Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

Скачать PDF ( ) Страницы: 43-46 Выпуск: № 6 (84) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Сун Чанлун. КИТАЙСКАЯ ЖИВОПИСЬ ХУА-НЯО: ЗАШИФРОВАННЫЕ СМЫСЛЫ / Чанлун. Сун, 10.23670/IRJ.2019.84.6.035 // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — № 6 (84) Часть 2. — С. 43—46. — URL: https://research-journal.org/art/kitajskaya-zhivopis-xua-nyao-zashifrovannye-smysly/ (дата обращения: 20.07.2019. ).
Сун Чанлун. КИТАЙСКАЯ ЖИВОПИСЬ ХУА-НЯО: ЗАШИФРОВАННЫЕ СМЫСЛЫ / Чанлун. Сун, 10.23670/IRJ.2019.84.6.035 // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — № 6 (84) Часть 2. — С. 43—46.

Импортировать


КИТАЙСКАЯ ЖИВОПИСЬ ХУА-НЯО: ЗАШИФРОВАННЫЕ СМЫСЛЫ

КИТАЙСКАЯ ЖИВОПИСЬ ХУА-НЯО: ЗАШИФРОВАННЫЕ СМЫСЛЫ

Научная статья

Сун Чанлун *

ORCID: 0000-0003-3123-5235,

Белорусский государственный университет культуры и искусств, Минск, Республика Беларусь

* Корреспондирующий автор (346069662[at]qq.com)

Аннотация

Статья посвящена исследованию символических значений картин в жанре хуа-няо («цветы и птицы») – одного из основных жанров традиционной китайской живописи. Обосновывается идея о том, что многие картины рассматриваемого жанра содержат в себе своеобразные ребусы. Выявляется связь между иносказательными смыслами живописных образов и спецификой китайского языка. В статье раскрывается символика наиболее распространенных в жанре хуа-няо изображений птиц (журавля, утки, цапли, петуха, сороки, перепела, ласточки).

Ключевые слова: жанр хуа-няо («цветы и птицы»), китайская живопись, китайский язык, омофония, образы птиц, символика, ребус.

CHINESE BIRD AND FLOWER PAINTING (HUA-NIAO): ENCRYPTED MEANINGS

Research article

Sun Chanlun *

ORCID: 0000-0003-3123-5235,

Postgraduate Student of the Belarusian State University of Culture and Arts, Minsk, Republic of Belarus

* Corresponding author (346069662[at]qq.com)

Abstract

The article is devoted to the study of the symbolic meaning of the hua-niao paintings (“bird and flower painting”) – one of the main genres of the traditional Chinese painting. The paper substantiates the idea that many pictures of the genre in question contain peculiar puzzles. The connection between the allegorical meanings of images and the specifics of the Chinese language is revealed. The article discusses the symbolism of the most common images in the genre of hua-niao – the images of birds (crane, duck, heron, rooster, magpie, quail, swallow).

Keywords: hua-niao genre (“bird and flower painting”), Chinese painting, Chinese language, homophony, images of birds, symbolism, rebus.

Введение

Актуальность исследования продиктована возросшим интересом к проблеме истолкования визуальных художественных образов, важностью символики в национальных культурах, неповторимой семантикой и уникальными смыслами живописных образов жанра хуа-няо, а также обусловлена отсутствием в русскоязычном искусствознании теоретических работ, посвященных выявлению глубинных связей между символикой образов жанра хуа-няо и спецификой китайского языка.

Цель исследования – раскрыть символику художественных образов в жанре хуа-няо («цветы и птицы»).

Для достижения поставленной цели были определены следующие задачи: 1) раскрыть особенности китайского языка; 2) на конкретных примерах показать взаимосвязь между символикой изображений на картинах жанра хуа-няо и спецификой китайского языка.

Основная часть

«Скрытые» смыслы картин в жанре хуа-няо

Китайская живопись хуа-няо («цветы и птицы») характеризуется уникальной системой символических значений и мотивов, которые идеализировались и сохранялись практически неизменными на протяжении всей китайской истории [8]. Эпоха династии Мин (1368–1644 гг.) стала началом активного использования китайскими художниками в своих произведениях таких художественных приемов, как метафоризм и символика образов [10]. Живопись жанра хуа-няо содержит целый набор символов и иносказаний, без понимания которых невозможно постичь смысл произведений.

Некоторые символические значения картин в жанре хуа-няо основаны на метафорическом сходстве признаков изображаемого объекта и ассоциируемого с ним другого объекта, в то время как значительное количество изображений на картинах жанре хуа-няо приобретает символическое значение в результате смысловой и звуковой игры слов. Многие картины жанра хуа-няо содержат в себе своеобразные ребусы, для «разгадывания» которых необходимо понимать специфику китайского языка [3].

