Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2018.67.017

Скачать PDF ( ) Страницы: 15-19 Выпуск: № 1 (67) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Дзя С. КИТАЙСКАЯ ЖИВОПИСЬ «ЦВЕТЫ И ПТИЦЫ» В СОВЕТСКОМ ИСКУССТВОЗНАНИИ / С. Дзя // Международный научно-исследовательский журнал. — 2018. — № 1 (67) Часть 3. — С. 15—19. — URL: https://research-journal.org/art/kitajskaya-zhivopis-cvety-i-pticy-v-sovetskom-iskusstvoznanii/ (дата обращения: 07.12.2019. ). doi: 10.23670/IRJ.2018.67.017
Дзя С. КИТАЙСКАЯ ЖИВОПИСЬ «ЦВЕТЫ И ПТИЦЫ» В СОВЕТСКОМ ИСКУССТВОЗНАНИИ / С. Дзя // Международный научно-исследовательский журнал. — 2018. — № 1 (67) Часть 3. — С. 15—19. doi: 10.23670/IRJ.2018.67.017

Импортировать


КИТАЙСКАЯ ЖИВОПИСЬ «ЦВЕТЫ И ПТИЦЫ» В СОВЕТСКОМ ИСКУССТВОЗНАНИИ

Дзя С.

ORCID: 0000-0002-1396-7101, аспирант,

Российский государственный педагогический университет имени А. И. Герцена

КИТАЙСКАЯ ЖИВОПИСЬ «ЦВЕТЫ И ПТИЦЫ» В СОВЕТСКОМ ИСКУССТВОЗНАНИИ

Аннотация

В статье дается описание традиционной китайской живописи «цветы и птицы». Приводится анализ публикаций по китайскому искусству и живописи имевших место в дореволюционное время.  На примере публикаций в советских изданиях по искусствознанию проанализирован и описан процесс трансформации термина «живопись цветы и птицы» в жанр «цветы и птицы» опираясь на фундаментальные публикации именитых советских искусствоведов. Дается пояснение в имеющей место в советском и российском искусствознании терминологической путанице в основных понятиях «хуаняо» и «хуаняохуа», границы их употребления и связи между собой. 

Ключевые слова: китайское искусство, живопись «цветы и птицы», «хуаняо», «хуаняохуа», сюжет.

Dzia S.

ORCID: 0000-0002-1396-7101, Postgraduate student;

Herzen State Pedagogical University of Russia

«FLOWERS AND BIRDS» CHINESE PAINTINGS IN SOVIET ARTS

Abstract

The article describes the traditional Chinese painting, called “flowers and birds”. The author conducted the analysis of publications on Chinese arts and painting that had been published during the pre-revolutionary period. The transformation process of the “painting flowers and birds” term into the “flowers and birds” genre, based on the fundamental publications of prominent Soviet art historians is analysed and presented on the example of publications in Soviet editions on art history. The explanation of the terminological confusion in the basic concepts of “huanyao” and “huanyaohua” is given, as well as the terms of their use and their interconnection, which can be seem in Soviet and Russian art history.

Keywords: Chinese art, “flowers and birds”, “huanyao”, “huanyaohua” paintings, plot.

Традиционная китайская живопись «цветы и птицы» является важной составляющей китайского изобразительного искусства, наряду с живописью «горы и воды»  и  живописью «люди и фигуры».

Общие очерки, посвященные китайскому искусству, стали появляться в западных изданиях в конце XIX- начале XX в. Одновременно так же стали изучаться отдельные виды китайского искусства, особенно живопись и каллиграфия [10]. В России же на рубеже XIX-XX вв. китайское искусство не изучалось, что позволило П. Гладкому в 1915 году в статье «Китайское искусство», размещенной в «Вестнике Азии», констатировать: «В России же по этому вопросу совершенно не имеется сочинений, даже переводных, если не считать очень кратких, как бы случайного характера, упоминаний о нем в компилятивных трудах по всеобщей истории искусств. Кроме того, упоминания о китайском искусстве можно встретить в путевых заметках путешественников по Китаю» [2, С.2].

