Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2020.102.12.142

Скачать PDF ( ) Страницы: 143-148 Выпуск: № 12 (102) Часть 4 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Лескова Т. В. ТВОРЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЙ КОМПОЗИТОРСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ И МУЗЫКАЛЬНАЯ СРЕДА РЕГИОНА В ПЕРИОД 1960-Х – СЕРЕДИНЫ 1980-Х ГОДОВ / Т. В. Лескова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — № 12 (102) Часть 4. — С. 143—148. — URL: https://research-journal.org/art/tvorcheskaya-zhizn-dalnevostochnoj-kompozitorskoj-organizacii-i-muzykalnaya-sreda-regiona-v-period-1960-x-serediny-1980-x-godov/ (дата обращения: 28.01.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2020.102.12.142
Лескова Т. В. ТВОРЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЙ КОМПОЗИТОРСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ И МУЗЫКАЛЬНАЯ СРЕДА РЕГИОНА В ПЕРИОД 1960-Х – СЕРЕДИНЫ 1980-Х ГОДОВ / Т. В. Лескова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — № 12 (102) Часть 4. — С. 143—148. doi: 10.23670/IRJ.2020.102.12.142

Импортировать


ТВОРЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЙ КОМПОЗИТОРСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ И МУЗЫКАЛЬНАЯ СРЕДА РЕГИОНА В ПЕРИОД 1960-Х – СЕРЕДИНЫ 1980-Х ГОДОВ

ТВОРЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЙ КОМПОЗИТОРСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ
И МУЗЫКАЛЬНАЯ СРЕДА РЕГИОНА В ПЕРИОД 1960-Х – СЕРЕДИНЫ 1980-Х ГОДОВ

Научная статья

Лескова Т.В.*

ORCID: 0000-0002-0612-1263,

Хабаровский государственный институт культуры, Хабаровск, Россия

* Корреспондирующий автор (leskova-1961[at]mail.ru)

Аннотация

В задачи статьи входит воссоздание музыкально-культурного контекста, взаимосвязанного с композиторским творчеством 1960–80-х гг. на Дальнем Востоке России. Освещен ряд вопросов организационно-творческого порядка, среди которых важное место занимает проблема кадрового состава Дальневосточной композиторской организации. Показаны ее структура и функции, обозначены основные направления деятельности руководителя организации Ю. Владимирова. Подчеркнуты региональные особенности в области профильного композиторского образования, имеющие проблемный характер. Уделено внимание таким явлениям, сопутствующим творчеству и непосредственно связанным с ним, как музыкальное исполнительство региона, концертно-просветительская, фольклористическая работа композиторов. Сделан вывод о стимулирующем действии всех названных социокультурных факторов на композиторское творчество.

Ключевые слова: музыкальная культура, образование, исполнительство, социокультурный контекст, регион, Дальний Восток России.

THE CREATIVE HISTORY OF THE RUSSIAN FAR EAST COMPOSER UNION AND THE MUSIC SCENE
OF THE REGION IN THE 1960S — MID 1980S

Research article

Leskova T.V.*

ORCID: 0000-0002-0612-1263,

Khabarovsk State Institute of Culture, Khabarovsk, Russia

* Corresponding author (leskova-1961[at]mail.ru)

Abstract

The paper aims to recreate the social musical environment connected to the creative process of composers in the Russian Far East of 1960—80s. The study covers the organization of the creative process, and the staff issues of the Russian Far East composer union. The article demonstrates the structure and duties of the union, and defines its main directives that were handled under the guidance of its head – Y. Vladimirov. The study highlights the distinctive local features of composer education and its flawed nature. It draws attention to both the adjacent and directly connected elements such as local music performance tradition, concert and educational activities, and folklore studies. The paper concludes that all the listed social environment factors stimulate composing creativity.

Keywords: music, education, performance, social environment, federal district, Russian Far East.

Период 1960-х – середины 1980-х годов в жизни Дальневосточного отделения Союза композиторов России был одной из важных вех развития. С открытием отделения в декабре 1960 г. деятельность композиторов, ранее образовавших неформальный союз, теперь проходила под эгидой профессиональной организации с центром в Хабаровске (председатели Ю. Владимиров в 1960–1978 гг., Э. Казачков в 1978–1985 гг.). В задачи статьи входит показ многообразия творческой жизни регионального союза при внимании к ряду организационных вопросов, особенностей, оказывающих влияние на творчество.