Особенностью китайского языка является организация согласных и гласных в ограниченное количество тонированных слогов фиксированного состава. В то же время китайская иероглифическая система записи, где каждый из иероглифов обозначает отдельный слог и отдельную морфему, насчитывает более 80 тысяч иероглифов [1]. В результате, многие китайские иероглифы имеют одинаковое произношение, то есть являются омонимами.

Двойной смысл многих картин в жанре хуа-няо обусловлен многозначностью фонем в китайском языке. Китайские художники могут использовать изображения цветов, птиц, животных, растений, насекомых камней и других объектов в качестве замены слов, сходных по звучанию с названием изображаемого объекта, что формирует своеобразный визуальный язык, позволяющий художникам воплощать свои мысли, настроения, а также выражать благоприятные пожелания счастья, многочисленного потомства, богатства, долголетия и др. [2]. Так, изображение летучей мыши представляет собой пожелание счастья, так как иероглиф 蝠 (пиньин: fú, летучая мышь) созвучен иероглифу 福 (пиньин: fú, счастье).

На примере наиболее часто встречающихся образов птиц в жанре хуа-няо рассмотрим подробнее их символические значения, основанные на омофонии, широко распространенной в китайском языке.

Изящный журавль – один из самых распространенных мотивов на картинах жанра хуа-няо. Журавль, так же как сосны и камни, символизирует долголетие, а также мудрость. Иероглиф 鹤 (пиньин hè, «журавль») выступает омофоном для иероглифа 合 (пиньин hé, «мир, гармония»). Вышивка с изображением журавля составляла часть регалий высшего ранга императорских чиновников [9]. Иероглиф 鹳 (пиньин guàn), используемый для обозначения как аистов, так и журавлей, созвучен иероглифам 官 (пиньин guān, «чиновник») и 冠 (пиньин guàn, «занимать первое место»), поэтому изображение журавля может символизировать желание продвижения на высшую официальную должность.

Журавль (鹤 hè) и лотос (荷 hé), изображенные вместе, представляют собой пожелание мира и гармонии (和 hé), так как все три иероглифа также являются омофонами.

Как правило, журавль изображается одиноко стоящим на одной ноге в водах прилива, что также можно понимать как ребус, поскольку иероглифы 潮 (пиньин cháo, «морской прилив») и 朝 (пиньин cháo, «династия, императорский двор», а также «быть на аудиенции у императора») имеют одинаковое произношение. Следовательно, изображение журавля, стоящего в водах прилива, представляет чиновника высшего ранга, находящегося на аудиенции у императора. Изображение журавля, стоящего на камне, символизирует достижение чиновником высшего ранга. Кроме того, само выражение 独立 (пиньин dúlì «стоять обособленно») созвучно другому иероглифу 独力 (пиньин dúlì, «своими силами, самостоятельно, без посторонней помощи»), в связи с чем изображение одиноко стоящего журавля является символом чиновника, сумевшего сдать государственные экзамены на должность в корпусе высших чиновников и получившего свое высокое звание благодаря усердию в учебе.

Левая часть иероглифа 鸭 (пиньин yā, «утка») отдельно читается как jiă (甲) и обозначает «первый» (то есть «первый класс» или «лучший»). Изображение двух уток с лотосом основано на игре слов 莲 (пиньин lián, «лотос») и 连 (пиньин lián, «подряд, один за другим»), а также на сходстве написания иероглифов. Таким образом, изображение пары уток в сочетании с лотосом выражает пожелание всегда быть первым (лучшим) (连甲, пиньин liánjiă, «постоянно быть первым»), например, при сдаче экзаменов на получение государственной должности.

Образ цапли часто присутствует в китайских стихах вместе с болотами и озерами, где она любит обитать. Кроме того, цапля – распространенный мотив в картинах жанра хуа-няо.

В китайском языке иероглиф 鹭 (пиньини lù), обозначающий цаплю, созвучен с такими иероглифами, как 禄 (пиньини lù, «жалованье, доход; служебное благополучие»), а также 路 (пиньини lù, «дорога, путь»).

Цапля среди лотосов отражает конфуцианскую идею о добродетельном чиновнике. Данное изображение можно также расшифровать как пожелание «постоянного успеха на пути продвижения по службе», где цапля – это зашифрованное обозначение пути и служебного благополучия, а лотос 莲 (пиньин lián) соответствует значению «постоянно» 连 (пиньин lián, «подряд, один за другим, беспрерывно, неоднократный»).

Изображение цапли и рыбы также представляет собой благопожелательный символ, поскольку иероглиф 鱼 (пиньин yú, «рыба») омофоничен иероглифу 余 (пиньин yú, «избыток; остаток, излишек»), поэтому изображение цапли и рыбы на картине является пожеланием финансового благополучия (то есть «жалованья в избытке»).

