве источника этномедицинской информации рассматриваются мордовские (мокшанские и эрзянские) сказки. В них содержатся представления мордвы о причинах заболеваний, рекомендации по их профилактике, лекарственные средства и приемы. Оригинальные тексты также рассматриваются как источники соответствующей терминологии.

Ключевые слова: коммуникация, коммуникативные средства, народные знания, этномедицина, мордва, народные сказки.

Tribushynina S.D.

ORCID: 0000-0002-3472-3640, Postgraduate Student of Ethnography and Ethnology Department, State Public Institution “Research Institute of Humanitarian Sciences under the Government of the Republic of Mordovia”

MORDOVIAN FOLK TALES AS ACOMMUNICATION TOOLS OF ETHNO-MEDICINE OF MORDVA

Abstract

Ethno-medicine is an important element of folk knowledge. The transfer of accumulated experience in this area takes place through various communication tools, including through folklore texts. In this article, Mordva (Moksha and Erzya) fairy tales are considered as a source of ethno-medical information. They contain the views of the Mordva on the causes of diseases, recommendations for their prevention, medicines and techniques. Original texts are also considered sources of relevant terminology.

Keywords: communication, communication tools, folk knowledge, ethno-medicine, Mordva, folk tales.

В настоящее время большое внимание в науке уделяется коммуникативным аспектам этнических отношений. Коммуникация предполагает передачу сообщения, обмен мыслями, информацией, т. е. общение. В данной статье будут рассмотрены мордовские сказки, выступающие как средства коммуникации для обмена информацией в области народной медицины. Ю. М. Лотман  отмечал, что фольклорные тексты (например, волшебная сказка) играют роль коммуникативного средства только для той аудитории, которая воспринимает информацию, выраженную в данной форме [7, С. 34]. Они выступают важным коммуникативным средством, посредством которого передается накопленный поколениями народный опыт. По словам профессора А. А. Гагаева, в сказках происходит моделирование «бытового реалистического содержания» жизни представителей мордовского этноса: внутренней жизни этноса, его интересов, бытовых особенностей, верований и отношения к религии, мировоззрение, космогонические взгляды [3, С. 9].

Большое количество народных мордовских произведений было собрано учеными в фольклорных и этнографических экспедициях. Первые сказки мордовского народа были записаны и переведены на русский язык А. Алквистом [1, Л. 300] и Д. Н. Орловым [20] в 60-х гг. XIX века. Сказки, собранные в экспедициях М. Е. Евсевьевым, использовались уже не только в качестве литературных и языковых источников, но и в качестве этнографического источника, дающего представление о жизни и деятельности этого народа [4, С. 412]. Мордовские сказители заимствовали у соседей сюжеты для некоторых сказок, но есть и произведения, отличающиеся самобытностью, свидетельствующие о богатом традициями прошлом, вере предков. Известный исследователь А. И. Маскаев писал, что сказка в прошлом играла также хозяйственную роль [8, С. 14]. По преданиям, Вирява (божество, хранительница леса) любила сказки, и перед охотой мужчины собирались и рассказывали их, чтобы задобрить хозяйку леса и охота прошла удачно. Д. К. Зеленин подчеркивал, что у мордовских сказителей была высока вера в то, что они воспроизводили [6].

Мордовские (мокшанские и эрзянские) сказки являются источником народных знаний, накопленных данным этносом. Одной из важных составляющих культурного наследия является народная медицина. Она представляет собой модель коммуникации, служащую для передачи сведений о человеческом организме, его особенностях, заболеваниях, средствах их профилактики и лечения. Лечебные средства, известные мордве, часто являются атрибутом рассматриваемых нами фольклорных текстов.