Так, о китайской живописи коротко написано А. Столповской в «Очерке истории культуры китайского народа» изданной в 1891 году, где дается узкое понимание китайской живописи, не соответствующее истинному положению вещей. А. Столповская так пишет о живописи: «Живопись у китайцев отличается чистотой исполнения и яркостью красок, но вовсе не даровитостью композиции и не чувством изящества в контурах. Она выражается не в монументальных фресках, а служит только украшением для мелких вещей: фарфоровых чашек, ваз и подносов, или выполняется в небольшую всегда величину на рисовой бумаге» [15, С. 333].

Об этом упредительно ещё ранее написала Г-жа Бурбулон в своих «Записках о Китае» в 1885 г.,: «не следует судить о китайском искусстве по дешевым рисункам на вазах и китайских чашках, или по чайным ящикам, которые получаются в Европе, точно так же как о китайской живописи нельзя судить по раскрашенным картинам, продающимся по франку за дюжину, которые разносятся по всему свету, точно так же как толстые китайцы, делаемые в Кантоне специально для вывоза – не последнее слово китайской скульптуры» [7].

Энциклопедический словарь Брокгауза-Ефрона в 1895 году печатает емкий по содержанию раздел о китайской живописи, на тот момент данные приводимые в нем были вполне информативными. Сообщалось что, китайской живописи свойственен графический характер, своеобразное понимание перспективы, незнание анатомии при изображении человека, тщательное изображение всех мелких несущественных деталей предметов [20, С. 224].

В 1910 году вышел объемный двухтомный труд А.В. Тужилина «Современный Китай», в котором имелась отдельная глава, посвященная театру и искусству Китая, конца XIX в. -начала XX в. Тем не менее, в этой главе отдельное место отводилось описанию китайской живописи с момента первых проявлении вплоть до описания живописи при маньчжурской династии Цин [16].

Особого внимания заслуживают описания и восприятие китайской живописи русскими людьми, которые имели возможность воочию видеть и судить о китайской живописи эпохи Цин XIX века.

Так, в этом ракурсе примечательна статья «Китайская живопись» напечатанная в журнале «Сын Отечества» 1839 года и книга «Китайцы и их цивилизация» 1896 года русского дипломата, востоковеда, российского посланника в Пекине 1909-1912 г И.Я. Коростовца.  И.Я. Коростовец пишет о том, что, общепринятые условия рисования (перспектива, группировка предметов, светотень) совершенно не соблюдаются в китайской живописи. Китайский художник редко берет сюжеты из природы или действительной жизни, по большей части он просто заимствует готовые изображения из древних иллюстрированных энциклопедий или из образцов, художественное достоинство которых санкционировано временем. Таким образом, китайский художник производил живописный продукт, который он не подписывал. Удивление вызывало то что, китайское искусство безлико. Такое отсутствует авторского самолюбия у китайских мастеров, И.Я. Коростовец объясняет особым характером присущим китайскому народу и частично тем, что произведения живописи только в редких случаях являются продуктом индивидуального вкуса художника.

Автор статьи, опубликованной в 1839 году некий С…ий дает описание китайской живописи, которую он мог видеть на границе России и Китая. Именно там располагалось китайское торговое поселение Маймачен находившееся напротив русского форпоста Кяхта, который совмещал в себе и торговый пункт, являвшийся вплоть до второй половины XIX века главным пунктом торговли между Китаем и Россией. Предположительно автор статьи работал на Кяхтинской таможне, основанной в 1727 г.

О своих наблюдениях С…ий пишет следующее: «Мы не видали образцов древней Китайской живописи. Китайцы большие мастера подделывать вещи, и потому никто не может быть уверен в их неподложности. …К нам в Россию привозят картины и живописныя вещи Китайских художников новаго поколения, и оне большею частию весьма плохаго качества, хотя и по ним можно наблюдать дух и характер Китайской живописи. Новейшие художники приметно придерживаются старого» [14, С. 2].