Изображение петуха является благопожелательным символом, так как вторая часть иероглифа 公鸡 (пиньин gōngjī, «петух») созвучна с иероглифом 吉 (пиньин jí, «счастье, удача, счастливый, благоприятный»). Кукарекающий петух на картине (公鸡鸣, пиньин gong jī míng, «петух кукарекает») символизирует достижения, поскольку иероглиф 鸣 (пиньин míng) имеет несколько значений: «кричать (о птицах)», а также «получить большую известность». Кроме того, один и тот же иероглиф 冠 (пиньин guān) используется для обозначения гребня петуха и головного убора чиновника, и поэтому символизирует пожелание о назначении на должность чиновника.

Сороки, по китайским поверьям, всегда считались предвестниками счастья [4]. В китайском языке существует устойчивое выражение 喜鹊 (пиньин xǐque), которое дословно переводится как «сорока – предвестница счастья; счастливая сорока». Несмотря на то, что в настоящее время более широко употребляется одиночный иероглиф 鹊 (пиньин què, «сорока»), за ним закрепилось определенное символическое значение, связанное с иероглифом 喜 (пиньин xǐ, «радостный, счастливый»).

Если на картине изображена сорока, сидящая на верхушке цветущей сливы 梅 (пиньин méi, «дикая слива; абрикос муме»), то такая картина является ребусом китайского фразеологизма 喜上眉梢 (пиньин xǐ shàng méi shāo, дословно «радость на кончиках бровей», то есть «выглядеть счастливым») и выражает пожелание счастья. Слива 梅 (пиньин méi) является ребусом бровей 眉 (пиньин méi), а иероглиф 梢 (пиньин shāo) обозначает и верхушку дерева, и кончик чего-либо.

Изображение перепела на картинах жанра хуа-няо, как правило, ассоциируется с пожеланием мира, поскольку слово «перепел» в китайском языке состоит из двух иероглифов (鹌鹑, пиньин ānchún, «перепел»), правый из которых является омофоном иероглифа 安 (пиньин ān, «мир, спокойствие, благополучие»). В свою очередь, изображение пары перепелов на картине (双鹌, пиньин shuāng ān «два перепела») может «читаться» как 双安 (пиньин shuāng ān, «двойной мир», то есть «спокойствие и благополучие»). Девять      (九, пиньин jiǔ, «девять») перепелов (鹌鹑, пиньин ānchún, «перепел») вместе (同, пиньин tóng) на одной картине представляют собой зашифрованное пожелание «мира навсегда», поскольку сочетание 九鹌同 (пиньин jiǔ ān tóng, «девять перепелов вместе») идентично по звучанию сочетанию 久安同 (пиньин jiǔ ān tóng, «постоянный мир»). Изображение перепела в сочетании с колосьями злаков 禾 (пиньин hé, «злаки, колосья») также является ребусом выражения 安和 (пиньин ān hé), который можно интерпретировать как «мир и гармония».

Ласточки (燕, пиньин yàn) олицетворяют приход весны и являются распространенным мотивом в картинах китайских художников. Изображение ласточки в сочетании с цветущей сливой – символом весны – можно понимать в прямом смысле как визуализацию выражения 燕归来 (пиньин yàn guīlái, «ласточки вернулись»), а также в переносном смысле, поскольку омофоничное выражение 艳归来 (пиньин yàn guīlái) значит «возвращение весенней игры красок».

Заключение

Как отмечают китайские исследователи, «благопожелательные» изображения цветов и птиц в китайской живописи предназначались для «утешения сердца» в мире, полном опасностей. «Они выражают стремления людей, а также воплощают художественную концепцию и вкус истинного, хорошего и прекрасного в жизни. Они помогают людям найти духовную поддержку, достичь просветления и обрести сублимацию жизнеспособности» [6, C. 5].

Несмотря на то, что в китайском языке и его многочисленных диалектах существует большое количество каламбуров и шуток, основанных на игре слов, только благоприятные символы стали визуальными метафорами [7]. Исследователи обращают внимание на тот факт, что все каламбуры и символы, воплощенные в зрительных образах китайского искусства, имеют положительное, благопожелательное значение либо предназначены охранять от опасности. В Китае существовали суеверные представления о том, что изображения могли выполнять функцию магических заклинаний. Параллельно тому, как благоприятные изображения привлекали богатство и счастье, изображение разрушения или какого-либо другого нежелательного состояния могло привести к его реальному осуществлению [5].

