Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Пред-печатная версия

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.113.11.140 - Доступен после 17.11.2021

() Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Викторова Е. В. ЦИФРОВАЯ СРЕДА КАК ИСТОЧНИК ИМПРЕССИНГА И СРЕДСТВО РАЗВИТИЯ ЕГО ПОТЕНЦИАЛА / Е. В. Викторова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — №. — С. . — URL: https://research-journal.org/culture/cifrovaya-sreda-kak-istochnik-impressinga-i-sredstvo-razvitiya-ego-potenciala/ (дата обращения: 07.12.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.113.11.140

Импортировать


ЦИФРОВАЯ СРЕДА КАК ИСТОЧНИК ИМПРЕССИНГА И СРЕДСТВО РАЗВИТИЯ ЕГО ПОТЕНЦИАЛА

ЦИФРОВАЯ СРЕДА КАК ИСТОЧНИК ИМПРЕССИНГА И СРЕДСТВО РАЗВИТИЯ ЕГО ПОТЕНЦИАЛА

Научная статья

Викторова Е.В.*

ORCID: 0000-0002-3169-1444,

Пензенский государственный университет, Пенза, Россия

* Корреспондирующий автор (vikele[at]mail.ru)

Аннотация

На основе данных, полученных в ходе междисциплинарного эмпирического исследования, описано возникновение и функционирование «цифрового» импрессинга. Показано, насколько часто цифровая среда становится источником импрессинга и какую роль она играет в реализации деятельности, активированной им. Представлены социокультурные и социально-психологические предикторы «цифрового» импрессинга – факторы, позволяющие предполагать его возникновение и корректировать реализацию его потенциала. Выявлено, что каким бы ни был по своей природе импрессинг – «цифровым» или «нецифровым» – важным фактором реализации личностью своих устремлений, возникших в его результате, является непосредственное межличностное взаимодействие со значимыми лицами, среди которых большую роль играют родители.

Ключевые слова: цифровая среда, информационное воздействие, импрессинг, впечатление, деятельность.

DIGITAL ENVIRONMENT AS A SOURCE OF IMPRESSING AND A MEANS OF DEVELOPING ITS POTENTIAL

Research article

Viktorova E.V.*

ORCID: 0000-0002-3169-1444,

Penza State University, Penza, Russia

* Corresponding author (vikele[at]mail.ru)

Abstract

Based on the data obtained in the course of an interdisciplinary empirical study, the article describes the emergence and functioning of “digital” impressing. The study demonstrates how often the digital environment becomes a source of impressing and what role it plays in the implementation of the activities activated by it. It Socio-cultural and socio-psychological predictors of “digital” impressing are presented – factors that allow for assuming its occurrence and correcting the realization of its potential. The author determines that whatever the nature of impressing – “digital” or “non–digital” – an important factor in the realization of a person’s aspirations that arose, as its result, is direct interpersonal interaction with significant persons, among whom parents play an important role.

Keywords: digital environment, informational impact, impressing, impression, activity.

Введение

Цифровизация породила множество феноменов, которые требуют к себе пристального психолого-педагогического внимания, основанного прежде всего на всестороннем научном анализе. Особенно это важно, с точки зрения влияния «цифры» на социализацию детей и подростков.

Наш интерес прикован к феномену, который не был достаточно изучен и до digital-эпохи, а с ее наступлением приобрел новое – «цифровое» – поле функционирования с его потенциалом и рисками. Речь идет о таком социокультурном и социально-психологическом феномене, как импрессинг (от англ. «impress» – впечатлять, оставлять след), представляющем собой информационное воздействие, вызывающее сильное значимое впечатление, в результате которого возникает устойчивое стремление личности к реализации своего потенциала в определенных видах деятельности.

Предмет и метод исследования

Статья содержит промежуточные результаты теоретического и эмпирического исследования импрессинга в одном из его аспектов функционирования – цифровом. «Цифровыми» будем считать импрессинги, произошедшие с применением цифровых средств общения и/или произошедшие в интернет-среде (безусловно, с использованием цифровых средств).

Междисциплинарное эмпирическое исследование проведено с участием 516 человек в возрасте 13-19 лет и с применением социологических и психолого-педагогических методов (фокус-группа, анкетный опрос, глубинное интервью, кейс-стади). Выбор возрастной группы респондентов обусловлен тем, что подростково-юношеский возраст является одним из чувствительных периодов для возникновения импрессинга [1], [2], [3] и временем наиболее активного погружения в цифровой мир [4], [5], [6].