При том, что автор пишет о грубых ошибках, которые резко отличают китайскую живопись от европейской (несоблюдение перспективы, несоразмерность частей по отношении друг к другу, незнание в расположении теней) он находит приятными для восприятия произведения китайской живописи, на которых изображены цветы, птицы, плоды, рыбы, насекомые, пресмыкающиеся.

Чем естественней изображают китайские художники различные объекты растительной природы, в частности цветы, где прослеживается удачное подражание природе и реалистичное выписывание всех мелкие деталей, тем более привлекательными становятся такие произведения для автора. Всё это так же относится и к изображениям событий, разворачивающихся в живой природе, к примеру, изображение карпа, который всем телом перевернулся, чтобы схватить муху на поверхности воды. Вот кочан капусты, и верхние листы его изъедены червями, а подле птички дерутся за червяка, и муравей силится тащить ветку, в десять раз более его.

Сам автор, отмечает что «вообще о достоинствах Китайской живописи не должно судить по картинам, получаемым через Кантон и Май-ма-чен. Пекин есть главное местопребывание Китайских художников, и преимущественно Пекинския картины могут познакомить нас с настоящею Китайскою живописью» [14, С. 9].

Анализ приведенных русских публикаций дает возможность судить о том, что образованная интеллигентная часть русского общества была осведомлена о китайской живописи ещё в дореволюционное время. Однако после революции в связи с изменением состава посетителей музея и желанием представить мировое искусство победившему революционному классу начинается новая страница изучения китайского искусства. Важно, что изучение китайского искусства в советский период было, в значительной степени, сопряжено с выставочной деятельностью крупнейших советских музеев.

 Первые краткие искусствоведческие описания китайской живописи относятся уже к советскому периоду, и связаны с деятельностью сотрудников музея Ars Asiatica, которые были приурочены к выставке «Искусство Востока» в мае 1924 года и приводятся в ранней статье Б.П. Денике (1924г.) и изданному первому путеводителю по выставке (1924г.).

 Следующим этапом был ряд публикаций, который был связан с выставкой «Китайская живопись» 1934 г. проходившей в Москве и Ленинграде. В обширной статье К. Разумовского и А. Стрелкова 1934 г. повещённой китайской живописи уделяется большое внимание описанию китайской живописи «горы и воды», правда авторы об этом выражаются следующим образом: «Вместе с тем важно, что у Гу Кайчжи мы присутствуем при самом зарождении пейзажа, как самостоятельного жанра» [12, С. 131] и далее «У Ли Сысюня (651-716 гг.) пейзаж становится самостоятельным жанром, с тенденцией стать впоследствии доминирующим» [12, С. 132].  Что касается живописи «цветы и птицы» авторы пишут следующим образом: «Цветы выделяются в особый сюжетный порядок лишь к середине Танской династии (VII –X вв.)» [12, С. 133].

Примечательно, что Б.П. Денике в своей первой статье (1923 г.) употребляет термин пейзаж, который в последующем применяется повсеместно во всех публикациях этого автора.

Начиная с публикации 1934 г. в которой китайская живопись «горы и воды» соотносится с пейзажем, в соответствии с распространённым в европейском искусствознании разделением на жанры, китайской живописи «горы и воды» автоматически присваивается категория «жанр».

Китаист-искусствовед, кандидат филологических наук К. И. Разумовский в статье «Китайское искусство» опубликованной в сборнике 1940 г. пишет так: «К VIII в. н. э. относится, если верить упорно на этом настаивающей традиции, и обособление пейзажа в отдельный и самостоятельный жанр» [13, С. 334]. Далее он пишет, что: «В XVIII в. значительное развитие получает и живопись цветов и птиц, своеобразный натюрморт, отпочковывающийся в особый жанр значительно раньше» [13, С. 335].

Представляют интерес публикации О.Н. Глухаревой и Б.П. Денике. В предисловии к каталогу выставки «Искусство Китая» 1940 г. встречаем следующее: «Ряд первоклассных произведений китайской живописи X-XIII веков, представленных на выставке, относится к категории так называемой живописи цветов и птиц – хуа-няо-хуа,…» [5, С. 9].