Климат, тяжелые бытовые условия заставляли мордву задумываться о здоровье, крепости тела и духа и о чудодейственных средствах, от которых люди мгновенно становились бы сильными, здоровыми и умными. Эти представления находили свое отражение в фольклорном творчестве народа. В мордовских сказках описанными свойствами обладают волшебные жидкости (вода, пиво), предметы (палка и т. д.), магические существа (волшебная лошадь и т. п.), их сочетание, части тела животных и т. д. Мокшанская сказка «Иван Горохин» описывает пиво, которое прибавляет силу, и пиво, которое силу забирает [22, С. 83]. В эрзянской сказке «Сураля» («Сураля») девушка поит Пандая «какой-то водой» (та-кодамо ведьте), от которой герой приобретает невиданную  силу [23, С. 63]. В сказке «Кавто ялгат» («Два друга») в качестве средств, наделяющих одного из главных героев бодростью, выступают волшебная палка, полученная Мишей от трех братьев, которых он похоронил, и волшебная лошадь. Для вызова магической лошади требовалось воткнуть палку в землю и произнести ритуальные фразы: «Вишка братонь бодростезэ улезэ тесэ!» («Бодрость младшего брата, будь здесь!»), «Средней братонь бодростезэ улезэ тесэ!» («Бодрость среднего брата, будь здесь!») или «Старшей братонь бодростезэ улезэ тесэ!» («Бодрость старшего брата, будь здесь!»). Появившаяся после этих слов лошадь «фырчала» Мише в лицо, и тот становился богатырем [23, С. 186]. В сказке «Алёшка ды Ванюшка» богатырской силой молодцев наделяют сердце и печень курицы, «на зобу которой было написано: «Кона Монь седеем-максом порьсынзе, сень богатырень вий карми улеме» («Кто съест мое сердце и печень, у того будет богатырская сила») [22, С. 226]. Сказка про дурака Емелю рассказывает, как рыба-щука превратила главного героя в умного и красивого мужчину [23, С. 296]. Вежай в сказке «Вежай» для приобретения силы окунался в котел со смолой [2, С. 51].

Наиболее часто в качестве лекарственного средства в фольклоре выступает вода (ведь – м., э.)[i]. С водой связаны все сферы жизни человека. Мордва издревле проживала в районах, богатых естественными водными источниками (реками, ручьями, родниками и др.), благодаря чему у нее выработалась своя система употребления этой жидкости в быту. В пище и лечении предпочтение отдавалось воде из ключей и родников, вода из открытых водоемов использовалась, в основном, для хозяйственных нужд. С. А. Токарев отмечал, древние народы рассматривали воду, как «ощутимую стихию», приписывая ей целебную магическую силу. Такой взгляд был основан на очевидном и вполне реальном свойстве воды – смывать всякую грязь [21, С. 71]. Этого же взгляда придерживалась мордва [9, С. 116], [10, С. 103]. В сказочной традиции вода делится на «живую» (живой ведь – м., э.) и «мертвую». «Живая» вода часто встречается в сказках разных народов как оживляющее и оздоравливающее средство при травмах, особенно несовместимых с жизнью. Во многих сказках она используется совместно с «мертвой» водой. В мокшанской сказке «Вирьбаба»Лесная старуха») старуха поливает погибшего парня «живой» водой, и он воскресает, в эрзянской сказке «Алёшка ды Ванюшка» животные с ее помощью оживляют Алешку, позже Алешка таким же образом оживляет Ванюшку [22, C. 241]. В сказке «Оцяронь цера-богатырь» («Царевич-богатырь») старик разрубает девушку пополам, чистит внутренности, соединяет разрубленные части и поливает ее сначала свежей водой (свежай ведьса м.), затем «живой» водой [23, C. 66]. «Живой» водой в представлении мордовского народа является «голова воды» (ведь-бря – э., лисьма пря – м., э.).  По сведениям, приведенным этнографом М. Е. Евсевьевым, особенно большой целебной силой обладают «головы вод», собранные из семи источников или рек, «сисемь ведь-брят» — «семь водяных голов» [5, C. 72]. Профессор Л. И. Никонова приводит в своих книгах разнообразные способы лечения водой, услышанные от информантов во время экспедиций: собранную определенным образом воду употребляют для лечения простуды, сглаза, икоты, кожных заболеваний [11–19]. При лечении используется в основном родниковая вода, взятая из нескольких источников (от 3 до 12) и заговоренная знахарем или освященная в церкви [23, C. 271]; целебными свойствами обладают также дождевая вода и роса. Родниковой воде в сказках свойственно даже наращивание потерянных частей тела. Этот процесс описывается в эрзянской сказке «Вардыне»: «Анюта навинзе кедтнень ведьс – кедьлапат чачсть, ещё навинзе – сурт теевсть» («Анюта опустила руки руки в воду – наросли ладони, ещё раз опустила – образовались пальцы») [23, C. 271]. В мокшанской сказке «Кафта братт» («Два брата») бедного брата избавляет от слепоты роса из-под дуба (тумоть алда росаса м.) [23, C. 271]. Следует отметить также уточнение породы дерева в данном произведении. У мордвы дуб считался лекарственным растением. А. А. Шахматов неоднократно упоминает это дерево в связи с лечебными обрядами [24]. В ходе экспедиций по Республике Мордовия, проведенных под руководством профессора Л. И. Никоновой, был зафиксирован такой взгляд на происхождение «мертвой» воды: это вода, оставшаяся после обмывания покойника [18, C. 370]. До настоящего времени мордовские знахари используют воду в процессе лечения. Например, костоправы перед лечением травм протирают больное место теплой водой [25].