В статье представлены те результаты исследования, которые позволяют раскрыть роль цифровой среды в возникновении импрессинга и реализации его потенциала.

Возникновение и функционирование импрессинга в цифровой среде

Согласно данным эмпирического исследования, 7,2% (37 чел.) подростков пережили импрессинг в социальных сетях, еще 4,1% (21 чел.) – также в интернете, но на других сайтах. Источником «цифрового» импрессинга может быть как межличностное взаимодействие, так и непосредственно цифровой контент. Заметим, что вне виртуальной действительности к импрессингу, как правило, причастны лица ближайшего окружения подростка, среди которых лидируют родители. Не теряют лидирующих позиций они и там, где речь идет об импрессингах, пережитых не в интернет-среде, а в обыденном общении с помощью цифровых средств (эмоциональное общение по телефону, скайпу). Следующую позицию после родителей здесь занимают друзья и затем – одноклассники, тренеры, учителя. Интернет-импрессинги, чаще других, возникают с участием лиц, не относящихся к ближайшему социальному окружению. Результаты проведенных фокус-групп позволяют говорить о том, что общение в социальной сети или на тематических форумах может быть очень эмоциональным и приводить в действие один из ключевых факторов возникновения импрессинга – создавать ситуацию эмоциональной уязвимости личности. Подобное общение способно порождать и/или усиливать увлечение искусством, наукой, религией, политикой и т.д.

В условиях цифровизации социокультурная среда как источник импрессинга стремится к расширению. Для того чтобы приобщиться к культурному разнообразию современности и прошлого, не обязательно передвигаться в пространстве и/или иметь чей-то вдохновляющий пример непосредственно в своем окружении – достаточно иметь доступ в интернет. До цифровизации возможность приобщения к культуре ограничивалась пространственными рамками (у горожан возможности больше, чем у сельчан) и финансовыми барьерами семьи (на путешествия, посещение музеев, театров и т.д. нужны средства). До цифровизации гораздо большая роль отводилась и школе как непосредственному проводнику в мир культуры и, соответственно, потенциальному источнику импрессинга. Следовательно, с появлением цифровой среды как источника импрессинга значительно возрастают шансы ребенка и подростка «найти» свой импрессинг. С другой стороны, цифровая среда гораздо в больше степени, чем реальная действительность, создает условия для возникновения импрессинга в рамках масскульта и сомнительной экспертности интернет-пользователей, нежели в условиях функционирования социальных институтов, призванных транслировать высокую культуру.

 Безусловно, импрессинги цифрового детства порождают и новые виды деятельности (в анкете для удобства восприятия речь шла об увлечении). 25% (129 чел.) опрошенных отметили, что их увлечение связано непосредственно с интернетом, у 7,9% (41 чел.) увлечение связано с гаджетами.

Даже если подросток не связывает свой импрессинг и свое увлечение с цифровой средой, то активно использует ее для получения информации о своей любимой деятельности (44,2% – 228 чел.). При этом число таких «идейных» пользователей растет: если среди 17-19-летних их 8%, то среди 15-16-летних – 17%, а среди 13-14-летних – 19,2%. В случае с импрессингом этот факт имеет значение: несмотря на то, что для получения личностно значимого впечатления достаточно однократного воздействия, роль повторного воздействия и внешних стимулов признается важной и была отмечена еще В.П. Эфроимсоном – педагогом и генетиком, которые ввел в научный оборот термин «импрессинг» [1].

Согласно концепции В.П. Эфроимсона, далеко не всякая склонность ребенка к определенному виду деятельности, активированная импрессингом, приводит к более или менее значимым достижениям [7]. Важны социальные условия реализации этой деятельности, среди которых особое значение имеет отношение социального окружения подростка к его увлечению. Отсюда наш интерес к роли цифровой среды в реализации подобных увлечений как последствий импрессинга.

13,1% (68 чел.) делятся своими впечатлениями с теми, кто разделяет их интересы в интернет-сообществах. 12,4% (64 чел.) ищут и находят поддержку у таких же увлеченных из соответствующих интернет-сообществ. Подростки к этому более склонны, чем респонденты юношеского возраста, в юношеском возрасте процент ищущих поддержку в интернете снижается: от 6,2% среди 13-14-летних – до 3,1% у 17-летних.

10,1 % (52 чел.) считают, что в виртуальной среде больше возможностей в развитии своего увлечения, чем в реальной действительности. Тех, кто так думает, больше всего среди респондентов 15-16 лет, меньше всего – среди тех, кто достиг совершеннолетия.

