Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

Скачать PDF ( ) Страницы: 35-39 Выпуск: №5 (24) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Никольская В. А. ГИПЕРИНСУЛИНЕМИЯ, ВЛИЯНИЕ НА МЕТАБОЛИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В ОРГАНИЗМЕ / В. А. Никольская, В. А. Никольская, З. Н. Меметова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — №5 (24) Часть 1. — С. 35—39. — URL: https://research-journal.org/biology/giperinsulinemiya-vliyanie-na-metabolicheskie-processy-v-organizme/ (дата обращения: 02.07.2020. ).
Никольская В. А. ГИПЕРИНСУЛИНЕМИЯ, ВЛИЯНИЕ НА МЕТАБОЛИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В ОРГАНИЗМЕ / В. А. Никольская, В. А. Никольская, З. Н. Меметова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — №5 (24) Часть 1. — С. 35—39.

Импортировать


ГИПЕРИНСУЛИНЕМИЯ, ВЛИЯНИЕ НА МЕТАБОЛИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В ОРГАНИЗМЕ

Никольская1 В.А., Постольник2 Н. А., Меметова3 З.Н.

1Кандидат биологических наук, доцент, Таврический национальный университет им. В.И. Вернадского; 2 Магистр, Таврический национальный университет им. В.И. Вернадского; 3Аспирант, Таврический национальный университет им. В.И. Вернадского

ГИПЕРИНСУЛИНЕМИЯ, ВЛИЯНИЕ НА МЕТАБОЛИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В ОРГАНИЗМЕ

Аннотация

В данной статье определена результирующая в изучении воздействия гиперинсулинемического состояния на различные процессы в организме при его проявлении как в роли самостоятельного фактора влияния на организм, так и в виде осложнения при патологии, а также произведена краткая систематизация имеющихся в литературе данных, способствующих раскрытию механизмов возникновения и развития гиперинсулинемии.

Ключевые слова: гиперинсулинемия, гестационный сахарный диабет, ишемическая болезнь сердца, окислительная модификация белков.

Nikolskaya V.A. 1, Postolnik N.А. 2, Memetova Z.N. 3

1PhD, lecturer, Taurida National V. I. Vernadsky University; 2Holder of a masteг,s degree, Taurida National V. I. Vernadsky University; 3Postgraduate student, Taurida National V. I. Vernadsky University

HYPERINSULINEMIA, INFLUENCE ON METABOLIC PROCESSES IN AN ORGANISM

Abstract

In this article a resultant is certain in the study of influence  of the state excessively increased contents of insulin on different processes in an organism at his display both in a role of independent factor of influence on an organism and as complication at pathology, and also short systematization of present in literature of information, cooperant opening of mechanisms of origin and development of hyperinsulinemia is made.

Keywords: hyperinsulinemia, gestational diabetes, ischemic disease, oxidative мodifications of proteins.

Изменения метаболических процессов в организме определяют последующую вероятность развития патологии, а структурный след любого отклонения – её интенсивность и направленность; следует учитывать, что, в конечном счете, совокупность затронутых звеньев различных процессов обусловливают характер выраженности заболевания.

Система тестирования, как правило, направлена на выявление индикаторов любого патологического состояния или изменения физиологического. Однако следует отметить, что предикторная функция является той малоиспользуемой составной частью медицинских исследований, которая позволила бы уже на ранних этапах диагностировать отклонения, а не фиксировать уже имеющуюся патологию.

Сегодня, помимо инсулиннезависимого сахарного диабета, установлен целый ряд заболеваний, в том числе сердечно−сосудистой системы, при которых выявлена гиперинсулинемия [1−8]. Вместе с тем хорошо известен феномен гиперинсулинемии как адаптивный процесс, который развивается в ответ на тканевую гипоксию после достаточно длительного периода гипоксических тренировок.

Инсулинотерапия применяется с лечебной целью у психически больных [9,10]. Лечебный эффект связан не с прямым действием инсулина на центральную нервную систему, а с вызываемой инсулином гипогликемией, которая оказывает влияние на нервную систему и обмен веществ [11,12].