Подробно описывается процесс оживления и исцеления главного героя с помощью конкретно не обозначенной жидкости в сказке «Солдат Ваня»: «Пурнась тейтертне пенгть, уштызь пецькатнень и кармасть колмонест котёлтнэнь лакавтомо. Каизь васня боцькастонть сывеленть пижень котёонтень ды тосо лакавтызь. Кармась сывелесь ашолгадомо, вейс пурнавомо. Таргизь те котёлстонть, каизь сиянь котёлонтень, тосояк лакавтызь. Ков лакавтыть, сывелесь яла тееви ломань тела ёнов молицякс. Сынь лакавтсть, лакавтсть, таргизь сиянь котёлстонть, каизь сырнень котёлонтень и кармасть лакавтомо. Ков лакавтыть, тов теевить то кедь, то пильге, то мезе. Лакавтызь, таргизь котёлстонть… Соваатызь телань пелькстнэнь кудов, лацизь столь лангс кода эряви. Таргась атясь  кавто пузырькат ведь марто. Вадизе вейкенть эйсэ, теевсь Ванюшка ансяконь кулонь ломанькс. Вадизе омбоце пузырькастонть, стясь Ванюшка и ваны…» («Принесли девушки дров, затопили печи и стали кипятить три котла. Сначала пустили мясную массу в медный котел и стали кипятить. Стала эта масса собираться в одно, белеть и белеть. Вынули из этого котла, пустили в серебряный котел и стали кипятить. Все мясо начало превращаться в тело человека. После этого пустили в золотой котел и опять стали кипятить. Чем больше кипятят, тем больше образуются части тела: то появится рука, то нога. Прокипятили, вынули из котла… Принесли части тела в дом, разложили их на столе как полагается. Достал старик два флакона с жидкостью. Из одного помазал – превратился Ванюшка в только что умершего человека, помазал из другого – встал Ванюшка и ожил…») [22, C. 118, C. 131]. Исходя из описания свойств жидкости, приведенных в тексте, можно сделать вывод во флаконах, используемых стариком, также находится «живая» и «мертвая» вода.