На протяжении 1960–80-х гг. состав Дальневосточной композиторской организации расширялся, меняясь качественно. Преобладание композиторов-любителей дополнялось профессиональными авторами при их руководящей роли, что является типичным для творческих организаций советского времени в целом. Характер музыкального образования, членство в Союзе композиторов России (далее СК) или отсутствие такового усилили общую неоднородность композиторских сил на Дальнем Востоке.

Во-первых, открывает плеяду дальневосточных композиторов-профессионалов, членов СК СССР / РСФСР, которые помимо композиции были преподавателями, музыкантами-исполнителями, руководителями творческих коллективов, Юрий Яковлевич Владимиров. Его сподвижниками стали Алексей Федорович Яковлев, Игорь Аркадьевич Бродский, Борис Дмитриевич Напреев, Эдуард Ошерович Казачков, Владимир Яковлевич Пороцкий. Образовательный ценз профессионального ядра был высок: все композиторы являлись выпускниками центральных консерваторий, их творчество отличалось постоянством, охватом широкого круга музыкальных жанров, а иногда и индивидуальной стилевой эволюцией.

Во-вторых, в дальневосточном регионе работал ряд композиторов, окончивших вузы / училища в основном по исполнительским специальностям, члены СК. В предшествующие десятилетия с их именами и творческими достижениями было связано становление Дальневосточной композиторской организации. Среди них: Николай Николаевич Менцер, Владимир Александрович Румянцев, Семен Исаакович Томбак, Александр Терентьевич Гончаренко, Юрий Григорьевич Рабинович и др.

В-третьих, работала большая группа композиторов-любителей, достигавшая, по оценкам Ю. Владимирова, пятисот человек (Владимиров Ю. Народность и современность // Тихоокеанская звезда. 24.05.1963). Им отводилась роль «кадрового резерва» композиторской организации. До принятия в ее члены в этом статусе находились ведущие композиторы: Н. Менцер, В. Румянцев, А. Гончаренко, Ю. Рабинович и др.

Разнообразие авторов – от начинающих до зрелых, от любителей до профессионалов, преобладание композиторов-исполнителей при ведущей роли небольшого профессионального ядра – все это придавало специфику композиторскому составу региона в рассматриваемый период. (Положение в центре России и некоторых региональных организациях представляется иным. Например, в Сибири, вследствие большей близости к культурным и образовательным центрам, профессиональное ядро более многочисленно.)

Профессиональные композиторы Дальнего Востока были преимущественно приезжими, что обусловило постоянную миграцию, в целом типичную для музыкальной культуры региона. На этом фоне бо́льшим постоянством отмечена деятельность Ю. Владимирова, Н. Менцера, А. Гончаренко, Ю. Рабиновича. Не способствовала стабильности состава иногда совпадавшая с миграцией смена поколений. Вполне сложившиеся профессионалы, например, А. Яковлев, В. Пороцкий, Б. Напреев, покидая регион, «уступая место» молодым, рассматривали дальневосточный период как основу своего дальнейшего творческого роста. Осложнял положение и отъезд некоторых начинающих композиторов, к примеру, учеников Ю. Владимирова, вызванный их стремлением получить профильное профессиональное образование [3]. Этот фактор действовал наряду с такими общими, как оторванность от крупных центров музыкальной культуры, отсутствие программ подготовки композиторов в Дальневосточном институте искусств, открытом во Владивостоке в 1962 г., о чем еще будет идти речь.

Структура и функции Дальневосточной организации были унифицированы с подобными принципами построения и работы организаций центра и других регионов страны (председатель – правление – члены). Председатели Дальневосточного отделения осознавали тот фактор, что личный потенциал композиторов значительно возрастает в условиях коллектива, способствуя обмену опытом, художественной информацией. Наиболее общими направлениями деятельности руководства отделения, как и Союза композиторов в целом, были подъем периферийных композиторских организаций, создание условий для композиторского творчества, обеспечение звучания и пропаганды современной музыки России, внимание к творческой молодежи, решение социальных проблем музыкантов [13].

В сферу деятельности композиторов и музыковедов Дальнего Востока входили прослушивания, система рекомендаций произведений к исполнению, к изданию, авторские концерты, репетиционная работа с профессиональными и самодеятельными исполнительскими коллективами, планомерная просветительская, фольклористическая деятельность. Адаптации этих форм работы в регионе способствовало систематическое участие дальневосточных композиторов и музыковедов во всесоюзных, всероссийских съездах, пленумах, конференциях СК, регулярное проведение заседаний правления Дальневосточного отделения, стационарных и выездных пленумов (во Владивостоке, Благовещенске, Южно-Сахалинске, Петропавловске-Камчатском), отчетных концертов в столице и других городах России.

