Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.106.4.104

Скачать PDF ( ) Страницы: 200-206 Выпуск: № 4 (106) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Сулейманлы М. А. КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ АХМЕДА АГАОГЛУ В КОНТЕКСТЕ ПРОЦЕССОВ МОДЕРНИЗАЦИИ / М. А. Сулейманлы // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 4 (106) Часть 3. — С. 200—206. — URL: https://research-journal.org/culture/kulturologicheskaya-deyatelnost-axmeda-agaoglu-v-kontekste-processov-modernizacii/ (дата обращения: 15.05.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.106.4.104
Сулейманлы М. А. КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ АХМЕДА АГАОГЛУ В КОНТЕКСТЕ ПРОЦЕССОВ МОДЕРНИЗАЦИИ / М. А. Сулейманлы // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 4 (106) Часть 3. — С. 200—206. doi: 10.23670/IRJ.2021.106.4.104

Импортировать


КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ АХМЕДА АГАОГЛУ В КОНТЕКСТЕ ПРОЦЕССОВ МОДЕРНИЗАЦИИ

КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ АХМЕДА АГАОГЛУ
В КОНТЕКСТЕ ПРОЦЕССОВ МОДЕРНИЗАЦИИ

Научная статья

Сулейманлы М.А.*

Азербайджанский государственный университет культуры и искусств, Баку, Азербайджан

* Корреспондирующий автор (mubariz_suleymanli[at]yahoo.com)

Аннотация

Статья освещается культурологическая деятельность Ахмеда Агаоглу в контексте процессов модернизации. Начиная с ХIХ века отставание от социальной и культурной динамики эпохи в странах Востока решалось путем реформ. В становлении идеологии модернизации тюркского мира, Азербайджана особое место принадлежит Ахмеду Агаоглу. Еще в начале ХIХ века процесс модернизации общества в Турции проявил себя в политике вестернизации. Актуальность темы обусловлено тем, что здесь анализируются публицистическая деятельность Ахмеда Агаоглу, которая отражает эволюцию его культурных взглядов, его научное и социальное мировоззрение. В ходе исследования был использован описательно-сравнительный метод. В конце статьи автор делает вывод о том, что если в ранних взглядах Агаоглу настаивал на важности соответствия Мусульманского мира в общем и мусульманки, в частности, велениям времени, его современности, то в более поздней работе «Три культуры» он выступал радикальным последователем идеи западничества и отвержения устаревших ценностей мусульманского мира.

Ключевые слова: Ахмед Агаоглу, Азербайджан, Турция, модернизация, реформы, культура, религия.

AHMET AĞAOĞLU’S CULTURAL ACTIVITIESIN THE CONTEXT OF MODERNIZATION PROCESSES

Research article

Suleymanly M.A.*

Azerbaijan State University of Culture and Arts, Baku, Azerbaijan

* Corresponding author (mubariz_suleymanli[at]yahoo.com)

Abstract

The article highlights the cultural activity of Ahmet Ağaoğlu in the context of modernization processes. Since the nineteenth century, the lag behind the social and cultural dynamics of the era in the countries of the East was solved through reforms. Ahmet Ağaoğlu plays a special role In the formation of the ideology of modernization of the Turkic world and Azerbaijan. At the beginning of the nineteenth century, the process of modernization of Turkish society manifested itself in the policy of Westernization. The relevance of the topic lies in the analysis of the journalistic activity of Ahmet Ağaoğlu, which reflects the evolution of his cultural, scientific, and social views. The study uses a descriptive-comparative method. At the end of the article, the author concludes that if Ağaoğlu’s early views insisted on the importance of conformity of the Muslim world as a whole and the Muslim woman in particular to the dictates of the time, its modernity; in his later work, however, “Tri kultury” (The Three Cultures) he was a radical follower of the idea of Westernisation and the rejection of outdated values of the Muslim world.

Keywords: Ahmet Ağaoğlu, Azerbaijan, Turkey, modernization, reforms, culture, religion.

Введение

Начиная с ХХ столетия проблема модернизации общества приобрела особую актуальность и нашла свое отражение в многочисленных дискуссиях на страницах печати. Возрождение общества, духовно-нравственное и интеллектуальное развитие нации. В решении модернизации общества существовало в основном три различных подхода:

  1. Консерваторы считали, что усвоение Западной культуры представляет угрозу нравственным ценностям национальной культуры.
  2. Радикальные сторонники вестернизации агитировали за принятие Западной культуры во всем без исключения.
  3. Другая отличная позиция придерживалась идеи принятия научно-технических, прогрессивных достижений, усвоения культурного новаторства Запада при сохранении своих духовно-нравственных ценностей.

По мнению Западников, невозможно принять технический прогресс, оставаясь верными восточному праву, нравственности и ценностям. Консервативно настроенные исламисты призывали овладеть западными технологиями, сохраняя свою нравственно-духовную идентификацию и наконец сторонники радикальных перемен общества призывали отказаться от всего Восточного в пользу Западного. Несмотря на то, что Агаоглу в разные годы выражал тенденциозную позицию относительно модернизации общества, в поздний период он был убежден, сосуществование двух противоречивых культур невозможно, так как различные системы ценностей будут стремиться к взаимоуничтожению. Ахмед Агаоглу с юношеских лет и до самой старости не прекращал научно-публицистическую деятельность, оставив после себя богатое научно-теоретическое наследие. Кроме того, великий ученый в культурном строительстве Азербайджана и Турции проявил политическую активность, он вел масштабную практическую деятельность по демократизации и модернизации общества. В свете всего вышеперечисленного исследование наследия Ахмеда Агаоглу имеет практическое значение с точки зрения создания и перспектив развития гражданского общества.