Мордва издревле знала, что алкоголь является обеззараживающим средством, использовала его для приготовления настоек и др. лекарственных средств. Это знание также находит свое отражение в некоторых сказках. Алкогольные напитки применяются в качестве обезболивающего и ранозаживляющего средства. В эрзянской сказке «Кавто ялгат» Миша излечивает героев от слабости, а себя от ранений с помощью волшебного вина, которое он нашел в доме старого царя-колдуна, пытавшегося жениться на собственной дочери [23, C. 186]. Причем волшебное вино не только излечивает главного героя, но и восстанавливает на нем одежду.

Баня у мордвы играет большую роль как при проведении санитарно-гигиенических процедур, так и при лечении многих заболеваний. Этот важный элемент быта является частым образом в мордовских сказках. В эрзянской сказке «Дуболго Пичай» девушку оживляют в теплой бане (лембе баня – э.), растопив воск, которым ее облили жены ее братьев [23, C. 281]. В сказке довольно подробно описывается процесс паренья: «Таргизь сонзэ кандолазтнэстэ, мацтизь полок лангс. Виртяннэнь авазо банястонть лисемс мерсь. Сон лиссь. Тейтеренть лембе полок лангсо кедензэ, пильгензэ чевтемсть. Бабинесь лангстонзо икеле руцянзо, мейле покаензэяк каявтызе, эсензэ комадо мацтизе. Штась лангсонзо соламо кармась. / Бабине  псинть каи седее псистэ. Ванны – пиле варястонзояк штась солась, кольги. Ванны – кургстонзояк петнязь петни. Бабине паронть каи седеяк ламо. Тейтерь-парочи окстась. Бабине кувать эзь учо, тейтерь-парочи омбоцеде, колмоцеде лекстясь, уды ломань ладсо, лексеме кармась.» («Баня истопилась. Мать велела ему гроб отнести в баню. Вытащили красавицу из гроба, положили на полок. Мать велела Виртяну из бани выйти. Он вышел. У девицы на теплой полке размякли руки и ноги. Старушка прежде скинула с нее руця, потом и нижнюю рубашку, а ее самое положила ничком. Воск на ней стал таять. Старушка пар поддает сильнее. Смотрит – из ушей воск капает. Смотрит – и изо рта воск капает. Старушка пар поддает еще сильнее. Девица-красавица охнула. Старушка недолго подождала – девица-красавица в другой, в третий раз вздохнула, начала дышать, как спящий человек. Старушка сняла ее с полки, на лавку положила, хорошенько закрыла белым холстом…») [23, C. 281]. В данном случае описывается живительное воздействие пара. Таким же образом при паренье из организма выводятся вредные вещества. В бане нередко проводили лечение знахари и костоправы, принимали роды повитухи [12, C. 272]; [13, C. 9], [10, C. 136]. Она играла первостепенную роль при соблюдении санитарно-гигиенических норм: после долгой дороги героям всегда предлагается помыться в бане, смыть с себя пыль и грязь. Однако баня может также представлять определенную опасность для здоровья. В прошлом люди часто угорали при мытье в бане «по-черному», получали тепловой удар и ожоги. Нередко жарко натопленная баня (пси баня – м., э.) в мордовских сказках выступает как некое испытание, которое предстоит пройти главному герою, — например, в мокшанских сказках «Оцязоронь цёра-богатырь»Царевич-богатырь»), «Офтонь цёра» («Медвежий сын»), «Железная пятка, каменная макушка» и др.

У мордвы было распространено траволечение и лечение средствами растительного происхождения. Этот раздел народной медицины также описывается в сказках. В мокшанской сказке «Кафта братт» («Два брата») для лечения купеческого сына требовалось сорвать траву (тумоть алда тишенят м.) из-под дуба, настоять  на воде и напоить больного [22, C. 237].