Многие процессы и явления внутренней жизни композиторской организации были связаны с социокультурной средой Дальнего Востока. Ее территориально-географические особенности характеризовались преобладанием основных центров – Владивостока и Хабаровска. Подобный бицентризм (М. Каган), при множестве местных очагов, упомянутых выше, наделил функционирование обоих центров, с одной стороны, равными возможностями и потенциалом координации, с другой стороны, – свойствами локализма. Тенденция координации обозначилась в том, что с открытием первого музыкального вуза – Дальневосточного института искусств – на новую ступень развития в начале 1960-х гг. поднялась не только культура Владивостока и Приморья [9, C. 16], но и региона в целом. Выпускники института составили костяк преподавателей музыкальных училищ и школ всего Дальнего Востока [8, C. 19]. Сотрудничество в музыкальном исполнительстве также прочно связывало два центра в предшествующие десятилетия и в досоветский период.

В структуре и функционировании композиторской организации не было подобной однозначности. При координирующей значимости центра в Хабаровске, тенденция локализма обозначилась в деятельности секции самодеятельных композиторов Владивостока (руководители А. Ларин, Ф. Садовой и др.), которая затем была официально оформлена в Приморское представительство СК России под руководством А. Гончаренко (в 1995 г.). Конечно, композиторы Владивостока видели в Ю. Владимирове личность, способную организовать музыкально-творческий процесс на Дальнем Востоке, но «приморцам нужен был свой профессиональный композитор, … к которому всегда можно было бы обратиться за консультацией и помощью» [9, C. 17]. Таковыми были И. Бродский (с 1963 г.), И. Забегин (в 1970-е гг.), А. Гончаренко (в 1980 – начале 2000-х гг.). Укрепление позиций композиторской секции Приморья обозначило стремление к самостоятельности в творческой среде, к обретению собственной сферы влияния.

Тенденция координации проявилась в столь же сильных позициях композиторов Хабаровска, в разносторонней деятельности Ю. Владимирова – генератора организационно-творческих процессов внутри Дальневосточного отделения и в дальневосточном регионе в целом. Одна из множества положительных сторон его личности – дипломатичность [10, с. 106] – проявлялась в умении смягчать действие командных механизмов руководства СК СССР и России, в понимании того, что плодотворный путь сплочения композиторов – это широкий спектр реализации их талантов в различных творческих формах, в экспериментировании. Корректное направление творчества коллег в русло социально значимых тем и образов, согласование завершения их произведений с важными датами в жизни советского государства и народа, с пленумами, съездами композиторов, творческими отчетами, конкурсами на лучшее произведение – все, это играло активизирующую, дисциплинирующую роль в композиторской среде. Так, к 100-летию Ленина в 1970 г. появились кантата Б. Напреева «С именем Ленина», цикл хоровых баллад Ю. Владимирова «Ленин в сердце», его же симфоническая «Героическая поэма» и др. Отметим, что такого рода произведения возникали «на перекрестке» внешних побудительных стимулов и внутренних художественных интересов и задач самих авторов. Благодаря продуманной организационной работе Ю. Владимирова активное, но прежде стихийное, творчество дальневосточных композиторов стало систематичным.

Не только Ю. Владимирова, но и его сподвижников – Н. Менцера, В. Румянцева, Э. Казачкова, А. Гончаренко, Б. Напреева и многих других можно отнести к особому типу творческой личности России 1960 – 70-х гг. – типу творца-общественника, многопрофильного деятеля, занимавшегося «всем» (творчеством, исполнительством, педагогикой, организационной работой, пропагандой своей музыки и музыки своих коллег и др.). Важной, специфической для советского периода социопсихологической характеристикой являлось и то, что дальневосточных композиторов объединял дух коллективизма, усиленный территориальной удаленностью от крупных культурных центров страны.

Стремление Ю. Владимирова синхронизировать центрально-периферические процессы выражалось в развитии региональных тенденций, идентичных центру. Это позволило органично встроить Дальневосточное отделение в общероссийский контекст, в первую очередь, в области творчества. Заложенные Ю. Владимировым стиль и методы руководства проявились и в деятельности Э. Казачкова, который и далее укреплял творческий потенциал, работая над ростом численности отделения [4].