Особо пристальное внимание стоит уделить первой монографической работе в советской искусствоведческой литературе по китайскому искусству. «Краткая история искусства Китая» 1948 года О.Н. Глухаревой и Б.П. Денике в основе своей была составлена на библиографии европейских искусствоведов, занимающихся вопросами китайского искусства. О.Н. Глухарева и Б.П. Денике пишут о китайской живописи «цветы и птицы» следующим образом: «…глубокая привязанность ко всем природным явлениям вызвала в эту эпоху широкое развитие так называемой живописи «цветов и птиц» (хуа-ня-хуа), сложившейся как самостоятельный жанр ещё в Танской империи» [4, С. 38].

Таким образом, в 1948 г. по определению О.Н. Глухаревой и Б.П. Денике живописи «цветы и птицы» хуаняохуа присваивается категория «жанр».

Во втором издании БСЭ 1954 г. О. Н. Глухарева в статье «Изобразительные искусства и архитектура» пишет о том, что в живописи в годы правления династии Тан происходит разделение на жанры: портрет, «живопись цветов и птиц», анималистическая живопись [3, С. 390].

В дальнейшем в советском искусствоведении термин «жанр «цветы и птицы» становится употребительным во всех искусствоведческих публикациях по китайскому искусству. Термин «жанр» становится устоявшимся в фундаментальных работах таких ученых как О.Н. Глухарева, П.А. Белецкий, М.Н. Кречетова, Е.В. Завадская, Т.А. Пострелова, Н.А. Виноградова, Л.А. Кузьменко, И.Ф. Муриан, В.Л Сычева, С. Н. Соколов-Ремизова, В.Г.  Белозёровой, М.А. Неглинской.

Как устоявшийся термин «жанр «цветы и птицы» приводится повсеместно в современной справочно-энциклопедической и учебной литературе.

В статьях, написанных китайскими авторами по китайскому искусству и живописи и опубликованных в советских изданиях можно проследить следующую закономерность в использовании терминов по отношению к китайской живописи.

В статье, опубликованной в журнале «Искусство» посвященной художественной выставке КНР 1950 г. которая проходила в Москве и Ленинграде так написано о китайской живописи: «В начале Танской эпохи,…большое значение получили пейзаж и изображения цветов и птиц. Одновременно с этим быстро развивалась и сама техника живописи» [19, С. 21].

 Ху Мань в книге  «Истории искусства Китая»  1950 г.  рассматривает искусство Китая с древнейших времен до 1940 г. в текстах приводит определение живопись «цветы и птицы» [17].

Чан Жэнься в книге «Китайское классическое искусство» 1955 г. в пятой главе отмечает что, в эпоху Сун основными темами живописи стали пейзаж, изображение цветов и птиц [18].

Исходя из этих соображений с целью прояснения категории «цветы и птицы» (хуаняо) следует обратиться к самим китайским текстам.

Русский китаевед, академик В.М. Алексеев работая над китайской поэмой «Фазы живописца» написанной Хуан Юэ дает следующий перевод: «О живописцах Се Хэ и Яо Цзуе мы имеем исторические сведения, и нам известно, что их произведения считались образцовыми. Однако в их времена пейзаж [«горы и воды»] ещё не был выделен в особую специальность: считалось самым главным сосредоточиться на изображении людей и на сходстве вещей» [9, С. 349].

Термин «специальность» в отношении к китайской живописи втречается в дореволюционных изданиях.

Переводы китайских текстов, над которыми работали профессиональные переводчики-синологи дают нам понять, что китайская живопись разделялась на специальности, а не на жанры.

В предисловии к «Сюань хэ хуа пу»  宣和画谱 («Каталог живописи коллекции Сюаньхэ») приводится классификация произведении живописи Дворцового музея периода Сун разделяющиеся на 10门类специальностей, одной из которых является花鸟«хуаняо» – цветы и птицы [8, С. 12].

Именно на этот каталог ссылается в своей работе Е. В. Завадская когда пишет о китайской живописи: «В китайской классической теории до XVI века насчитывалось больше жанров. Например, в «Сюаньхэ  хуапу»-каталоге сунского времени –их десять, а в трактате  Тао Цзун-и (XV в.)-тринадцать…» [6, С. 235].