Из средств животного происхождения у мордвы большой популярностью пользовались молоко (ловсо м., лофцо э.) и его производные: сметана (ланга м., велькс э.), сливки (ланга, вельхкс м., велькс, лангакс э.) и др. В сказках целебными свойствами обладает молоко диких животных. В мокшанской сказке «Равжа тракс» («Черная корова») брат добывает медвежье (офтонь лофца м.) и львиное (лефонь лофца м.) молоко, чтобы вылечить сестру [22, C. 141]. В сказке «Вежай» купание в котле с молоком способствовало приобретению главным героем статности и красоты
[2, C. 51]. Известно употребление в качестве заживляющего средства растительного и сливочного масла (ой э., вай м.). В эрзянской сказке «Ава ды овто» («Женщина и медведь») главная героиня лечит ранку от занозы на лапе медведя, помазав ее маслом: «Авась таргизе се сардонть ды ойнесэ ваднизе» («женщина вынула ее (занозу) и лапу помазала маслицем») [23, C. 308].

Таким образом, изучение мордовских народных сказок позволило оценить их важную роль в качестве источника информации в области народной медицины. Посредством данных фольклорных текстов мордва передавала накопленные знания, в том числе, о лекарственных средствах, лекарских приемах, санитарно-гигиенических нормах и др. Эффективность применяемых героями сказок средств доказывается тем, что многие из них применялись мордвой в лекарской практике на протяжении всей истории народа.

[i] Сокр.: м. – мокшанский, э. – эрзянский (мордовские языки).