В настоящее время установлена многогранность эффектов инсулина [13,14] Показаны некоторые механизмы его непосредственного участия в регуляции сосудистого тонуса, энергетического метаболизма кардиомиоцитов [6,15]. Особое значение придают роли инсулина в регуляции микроциркулярного звена коронарного русла и обеспечении жизнедеятельности сердца. Поэтому изучение механизмов развития и последствий ответной реакции организма на состояние гиперинсулинемии является одной из важных задач биохимии и медицины, поскольку данное состояние может быть как выражением отклонения с последующим нарастанием негативных последствий, в результате чего возможно развитие патологии, так и сопутствующим фактором, обеспечивающим усиление и увеличение количества осложнений.

Воздействие экспериментальной гиперинсулинемии на организм

Изучение биохимического аспекта влияния на организм гиперинсулинемического состояния, проявляющегося гипогликемическим симптомокомплексом, является несомненно актуальным в связи с тем, что его проявление достаточно часто встречается в лечебной практике; кроме того искусственно вызванная гиперинсулинемия применяется в лечении психических расстройств. Гиперинсулинемическое состояние может быть вызвано различными причинами [16−20] и обусловлено абсолютным или относительным повышением уровня инсулина. При этом особую значимость имеют гипогликемии у больных сахарным диабетом, развивающиеся на фоне инсулинотерапии, реже при лечении сахароснижающими сульфаниламидными препаратами, что в свою очередь может вызывать диагностические ошибки и трудности [21].

Инсулин усиливает транспорт гексоз и аминокислот через цитолемму клеток тканей, снижая их уровень в крови, синтез гликогена, белков и липосинтез [22]. В то же время инсулин предохраняет гексозофосфаты от расщепления, тормозит глюконеогенез и липолиз. Снижение глюкозы крови под воздействием избыточной секреции инсулина (например, в случае опухоли островковых клеток Лангерганса, врожденной гиперинсулинемии) либо введении больших доз инсулина может привести к гипогликемии [15].

В процессе метаболизма в клетках аэробных организмов постоянно образуются активные формы кислорода (АФК), которые при избыточной их продукции либо при нарушении работы защитных систем могут оказывать токсическое действие и приводить к окислительной модификации фактически всех аминокислот, вызывая деградацию очищенных белков, белков интактных клеток и интрацеллюлярных органелл [23], к разрушению структуры мембран клеток и, как следствие, к окислительному повреждению тканей и органов [24−26]. Накопление продуктов свободнорадикального окисления ведет к истощению антиоксидантной системы, снижению содержания восстановленного глутатиона и активности супероксиддисмутазы и каталазы. Одним из серьезных нарушений энергетического обмена при усилении свободнорадикального окисления является разобщение дыхания и фосфолирирования, а, следовательно, и ослабление биосинтеза макроэргических соединений, особенно АТФ. Это, в свою очередь, затормаживает процессы биосинтеза белков, нуклеиновых кислот и других соединений, а также нарушает функции организма [24,27,28].

Результаты исследований воздействия на организм белых крыс–самцов (Rattus norvegicus) экспериментальной гиперинсулинемии свидетельствуют, о том, что воздействие инсулинового шока приводит к увеличению степени окислительной модификации белков: содержания альдегид–динитрофенилгидразонов и кетон–динитрофенилгидразонов как нейтрального, так и основного характера в исследуемых тканях опытных групп лабораторных крыс по сравнению с контрольной [29].

Перегрузка дыхательной цепи митохондрий при активном гликолизе приводит к тому, что молекула кислорода способна присоединять один электрон, образуя супероксиданион–радикал •О2ˉ. В этих условиях супероксиданион–радикал претерпевает превращения, приводящие к образованию других высокореакционных радикалов, которые могут причинить прямой вред клетке: •О2ˉ, H2O2, ОН [30]. Утилизация глюкозы крови при воздействии избыточных доз инсулина способствует снижению процессов гликолиза и ослаблению биосинтеза АТФ. При адаптации организма к стрессовым ситуациям для быстрого образования и получения АТФ имеют место более короткие пути тканевого дыхания: отщепившиеся в процессе окисления в цикле Кребса атомы водорода переносятся на флавиновые ферменты электронотранспортной цепи митохондрий, минуя систему никотинамидных ферментов, при этом образуется всего две молекулы АТФ вместо трех. Более коротким путем быстрого получения АТФ является перенос атомов водорода с окисляемых субстратов с помощью флавиновых ферментов непосредственно на молекулярный кислород, минуя систему цитохромов. Конечным продуктом окисления в этих случаях будет не вода, а пероксид водорода [28,30]. Повышение скорости образования свободных радикалов нарушает работу антиоксидантных систем (АО), а, следовательно, ведет к накоплению АФК, избыточная продукция которых оказывает токсическое действие и приводит к окислительному повреждению тканей и органов [30].