В исследовании культурологическая деятельность Агаоглу раскрывается в контексте процессов модернизации в Азербайджане и Турции в конце ХIX и в начале XX веков. Автор проводит сравнительный анализ процессов модернизации и вестернизации в Турции соответствующие начинания в Азербайджане, а также позиция Агаоглу в этих исторических событиях. С этой целью особое внимание уделяется основным темам публицистики ученого на страницах периодики Европы, России и Турции, а также на основе фактологического материала акцентируется его роль в развитии национальной печати. Автор исследует значение основных направлений публицистики Агаоглу, в особенности темы семьи, женщины, реформ в Исламе. Автор в сравнительно-историческом анализе исследует наследие Агаоглу так же на основе его работ: «Маздакистские верования в религи Шиитов» (Лондон 1892), «Женщина по Исламу и в Исламе» (Тифлис 1901), «Ислам, Ахунд и Хатифулгейб» (Баку 1902), «Три культуры» (Стамбул, 1972). В статье автор указывает на противоречия между ранними и поздними работами Агаоглу, а также проводит сравнения взглядов современников Агаоглу, схожие и отличительные моменты их мировоззрения.

Степень изучения темы и ее новизна

Работы советского периода, исследующие наследие Ахмеда Агаоглу, в основном носят не объективный характер, так же, как и исследования культуры Азербайджана начала ХХ века были выражены с тенденциозных позиций идеологии того времени. Несмотря на то, что некоторые работы и опирались на первоисточники исследуемого материала, но и здесь интерпретация текста носила конъюнктурный характер в угоду тоталитарному режиму советов. Вместе с тем такие ученые как К.Талыбзаде [27], А.Мирахмедов [18], [19], Г.Мустафаев [20], Ш.Гусейнов [13] в трудах, посвященных культурно-историческим реалиям начала ХХ века, дали объективную оценку некоторым темам из жизни и творчества А.Агаоглу. В то же время печать и издательство Турции и Западных стран смогли дать объективную оценку деятельности А.Агаоглу. Такие ученые как Й.Акчура [10], У.Озджан [21], Ф.Сакал [23], Б.Левис [17], Ф.Гюлсевян [12], Г.Акалин [9], А.Х.Шислер [24] в своих исследованиях наследия ученого предоставляют богатый материал.

С обретением государственной независимости, дальнейшая социодинамика культуры ставила перед культурологами важнейшие задачи.

Исследователи: В.Гулиев [15], [16], Х.Софиев [25], М.Сулейманлы [26], А.Балаев [4] провели фундаментальную работу по составлению и изучению наследия А.Агаоглу, переизданию и презентации его работ.

В.Гулиев уделяет внимание семье Агаоглу, общественно-политические взгляды исторических личностей этой семьи на социально-культурные отношения того времени. В книгу «Агаоглулар» [15] В.Гулиев включил произведения А.Агаоглу «Что я», «Вольные воспоминания о партии», Сураййи Агаоглу «Так прошла одна жизнь» и Самеда Агаоглу «Друзья моего отца». В книге «Ататюрк и Ахмед Агаоглу» [16] В.Гулиев расскрывает тему сотрудничества Мустафы Кемаля Ататюрка и Ахмеда Агаоглу. Автор рассказывает о сложном характере взаимоотношений двух великих людей, доходящих порой до столкновения мнений и тяжелых дискуссий.

Х.Софиев в монографии «Восток-Запад и Ахмед бек Агаоглу» [25] излагает проблему методологических сложностей изучения социокультурной мысли Ахмеда Агаоглу. В контексте сопоставления Востока и Запада, автор исследует творчество А.Агаоглу, его культурологическое видение традиции и новаторства, а также его деятельность в сфере модернизации общества.

М.Сулейманлы в своем исследовании дает оценку культурологического наследия Агаоглу на фоне общественно-политических и научно-культурных процессов. Автор так же раскрывает значение публицистики Агаоглу посвященных проблеме религии, женщины и семьи. Особое место здесь уделяется в исследовании роли Ахмеда Агаоглу в развитии Азербайджанской культуры и его взгляды на модернизацию [26].

А.Балаев в книге «Патриарх Тюркизма Ахмед Бек Агаоглу» собрал обширный биографический материал о А.Агаоглу. Автор, основываясь на масштабный документальный материал, исследует эволюцию общественно-политических взглядов Агаоглу в контексте его эпохи [4].

Изложение основного материала

Применение в Турции и Азербайджане современных Западных ценностей и образований вошло в историю культуры как «обновление», «модернизация», «вестернизация». Процесс модернизации в области культуры происходил в Турции в начале XIX века, а в Азербайджане в начале XX века. Начиная с XIX века отличительной чертой модернизации Турции до свержения Османского Императорства была ярко выраженная западническая направленность. Ее смысл заключался в желании играть с Западом равную политическую и военную роль и потому модернизация Османской империи ХIХ века была направлена в основном на эти области. За исключением специфических областей, адаптация общественной жизни по западному образцу, считалось наиболее актуальным велением времени. Таким образом Модернизация в османской империи была не оппозиционным явлением, а проводилась в рамках государственной политики и предполагалось что реформы в духе эпохи спасут империю от кризисных явлений. В Турции и в эпоху империи, и в период Республики процесс вестернизации проходил по инициативе государства и на государственном уровне.