Список литературы / References

  1. НА НИИГН. А-505. Алквист А. Исследование в области урало-алтайских языков. Часть 1. Опыт Мокша-Мордовской грамматики с текстом и словами. 1866. Перевод, рукопись. – 300 л.
  2. Вежай // Мордовские народные сказки / сост. А. И. Маскаев. – Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1954. – С. 43 – 51.
  3. Гагаев А. А. Философия мордовской сказки. Мокшень философиясь. Эрзянь ёфктонть философиясь: монография / А. А. Гагаев, П. А. Гагаев, Н. В. Кудаева. – Самара: Сам ГУПС, 2014. – 109 с.
  4. Евсевьев М. Е. Избранные труды / М. Е. Евсевьев. – Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1964. – Т.3. – 412 с.
  5. Евсевьев М. Е. Эрзянь-рузонь валкс / М. Е. Евсевьев. – М.: Центриздат,1931. – 228 с.
  6. Зеленин Д. К. Саратовская мордва / Д. К. Зеленин // Живая старина. – Вып. 4. – № 76. – С. 1 – 8.
  7. Лотман Ю. М. Текст и функция / Ю.М. Лотман // Статьи по семиотике культуры и искусства. – СПб.: Гуманитарное агенство «Академический проект», 2002. – 554 с.
  8. Маскаев А. И. Мордовская народная сказка / А. И. Маскаев. – Саранск: Мордгиз, 1947. –108 с.
  9. Мокшанско-русский словарь: 41 000 / Ин-т языка, литературы, истории и экономики при Совете Министров-Правительстве Республики Мордовия ; под ред. Б.А. Серебренникова, А.П. Феоктистова, О.Е. Полякова. – М. Рус. яз., Дигора, 1998. – 920 с.
  10. Эрзянско-русский словарь: ок. 27 000 слов / НИИ языка, литературы, истории и экономики при Правительстве Мордовской ССР; под ред. Б. А. Серебренникова, Р. Н. Бузаковой, М. В. Мосина. – М.: Рус. яз., Дигора, 1993. – 803 с.
  11. Мордва Урала и Зауралья / Л. И. Никонова, Т. В. Аксенова, Т. Н. Охотина, В. П. Савка, М. М. Фадеева ; под ред. д-ра ист. наук, проф. В. А. Юрченкова, д-ра ист. наук, проф. Л. И. Никоновой ; НИИ гуманитар. наук при Правительстве Республики Мордовия. – Саранск, 2012. – 464 с.
  12. Никонова Л. И. Банюшка, матушка! Сколько пользы от твоего пара… Традиционная баня у финно-угорских и тюркских народов Поволжья и Приуралья. – Saarbrücken, Gеrmany: Изд-во LAP LAMBERT Academic Publishing, 2011.– 272 с.
  13. Никонова Л. И. Баня в системе жизнеобеспечения народов Поволжья и Приуралья. / Л. И. Никонова, И. А. Кандрина. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2003. – 288 с.
  14. Никонова Л. И. Мордва Владимирской области / Л. И. Никонова, Т. В. Аксенова, Т. Н. Охотина, М. М. Фадеева, Е. Г. Чибирева; под ред. д-ра ист. наук, проф. В. А. Юрченкова, д-ра ист. наук, проф. Л. И. Никоновой ; НИИ гуманитар. наук при Правительстве Республики Мордовия. – Саранск, 2013. – 184 с.
  15. Никонова Л. И. Мордва Дальнего Востока / Л. И. Никонова, Л. Н. Щанкина, Н. Н. Авдошкина, В. П. Савка под ред. д-ра ист. наук, проф. В. А. Юрченкова, д-ра ист. наук, проф. Л. И. Никоновой; НИИ гуманитар. наук при Правительстве Республики Мордовия. – Саранск, 2010. – 312 с.
  16. Никонова Л. И. Мордва Саратовской области / Л. И. Никонова, С. А. Махалов, Т. Н. Охотина, В. П. Савка, Л. Н. Щанкина. под ред. д-ра ист. наук, проф. В. А. Юрченкова, д-ра ист. наук, проф. Л. И. Никоновой ; НИИ гуманитар. наук при Правительстве Республики Мордовия. – 2013. – 252 с.
  17. Никонова Л. И. Мордва Циркумбайкальского района и Республики Хакасия / Л. И. Никонова, Л. Н. Щанкина, Т. В. Гармаева; под ред. д-ра ист. наук, проф. В. А. Юрченкова, д-ра ист. наук, проф. Л. И. Никоновой ; НИИ гуманитар. наук при Правительстве Республики Мордовия. – Саранск, 2010. – 268 с.
  18. Никонова Л. И. Традиционная культура сохранения здоровья народов, проживающих в Республике Мордовия: историко-этнографический аспект: монография / под ред. д-ра ист. наук, проф. В. А. Юрченкова, д-ра ист. наук, проф. Л. И. Никоновой ; НИИ гуманитар. наук при Правительстве Республики Мордовия. – Саранск, Пенза: Научно-издательский центр «Социосфера», 2011. – 528 с.
