Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.60.097

Скачать PDF ( ) Страницы: 19-21 Выпуск: № 6 (60) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Зубкова Т. С. РОЛЬ ЗАПАДНОЙ ЧАСТИ СЕВЕРНОГО КАСПИЯ В ГОДОВОМ ЦИКЛЕ СЕЛЬДЕЙ / Т. С. Зубкова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 6 (60) Часть 2. — С. 19—21. — URL: https://research-journal.org/biology/rol-zapadnoj-chasti-severnogo-kaspiya-v-godovom-cikle-seldej/ (дата обращения: 21.07.2017. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.60.097
Зубкова Т. С. РОЛЬ ЗАПАДНОЙ ЧАСТИ СЕВЕРНОГО КАСПИЯ В ГОДОВОМ ЦИКЛЕ СЕЛЬДЕЙ / Т. С. Зубкова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 6 (60) Часть 2. — С. 19—21. doi: 10.23670/IRJ.2017.60.097

Импортировать


РОЛЬ ЗАПАДНОЙ ЧАСТИ СЕВЕРНОГО КАСПИЯ В ГОДОВОМ ЦИКЛЕ СЕЛЬДЕЙ

Зубкова Т.С.

ORCID: 0000-0002-6425-0311, кандидат биологических наук,

ФГБНУ «Каспийский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства» в г. Астрахани

РОЛЬ ЗАПАДНОЙ ЧАСТИ СЕВЕРНОГО КАСПИЯ В ГОДОВОМ ЦИКЛЕ СЕЛЬДЕЙ

Аннотация

В работе обобщен материал 2012-2016 гг. по сетным и траловым уловам сельдей. Результаты исследований показали, что в западной части Северного Каспия встречаются 5 видов сельдей, включая морские мигрирующие и немигрирующие формы, и проходной вид. Морские сельди использовали исследуемый район весной в качестве нерестилищ, летом и осенью на этой акватории происходило формирование новых поколений и нагул неполовозрелых особей. Весной среди производителей преобладала долгинская сельдь, летом и осенью среди молоди – каспийский пузанок.

Ключевые слова: Северный Каспий, сельди, видовое соотношение, нерест, нагул.

Zubkova T.S.

ORCID: 0000-0002-6425-0311, PhD in Biology,

FSBSI “Caspian Scientific and Research Institute of Fish Industry, Astrakhan”

ROLE OF THE WESTERN PART OF NORTHERN CASPIAN IN THE ANNUAL CYCLE OF HERRINGS

Abstract

The paper summarizes the materials collected in 2012-2016 on net and trawling catches of herrings. The results of the research showed that in the western part of the Northern Caspian there are 5 species of herrings, including marine migratory and non-migratory forms, and anadromous species. Sea herrings used the area under study as spawning grounds in spring. In summer and autumn, new generations and foraging of immature individuals took place in this water area. In spring, Dolgino herring prevailed among the producers, in summer and autumn Caspian shad dominated among the young.

Keywords: Northern Caspian, herring, species ratio, spawning, feeding.

Северная часть Каспийского моря – мелководный, хорошо прогреваемый, высокопродуктивный водоем. Служит нерестовым и нагульным ареалом для многих видов рыб, как имеющих промысловое значение, так и малозначительных. Каспийские сельди (кроме южнокаспийских немигрирующих видов) используют эту часть моря на протяжении восьми месяцев – с марта по октябрь, сначала в качестве нерестилищ, потом как нагульный ареал.

Виды сельдей, встречающихся в Северном Каспии, и их видовое соотношение и концентрации определялись по составу исследовательских сетных (весна) и траловых (лето и осень) уловов. Учет производителей на нерестилищах осуществлялся ставными сетями с набором ячеи от 22 до 45 мм. Для учета молоди применялись 4,5- и 9-метровый донные тралы. Наблюдениями была охвачена зона западной части Северного Каспия от устья р. Волги до о. Укатный. Обобщен материал за период исследований с 2012 по 2016 гг., всего выставлено 315 сетей и проведено 1420 тралений. Сбор и обработка ихтиологических данных выполнялись в соответствии с инструкцией [1, С. 130].