Процессы модернизации в Азербайджане носили отличительный от Турции характер. В первую очередь это выражалось в том, что Азербайджан был колонией Царской России и управлялся соответственно уполномоченными Россией лицами. Начатое движение модернизации под названием «обновление» на Кавказе в итоге эволюционировало в сторону требования прав и свобод и независимости от царской империи. В отличие от Турции, движение вестернизации на Кавказе требовало так же и единогласия со стороны широкой общественности и это в свою очередь выявляло необходимость общественных реформ. Итак, процессы модернизации в Азербайджане того времени проводились не на государственном уровне, а силами общественных объединений и передовой интеллигенции. В отличие от Турции, где процесс вестернизации отличался своей постоянностью, в Азербайджане влияние западной культуры не было столь сильным. В течение одного десятилетия в начале прошлого века Азербайджан подвергся влияниям вначале Османской Империи и Германии, затем Англией, после двухлетнего существования Азербайджанской Народной Республики (1918-1920) с переходом власти на Кавказе к Большевикам в стране начинается 70 советская эпоха. На протяжении этого времени Азербайджан в основном был закрыт для мира, модернизация направлялась в соответствии центральной власти. Такое историческое движение определило не схожесть реформ в Азербайджане и Турции.

Тем, что начало реформам в Азербайджане было положено «низами», «верхи» же волю к обновлению ограничивали это не могло не сказаться на культурной жизни Азербайджана. К счастью «необходимость обновления застойных явлений общества ясно осознавала интеллигенция Азербайджана, не прекращающая поисков в этом направлении» [11, С. 181]. Положение усугублялось локальными обычаями и привычками.

Отношение интеллигенции Турции и Азербайджан, а к необходимости обновления можно разделить условно на следующие группы. Первая это группа радикалов, чуждая любому импорту ценностей, уверенная что с процессом вестернизации будет утеряна национальная идентичность. Вторая группа — это ярые западники, сторонники принятия Западного образа культуры системным образом. А.Агаоглу не смотря на все разнообразие его мировоззрения, периодически выступал как ярый сторонник западных ценностей. Не случайно А.Агаоглу, считавший, что «оставаться турецко-исламским по нраву и быть европейцем по культуре», видел единственный путь национального развития в идее «быть восточным сердцем, чувством, западный с умом, головой» [7, С. 65].

А.Б.Гусейнзаде и М.Э.Расулзаде концепцию модернизации строили на том стержне, что усвоение научно-технических достижений и культурных новшеств должно проходить в гармонии с сохранением национальных нравственно-духовных ценностей.

Отметим, что общественно-политическая, культурная деятельность А.Агаоглу в Азербайджане была так же активна, как и в Париже, Стамбуле, Анкаре. Публицистика Агаоглу на страницах азербайджанской печати удивляет своим многообразием и обилием фактологического материала, автор восхищает читателя своей эрудицией и компетентностью. М.Э.Расулзаде называл его «Сильным представителем европейской журналистики на Востоке», «Самым искренним идеологом движения европеизации на Ближнем Востоке» [22, C. 11]. Агаоглу прекрасно владевший русским языком, разбирался в самых новых достижениях западного востоковедения и журналистики на самом высоком профессиональном уровне. Выступления ученого на страницах газеты «Кавказ» дают нам представление о широте его кругозора и научных интересов: История Востока Древнего мира, Средних веков и Нового времени, религиозные верования, культурно-литературные памятники, проблемы востоковедения и т.д. Участие А.Агаоглу в Международном конгрессе востоковедов [5] проводимый его учителем Дж. Дармстетером в Лондоне 1892 года становится важным событием в журналистской и научной жизни Азербайджанского ученого. В том же году в газете «Кавказ» публикуется его статья «На конгрессе Востоковедов». А.Агаоглу писал в этой статье так: «В субботу, 10 сентября, началась экскурсия в Кембриджский и Оксфордский университеты. Ни в нашей России, ни во Франции никто не может представить, хотя бы приблизительно, что такое университет в Англии. Это огромное существо, живущее далеко от окружающей среды. У него особый дух, уникальная традиция, которая ни от кого не зависит, он сам себе хозяин» [1]. «Статья знакомила с мировоззрением молодого ученого, его кругом интересов, научных связей и самое главное дает представление об исследованиях и заключениях востоковедения» [18, C. 46].

В последние годы ХIХ века Ахмед Агаоглу жил идеей развития Азербайджанской печати и издательского дела, создания газеты на родном языке. Газета «Машриг» была первой инициативой в этом направлении, предпринятой в 1894 году. Однако комитет цензуры Петербурга ответил отказом просьбу Агаоглу.