  19. НА НИИГН. И-1320. Никонова Л. И. Традиционные способы сохранения здоровья мордвы: дисс. канд. ист. наук. – Саранск, 1993. – 231 с.
  20. Орлов Д. Н. Село Напольное (этнографический очерк) // Материалы для истории и статистики Симбирской губернии. – Симбирск, 1886. – Вып. 2.
  21. Токарев С. А. Религиозные верования восточнославянских народов XIX – начала XX в. / С. А. Токарев. – М., Л.: Изд-во Академии наук СССР, 1957. – 152 с.
  22. Устно-поэтическое творчество мордовского народа. Мокшанские сказки. – Т. 3. – Ч. 1. – 384 с.
  23. Устно-поэтическое творчество мордовского народа. Эрзянские сказки. – Т. 3. – Ч. 2. – 384 с.
  24. Шахматов А. А. Мордовский этнографический сборник. – Спб.: Типография Императорской Академии наук, 1910. – 848 с.
  25. ПМА: Занькина Вера Павловна, 1936 г. р., с. Мордовское Давыдово, Кочкуровский район, записи 2015 г.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Research Institute of Humanitarian Sciences. А-505. Alkvist A. Issledovaniye v oblasti uralo-altaiskikh yazykov. Chast 1. Opyt Moksha-Mordovskoy gramatiki s tekstom i slovami. [Research in the Field of Ural-Altaic Languages. Part 1. Experience of Moksha-Mordovian Grammar with Text and Words]. 1866. Translation, manuscript. – 300. [in Russian]
  2. Vezhai // Mordovskiye narodnye skazki [Mordovian Folk Tales] / compiled by A. I. Maskayev. – Saransk: Mordov. Publishing house, 1954. – P. 43 – 51. [in Russian]
  3. Gagaev A. A. Filosofiya mordovskoy skazki [Philosophy of the Mordovian Tale]. Мокшень философиясь. Эрзянь ёфктонть философиясь: monograph / A. A. Gagaev, P. A. Gagaev, N. V. Kudaeva. – Samara: Samara State Transport University, 2014. – 109 p. [in Mordovian]
  4. Yevseviev M. E. Selected works / M. E. Yevseviev. – Saransk: Mordov. Publishing house, 1964. – V.3. – 412 p. [in Russian]
  5. Yevseviev M. E. Эрзянь-рузонь валкс / M. E. Yevseviev. – M.: Tsentrizdat, 1931. – 228 p. [in Mordovian]
  6. Zelenin D. K. Saratovskaya Mordva [Saratov Mordva] / D. K. Zelenin // Living Antiquity. – Issue 4. – No. 76. – P. 1 – 8. [in Russian]
  7. Lotman Yu. M. Tekst i funktsiya [Text and Function] / Yu.M. Lotman // Statyi po semiotike kultury i iskusstva [Articles on Semiotics of Culture and Art]. – St. Petersburg: Humanitarian agency “Akademicheskiy proekt,” 2002. – 554 p. [in Russian]
  8. Maskaev A. I. Mordovskaya narodnaya skazka. [Mordovian Folk Tale] / A. I. Maskaev. – Saransk: Mordgiz, 1947. –108 p. [in Russian]
  9. Mokshansko-russki slovar. [Moksha-Russsian Dictionary]: 41 000 / Institute of Language, Literature, History and Economics at the Council of Ministers – Government of the Republic of Mordovia; edited by B.A. Serebrennikova, A.P. Feoktistova, O.E.Poliyakova. – M. Russ. lang., Digora, 1998. – 920 p.
  10. Erzyansko-russki slovar [Erzya-Russian Dictionary]: about 27 000 words / Research Institute of Language, Literature, History and Economics under the Government of the Mordovian SSR; edited by B.A. Serebrennikova, R. N. Buzakova, M. V. Mosina. – M.: Russ. lang., Digora, 1993. – 803 p.
  11. Mordva Urala i Zauraliya [Mordva of Ural and Trans-Ural] / L. I. Nikonova, T. V. Aksenova, T. N. Okhotina, V. P. Savka, M. M. Fadeeva; edited by PhD in History, professor V. A. Yurchenkov, PhD in History, professor. L. I. Nikonova; Research Institute of Humanities under the Government of the Republic of Mordovia. – Saransk, 2012. – 464 p. [in Russian]
  12. Nikonova L. I. Banyushka, matushka! Skolko polzy ot tvoyego para… Traditsionnaya banya u finno-ugorskikh i turkskikh narodov Povolzhia i Priuralya [Baths, mother! How beneficial is your steam… Traditional baths of the Finno-Ugric and Turkic peoples of the Volga and Ural regions]. – Saarbrücken, Gеrmany: Publishing house LAP LAMBERT Academic Publishing, 2011. – 272 p. [in Russian]