После введения избыточных доз инсулина в ткани печени наблюдалось достоверное увеличение содержания альдегидных продуктов нейтрального характера на 24%, кетонных продуктов нейтрального характера – на 13%, продуктов окислительной модификации аминокислотных остатков основного характера – на 36%. После введения глюкозы достоверных изменений показателя окислительной модификации белков в ткани печени крыс не выявлено.

В ткани головного мозга после введения избыточных доз инсулина содержание окислительных продуктов нейтрального характера возросло в 1,4 раза, альдегидных продуктов основного характера – в 2 раза, кетонных продуктов основного характера  – в 5 раз.

После введения глюкозы достоверно снижалось на 30% содержание альдегидных и кетонных продуктов окислительной модификации нейтрального характера, большая часть которых может быть продуктами окислительной модификации гидрофобных аминокислотных остатков. Возможно, полученные результаты являются подтверждением того, что окислительную модификацию претерпевают аминокислотные остатки не только в поверхностных слоях, но и в более глубоких участках белковых молекул ткани, где они также подвержены окислительной деградации при воздействии АФК [23,24].

Фактором, усиливающим окислительный стресс в ткани головного мозга, является закисление среды, вызванное происходящей при гипоксии активацией гликолиза. При этом образование АТФ уменьшается [28]. Поэтому после введения глюкозы и восстановления кровообращения появляющийся в тканях кислород взаимодействует с промежуточными компонентами дыхательной цепи. Такое взаимодействие происходит по одноэлектронному пути и заканчивается образованием супероксиданион−радикала [25,26]. В результате этого купирование гипогликемии глюкозой в ткани головного мозга не привело к снижению показателей окислительной модификации белков.

В ткани сердца лабораторных крыс после введения избыточных доз инсулина содержание продуктов окислительной модификации белков по сравнению с контрольной группой увеличилось почти в 2 – 2,5 раза при всех длинах волн, регистрирующих данные соединения. После купирования комы глюкозой в ткани сердца крыс наблюдается достоверное снижение содержания продуктов окислительной модификации белков: альдегидных – в 1,5 раза,  кетонных – в 2 раза по сравнению с показателем крыс в состоянии выраженной гиперинсулинемии.

Снижение изученных показателей в ткани сердца могут являться отражением на биохимическом уровне сопряжения состояния данного органа и изменений концентрации глюкозы в постоянной циркулирующей крови.

Результаты исследований позволяют предположить, что изменения показателя окислительной модификации белков в тканях лабораторных крыс могут быть обусловлены резким снижением содержания углеводов под воздействием экспериментальной гиперинсулинемии, что приводит к уменьшению скорости гликолитических процессов, ослаблению биосинтеза АТФ с последующей интенсификацией окислительных реакций.

Гиперинсулинемия при развитии патологических состояний

Относительное увеличение инсулина может наблюдаться у больных с надпочечниковой недостаточностью. Это обусловлено не столько увеличением секреции инсулина β−клетками островков Лангерганса, сколько со снижением секреции кортизола корой надпочечников. Дефицит гормона−антагониста инсулина – кортизола, может вызвать повышение уровня инсулина, и в частности С−пептида [32 – 37].

Показано, что при данной патологии наблюдается тенденция к увеличению концентрации калия и уменьшению натрия в сыворотке крови по сравнению с контрольной группой. Показаны достоверные изменения концентрации исследуемых ионов в эритроцитах больных с гипофункцией коры надпочечников: в направлении повышения на 11% – для концентрации ионов калия и снижения на 23% – для ионов натрия, по сравнению с контрольной группой  [38].