Ответственными событиями в жизни композиторской организации оставались пленумы. Первый, проведенный на Дальнем Востоке весной 1961 г., был посвящен образованию регионального отделения и Первому съезду СК России. До декабря 1985 г. прошло десять пленумов [2]. Среди них – выездные во Владивостоке, Благовещенске, Южно-Сахалинске, творческие поездки в Москву, Новосибирск [1], другие города страны, где исполнялись произведения дальневосточных композиторов. Пленумы проводились как открытые мероприятия, обращенные к широким слоям публики, местных деятелей культуры, искусства, и имели большой резонанс в музыкальной жизни Дальнего Востока. В период их подготовки активизировалась вся профессиональная и самодеятельная музыкально-исполнительская среда региона. Вновь созданное представлялось на пленарных симфонических, камерных, хоровых концертах, концертах духовых и русских народных оркестров, эстрадной песни, музыки для детей. Некоторые произведения звучали в авторском исполнении и в звукозаписи.

Встречный характер импульсов творчества и исполнительства демонстрирует IV Объединенный пленум композиторов и хормейстеров (1971). Его проведение было вызвано активным развитием хоровых коллективов Дальнего Востока, созданием массы вокально-симфонических произведений. Они прозвучали в исполнении хабаровских хоров института культуры (хормейстер В. В. Успенский), училища искусств (Н. И. Лычёва), педагогического училища (Г. П. Угрюмов), ансамбля Краснознаменного Дальневосточного военного округа (В. Л. Савельев), детских хоров студий «Тополек» (Л. П. Гладкая) и «Счастливое детство» Дворца пионеров, народных хоров заводских Домов культуры и др. Солистами дальневосточных филармоний были также исполнены камерная струнная и фортепианная музыка, романсы и песни.

К участию в пленумах, творческих дискуссиях привлекались и дальневосточные режиссеры, драматурги, поэты, писатели, художники, балетмейстеры. В итоговой дискуссии IV пленума из их уст получило оценку современное состояние хорового дела в регионе, успехи композиторов в данной жанровой сфере, закономерное объединение исполнительских и творческих сил. Так, Дальневосточная композиторская организация и Хоровое общество (его председателем до 1975 г. был Ю. Владимиров, далее – вокалист, директор Хабаровского училища искусств Г. А. Иванов) осуществляли свою деятельность в самом тесном контакте. Руководителями коллективов являлись композиторы, а работе интенсивно концертирующих хоров придавалось значение их творческой лаборатории. Среди задач были дальнейшее расширение хорового движения, повышение исполнительского уровня с тем, чтобы более мобильно готовить новые программы, преодолевать интонационные трудности, свободно владеть современными исполнительскими приемами (Владимиров Ю. Навстречу мечте // Тихоокеанская звезда. 25.02.1971). Дискуссии четко обозначали тенденции и проблемы общего жанрово-стилевого развития творчества. В начале 1970-х гг. это была недостаточная развитость оркестровых циклических форм (симфонии, концерта), музыкально-театральных жанров (оперы, оперетты, балета), музыки для русских народных инструментов. Наряду с этим отмечалось недостаточное внимание к воплощению композиторами музыкального фольклора коренных народов [7].

Пленарная деятельность опиралась на музыкальное исполнительство региона. Взаимосвязь этих явлений демонстрирует то, что произведения авторов-дальневосточников обычно возникали в расчете на определенные филармонические коллективы: симфонические, народные оркестры, хоры, ансамбли Хабаровска, Владивостока и других городов. К этому добавлялись армейские, флотские духовые оркестры, ансамбли песни и пляски, Хабаровский театр музыкальной комедии, учебные коллективы Дальневосточного института искусств, Хабаровского института культуры, дальневосточных училищ искусств Камчатки, Сахалина, Магадана, Благовещенска, самодеятельность главных культурных центров и других городов.