Из всех видов сельдей, обитающих в бассейне Каспийского моря, в северной его части встречаются шесть: один проходной вид – черноспинка (Alosa kessleri kessleri (Grimm, 1887)), четыре морские мигрирующие вида – каспийский пузанок (Alosa caspia caspia (Eichwald, 1838)), большеглазый пузанок (Alosa saposchnikowii (Grimm, 1887)), долгинская сельдь (Alosa braschnikowii braschnikowii (Borodin, 1904)), аграханская сельдь (Alosa braschnikowii agrachanica (Michailowskaja, 1941)) и один морской немигрирующий вид – круглоголовый пузанок (Alosa sphaerocephala (Berg, 1913))[2, С. 37], [3, С. 123].

Сельдей, встречающихся в Северном Каспии, условно можно разделить на три возрастные группы. Первая группа – производители, пришедшие на нерест (апрель-май). Вторая группа – неполовозрелые рыбы в возрасте от годовика до трехлетка, нагуливаются с конца весны по октябрь. В это же время происходит нагул третьей группы – молоди в возрасте от личинки до сеголетка (формирование нового поколения).

В период 2012-2016 гг. весенние сетные уловы сельдей были представлены четырьмя видами: долгинская сельдь, каспийский и большеглазый пузанки, черноспинка. На протяжении нерестовой миграции, по мере прогрева воды, менялось видовое соотношение сельдей. Для большеглазого пузанка пик нерестового хода отмечается в третьей декаде апреля при температуре воды от 12,2 до 14,5 0С, долгинской сельди приходится на первую декаду мая при 14,5-16,0 0С. Максимум нерестового хода каспийского пузанка наблюдается в третьей декаде мая при температуре воды 20-24 0С.

В целом из года в год прослеживалась стабильность видового состава сетных уловов. Как правило, доминировала долгинская сельдь – 68,7 %, средний улов на 1 сеть составлял 17,8 кг. Второе место в уловах занимал каспийский пузанок – 21,3 % со средним уловом 4,8 кг/сеть. Реже встречался большеглазый пузанок – 9,3 %, его улов на одну сеть составлял в среднем 1,5 кг. Доля проходной сельди черноспинки наименьшая (0,7 %), что обусловлено ее миграцией через исследуемый район в р. Волгу. Средний улов черноспинки достигал лишь 0,2 кг/сеть. Аграханская сельдь последние годы отсутствовала в статистике уловов, так как основные места икрометания расположены в юго-западной части Северного Каспия, где научный лов не проводился. Круглоголовый пузанок также в сетях не встречался, так как весной образует нерестовые скопления восточнее о. Укатного.

Наибольшие концентрации производителей долгинской сельди отмечались перед Кировским банком и в районе о. Укатный. Уловы большеглазого пузанка нарастали от запада к востоку. Каспийский пузанок занимал пространство от р. Волги до Белинского канала с равномерными концентрациями, и лишь в восточных районах его уловы были незначительны. Проходная сельдь концентрировалась на путях миграции в р. Волгу.

Группы молодых сельдей в возрасте 1-2-годовиков появлялись в Северном Каспии в составе мигрирующих косяков вместе с производителями, при завершении их нерестовой миграции. Неполовозрелые особи оставались на нагульном ареале весь вегетационный период до поздней осени. Небольшие скопления чаще были приурочены к продуктивным зонам, возникающим под действием речного стока. Максимальные уловы отмечались в июле и августе и с понижением температуры воды значительно уменьшались.

Видовой состав молодых сельдей на нагульном ареале незначительно изменялся от лета к осени, что, в основном, связано со скатом мигрирующих видов и нарастанием в уловах значения местного вида – круглоголового пузанка. В целом, за исследованный период наибольшую долю имел каспийский пузанок – 60,6 %, далее по убыванию большеглазый пузанок (17,0 %) и долгинская сельдь (12,5 %). Доля круглоголового пузанка достигала 8,4 %, черноспинки – 1,5 %. Средний улов каспийского пузанка составлял 2,9 экз./час траления, концентрации остальных видов не превышали 1 экз./час траления. Общий улов неполовозрелых сельдей, нагуливающихся в западной части Северного Каспия, составил 4,9 экз./час траления.

Нагул младшевозрастных сельдей приурочен к тем же продуктивным зонам, что и у молоди. Максимальные скопления формировались на банках Часовой и Ракушечной, и в районе выхода Волго-Каспийского морского судоходного канала, Кировского и Белинского банков.

Формирование нового поколения сельдей с момента выклева из икринки до возраста сеголетка также происходит на мелководьях Северного Каспия. Максимальные уловы сеголеток отмечались в июле и августе. Осеннее понижение температуры воды побуждало молодь скатываться в Средний Каспий, в первую очередь Северный Каспий покидали сеголетки долгинской сельди и большеглазого пузанка.