4,6% (24 чел.) считают, что только в интернете можно заявить о себе открыто. 8,5% (44 чел.) предпочитают интернет для развития своей любимой деятельности, потому что стараются анонимно делиться своими достижениями и узнавать чужое мнение об этом. 7% (36 чел.) признались, что в интернете чувствуют себя увереннее, чем в реальном социальном окружении.

Данные, полученные о значении виртуального общения в реализации подростками своих увлечений, несколько противоречивы. 66,4% (343 чел.) анкетируемых ответили, что не обратят внимания на негативный интернет-отклик об их увлечении. Однако ход и результаты фокус-группы свидетельствуют о том, что такой процент должен быть гораздо ниже. Это частично подтверждается противоречивостью данных самого анкетирования, где на соответствующий вопрос можно было выбрать несколько вариантов ответа. Так, наряду с вариантом ответа «не обращу внимания», подростки выбирали такие варианты, как «расстроюсь» (10,7%), «разозлюсь» (10,7%), «буду стараться делать лучше» (19,3%), «долго буду переживать» (2,1%), «спрошу мнение других людей» (9,3%) и другие варианты. Анализ фраз, употребляемых респондентами в процессе интервью и фокус-групп, также позволяет говорить о том, что реагирование на обсуждение личных достижений в интернет-среде довольно интенсивное, происходит с использованием экспрессивной лексики: «раздражает негатив», «радуюсь лайкам», «считаю глупостью», «волнуюсь в ожидании», «злит некомпетентность», «пишут бред» и т.п. Глубинное интервью, кроме того, позволило выявить дополнительные доводы в пользу неравнодушия к виртуальным откликам: интервьюируемые признавались, что нередко подолгу пребывают в размышлениях и переживаниях по поводу наиболее значимых разговоров и обсуждений в сети.

Предикторы-корректоры «цифрового» импрессинга и возможности оптимизации его потенциала

Данные эмпирического исследования свидетельствуют о том, что импрессинги современных детей по-прежнему происходят чаще всего в реальной социокультурной среде, а не цифровой. Однако обнаруживает себя тенденция к возрастанию роли цифровой среды в формировании увлечений подростков, их устремлений к определенному виду деятельности. Этим обусловлен наш интерес к выявлению предикторов «цифрового» импрессинга – факторов, позволяющих предполагать/прогнозировать его возникновение в цифровой среде и корректировать/оптимизировать реализацию его потенциала.

Нами выявлены две группы таких предикторов: социально-психологические и социокультурные [8]. Один из социально-психологических предикторов учтен уже в выборе возрастной категории респондентов. Для прогнозирования возникновения импрессинга наиболее информативными – онтогенетически стабильными – представляются возрастные характеристики личности. Подростковый возраст – один из наиболее вероятных периодов возникновения импрессинга (34,9% опрошенных считают, что пережили импрессинг в младшем подростковом возрасте, 23,3% указывают на старший подростковый). В силу возрастных психологических особенностей – активно формирующегося самосознания, нестабильной самооценки, обостренного восприятия образа «Я» – подросток часто оказывается в ситуации эмоциональной уязвимости [9], [10], [11]. Именно поэтому, как показало исследование (см. выше), определенный процент подростков «живому» общению предпочитает анонимное виртуальное общение и видит в интернете большие, чем в реальной действительности, возможности для реализации своих способностей.

 Социально-психологическим предиктором импрессинга выступает любое обсуждение личностно важных для подростка тем (прежде всего с ровесниками, затем – с референтными личностями независимо от их возраста). При нормально протекающей социализации такого общения достаточно в реальной действительности (об этом свидетельствуют данные исследования: большая часть импрессингов по-прежнему возникает именно в ней). Сопоставление данных кейс-стади показывает: склонность выражать свои чувства в интернете обнаруживается у тех подростков, которые не находят должной поддержки у родителей, учителей, трудно устанавливают дружеские отношения.