  13. Nikonova L. I. Banya v sisteme zhyzneobespecheniya narodov Povolzhia i Priuralya [Baths in the Life Support System of the Peoples of the Volga and the Urals]. / L. I. Nikonova, I. A. Kandrina. – Saransk: Publishing House of Mordovian University, 2003. – 288 p. [in Russian]
  14. Nikonova L. I. Mordva Vladimirskoy oblasti [Mordva of Vladimir Region] / L. I. Nikonova, T. V. Aksenova, T. N. Okhotina, M. M. Fadeeva, E. G. Tchibireva; edited by PhD in History, professor V. A. Yurchenkov, PhD in History, professor L. I. Nikonova; Research Institute of Humanities under the Government of the Republic of Mordovia. – Saransk, 2013. – 184 p. [in Russian]
  15. Nikonova L. I. Mordva Dalnego Vostoka [Mordva of the Far East] / L. I. Nikonova, L. N. Shchankina, N. N. Avdoshkina, V. P. Savka edited by PhD in History, professor V. A. Yurchenkov, PhD in History, professor L. I. Nikonova; Research Institute of Humanities under the Government of the Republic of Mordovia. – Saransk, 2010. – 312 p. [in Russian]
  16. Nikonova L. I. Mordva Saratovskoi oblasti [Mordva of Saratov Region] / L. I. Nikonova, S. A. Makhalov, T. N. Okhotina, V. P. Savka, L. N. Shchankina. edited by PhD in History, professor V. A. Yurchenkov, PhD in History, professor L. I. Nikonova; Research Institute of Humanities under the Government of the Republic of Mordovia. – Saransk, 2013. – 252 p. [in Russian]
  17. Nikonova L. I. Mordva Tsyrkumbaikalskogo rayona i Respubliki Khakassia [Mordva Circum-Baikal Region and the Republic of Khakassia] / L. I. Nikonova, L. N. Shchankina, T. V. Garmaeva; edited by PhD in History, professor V. A. Yurchenkov, PhD in History, professor L. I. Nikonova; Research Institute of Humanities under the Government of the Republic of Mordovia. – Saransk, 2010. – 268 p. [in Russian]
  18. Nikonova L. I. Traditsyonnaya kultura sokhraneniya zdorovya narodov, prozhyvayushchykh v Respublike Mordovia: istoriko-etnograficheskiy aspekt: monografiya [Traditional Culture of Health Preservation of Peoples Living in the Republic of Mordovia: Historical and Ethnographic Aspect: Monograph] / edited by PhD in History, professor V. A. Yurchenkov, PhD in History, professor L. I. Nikonova; Research Institute of Humanities under the Government of the Republic of Mordovia. – Saransk, Penza: Scientific and Publishing Centre “Sotsiosfera,” 2011. – 528 p. [in Russian]
  19. Research Institute of Humanitarian Sciences. I-1320. Nikonova L.I. Traditsionniye sposoby sokhraneniya zdorovia mordvy [Traditional Ways to Preserve the Health of the Mordovians]: thesis of PhD in History. – Saransk, 1993. – 231 p. [in Russian]
  20. Orlov D. N. Selo Napolnoye [Napolnoye Village] (Ethnographic essay) // Materials for the History and Statistics of Simbirsk Province. – Simbirsk, 1886. – Issue 2. [in Russian]
  21. Tokarev S. A. Religiozniye verovaniya vostochnoslavianskikh narodov XIX – nachala XX v. [Religious Beliefs of the East Slavic Peoples of the XIX – early XX century] / S. A. Tokarev. – M., L.: Publishing House of the Academy of Science of USSR, 1957. – 152 p. [in Russian]
  22. Ustno-poeticheskoye tvorchestvo mordovskogo naroda. Mokshanskiye skazki. [Oral-Poetic Creativity of the Mordovian People. Mokshan Fairy Tales]. – V. 3. – P. 1. – 384 p. [in Russian]
  23. Ustno-poeticheskoye tvorchestvo mordovskogo naroda. Erzyanskiye skazki. [Oral-Poetic Creativity of the Mordovian People. Erzya Fairy Tales]. – V. 3. – P. 2. – 384 p. [in Russian]
  24. Shakhmatov A. A. Mordovskiy etnograficheskiy sbornik [Mordovian Ethnographic Collection]. – St. Petersburg: Printing House of the Imperial Academy of Sciences, 1910. – 848 p. [in Russian]
  25. Field Data of the Author: Zankina Vera Pavlovna, born in 1936, Mordovskoye Davydovo Village, Kochkurovskiy district, records from 2015. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.