Создание произведений для этих коллективов давало уникальную возможность слышать и редактировать написанное. Практически все профессиональные дальневосточные композиторы и многие авторы-любители становились интерпретаторами своих произведений в качестве солистов, ансамблистов, дирижеров или педагогов, осуществляющих репетиционный процесс. Сотрудничество композиторов с филармониями, городскими, краевыми, областными управлениями культуры региона, с СК России, гастроли коллективов планировались совместно с композиторской организацией. Премьерные исполнения крупных произведений дальневосточных авторов, программы пленарных концертов дублировались в гастрольных поездках по всему Дальнему Востоку, транслировались по радио. Например, «Дальневосточный концерт» для фортепиано с оркестром Ю. Владимирова (солист В, Соболевский) в 1970–80-х гг. был исполнен Тихоокеанским (дирижер В. Краснощек) и Дальневосточным (дирижер В. Тиц) симфоническими оркестрами во Владивостоке, Южно-Сахалинске, Корсакове, Благовещенске и других городах региона, прозвучал на отчетном концерте 17 марта 1972 г. в «Симфонических собраниях» в Москве (дирижер В. Дударова). Исполнительские коллективы явились тем звеном региональной культуры, которое стимулировало, направляло по определенным жанрово-стилевым руслам творчество композиторов-дальневосточников. Их произведения в разных жанрах положили начало формированию «своего», регионального репертуара.

Дополнительной формой активной работы по пропаганде произведений дальневосточных композиторов стали их концертные поездки по региону. Авторы не только рассказывали о себе, делились творческими планами, но и выступали интерпретаторами своих произведений в основном в камерных концертах, аккомпанируя выступлениям небольших творческих бригад из солистов филармонии. Стабильностью такой работы отличались «дуэты» Ю. Владимирова и П. Мирского, Ю. Владимирова и Н. Менцера, объездившие с концертами практически весь Дальний Восток. Обратный эффект поездок заключался в том, что они служили источником новых импульсов, тем и образов для творчества. Так, сюита для солистов, чтеца, смешанного хора и симфонического оркестра С. Томбака «Поэма об Амурске» (сл. Р. Добровенского; 1959), оперетта «Амурские зори» Ю. Владимирова (1962), были созданы под впечатлением строительства молодого дальневосточного города Амурска. Кантата «Здравствуй, БАМ!» Ю. Владимирова (сл. Е. Головкина; 1978) явилась творческим итогом поездки композитора и поэта по Байкало-Амурской магистрали.

Также формой популяризации произведений дальневосточных композиторов стало музыкальное просветительство, лекторская работа, проходившая на музыкальных факультетах университетов культуры (например, в зале Дома культуры поселка им. Кирова в Хабаровске), собраниях «музыкальных салонов». Последние во Владивостоке образовались в 1957 г. в Доме офицеров флота [12, C. 75], в Хабаровске – в 1961 г. в музыкально-нотном отделе Дальневосточной научной библиотеки со своим кругом посетителей и активистов. Композиторами, музыковедами, преподавателями музыкальных школ, училищ, вузов региона проводились серии тематических лекций с музыкальными иллюстрациями, показы новых произведений центра и дальневосточной периферии. Для Дальнего Востока эти формы работы были весьма актуальны, расширяя ограниченные на тот момент информационные возможности и ресурсы в сфере музыкальной культуры.

Не только широкая публика, но и сами композиторы, особенно композиторы-любители нуждались в более глубоком развитии музыкально-образовательного и воспитательного процесса. Для этого, во-первых, раз в два года и чаще на базе Дальневосточной композиторской организации проводились занятия с самодеятельными композиторами в виде стационарных и выездных семинаров. Они сопровождались работой над партитурами, практическими рекомендациями коллег-профессионалов, в чем Ю. Владимирову, который «способен был выправлять чужие мелодии, абсолютно не нарушая стиля автора» [9, C. 17], принадлежала особая роль. Долгом считалось и расширение кругозора. С этими целями композиторами и музыковедами И. А. Бродским, В. И. Рожковским, Э. С. Красинским, И. П. Соболевской, Н. А. Соломоновой и др. читались музыкально-теоретические курсы лекций. Для овладения азами мастерства Б. Д. Напреевым было создано учебно-методическое пособие по композиции. Во-вторых, проводились занятия по композиции с одаренными учащимися В. П. Барановым, В. И. Кием и др. Ю. Владимиров занимался с Е. Н. Кравцовым (в 1960-х гг.), А. Дмитриевым, Д. Егоровым, А. Новиковым (в 1970-х гг.), в результате чего некоторые из них окончили центральные консерватории, став профессиональными авторами. В-третьих, в 1960-х гг. была предпринята попытка создания композиторского отделения на кафедре теории музыки Дальневосточного института искусств, а также перевод из Хабаровска во Владивосток правления Дальневосточного отделения. Занятиям композиции в классах Ю. Владимирова, И. Бродского «нужно было придать … официальный, законный характер». Формальные причины не позволили осуществиться задуманному. Композиторы оканчивали Дальневосточный институт искусств как теоретики или переводились в центральные вузы для получения профильной композиторской специальности [11, C. 196].