Всасывание натрия усиливается в присутствии кортизола, а так как у больных с надпочечниковой недостаточностью наблюдается достоверное снижение кортизола, то в результате этого снижается концентрация натрия в крови, приводящие к уменьшению концентрации глюкозы в эритроцитах из−за нарушения механизма транспорта глюкозы в клетку [39]. Нарушение ионного обмена связано с недостаточной секрецией гормонов коры надпочечников и сопровождается комплексом структурно−метаболических нарушений эритроцитов в виде дезорганизации плазматических мембран с увеличением проницаемости мембраны для ионов воды [39,40].

Гиперинсулинемия являются одним из основных факторов, ведущих к развитию СД 2 типа, особенно у лиц с наследственной предрасположенностью [18]. В условиях инсулинорезистентности происходит снижение утилизации глюкозы периферическими тканями, повышается продукция глюкозы печенью, что способствует развитию гипергликемии. При адекватной способности β−клеток реагировать на повышение глюкозы в крови компенсаторной гиперинсулинемией сохраняется состояние нормогликемии. Однако постоянная стимуляция β−клеток в сочетании с вероятными генетическими нарушениями, влияющими на их функциональные возможности, и воздействием повышенной концентрации СЖК на β−клетки (феномен липотоксичности), способствуют развитию секреторной дисфункции β−клеток, прогрессирующему нарушению секреции инсулина. С течением времени развивается СД 2 типа.

Исследования зарубежных ученых показали, что высокий уровень инсулина у практически здоровых мужчин увеличивает риск развития ишемической болезни сердца. Причем эта взаимосвязь не зависела от массы тела, артериального давления или концентрации липопротеидов в плазме крови. У пациентов с ишемической болезнью сердца изначальные значения содержания инсулина натощак были на 18% выше, чем в контрольной группе. Взаимоотношения между уровнем инсулина и ишемической болезнью сердца не изменились и после того, как были внесены поправки на уровень триглицеридов и липопротеидов высокой и низкой плотности [15,31 ].

Гиперинсулемия, манифестирующая при индуцированной ишемии, не связана с инсулинрезистентностъю, но, вероятно, является адаптивно−компенсаторной реакцией на возрастание потребности миокарда в глюкозе и может быть одним из ранних маркеров ишемической болезни сердца [3].

Достоверных сведений о роли коррекции уровня инсулина в крови, как и показателя инсулинорезистентности для уменьшения заболеваемости ишемической болезнью сердца и смертности пока нет.

Комплекс метаболических, гормональных и клинических нарушений, являющихся факторами риска развития сердечно−сосудистых заболеваний, в основе которых лежит инсулинорезистентность и компенсаторная гиперинсулинемия, в литературе известен под названием синдром X. Также употребляются названия метаболический синдром и синдром инсулинорезистентности [2,4,42].

Нарушения, объединенные рамками метаболического синдрома, длительное время протекают бессимптомно, нередко начинают формироваться в подростковом и юношеском возрасте, задолго до клинической манифестации СД 2 типа, артериальной гипертензии и атеросклеротических поражений сосудов. Следует отметить, что взаимосвязь между артериальной гипертензией и гиперинсулинемией при метаболическом синдроме до сих пор продолжает активно обсуждаться. В развитии артериальной гипертензии при синдроме инсулинорезистентности ведущее значение имеет комплексное влияние гиперинсулинемии и сопутствующих метаболических нарушений [41].

Гестационный сахарный диабет представляет по своей сути непереносимость глюкозы, впервые диагностированную во время беременности [1]. Порог, при котором непереносимость глюкозы вредно воздействует на беременность и увеличивает риск будущего диабета у матери и ее ребенка, неизвестен. Поэтому вопрос о лечении остается спорным. С точки зрения перспективы развития диабета беременность представляет собой физиологический стрессовый тест β−клеткам, сохранение толерантности к глюкозе при этом зависит от присутствия достаточного запаса материнских β−клеток. При нормальной беременности чувствительность к инсулину уменьшается вдвое, а выделение инсулина после приема пищи увеличивается к третьему триместру и возникает гиперинсулинемия [22]. Гестационный сахарный диабет развивается при неспособности повысить секрецию инсулина до уровня, достаточного, чтобы противостоять этому физиологическому снижению чувствительности к инсулину и поддерживать эугликемию; доказательства сниженной функции β−клеток могут сохраняться и в послеродовой период [1,22,42].