Потерпев неудачу в издательском деле, Агаоглу возвращается из Баку к родным, в Карабах, в город Шушу. В Шуше он в течении трех лет преподает французский язык ученикам реальной школы. Наравне с педагогикой, Агаоглу продолжает активную публицистическую, журналистскую деятельность. Активно печатается в газетах Баку и Тифлиса, периодически отправляет статьи в газете «Ахтар», издаваемой в Стамбуле и «Хеблул-Метин», издаваемой в Калкутте [18, C. 55]. Кроме того, благодаря материальной поддержке состоятельных друзей, великий патриот создает в Шуше читальный зал-библиотеку. Закрытие библиотеки под давлением царской власти и религиозных фанатиков не породило в нем безверия в свои силы, он не разочаровался в своих чаяниях. С еще большим усилием продолжая работу в этом направлении, Агаоглу возвращается в Баку, где продолжает деятельность педагога французского языка в реальной школе [18, C. 56]. Для осуществления своей мечты об издании газеты, Агаоглу вынужден был к совместной издательской деятельности. Газета «Шерги-Рус» издаваемая и редактируемая М.Шахтахтинским, выпускалась в Тифлисе. Тем не менее идея совместного издательского дела двух журналистов не состоялась: М.Шахтахтинский оставив журналистику, занялся политикой как депутат Государственной Думы. Агаоглу благодаря материальной и моральной защите великого мецената Г.З.Тагиева, вместе с другим просветителем А.Гусейнзаде, стал одним из редакторов газеты «Хаят».

В 1905 году отказавшись от соредакторства в газете «Хаят», становится редактором новой газеты «Иршад», разрешение на издание которой он добился сам [19, C. 45-46]. «Иршад» начал свое издание с 17 декабря 1905 года. Было выпущено всего 436 номеров, несмотря на это «Иршад» за столь короткое время смог завоевать в общественной мысли, в мире печати авторитет и популярность [21, C. 55]. После «Иршад», Агаоглу продолжает свою деятельность в газете «Терегги», а также как и прежде на страницах русской печати.

Все это время Агаоглу на страницах печати Франции, Азербайджана и Турции публикует сотни научно-популярных статей об исламской науке, культуре, просвещении и религии. Он издает монографии об обеспечении прав и свобод женщины в Исламской культуре. В 1892-ом году публикует работу «Маздакистские верования в шиитской религии», в 1901-ом году «Женщина по Исламу и в Исламе», в 1902-ом году «Ислам, Ахунд и Хатифулгейб». Все эти публикации, и сотни статей, посвященные непосредственно Исламу, были направлены на защиту исламской культуры от извращенных толкований и клеветы. Ахмед бек Агаоглу своими трудами пытался призвать европейскую научно-теоретическую мысль к исследовательской честности, кроме того, труды ученого несли практическую цель: спасти народ от пропасти суеверия и мракобесия.

Изданная более сотни лет назад монография Ахмед бек Агаоглу «Женщина по Исламу и в Исламе» стала источником многочисленных дискуссий и комментариев в общественно-политической и научной мысли. Эту монографию Ахмед бека можно назвать первым фундаментальным трудом посвященном женскому вопросу. Уже в первом предложении работы мы видим ясность мнения А. Агаоглу: «В то время, когда феминизм сделал столь видный шаг вперед; когда вопрос о положении женщины среди цивилизованных народов занимает общественные органы и умы выдающихся деятелей; когда осложнившаяся социальная жизнь в Европе и Америке, подорвав начала патриархальной семьи, лишила, женщину её естественных покровителей семьи этим самым вызвала необходимость предоставления женщин возможности самой заботиться о своей жизни и о своем прокормлении, раскрывая ей, доступ на арену тех деятельностей, которая до того считались как бы естественною монополию мужчины и, наконец, когда более утонченное чувство и сознание справедливости и правды, внушив сомнение в справедливость веками установившегося права сильного пола порабощать слабый пол, вызвало реакцию в пользу этого последнего и в Европе и Америке, права женщины с каждым днем все больше и больше расширяются и уравниваются с правами мужчины – в это самое время в Азии и Африке много миллионов женщин, исповедующих ислам, обречены, по-видимому, на самое тяжелое и беспросветное рабство и лишены не только самых примитивных человеческих прав, но даже и прав, коими пользуются низшие организмы в мире животном и растительном, как например, права на естественный рост и свободное пользование воздухом» [2, C. 1-2]. Юсуф Акчура отмечал, что «основная идея этой книги находится в гармонии с мировоззрением мусульманской интеллигенции того времени и значение этого труда состоит в призыве избавления мусульман в переломный период от упадка, путем реформ привлечения их к развитию» [10, C. 160]. В этой работе А.Агаоглу исследует социодинамику положения женщины до Ислама и после принятия Ислама. Это было одно из первых исследований, посвященных улучшению положения мусульманской женщины на Кавказе путем реформ и модернизации. Право, справедливость, человечность и гуманизм, индивидуальность – вот аксиология Агаоглу касательно женского вопроса. Здесь ученый делит права женщин на природные, культурные и юридические. Таким образом природные права женщин – это право на физическое развитие и физическую свободу. К культурным и юридическим правам женщин относятся: права на культурную жизнь, на собственность, права на самоорганизацию собственной жизни. Ученый акцентирует внимание на необходимости признания индивидуальности женщины именно с юридической точки зрения. Новатор и общественный деятель Агаоглу, свои чаяния и надежды в связи преодолением застойных, кризисных явлений в мусульманском обществе, связывает в первую очередь именно с решением проблемы тяжелого положения женщины.