Наряду с формальностями, преградой в налаживании процесса занятий с одаренными начинающими композиторами стали особенности музыкальной образовательной структуры дальневосточного региона. Отметим среди таковых прерывность процесса преподавания композиции (что демонстрирует, например, биография Ю. Владимирова), исполнительскую направленность учебных программ Дальневосточного института искусств, территориальную рассогласованность организационных структур Дальневосточного отделения Союза композиторов (в Хабаровске) и центра высшего профессионального музыкального образования (во Владивостоке). Все это корректировало усилия членов Дальневосточного отделения по воспитанию композиторских кадров региона и созданию прочных основ Дальневосточной организации [6].

Одним из кардинальных вопросов корреляции деятельности творческого союза и социокультурной среды остается вопрос ее влияния на сферу творчества. Для композиторов Дальнего Востока определяющей стала специфика культурного пространства региона, в частности, органичная связь жанрово-стилевого облика их произведений с фольклорными прообразами.

Интерес дальневосточных композиторов к фольклору возник еще в 1930-е гг. Тогда композитор Н. Менцер начал собирание и запись мелодий коренных народов севера, Камчатки – коряков, чукчей, эскимосов, преодолевая импровизационную природу фольклора. В послевоенные годы произошло детальное знакомство композиторов не только с коренным, но и с переселенческим фольклором. Последний был объектом внимания В. Румянцева, С. Томбака, с 1958 г. – Ю. Владимирова. В 1960–70-е гг. интенсивность работы композиторов по собиранию фольклора возросла. Экспедиции, география которых распространилась на север и юг Дальнего Востока, стали регулярными. В частности, Н. Менцер расширил этнические «горизонты» своих интересов, обратившись к собиранию фольклора народов юга Дальнего Востока – нанайцев, нивхов, ульчей и др. при активном участии композитора Г. Угрюмова. Фольклорно-этнографическая экспедиционная «полевая» работа воспринималась всеми композиторами (наряду с фестивалями, смотрами, конкурсами художественной самодеятельности коренных жителей и переселенцев) как весьма актуальная деятельность по сохранению музыкальной культуры народов региона. Творчество на основе фольклора – композиторский фольклоризм – стало самостоятельной, разнообразной в приемах и методах воплощения фольклора сферой профессиональной музыки Дальнего Востока [5, C. 25].

Итак, общественная деятельность дальневосточных композиторов, насыщенная и масштабная, объективно встречала большие трудности. Культурная среда периферии, дублируя в основном процессы центра, не охватывала всего спектра проявлений и сфер музыкальной культуры, развиваясь на более узкой основе. «Необъятность владений» Дальневосточной организации при небольшом количестве композиторов-профессионалов, недостаточном опыте творческой работы становилась источником сложностей. Спасали положение неукротимый энтузиазм, сплоченность, высокая мотивация деятельности, основанная на самоощущении личных творческих возможностей авторов, поддержке руководства (Казачков Э. Композитор Н. Менцер // Нота. 1985. Декабрь).