Клинически вероятно, что особенность роста плода, а не абсолютная масса тела при рождении, лучше отражает гликемический контроль при беременности, сопровождаемой диабетом.

Беременные обезьяны макаки резус, у которых гиперинсулинемия была вызвана экспериментальным путем с помощью инфузии инсулина, показали ненормальный рост плода (с отложением жира в животе и органомегалией), имитирующий огромного младенца у страдающей диабетом матери. Это предполагает, что гиперинсулинемия плода, а не его гипергликемия несет ответственность за особенности роста [1].

Гиперинсулинемия плода и быстрый рост в последнем триместре беременности могут происходить независимо от материнской гликемии как следствие измененной дифференциации и пролиферации фетальных β−клеток в ранний период беременности или присутствия в фетальных β−клетках средства, усиливающего секрецию иначе, чем глюкоза.

Механизмы и последствия воздействия гиперинсулинемии на метаболические процессы в организме

Развитие артериальной гипертонии при СД типа 2 связано с активацией ряда механизмов, особое место среди которых занимает повышение тонуса симпатической нервной системы под влиянием гиперинсулинемии [34−37]. Гиперинсулинемия увеличивает поглощение и обмен глюкозы в инсулинчувствительных клетках вентромедиального гипоталамуса. Это приводит к растормаживанию симпатических центров ствола головного мозга и повышает центральную активность симпатической нервной системы. К усилению активности центральных ядер симпатической нервной системы ведет и уменьшение тормозящих воздействий, исходящих с барорецепторов крупных сосудов шеи, эластичность которых изменяется под воздействием гиперинсулинемии.

Повышение концентрации свободных жирных кислот в крови под влиянием норадреналина, выделение которого повышено в этом случае препятствует поглощению глюкозы мышечными клетками и таким образом способствует еще большему нарастанию инсулинорезистентности и гиперинсулинемии [34−37].

Гиперинсулинемия может приводить к осложнениям, которые повышают риск развития ишемической болезни сердца, поскольку вазодилатацию за счет стимуляции образования окиси азота в клетках сосудистого эндотелия. Однако инсулин также может стимулировать образование эндотелина−1, мощного вазоконстриктора, поэтому возникло предположение, что влияние инсулинорезистетнтости на сосуды зависит от баланса между двумя указанными механизмами. Инсулин также является антинатрийуретическим гормоном, то есть он препятствует экскреции натрия с почками. Это сопровождается задержкой мочевой кислоты, что объясняет высокую распространенность гиперурикемии и предрасположенность к артериальной гипертонии при инсулинорезистентности. Баланс между симпатической и парасимпатической нервными системами также может изменяться под действием инсулина в сторону увеличения активности симпатической нервной системы [14,34−37].

Таким образом, инсулинорезистентность и гиперинсулинемия самостоятельно или опосредованно (через сопутствующие метаболические нарушения), оказывая патологическое воздействие на сердечно−сосудистую систему, в конечном итоге ускоряют развитие атеросклеротических сосудистых заболеваний [3].

Гиперинсулинемия у беременных является причиной вызывающей ряд осложнений при развитии плода. Во−первых, гиперинсулинемия ведет к макросомии плода, являющейся причиной высокой частоты родового травматизма и асфиксии новорожденных. Во−вторых, угнетая синтез лецитина в легких плода, гиперинсулинемия способствует повышению риска развития синдрома дыхательных расстройств (респираторного дистресс−синдрома новорожденных). В−третьих, наличие гиперинсулинемии у плода незадолго перед родами приводит к высокому риску развития гипогликемических состояний, в том числе тяжелых, в раннем послеродовом периоде [1].

Заключение

Возрастающий интерес исследователей к проблеме гиперинсулинемии обусловлен, прежде всего, тем, что осложнения, вызванные или сопутствующие данному состоянию, могут привести к серьезным отдаленным отрицательным последствиям для здоровья человека. На современном этапе развития медицины и биохимии формируется новая система видения процессов формирования данного отклонения, способствующая поиску маркеров, позволяющих оценить интенсивность его проявления.

Клиническая значимость нарушений, объединенных рамками гиперинсулинемического состояния, заключается в том, что их сочетание в значительной степени ускоряет развитие и прогрессирование заболеваний.