Употребление категории жанр к китайской традиционной живописи не приемлем. Сам термин «жанр» возник в эстетике французского Классицизма середины XVII в. и является условной категорией внутривидовой дифференциации художественного творчества в европейском искусстве [1, С. 623].

В китайской живописи разделение на специальности произошло гораздо раньше к концу X в.  Согласно авторитетному изданию период процветания китайской живописи продолжался до 1488 г. после чего  начинается ее упадок [20, С. 225].

В отечественном (советском и российском) искусствознании существует большая терминологическая путаница, связанная с определением основных понятий в китайском традиционном изобразительном искусстве.

В частности, не до конца прояснены следующие термины: «хуаняо» 花鸟, «хуаняохуа» 花鸟画 границы их употребления и связи между собой.

Одно авторитетное российские издания определяет хуаняо («цветы и птицы») как традиционный жанр живописи и декоративно-прикладного искусства Китая, другое как традиционный жанр в искусстве Китая, и В.Л. Сычев приводит термин  хуаняохуа, определяя его как традиционный жанр китайской живописи.

Сравнительный анализ дефиниций показал, что общеупотребительный в российском искусствоведении термин «жанр «цветы и птицы» является не верным переводом китайского определения «хуаняо» 花鸟 более точный перевод которого «цветы и птицы».

Китайское определение «хуаняохуа» 花鸟画при переводе будет определено как «живопись «цветы и птицы».

В этом случае произведения китайского традиционного изобразительного искусства следует анализировать не в контексте жанрового своеобразия, а в системе координат китайского искусства.

Так К. Разумовский и А. Стрелков используют очень уместное, на наш взгляд, выражение «особый сюжетный порядок» (или проще – сюжет), которое в последующих исследованиях вытесняется термином «жанр».

Хуаняо, скорее можно определить, как сюжет (в данном случае рассматривается как предмет художественного изображения, объектами являются цветы, различные растения, птицы, животные, насекомые, земноводные) традиционного китайского искусства, который может быть реализован в различных направлениях китайского изобразительного искусства.

Хуаняохуа – это реализация сюжета хуаняо в китайской традиционной живописи выполняемые на шёлке и бумаге (в виде свитков), ширмах, заготовках для вееров, альбомных листах.

В современном российском искусствознании существует терминологическая путаница относительно основных понятий традиционного китайского изобразительного искусства.

Определяющее значение в возникновении терминологической путаницы состоит в качестве перевода текстов с китайского иероглифического письма, осуществляемого искусствоведами, знающими китайский язык или синологами.

В российской традиции более точные переводы относятся к дореволюционному периоду, нежели к советскому. Терминологическая путаница привнесена в большей степени в советский период.

В советский период появились работы по китайскому изобразительному искусству, которые выполнялись не на основе переводов, выполненных специалистами, владеющими китайским языком, а самостоятельно искусствоведом, который имеет знания китайского языка и вооружен европейской методологией и подходом к искусствоведческой проблематике.

При этом важно подчеркнуть, что вплоть до конца 1950-х годов понятие «жанр» применительно к произведениям «цветы и птицы» в российском, а затем советском искусствоведении не использовалось. В дореволюционных изданиях и публикациях 1930-1940-х гг. понятие «жанр» не встречается, вместо него авторы просто пишут «цветы и птицы», не вдаваясь в терминологические дискуссии, и обращаясь, собственно, к элементам изображения. Если же проблем жанрового своеобразия избежать не удается, то авторы чаще объединяют ряд сюжетов китайской традиционной живописи в единый пейзажный жанр.

Итак, историко-сравнительный анализ показал, что общеупотребительный в современном российском искусствоведении термин «жанр «цветы и птицы» является не верным. При использовании этого термина произведения китайской традиционной живописи анализируются не в контексте внутреннего своеобразия, а в системе координат европейского искусства, соотнося произведения с пейзажем или натюрмортом, которыми они в чистом виде не являются.