К социокультурным предикторам импрессинга относятся параметры основных составляющих социокультурной среды: символического наполнения среды, ценностно-нормативного социального поведения, бытующего языка (речевой среды) [12]. Применительно к «цифровым» импрессингам прогностически информативными могут выступать как связанные с цифровизацией характеристики среды, так и не связанные с ней. К не связанным с цифровизацией характеристикам относятся увлеченность лиц из значимого окружения какой-либо деятельностью, результативность этих увлечений (достижения), обогащенность культурной среды (регулярность и разнообразие досуговых мероприятий); устойчивые характеристики взаимоотношений в ближайшем окружении ребенка (уважение/неуважение/пренебрежение к интересам друг друга, поддержка или ее отсутствие в начинаниях, отношения равноправия/неравноправия, возможность свободного выбора или его отсутствие); вектор и степень оценочности в отношениях и в речи, эмоциональная окрашенность (экспрессивность) языковых средств (похвала за успехи и старания или равнодушие, слова благодарности/критики/насмешки, одобрение/неодобрение, выражение доверия/недоверия, надежды/бесперспективности и т.п.).

К связанным с цифровизацией прогностически информативным характеристикам среды относятся все перечисленные с поправкой на отношение к интернету и цифровым средствам в целом. В данном случае и семья, и школьные учителя выступают образцом (уверенного и не перегруженного негативной оценочностью и эмоциональностью) использования цифровых средств по их прямому назначению – получение информации, затем – установление контактов.

Обобщение промежуточных результатов исследования позволяют говорить о том, что независимо от того, какой импрессинг пережил подросток – «цифровой» или «нецифровой» – обнаруживают себя две тенденции: во-первых, мнение родителей априори ценнее, чем мнение виртуальных друзей (даже если подросток этого не демонстрирует); во-вторых, информацию о своем увлечении подросток, скорее всего, будет добывать именно в интернете и чем сильнее увлечение, тем выше будет потребность это информационное поле расширять. Следовательно, для оптимизации функционирования «цифрового» импрессинга можно дать несколько основных рекомендаций:

– к интернету следует относиться как к средству информации, а не проживания подростком жизни, что требует доверия к ребенку и его выбору;

– значимым лицам в окружении подростка необходимо проявлять искренний интерес к его увлечению, разделяя его устремления и достижения/провалы;

– и среди родителей, и среди учителей подросток должен иметь пример увлеченной личности, чтобы поиск оценки, стимулирующей его деятельность, не был перенесен полностью в интернет-среду;

– и в домашней обстановке, и в учебно-воспитательном процессе у подростка должна быть возможность в нужном ему объеме, без осуждения и повышенного контроля пользоваться интернетом именно как средством получения информации;

– необходимую поддержку, эмоциональный стимул для реализации в своем увлечении подросток должен получать прежде всего в межличностном взаимодействии с ближайшим социальным окружением.

Заключение

Цифровизация привнесла в жизнь человека множество изменений и породила множество новых феноменов. Один из них – «цифровой» импрессинг. Импрессинги, пережитые в реальной действительности, по-прежнему происходят гораздо чаще, чем импрессинги виртуальные, однако взаимодействие интернет-пользователей не исключает, но, благодаря эмоциогенности ситуаций общения, в определенной степени способствует возникновению импрессингов и для современного подростка, взрослеющего в условиях цифровизации, обретение увлечения на просторах интернет – это нередкое явление. Поэтому выявление специфики «цифрового» импрессинга важно не только с теоретической точки зрения, как попытка изучения этого непростого феномена, но и с точки зрения психолого-педагогической практики.

Финансирование

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 19-29-14014.

Funding

The reported study was funded by RFBR, project number 19-29-14014.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Эфроимсон В.П. Педагогическая генетика / В. П. Эфроимсон // Биология. – 2000. – № 31. – С.5-11.
  2. Сагатовский В. Н. Философия развивающейся гармонии. В 3-х ч. Ч.3. / В. Н. Сагатовский. – СПб. – 1999. – [Электронный ресурс]. URL: http://sofik-rgi.narod.ru (дата обращения: 28.09.2021).
  3. Узилевский Г. Я. О сверхраннем обучении, классических принципах воспитания и обучения с позиций антропологической семиотики / Г. Я. Узилевский // Образование и общество. – 2000. – № 5. – С. 57-64.
  4. Кравченко С.А. Риски молодежи в коммуникациях современного общества / С.А. Кравченко // Коммуникология. – Том 4. – № 3. – 2016. – С. 149–158.
  5. Плешаков В.А. Киберсоциализация человека: от Homo Sapiens’а до Homo Cyberus’а / В.А. Плешаков. – М., 2012. – 212 с.
  6. Солдатова Г.В. Цифровая социализация в культурно-исторической парадигме: изменяющийся ребенок в изменяющемся мире / Г.В. Солдатова // Социальная психология и общество. – 2018. – Т. 9. – № 3. – С. 71 – 80.
  7. Эфроимсон В.П. Генетика гениальности / В. П. Эфроимсон. – М.: Время знаний, 2010. – 375 с.
  8. Viktorova E.V. Sociocultural and sociopsychological factors as predictors of impressing /V. Viktorova // Journal of International Scientific Publication «Educational Alternatives». – Volume 19. – 2021. – Р. 298-305.
  9. Выготский Л.С. Психология развития человека / Л.С. Выготский. – М.: Смысл, 2003. – 1134 с.
  10. Мацумото Д. Психология и культура / Д. Мацумото. – СПб.: Прайм-Еврознак; М.: Олма-Пресс, 2002. – 718 с.
  11. Эриксон Э.Г. Детство и общество / Э.Г. Эриксон. – СПб.: Ленато, 1996. – 589 с.
  12. Флиер А.Я. Культурная среда и ее социальные черты / А.Я. Флиер // Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». 2013. №2. [Электронный ресурс]. URL:http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2013/2/Flier_Cultural-Milieu (дата обращения: 03.10.2021).