Основным итогом развития 1960-х – середины 1980-х гг. стало формирование профессионального ядра композиторской организации, что способствовало укреплению ее позиций в культурной среде региона. Интенсивное насыщение этой среды различного рода событиями из области творчества, многогранной концертно-просветительской, фольклористической работы, способствовало преодолению разобщенности творческих сил, их взаимодействию. Общественно-музыкальная деятельность композиторов приобрела статус отдельной, самостоятельной сферы в культурной инфраструктуре Дальнего Востока. Это явилось источником стабильности, планомерности творческого процесса, позволило вывести его из сферы латентного процесса, движимого индивидуальными интересами и усилиями, в ранг общественного достояния.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. КалужскийВ.М. Панорама сибирской музыки-87 (критические заметки) // Музыка России: Альманах / В. М. Калужский. – М.: Сов. Композитор, 1991. – Вып. 9. – С. 48–60.
  2. КозловскаяВ.П. О Дальневосточной организации Союза композиторов: 1970 – 80-е гг. / В. П. Козловская // Музыкальная культура Дальнего Востока: Материалы региональн. науч.-практ. конф. – Хабаровск, 2001. – Вып. 2. – С. 19–25.
  3. ЛесковаТ.В. Кадровые процессы в Дальневосточном отделении Союза композиторов / Т. В. Лескова // Состояние и проблемы кадрового обеспечения сферы культуры и искусства Дальнего Востока России: Материалы Всеросс. науч.-практ. конф. – Хабаровск, 2010. – Ч. 1. – С. 256–
  4. ЛесковаТ.В. Композитор Ю.Я. Владимиров как общественный деятель / Т. В. Лескова // Идеи просветительства на Дальнем Востоке России в XXI веке (К 130-летию «Хабаровского общественного собрания»). – Хабаровск, 2010. – С. 125–137.
  5. ЛесковаТ.В. Композиторский фольклоризм на Дальнем Востоке России: Ч.  Становление и развитие: монография / Т. В. Лескова. – Хабаровск: Хабар. гос. институт искусств и культуры, 2014. – 164 с.
  6. ЛесковаТ.В. Некоторые особенности структуры музыкального образования Дальнего Востока и их влияние на становление профессиональных композиторских кадров региона / Т. В. Лескова // Состояние и проблемы кадрового обеспечения сферы культуры и искусства Дальнего Востока России: Материалы Всеросс. науч.-практ. конф. – Хабаровск, 2010. – Ч. 2. – С. 152–158.
  7. ЛесковаТ.В. Творчество композиторов Дальнего Востока России: учеб. пособие / Т. В. Лескова. – Хабаровск: ХГИК, 2017. – 360 с.
  8. МарчишинаТ.В. Из истории музыкального образования в Приморье (к сорокалетию музыкального училища г. Владивостока) / Т. В. Марчишина // Музыкальная культура Дальнего Востока и стран Азиатско-Тихоокеанского региона: Тезисы докладов региональн. науч.-практ. конф. – М.: Композитор, 1998. – С. 17–19.
  9. МатвейчукВ.П. Из истории творчества композиторов Приморья / В. П. Матвейчук // Музыкальная культура Дальнего Востока: Материалы региональн. науч.-практ. конф. – Хабаровск, 2001. – Вып. 2. – С. 13–18.
  10. НикитинА.А. Становление Дальневосточной композиторской организации / А. А. Никитин // Культурный облик Хабаровска в ХХ веке. Материалы городской науч.-практ. конф. – Хабаровск, 1999. – С. 105–108.
  11. ПростяковС.А. Из истории кафедр теории и истории музыки / С. А. Простяков // Культура Дальнего Востока России и стран АТР: Восток – Запад. – Вып. 13 – 14. – Владивосток, 2007. – С. 194–197.
  12. СадыковаВ. Владивосток сегодня / В.Садыкова // Музыка Сибири и Дальнего Востока. – М.: Советский композитор, 1982. – С. 70–79.
  13. Союз композиторов России [Электронный ресурс]. URL: http://www.music-gazeta.com/article/7/ (дата обращения: 15.10.2020).