При этом до 1950-х годов использовался перевод с китайского «хуаняохуа», что дословно можно перевести как «живопись «цветы-птицы». Искусствоведческий анализ произведений показывает, что при исследовании этих произведений точнее использовать термин «сюжет» как предмет художественного изображения, не сводимый к пейзажу или натюрморту. В рамках настоящего исследования предлагается использовать связку «произведения сюжета «цветы и птицы» в системе традиционной китайской живописи.

Список литературы / References

  1. Власов В. Г. Новый энциклопедический словарь изобразительного искусства. В 10 т. Т. III: Г-З. / В. Г. Власов. – СПб.: Издательская Группа «Азбука-классика», 2005.-752 с.
  2. Гладкий П. Китайское искусство (Историческое введение)/П. Гладкий // Вестник Азии.- 1915.- № 34. -С.1-27.
  3. Глухарева О. Н. Изобразительные искусства и архитектура / О. Н. Глухарева // БСЭ.-1953.-Т.21.- С.374-397.
  4. Глухарева О. Н., Денике Б. П. Краткая история искусства Китая/ О. Н. Глухарева, Б. П. Денике.- М.; Л: Искусство, 1948.-211 с. ил.
  5. «Искусство Китая», выставка. Каталог/ Гос. музей вост. культуры. М.; Л: Искусство, 1940.- 96 с. ил.
  6. Завадская Е.В. Эстетические проблемы живописи старого Китая/ Е.В. Завадская. – М.: Искусство, 1975. -439 с.
  7. Записки о Китае Г-жи Бурбулон. С.-Петербург: Типо-литография П.И. Шмидта, 1885. – 318 с.
  8. Каталог живописи коллекции Сюаньхэ. Пекин: «Жень минь мэй шу чу бань шэ», 1964.- 329 с.
  9. Китайское искусство: Принципы. Школы. Мастера / Сост. В. В. Малявин.- М.: «ОАО Люкс», 2004. -432 с.: ил.
  10. Кобзев А.И. Китаистика и summa sinologiae [Электронный ресурс]/ А.И. Кобзев//Архив российской китаистики. Ин-т востоковедения РАН.- 2013.Т.1.-С.8-50.-URL:http://www.synologia.ru/a/summa_sinologiae (дата обращения: 17.12. 2017).
  11. Коростовец И.Я. Китайцы и их цивилизация. С прил. Карты Китая, Японии и Кореи/ И.Я. Коростовец.- СПб.: М.М. Ледерле, 1896.- 643 с.
  12. Разумовский К., Стрелков А. Китайское искусство /К. Разумовский, А. Стрелков // Искусство. -1934.- № 5.- С.129-148.
  13. Разумовский К.И. Китайское искусство/ К.И. Разумовский // Сборник Китай Ан. СССР.- 1940.- С.325-341.
  14. С…ий. Китайская живопись/ С…ий //Сын отечества, СПб.-1839.- № 10. – С.1-9.
  15. Столповская А. Очерк истории культуры китайского народа/ А. Столповская.- М.: Типография М.П. Щепкина, 1891.- 477 с.
  16. Тужилин А. В. Современный Китай. В 2 Т. / А. В. Тужилин.- С.-Петербург: тип Уч-ща глухонемых (М. Аленевой), 1910. – Т. 2. – 342 с.
  17. Ху Мань. История искусства Китая /Мань Ху.- Шанхай: Чуньи, 1950.- 216 с. илл.
  18. Чан Жэнься. Китайское классическое искусство/ Жэнься Чан.- Шанхай: Чубань гунси, 1955.-144 с.
  19. Чжэн Чжэнь-до, Ван Чжэнь-до, Чжан Хэн, Фу Чжун-мо, Ли Хун-цин, Чжао Ван-ли, Чэн Ван-ли, Чжу Цзя-цзинь. Старое китайское искусство/ Чжэнь-до Чжэн, Чжэнь-до Ван, Хэн Чжан и др. // Искусство.- 1950.-№ 6.-С. 11-25.
  20. Энциклопедический словарь Брокгауз-Ефрон. С.-Петербург: Типо-Литография И.А. Ефрона, 1895. – Т. XV. -478 с.