Видовой состав уловов молоди летом и осенью немного различался, однако общее соотношение видов сохранялось. На протяжении всего вегетационного периода доминировал каспийский пузанок – 81,8 %. Но если летом его концентрации в среднем составляли 26,4 экз./час траления, то осенью они уменьшались до 19,1 экз./час траления.

Большеглазый пузанок занимал второе место в видовом составе, существенно отставая от лидирующего вида – 11,5 %. Концентрации молоди летом достигали среднего значения 4,1 экз./час траления, осенью – 2,9 экз./час траления.

Доля долгинской сельди в уловах молоди в среднем была 4,8 %. Как и у большеглазого пузанка, средние концентрации ее снижались от лета к осени с 2,3 до 1,0 экз./час траления.

Начиная с конца июля, в траловых уловах отмечалась молодь черноспинки, скатывающаяся из р. Волги. Ее концентрации в Северном Каспии очень малы: 0,1-0,2 экз./час траления. В уловах ее доля составляла в среднем 0,7 %.

Круглоголовый пузанок появлялся в уловах только в сентябре. Его доля в среднем составляла 1,2 %, концентрации 0,7 экз./час траления.

Наиболее плотные скопления сеголеток долгинской сельди наблюдались к востоку от Белинского канала, а также у о. Чистая Банка. Максимальные уловы сеголеток большеглазого пузанка отмечались у Сухобелинского банка, свала Сетного осередка, о. Укатный. Молодь каспийского пузанка концентрировалась преимущественно в районе о. Чистая Банка и о. Тюлений.

Наибольшее количество молоди всех видов находилось на глубинах от 4 до 5 м. В годы с интенсивным прогревом воды (2015-2016 гг.), при неблагоприятных условиях нагула рыб, молодь мигрировала в приглубую зону Северного Каспия, отличавшуюся пониженным теплозапасом водных масс.

С сезонным понижением температуры воды мелководные районы Северного Каспия постепенно теряли значение нагульного ареала. Концентрации сельдей в осенний период уменьшались в 8-10 раз.

Таким образом, проведенные исследования подтверждают, что и в настоящее время западная часть Северного Каспия играет важную роль в жизненном цикле сельдей, и используется разными видами на протяжении большей части года, за исключением поздней осени и зимы. В весенний период 2012-2016 гг. на данной акватории наблюдался нерест морских мигрирующих сельдей (долгинская сельдь, большеглазый и каспийский пузанки). В сетных уловах также встречалась проходная сельдь черноспинка, мигрирующая в р. Волгу. С июня по октябрь в районе мониторинга проходило формирование новых поколений сельдей, и отмечались нагульные скопления неполовозрелых особей в возрасте до 3 лет. На протяжении годового цикла в западной части Северного Каспия имело место сезонное перераспределение соотношения видов: весной преобладал холодолюбивый вид  – долгинская сельдь, летом и осенью – теплолюбивый каспийский пузанок.

Список литературы / References

  1. Инструкции по сбору и первичной обработке материалов водных биоресурсов Каспийского бассейна и среды их обитания / Под ред. Г. А. Судакова. – Астрахань: КаспНИРХ, 2011. – 193 с.
  2. Казанчеев Е. Н. Рыбы Каспийского моря (определитель) / Е. Н. Казанчеев. – М.: Легкая и пищевая пром-сть, 1981. – 168 с.
  3. Смирнов А. Н. Бражниковские сельди Каспийского моря / А. Н. Смирнов. – Баку: Изд-во АН Аз ССР, 1952. – 248 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Instrukcii po sboru i pervichnoj obrabotke materialov vodnyh bioresursov Kaspijskogo bassejna i sredy ih obitanija [Instructions on collection and primary processing of materials of aquatic biological resources of the Caspian basin and their habitat] / Pod red. G. A. Sudakova. – Astrahan’: KaspNIRH, 2011. – 193 p. [in Russian]
  2. Kazancheev E. N. Ryby Kaspijskogo morja (opredelitel’) [Fish of the Caspian Sea (determinant)] / E. N. Kazancheev. – M.: Legkaja i pishhevaja prom-st’, 1981. – 168 p. [in Russian]
  3. Smirnov A. N. Brazhnikovskie sel’di Kaspijskogo morja [Brazhnik herrings of the Caspian Sea] / A. N. Smirnov. – Baku: Izd-vo AN Az SSR, 1952. – 248 p. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.