Благодаря неустанной многогранной просветительской деятельности, Ахмед Бек уже в первые годы ХХ века становится знаковой фигурой направления реформ наравне с такими видными личностями как Алимардан Бек Топчибашев, Али Бек Гусейнзаде, Мухаммед Ага Шахтахтинский. Годы, проведенные Ахмед Беком в европейской научно-культурной среде, образование, которое он получил у ученых с мировым именем, общение с такими масштабными личностями, сторонниками реформ, как Джамаледдин Афгани открывали прекрасные перспективы для дальнейшей деятельности молодому ученому. Концепция обновления Агаоглу носит исключительно политический характер только на первый взгляд, так как его идеи не были поддержаны конкретной политической программой. Например, раскрывая уязвимые места в обществе, он видит причину не непосредственно в самой религии, а в социальных тенденциях, которые приводят к фанатизму и суевериям. Ученый считал, что Ислам не является тормозом на пути обновления общества, и исследовал с отрицательную роль радикального духовенства на развитие в духе времени общества с точки зрения социологии, Ахмед Бек Агаоглу так же был далек от мировоззрения исламских реформистов. Т.е. как справедливо считал Агаоглу, источником отсталости общества является неграмотное духовенство, бессильное перед вызовами истории, а не непосредственно сама религия. Как отмечает Ф.Сакал
[23, C. 132-133], Агаоглу обращается к вопросам религии непосредственно в комплексе исследуя культурные и политические события эпохи.

Агаоглу пишет, что те, кто хочет отказаться от другой стороны, признав превосходство современной культуры только в науке и технологиях, пишут, что они хотят, чтобы эта культура была отфильтрована, чтобы избавиться от недостатков и даже отвратительных аспектов европейской культуры. Однако «Культурное наследие – неделимое целое. Его нельзя разделить на части. Его победа и превосходство заключается в его целостности» [6, C. 11]. Европейский научно-технический прогресс, ставший единым организмом, также обусловлен этим целым. Наука и знания современного мира являются плодом европейских условий, их общих элементов и механизмов. Сравнивая культурную среду с живыми организмами, А.Агаоглу уподобляет ее целостность тем растениям, которым необходимы определенные условия для своего роста и развития. «В других пластах, в иных условиях они исчезают. Европейская культура победила не только наукой и техникой. Она стала доминировать своей целостностью, общими чертами, характеристиками, всеми своими недостатками и достоинствами [6, C. 11-12]. Следовательно, те, кто хочет защитить свою жизнь перед лицом этого наводнения с помощью этой культуры, должны принять ее такой, какая она есть.

Неспособность современной исламской культуры быть адекватной эпохе ученый связывал непосредственно с ее элитой, состоящей из сословия духовенства, руководства, и людьми пера, т.е. интеллектуалов. На очередном этапе эволюции своего мировоззрения Ахмед Бек пришел к искренней убежденности, что именно западная культура, принятая со всеми достоинствами и изъянами может спасти исламскую культуру от сумрака фанатизма и суеверия, общего отставания, массовой безграмотности, бесправного положения женщины. Таким образом уже в работе «Три культуры» мы слышим призыв к адаптации западной культуры к ценностям Ислама [6, C. 17]. В этот период своей деятельности, т.е. в первые годы ХХ века позиция ученого во многом совпадала с программой прозападных радикальных сторонников модернизации [17, C. 235]. Правда радикальных сторонников вестернизации было не много, ведь они сталкивались с нешуточным давлением со стороны духовенства и верующих.

Религиозное большинство Турции и Азербайджана резонно считало, что для реформ модернизации достаточно овладеть западными достижениями науки и техники. Более того духовенство было убеждено, что Западный мир переживает духовно-нравственный кризис и мусульманский мир проигрывая Западу в технологиях, в духовном отношении напротив находится в значительно выгодном положении. Проблема подражания в вопросах модернизации у сторонников западничества в действительности являлась самым уязвимым моментом. Агаоглу отмечал, что в «один из периодов пристрастие к Западу вошло в моду, у детей благородных династий и наследных принцев» [8, C. 334-335].

Ответом на слепое подражание Западу и радикальной схоластике стал призыв великого просветителя Али Бека Гусейнзаде: «Тюркские корни, исламская вера, европейское снаряжение». В этом контексте А.Б.Гусейнзаде был убежден в следующем: «Если мы не хотим быть переварены в желудке Запада, нам необходимо усвоить его мозг
[14, C. 268] А.Агаоглу, А.Топчибашев, А.Гусейнзаде выступали в газетах «Кавказ», «Каспий», «Хаят», «Иршад», «Терегги», «Фуюзат» и др. с объяснениями о необходимости усвоения передовых идей Запада, в том числе и призывом Великой Французской революции: «Свобода, равенство и братство».

А.Агаоглу приветствовал и поддержал успех любых прогрессивных, либерально-демократических изменений, движений и эволюции в исламском мире. Неслучайно он защищал республиканское государство Турции, политико-демократическую линию своего первого президента Ататюрка, его внутреннюю и внешнюю политику и выступал в качестве его советника в этой области.

Семен Иванович Аралов (1880-1969), прибывший в Анкару в 1922 году в качестве официального представителя Советской России в Турции, в своей книге «Воспоминания советского дипломата в Турции в 1922-1923 годах» писал: «Делегация села на старый, колесный. корабль в Батуми. На этом же корабле находился глава Турецкого бюро печати Агаоглу Ахмед бей, который очень хорошо говорил по-русски» [3, C. 52]. В своих воспоминаниях С.И.Аралов также говорил о существовании социал-демократических принципов в мировоззрении Агаоглу.