Литература

  1. Караченцев Ю. И. Гестагенный сахарный диабет (обзор) // Терапевтическаий архив. − 2001. − Т. 8, №10. − С. 201 − 208.
  2. Изможерова Н.В. Гиперинсулинемия и инсулинрезистентность у женщин с метаболическим синдромом в климактерическом периоде // Клиническая медицина. – 2006. – №5. – С. 65 – 68.
  3. Sowers J.R. Hyperinsulinemia, insulin resistance and hyperglycemia: contributing factors in pathogenesis of hypertension and atherosclerosis // Am. J. Hypertens. – 1993. – V. 6. – P. 260 – 270.
  4. Loren C. Hyperinsulinemic diseases of civilization: more than just syndrome X / C.Loren., Michael Eades, Mary D. Eades // Comparative biochemistry and physiology part. – USA. – 2003. – P. 95 – 112.
  5. Giovannucci E. The role of insulin resistance and hyperinsulinemia in cancer causation // Med. Chem. – Immun., Endoc. & Metab. Agents Boston MA. – USA. – 2005. – P. 53 – 60.
  6. Kuo–Liong Chien. Hyperinsulinemia and Related Atherosclerotic Risk Factors in the Population at Cardiovascular Risk: Community–based Study // Clinique Chemistry. № 6. P. 838 – 846.
  7. Hermans M.P. L’insulinorésistance et ces conséquences // Service d’endocrinologie et nutrition, cliniques universitaires. St–Luc et Université catholique de Louvain, Bruxelles, 2003. P. 305 – 307.
  8. Makoundou V. Résistance à l’insuline et syndrome métabolique / V. Makoundou, A.Golay // Médecine pratique. Genève 14, Suisse 2007 280 – 282.
  9. Берн Э. Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных. Перевод Федорова А.И. − Минск: Попурри, 1998. − С. 124 − 126.
  10. Жариков Н.М., Тюльпин Ю.Г. Психиатрия. − М.: Медицина, 2000 − 389с.
  11. Ефимов A.C. Неотложная эндокринология / A.C. Ефимов, И.В. Комисаренко, H.A. Скорбонская. − М.: Медицина, 1982 − С. 46 − 49.
  12. Ефимов A.C. Инсулинотерапия больных сахарным диабетом / A.C. Ефимов, H.A. Скорбонская, С.Н. Ткач, Е.А. Сакало. − Киев: Здоров’я, 2000 − 245с.
  13. Елисеева О.С. Исследование природы взаимодействий инсулина с поверхностью эритроцитов и состава гормонтранспортирующего комплекса плазмы крови человека // Вестник ОГУ. – 2009. № 6. – С. 476 – 478.
  14. Valdiguié. P. Métabolisme des glucides / P Valdiguié., T. Levade // Biochimie clinique, 2ième, éd. France. – 2000. – P. 150 – 175.
  15. Ogilvy–Suart A. Hypoglycemia, management of hyperinsulinism / A. Ogilvy–Suart, P. Midgley // Practical Neonatal Endocrinology. P. 7 – 27.
  16. Егоров А.В. Диагностика и лечение органического гиперинсулинизма // Хирургия. – 1999. – №12. – С. 21 – 26.
  17. Кузин Н.М. Органический гиперинсулинизм // Клиническая медицина. – 1998. – №4. – С. 7 – 11.
  18. Gerald L. Diabetes: A prevalent disease that disrupts glucose utilization, metabolism // Human biochemistry and disease. California. – 2008. – P. 134 – 586.
  19. Дедов И.И. Эндокринология / И.И. Дедов, Г.А. Мельниченко, В.В. Фадеев – Москва: ГЭОТАР−Медиа, 2007. – С.177 – 220.
  20. Долгов В.В. Лабораторная диагностика нарушений обмена углеводов / В.В. Долгов, Т.Ю. Демидова. – Москва: Практика, 2002. – 80 с.
  21. Троньк М.Д. Стандарты диагностики и лечения эндокринных заболеваний / Троньк М.Д. – Киев: Здоровье Украины, 2005. – С. 136 – 185.