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Efroimson V. P. Pedagogicheskaia genetika [Pedagogical genetics] / V. P. Efroimson // Biologiia [Biology]. – 2000. – N. 31. – Р. 5-11. [in Russian]
  2. Sagatovsky V. N. Filosofiia razvivaiushcheisia garmonii. V 3 ch. Ch. 3. [Philosophy of Developing Harmony. In 3 p. P. 3.] / V. N. Sagatovsky. – SPb. – 1999. – [Electronic resource]. URL: http://sofik-rgi.narod.ru (accessed: 18.05.2021). [in Russian]
  3. Uzilevsky G. Y. O sverkhrannem obuchenii klassicheskikh printsipakh vospitaniia i obucheniia s pozitsii antropologicheskoi semiotiki Obrazovanie i obshchestvo [On superearly teaching, classical principles of education and training from the standpoint of anthropological semiotics] / G. Y. Uzilevsky // Obrazovanie i obshchestvo [Education and society]. – 2000. – N. 5. – Р. 57-64. [in Russian]
  4. Kravchenko S.A. Riski molodezhi v kommunikatsiiakh sovremennogo obshchestva [Risks of the youth in communications of modern society] / S.A. Kravchenko // Kommunikologiia [Communicology]. – Vol. 4. – No. 3. – 2016. – 149-158. [in Russian]
  5. Pleshakov V.A. Kibersotsializatsiia cheloveka: ot Homo Sapiens’а do Homo Cyberus’а. [Cybersocialization of the person: from Homo Sapiens to Homo Cyberus] / A. Pleshakov. – М., 2012. – 212 р. [in Russian]
  6. Soldatova G.V. TSifrovaia sotsializatsiia v kulturno-istoricheskoi paradigme izmeniaiushchiisia rebenok v izmeniaiushchemsia mire [Digital socialization in the cultural-historical paradigm: a changing child in a changing world] / G.V. Soldatova // Sotsialnaia psikhologiia i obshchestvo [Social Psychology and Society]. – Vol. 9. – No. 3. – Р. 71-80. [in Russian]
  7. Efroimson V. P. Genetika genialnosti [Genetics of genius] / V. P. Efroimson. – M.: Тime of knowledge, 2010. – 375 р. [in Russian]
  8. Viktorova E.V. Sociocultural and sociopsychological factors as predictors of impressing /V. Viktorova // Journal of International Scientific Publication «Educational Alternatives». – Volume 19. – 2021. – Р. 298-305.
  9. Vygotsky L.S. Psikhologiia razvitiia cheloveka [Psychology of human development] / L.S. Vygotsky. – M.: Sense, – p.1134. [in Russian]
  10. Matsumoto D. Psikhologiia i kultura [Psychology and culture] / D. Matsumoto. St. Petersburg: Praim-Evroznak, 2002. – 718. [in Russian]
  11. Erickson E.G. Detstvo i obshchestvo [Childhood and society] / E.G. Erickson. Petersburg: Lenato, 1996. – p. 589. [in Russian]
  12. Flier A.Ya. Kulturnaia sreda i ee sotsialnye cherty [The cultural environment and its social features] / A.Ya. Flier // Informatsionnyi gumanitarnyi portal «Znanie Ponimanie Umenie» [Humanitarian information portal « Understanding. Skill»] – 2013. – No 2. [Electronic resource]. URL: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2013/2/Flier_Cultural-Milieu (accessed: 03.10.2021). [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.