Годы учебы в Париже позволили ему изучить культуру Запада и культуру Востока. По выражению Пеями Сафа, он на личном опыте осознал разницу двух цивилизаций, которая заключалась в следующем: «на Востоке понятие «индивидуальность» не нашло своего развития, «справедливость» переживает регресс, а «демократии» вовсе не существует» [12, C. 72-109].

Источником спасения мусульманского общества от косности и отсталости, Агаоглу предполагал Западную культуру, определение которой он дает в своей работе «Три культуры». Здесь А.Агаоглу также исследует проблему победоносной культуры и побежденных культур: «Либо мы последуем за эпохой и примем его институты всем сердцем и душой, либо мы согласимся на наше уничтожение, не делая этого … Наше поражение в области культуры имеет решающее значение. Невозможно отказаться от культуры, которая превосходит других» [6, С. 17]. Культура мусульманского Востока того времени виделась ему побежденной и как и многие его единомышленники, Агаоглу успешное решение модернизации видел в принятии достижений Культуры Западного образца. Подтверждением верности такого видения ему представлялся пример Турции, процессы, происходившие в области общественного, политического и культурного строительства.

Выводы

В результате проведенного исследования, автор приходит к следующим заключениям:

  1. На рубеже XIX-XX веков страны и народы мусульманского Востока переживали общенациональный, общественно-политический, военно-экономический кризис. Застойные явления в обществе стали предметом оживленной теоретической рефлексии. Творческая элита Азербайджана и Турции на протяжении многих лет вела дискуссии о перспективах выхода из кризиса. Признав губительное превосходство Запада в техногенных областях культуры, часть интеллектуалов того времени видела выход из создавшейся ситуации в европеизации и модернизации общества. Среди представителей мусульманского мира сторонников модернизации по Западному образцу Азербайджанский мыслитель Ахмед Бек Агаоглу имеет наиболее важное значение.
  2. Надежды на перспективы дальнейшего прогресса и преодоления кризисных явлений, Азербайджанские борцы за национальное самосознание реализовывали при распространении идеи тюркизма. Азербайджанская элита того времени наибольшую национальную угрозу видела в религиозном фанатизме, насаждении сектантства в мусульманском мире, ведущему к внутреннему расколу среди населения. Ахмед Бек Агаоглу, заручившийся поддержкой местной буржуазии, с целью отмежевания от многовекового фарсидского влияния, добивался солидарности среди единоверцев, вел плодотворную работу по искоренению сектантства, в особенности шиитского толка.
  3. Сторонники проведения реформ в обществе, в основе своей концепции модернизации проявили светскую позицию, не полагаясь на практическую помощь мусульманского духовенства. Интеллигенция этого направления во главе с Ахмед Бек Агаоглу, в стратегии преодоления застойных явления отдавала безоговорочное предпочтение идеологии западной техногенной цивилизации.
Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Агаев А. На конгрессе ориенталистов / А. Агаев // Тифлис. – “Кавказ”, 31 октябрь, 1892. ― № 86.
  2. Агаев А. Женщина по исламу и в исламе / А. Агаев. – Тифлис, 1901. – 59 с.
  3. Аралов С. И. Воспоминания советского дипломата (1922-1923) / С. И. Аралов. – Москва, Издательство Института Международных Отношений, 1960. – 220 с.
  4. Балаев А. Патриарх Тюркизма Ахмед Бек Агаоглу / А. Балаев. – Баку, “TEAS Press”, 2018. – 508 с. .
  5. Agaeff A. Les Croyances mazdeennes dans la religion chilte / A. Agaeff // Transactions of the Ninth İnternational Congress of Orientalists. — London, 1892, Vol. II. — Kraus Reprint, 1968. — p. 505-514
  6. Ağaoğlu A. Üç medeniyet / A. Ağaoğlu. — İstanbul, Milli Egitim Basımevi, 1972. — 146 s.
  7. Ağaoğlu A. İhtilal mi İnkilap mi? Ankara: Alaeddin Kıral Basımevi, 1942. — 72 s.
  8. Ağaoğlu Ə. Seçilmiş əsərləri (Tərtib edənlər: Ə.Mirəhmədov, V.Quliyev) / Ə. Ağaoğlu — Bakı, Şəqr-Qərb, 2007. — 392 s.
  9. Akalın G. Türk düşüncə və siyasi həyatında Əhməd Ağaoğlu / G. Akalın. — (Çevirəni və nəşrə hazırlayanı Samirə Məmmədova). Bakı, AzAtaM, 2004. — 164 s.