  22. Марри Р. Биохимия человека. Т. 2 / Р. Марри, Д. Греннер, П. Мейес, В. Родуэлл, пер. с англ. М. Д. Гроздовой. – Москва: МИР, 1993. – 415 с.
  23. Дубинина Е. Окислительная модификация белков / Е. Дубинина, В. Шугалей // Успехи современной биологии. – 1993. – Т. 113, Вып. 1. – С. 71 – 81.
  24. Абакумова Ю.В. Свободнорадикальное окисление при атеросклерозе как патогенный фактор / Ю.В. Абакумова, Н.А. Ардаматский //Медико−биологический вестник им. Я.Д. Витебского. – 1996. – Т. – Вып. 2. – С. 15 – 21.
  25. Зенков Н. К. Окислительный стресс: Биохимический и патофизиологический аспекты / Н.К. Зенков, В.З. Ланкин, Е.Б. Меньщикова – М.: МАИК, 2001. – 343 с.
  26. Кулинский В.И. Активные формы кислорода и оксидативная модификация макромолекул: польза, вред и защита // Соросовский Образовательный Журнал. – 1999. – № 1. – С. 2 – 7.
  27. Калуев А.В. Выполняют ли регуляторную роль в клетке взаимодействия АФК с ДНК? //Український біохімічний журнал. – 1999. – Т. 71. – Вып. 2. – С. 104 – 108.
  28. Скулачев В.П. Кислород в живой клетке: Добро и зло // Соросовский Образовательный Журнал. – 1996. № 3. – С. 4 – 10.
  29. Никольская В.А. Влияние экспериментальной гиперинсулинемии на процессы окислительной модификации белков в тканях лабораторных крыс / В.А. Никольская, Т.В. Рубановская // Учёные записки ТНУ, серия «Биология. Химия». – 2009. – Т. 22 (61), №2. – С. 103 – 109.
  30. Владимиров Ю.А. Свободные радикалы в живых системах // Итоги науки и техники. Сер. Биофизика. – 1991. – Т. 29. – С. 3 – 15.
  31. Keith M. Increased oxidative stress in patients with congestive heart failure // Journal of the American college of cardiology. – – Vol. 31. – P. 1350 – 1355.
  32. Теппермен Дж. Физиология обмена веществ и эндокринной системы. Вводный курс / Дж. Теппермен, X. Теппермен, пер. с англ. В. И. Кандрора – М.: Мир, 1989. – 656 с.
  33. Данн М.Дж. Почечная эндокринология. – Москва: Медицина, 1987. – 667 с.
  34. Гроллман А. Клиническая эндокринология и ее физиологические основы, пер. с англ. И. А. Эскин. – Москва: Медицина, 1989. – 338 с.
  35. Лавина Н. Эндокринология, пер. с англ. док. мед. наук В.И. Кандрора . – Москва: Практика, 1999. – С. 683 – 701.
  36. Горячковский А.М. Клиническая биохимия. – Одесса: Астропринт, 2004. – С. 287 – 325.
  37. Хаггинс Ч. Расшифровка клинических лабораторных анализов, пер. с англ. В.Л. Эмануэля. – Москва: Бином, 2004. – С. 41 – 87.
  38. Никольская В.А. Влияние гиперинсулинемии на отдельные биохимические показатели у больных с надпочечниковой недостаточностью / В.А. Никольская, И.Н. Недбайло // Учёные записки ТНУ, серия «Биология. Химия». – 2009. – Т. 22 (61), №4. – С. 106 – 111.
  39. Введение в биомембранологию. – Изд−во Московского унив−та [под ред. А.А. Болдырева], 1990. – 208 с.
  40. Кометиани З.П. Кинетика мембранных транспортных ферментов / З.П. Кометиани, М.Г. Векуа. – Москва: Высшая школа, 1988. –111 с.
  41. Мамедов М.Н. Компоненты метаболического синдрома у больных с артериальной гипертензией // Кардиология. – 1997. – № 12. – С. 37 – 41.
  42. Спиридонова Н. В. Микроэлементный состав крови и ротовой жидкости у беременных гестозом / Н. В. Спиридонова, Р. Б. Батлер // Вестник СамГУ − Естественнонаучная серия. − 2007. − Т. 52, №2. − С. 276 − 280.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.