Таким образом, на развитие образности жанра хуа-няо значительное влияние оказали народные эстетические представления. Символическое значение изображений в китайской живописи хуа-няо во много обусловлено лингвистическими особенностями китайского языка, понимание которых необходимо для правильного «прочтения» визуальных текстов жанра хуа-няо.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

 

Список литературы / References

  1. Большой китайско-русский словарь [Электронный ресурс]. – URL: https://bkrs.info/ (дата обращения: 19.05.2019).
  2. Bai Qianshen. Image as Word: A Study of Rebus Play in Song Painting (960-1279) / Qianshen Bai // Metropolitan Museum Journal. – 1999. – №34. – P. 57–73.
  3. Bartholomew, Terese Tse. Hidden Meanings in Chinese Art / Terese Tse Bartholomew. – San Francisco : Asian Art Museum, 2012. – 352 p.
  4. Encyclopedia of China: History and Culture / ed.: D. Perkins. – London, New York : Routledge, 2013. – 684 p.
  5. Welch P. B. Chinese Art: A Guide to Motifs and Visual Imagery / P. B. Welch. – Vermont : Tuttle Publishing, 2008. – 288 p.
  6. Ye Yingsui. Auspicious Designs of China / Yingsui Ye. – Beijing : China Travel and Tourism Press, 2002. – 239 p.
  7. 十指春风 – 缂绣与绘画的花鸟世界. 寓兴之意. = Весенний ветер на кончиках пальцев: мир птиц и цветов в живописи, гобеленах и вышивке. Значение метафоры [Электронный ресурс] // Музей императорского дворца в Тайбэе. – URL: https://theme.npm.edu.tw/exh104/birdsandflowers/ch/chhtml (дата обращения: 21.05.2019). [на кит. яз.]
  8. 林茨. 中国绘画艺术 / 林茨. – 北京 : 五洲传播出版社, 2006. – 146 页. = Линь, Цы. Искусство китайской живописи / Цы Линь. – Пекин : Межконтинентальное издательство, 2006. – 146 с.
  9. 唐云云. 包拯不穿绣花鸟衣服:宋代官服没繁复图案 / 唐云云 // 山西晚报. – 2015年. – 05月20日. – 第五页.= Тан, Юньюнь. Судья Бао Чжэн не носил одежду с вышитыми цветами и птицами: официальная одежда чиновника династии Сун не имела сложных узоров / Юньюнь Тан // Вечерняя газета Шаньси. – 2015. – 20 мая.– С. 5.
  10. 花鸟画百科. = Энциклопедия живописи «хуа-няо» [Электронный ресурс]. – URL: http://huaniaohua.h.baike.com/category-44561.html (дата обращения: 21.05.2019). [на кит. яз.]

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Bol’shoj kitajsko-russkij slovar’ [The Great Chinese-Russian Dictionary] [Electronic resource]. – URL: https://bkrs.info/ (accessed: 19.05.2019). [in Russian]
  2. Bai Qianshen. Image as Word: A Study of Rebus Play in Song Painting (960-1279) / Qianshen Bai // Metropolitan Museum Journal. – 1999. – №34. – P. 57–73.
  3. Bartholomew, Terese Tse. Hidden Meanings in Chinese Art / Terese Tse Bartholomew. – San Francisco : Asian Art Museum, 2012. – 352 p.
  4. Encyclopedia of China: History and Culture / ed.: D. Perkins. – London, New York : Routledge, 2013. – 684 p.
  5. Welch P. B. Chinese Art: A Guide to Motifs and Visual Imagery / P. B. Welch. – Vermont : Tuttle Publishing, 2008. – 288 p.
  6. Ye Yingsui. Auspicious Designs of China / Yingsui Ye. – Beijing : China Travel and Tourism Press, 2002. – 239 p.
  7. Shízhǐ chūnfēng – kè xiù yǔ huìhuà de huāniǎo shìjiè. Yù xìng zhī yì [Flights of Fragrance at a Fingertip: The World of Birds and Flowers in Painting, Tapestry and Embroidery. The Meaning of Metaphor] [Electronic resource] // National Palace Museum. – URL: https://theme.npm.edu.tw/exh104/birdsandflowers/ch/ch03.html (accessed: 19.05.2019). [in Chinese]
  8. Lín, Cí. Zhōngguó huìhuà yìshù [Chinese painting art] / Cí Lín. – Beijing : Wuzhou Communication Publishing House, 2006. – 146 p. [in Chinese]
  9. Táng, Yúnyún. Bāo zhěng bù chuān xiùhuā niǎo yīfú: Sòngdài guān fú méi fánfù tú’àn [Bao Zheng did not wear clothes embroidered with flowers and birds: Song Dynasty official uniforms had no complicated patterns] / Yúnyún Táng // Shanxi Evening Newspaper. – 2015. – 20th– P. 5. [in Chinese]
  10. Huāniǎo huà bǎikē [Encyclopedia of Flower and Bird Painting] [Electronic resource]. – URL: http://huaniaohua.h.baike.com/category-44561.html (accessed: 21.05.2019). [in Chinese]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.