  10. Akçura Y. Türkçülügün tarihi / Y. Akçura. — İstanbul, Kaynak yayınları, 2001. — 184 s.
  11. Əzizoğlu H. Türklüyümüz / H. Əzizoğlu. — Bakı, AzAtaM, 2007. — 224 s.
  12. Gülseven F. Ahmet Ağaoğlunun hayatı, fikirleri, siyasi ve sosyal mücadeleleri / F. Gülseven // “Azərbaycan” dergisi, Ankara. — 1989. — Sayı: 268. — S. 72-109.
  13. Hüseynov Ş. Əhmədbəy Ağaoğlunun dünyagörüşü / Ş. Hüseynov. — Bakı, Azərnəşr, 1998. — 128 s.
  14. Hüseynzadə Ə. B. Seçilmiş əsərləri / Ə. B. Hüseynzadə. — (Transliterasiya, tərtib, müqəddimə, şərh və izahların müəllifi Ofeliya Bayramlı), Bakı, Çaşıoğlu, 2007. — 640 s.
  15. Quliyev V. Ağaoğlular / V. Quliyev. — Bakı, “Ozan”, 1997. — 236 s.
  16. Quliyev V. Atatürk və Əhməd Ağaoğlu / V.Quliyev. ― Bakı, “Qanun”, 2019. ― 192 s.
  17. Levis B. Modern Türkiyenin Doğuşu / B. Levis. ― (İngilizceden çeviren Prof. Dr. Metin Kıratlı). 8. Baskı. Ankara, Türk Tarih Kurumu Basımevi, 2000. — 544 s.
  18. Mirəhmədov Ə. Rus jurnalistikasına ilk addımlar / Ə. Mirəhmədov // Mədəniyyət dünyası, elmi-nəzəri məcmuə, Bakı, ADMİU. ― 2006. ― XIII buraxılış. ― S. 45-57.
  19. Mirəhmədov Ə. Milli mətbuatın tərəqqisi yolunda / Ə. Mirəhmədov // Mədəniyyət dünyası, elmi-nəzəri məcmuə, Bakı, ADMİU. ― 2007. ― XIV buraxılış. ― S. 43-54.
  20. Mustafayev Q. XX əsrin əvvəllərində Azərbaycanda islam ideologiyası və onun tənqidi / Q. Mustafayev. ― Bakı, Maarif, 1973. ― 296 s.
  21. Özcan U. Ahmet Ağaoğlu ve rol değişikliği (Yüzyıl dönümünde batıcı bir aydın) / U.Özcan. ― İstanbul, T.C. Kültür ve Turizm Bakanlığı, 2010. ― 316 s.
  22. Rəsulzadə M. Ə. Ə. Ağaoğlunun vəfatı münasibətilə yazdığı məqalə. “İstiqlal”, Berlin, 1939 / M. Ə. Rəsulzadə // “Azerbaycan” dergisi. Ankara. ― 1952. ― Sayı 4. ― S.11-13.
  23. Sakal F. Ağaoğlu Ahmed Bey / F. Sakal. ― Ankara, Türk Tarih Kurumu Basımevi, 1999. ― 248 s.
  24. Şissler A. H. İki İmparatorluk Arasında. Ahmet Ağaoğlu ve Yeni Türkiye (Çeviren: T.U.Belge) / A. H. Shissler. ― 1. Baskı. İstanbul Bilgi Universitesi Yayınları, 2005. ― 369 s.
  25. Sofiyev X. Şərq-Qərb mədəniyyətləri və Əhməd bəy Ağaoğlu / X.Sofiyev. ― Bakı, Ocaq, 2004. ― 240 s.
  26. Süleymanlı M. XX əsrin əvvəllərində Azərbaycan kulturoloji fikri: fəlsəfə elmləri doktoru dis.: 6219.01: müdafiə tarixi 30.05.2014: təsdiq tarixi 17.04.2015 / Süleymanlı Mübariz. ― Bakı, 2014. ― 352 s.
  27. Talıbzadə K. Əhməd Ağaoğlu və onun “Rus ədəbiyyatının ümumi səciyyələri” əsəri. Seçilmiş əsərləri / K. Talıbzadə. II cild. Bakı, Azərnəşr, 1994. — S. 305-328.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Agayev A. Na kongresse orientalistov. [At the congress of orientalists] / А. Аgayev // Tbilisi. – “Cawcasus”, October 31, 1892. ― № 86. [in Russian].
  2. Agayev A. Dzhenshina po islamu I v islame [Woman for islam and in islam] / А. Аgayev. – Tbilisi, 1901. – 59 p. [in Russian].
  3. Aralov S. I. Vospominanija sovetskogo diplomata [Memoirs of a Soviet diplomat (1922-1923)] / S. I. Aralov. – Moscow, Institute of International Relations Publishing House, 1960. – 220 p. [in Russian].
  4. Balayev A. Patriarkh Tyurkizma Akhmed Bek Agaoglu [Patriarch of Turkism Ahmed Bek Agaoglu] / А.Balayev. – Baku, “TEAS Press”, 2018. – 508 p. [in Russian].
  5. Agaeff A. Les Croyances mazdeennes dans la religion chilte [Mazdean beliefs in the Chilte religion] / A. Agaeff // Transactions of the Ninth İnternational Congress of Orientalists. – London, 1892, Vol. II. – Kraus Reprint, 1968. – pp. 505-514 [in French].
  6. Agaoglu A. Uch medeniyet [Three civilizations] / A. Ağaoğlu. — Stanbul, Milli Egitim Basımevi, 1972. — 146 p. [in Turkish].
  7. Agaoglu A. İhtilal mi İnkilap mi? Ankara: Alaeddin Kıral Basımevi [Revolution or revolution? Ankara: Alaeddin Kıral Basımevi], 1942. — 72 p. [in Turkish].
  8. Agaoglu Ə. Seçilmish eserleri (Tertib edenler: A.Mirehmedov, V.Qulijev) [Selected works (Compilers: A.Mirahmadov, V.Guliyev)] / A. Agaoglu — Baku, Sherg-Gerb, 2007. — 392 p. [in Azerbaijani language].