Список литературы на английском языке / References of English

  1. Kaluzhskiy V. M. Panorama sibirskoy muzyki-87 (kriticheskiye zametki) [Panorama of Siberian music-87 (critical notes)] / V. M. Kaluzhskiy // Muzyka Rossii: Al’manakh [Music of Russia: Almanac]. – M.: Sov. Kompozitor, 1991. – Issue. 9. – P. 48–60. [in Russian]
  2. Kozlovskaya V. P. O Dal’nevostochnoy organizatsii Soyuza kompozitorov: 1970 – 80-ye gg. [About the Far Eastern organization of the Union of Composers: 1970 –] / V. P. Kozlovskaya // Muzykal’naya kul’tura Dal’nego Vostoka: Materialy regional’n. nauch.-prakt. konf. [Musical culture of the Far East: Materials of the regional. scientific-practical conf.] – Khabarovsk, 2001. – Issue. 2. – P. 19–25. [in Russian]
  3. Leskova T. V. Kadrovyye protsessy v Dal’nevostochnom otdelenii Soyuza kompozitorov [Personnel processes in the Far Eastern branch of the Union of Composers] / T. V. Leskova // Sostoyaniye i problemy kadrovogo obespecheniya sfery kul’tury i iskusstva Dal’nego Vostoka Rossii: Materialy Vseross. nauch.-prakt. konf. [State and problems of personnel support in the sphere of culture and art of the Russian Far East: Materials of All-Russian. scientific-practical conf.]. – Khabarovsk, 2010. – Issue. 1. – P. 256–263. [in Russian]
  4. Leskova T. V. Kompozitor Yu.Ya. Vladimirov kak obshchestvennyy deyatel’ [Composer Yu.Ya. Vladimirov as a public figure] / T. V. Leskova // Idei prosvetitel’stva na Dal’nem Vostoke Rossii v XXI veke (K 130-letiyu «Khabarovskogo obshchestvennogo sobraniya») [Ideas of enlightenment in the Russian Far East in the XXI century (To the 130th anniversary of the “Khabarovsk public meeting”)]. – Khabarovsk, 2010. – P. 125–137. [in Russian]
  5. Leskova T. V. Kompozitorskiy fol’klorizm na Dal’nem Vostoke Rossii: Ch. 1. Stanovleniye i razvitiye: monografiya [Composer folklorism in the Russian Far East: Part 1. Formation and development: monograph] / T. V. Leskova. – Khabarovsk: Khabar. gos. institut iskusstv i kul’tury, 2014. – 164 p. [in Russian]
  6. Leskova T. V. Nekotoryye osobennosti struktury muzykal’nogo obrazovaniya Dal’nego Vostoka i ikh vliyaniye na stanovleniye professional’nykh kompozitorskikh kadrov regiona [Some features of the structure of musical education in the Far East and their influence on the formation of professional composers in the region] / T. V. Leskova // Sostoyaniye i problemy kadrovogo obespecheniya sfery kul’tury i iskusstva Dal’nego Vostoka Rossii: Materialy Vseross. nauch.-prakt. konf. [State and problems of staffing in the sphere of culture and art of the Russian Far East: Materials of Vseross. scientific-practical conf.]. – Khabarovsk, 2010. – Issue. 2. – P. 152–158. [in Russian]
  7. Leskova T. V. Tvorchestvo kompozitorov Dal’nego Vostoka Rossii: ucheb. Posobiye [Creativity of composers of the Russian Far East: textbook. allowance] / T. V. Leskova. – Khabarovsk : KhGIK, 2017. – 360 p. [in Russian]
  8. Marchishina T. V. Iz istorii muzykal’nogo obrazovaniya v Primor’ye (k sorokaletiyu muzykal’nogo uchilishcha g. Vladivostoka) [From the history of music education in Primorye (to the fortieth anniversary of the music school in Vladivostok)] / T. V. Marchishina // Muzykal’naya kul’tura Dal’nego Vostoka i stran Aziatsko-Tikhookeanskogo regiona: Tezisy dokladov regional’n. nauch.-prakt. konf. [Musical culture of the Far East and countries of the Asia-Pacific region: Abstracts of regional reports. scientific-practical conf.]. – M.: Kompozitor, 1998. – P. 17–19. [in Russian]
  9. Matveychuk V. P. Iz istorii tvorchestva kompozitorov Primor’ya [From the history of the composers of Primorye] / V. P. Matveychuk // Muzykal’naya kul’tura Dal’nego Vostoka: Materialy regional’n. nauch.-prakt. konf. [Musical culture of the Far East: Materials of regional. scientific-practical conf.]. – Khabarovsk, 2001. – Issue. 2. – P. 13–18. [in Russian]
  10. Nikitin A. A. Stanovleniye Dal’nevostochnoy kompozitorskoy organizatsii [Formation of the Far Eastern composer organization] / A. A. Nikitin // Kul’turnyy oblik Khabarovska v XX veke. Materialy gorodskoy nauch.-prakt. konf. [Cultural image of Khabarovsk in the XX century. Materials of the city scientific-practical. conf.]. – Khabarovsk, 1999. – P. 105–108. [in Russian]
  11. Prostyakov S. A. Iz istorii kafedr teorii i istorii muzyki [From the history of the departments of the theory and history of music] /S. A. Prostyakov // Kul’tura Dal’nego Vostoka Rossii i stran ATR: Vostok – Zapad [Culture of the Far East of Russia and Asia-Pacific countries: East – West]. – Issue. 13–14. – Vladivostok, 2007. – P. 194 – 197. [in Russian]
  12. Sadykova V. Vladivostok segodnya [Vladivostok today] / V. Sadykova // Muzyka Sibiri i Dal’nego Vostoka [Music of Siberia and the Far East]. – M.: Sovetskiy kompozitor, 1982. – P. 70–79. [in Russian]
  13. Soyuz kompozitorov Rossii [Union of Composers of Russia] [Electronic resource]. URL: http://www.music-gazeta.com/article/7/ (accessed: 15.10.2020). [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.