  9. Akalyn G. Turk dushundzhe ve sijasi hejatynda Ahmed Agaoglu [Ahmet Agaoglu in Turkish thought and political life] / G. Akalın. — (Chevireni və neshre hazyrlajany Samire Memmedova). Baku, AzAtaM, 2004. — 164 p. [in Azerbaijani].
  10. Akchura J. Türkçülügün tarihi [History of Turkism] / J. Akchura. — Stanbul, Kajnak jajynlary, 2001. — 184 p. [in Turkish].
  11. Azizoglu H. Türklüyümüz [Our Turkishness] / H. Azizoglu. — Baku, AzAtaM, 2007. — 224 p. [in Azerbaijani].
  12. Gulseven F. Ahmet Agaoglunun hajaty, fikirleri, siyasi ve sosyal mucadeleleri [Ahmet Ağaoğlu’s life, ideas, political and social struggles] / F. Gulseven // “Azərbaycan” dergisi [“Azerbaijan” journal], Ankara. — 1989. — Vol. 268. — p. 72-109. [in Turkish].
  13. Huseynov Sh. Akhmedbej Agaoglunun dunjagorushu [Worldview of Ahmadbey Agaoglu] / Sh. Huseynov. ― Baku, Azerneshr, 1998. ― 128 p. [in Azerbaijani].
  14. Huseynzade A. B. Sechilmish eserleri [Selected works] / A. B. Huseynzade. ― (Transliteration, compilation, introduction, author of comments and explanations Ophelia Bayramli), Baku, Chashyoglu, 2007. ― 640 p. [in Azerbaijani].
  15. Guliyev V. Agaoglular [Agaoglues] / V. Guliyev. ― Baku, “Ozan”, 1997. ― 236 p. [in Azerbaijani].
  16. Guliyev V. Ataturk ve Ahmed Agaoglu [Ataturk and Ahmad Agaoglu] / V. Guliyev. ― Baku, “Law”, 2019. ― 192 p. [in Azerbaijani].
  17. Lewis B. Modern Turkiyenin Dogushu [The Birth of Modern Turkey] / B. Lewis. ― (Translated from English by Prof. Dr. Metin Kiratli). 8. Press. Ankara, Turk Tarih Kurumu Basımevi, 2000. ― 544 p. [in Turkish].
  18. Mirahmadov A. Rus dzhurnaistikasyna ilk addymlar [The first steps to Russian journalism] / A. Mirahmadov // Medeniyyet dunyasy, elmi-nezeri medzhmue [The world of culture, scientific-theoretical collection], Baku, ADMIU. — 2006. — XIII edition. — P. 45-57. [in Azerbaijani].
  19. Mirahmadov A. Milli metbuatyn tereggisi jolunda [On the way to the progress of the national press] / A. Mirahmadov // Medeniyyet dunyasy, elmi-nezeri medzhmue [The world of culture, scientific-theoretical collection], Baku, ADMIU. — 2007. — XIV edition. — P. 43-54. [in Azerbaijani].
  20. Mustafayev G. XX esrin evvellerinde Azerbajdzhanda islam ideologijasy ve onun tengidi [Islamic ideology in Azerbaijani language in the early twentieth century and its criticism] / G. Mustafayev. — Baku, Maarif, 1973. — 296 p. [in Azerbaijani].
  21. Ozcan U. Ahmet Agaoglu ve rol degishikligi (Yuzjyl donumunde batıdzhy bir ajdyn) [Ahmet Ağaoğlu and role change (a sinking clear at the turn of the century)] / U. Ozcan. — Stanbul, T.C. Kultur ve Turizm Bakanlygy, 2010. — 316 p. [in Turkish].
  22. Rasulzade M. A. A. Agaoglunun vəfaty munasibetile yazdygy meqale. “İstiqlal”, Berlin, 1939 [Article written on the occasion of A. Agaoglu’s death. “Independence”, Berlin, 1939] / M. A. Rasulzade // “Azerbajdzhan” dergisi [“Azerbaijan” journal]. Ankara. ― 1952. ― Issue 4. ― P.11-13. [in Azerbaijani].
  23. Sakal F. Agaoglu Ahmed Bey [Agaoglu Ahmed Bey] / F. Sakal. ― Ankara, Turk Tarih Basımevi, 1999. ― 248 p. [in Turkish].
  24. Shissler A. H. İki İmparatorluk Arasynda. Ahmet Agaoglu ve Jeni Turkije (Cheviren: T.U.Belge) [Between Two Empires. Ahmet Ağaoğlu and New Turkey (Translated by T.U.Belge)] / A. H. Shissler. ― Press 1. Istanbul Bilgi Universitesi Jajynlary, 2005. ― 369 p. [in Turkish].
  25. Sofijev Kh. Sherq-Qerb medenijjetleri ve Ahmed bey Agaoglu [East-West cultures and Ahmad bey Agaoglu] / Kh. Sofiyev. ― Baku, Odzhaq, 2004. ― 240 p. [in Azerbaijani].
  26. Suleymanly M. XX esrin evvellerinde Azerbajdzhan kulturolodzhi fikri [Azerbaijani cultural thought in the early twentieth century]: dis. … of PhD in culturology: 6219.01: defense of the thesis 30.05.2014: approved 17.04.2015 / Suleymanly Mubariz. ― Baku, 2014. ― 352 p. [in Azerbaijani].
  27. Talybzade K. Ahmed Agaoglu ve onun “Rus edebijjatynyn umumi sedzhijjeleri” eseri. Sechilmish eserleri [Ahmad Agaoglu and his work “General features of Russian literature”. Selected works] / K. Talybzade. Volume II. Baku, Azerneshr, 1994. ― P. 305-328. [in Azerbaijani].

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.