Список литературы на английском языке/ References in English

  1. Vlasov V. G. Novyj jenciklopedicheskij slovar’ izobrazitel’nogo iskusstva. V 10 t. T. III: G-Z. [New Encyclopedic Dictionary of Fine Arts: In 10 V. V. III: G-Z]/ V. G. Vlasov.- SPb.: Izdatel’skaja Gruppa «Azbuka-klassika», 2005.-752 p. [in Russian]
  2. Gladkij P. Kitajskoe iskusstvo (Istoricheskoe vvedenie) [Chinese Art (Historical Introduction)] / P. Gladkij// Vestnik Azii [Bulletin of Asia]. – 1915.- № 34. – P.1-27. [in Russian]
  3. Gluhareva O. N. Izobrazitel’nye iskusstva i arhitektura [Fine Arts and Architecture]/ O. N. Gluhareva [Great Soviet Enciclopedy]. -1953.-V.21.- P.374-397. [in Russian]
  4. Gluhareva O. N., Denike B. P. Kratkaja istorija iskusstva Kitaja [Brief history of Art of China] / N. Gluhareva, B. P. Denike.-M.; L: Iskusstvo, 1948.-211p. ill. [in Russian]
  5. «Iskusstvo Kitaja», vystavka. Katalog/ Gos. muzej vost. kul’tury [“Art of China”, exhibition. Catalogue/State Museum of Oriental Culture]-M.; L: Iskusstvo, 1940.- 96 p. [in Russian]
  6. Zavadskaja E.V. Jesteticheskie problemy zhivopisi starogo Kitaja [Aesthetic problems of painting of old China]/ E.V. Zavadskaja.- M.: Iskusstvo, 1975. -439 p. ill. [in Russian]
  7. Zapiski o Kitae G-zhi Burbulon [Notes on China by Ms. Burbulon] S.-Peterburg: Tipo-litografija P.I. Shmidta, 1885. – 318 p. [in Russian]
  8. Katalog zhivopisi kollekcii Sjuan’hje [Painting catalogue of the collection Sjuanhje]- Beijing: «Zhen’ min’ mjej shu chu ban’ shje», 1964.- 329 p. [in Chinese]
  9. Kitajskoe iskusstvo: Principy. Shkoly. Mastera [Chinese Art: Principles. Schools. Masters]/ Sost. V. V. Maljavin.- M.: «OAO Ljuks», 2004. -432 p. [in Russian]
  10. Kobzev A.I. Kitaistika i summa sinologiae [Sinology and Summa sinologiae] [Electronic resource]/ A.I. Kobzev//Arhiv rossijskoj kitaistiki. In-t vostokovedenija RAN.-Т.1.-С.8-50.-URL:http://www.synologia.ru/a/summa_sinologiae (accessd: 17.12. 2017). [in Russian]
  11. Korostovec I.Ja. Kitajcy i ih civilizacija. S pril. Karty Kitaja, Japonii i Korei [The Chinese and their civilization. With appendix Maps of China, Japan and Korea] / I.Ja. Korostovec.-SPb.: M.M. Lederle, 1896.- 643 p. [in Russian]
  12. Razumovskij K., Strelkov A. Kitajskoe iskusstvo [Chinese art] / K. Razumovskij, A. Strelkov// Iskusstvo [Art]. -1934.- № 5.- P.129-148. [in Russian]
  13. Razumovskij K.I. Kitajskoe iskusstvo [Chinese art]/ K.I. Razumovskij// Sbornik Kitaj An. SSSR [Collection of articles Academy of Sciencies USSR].- 1940.- P.325-341. [in Russian]
  14. S..ij. Kitajskaja zhivopis’ [Chinese painting]/ S…ij// Syn otechestva, SPb [Son of the Fatherland, SPB].-1839.- № 10. – P.1-9. [in Russian]
  15. Stolpovskaja A. Ocherk istorii kul’tury kitajskogo naroda [Essay on the History of Chinese culture]/ A. Stolpovskaja.- M.: Tipografija M.P. Shhepkina, 1891.- 477 p. [in Russian]
  16. Tuzhilin A. V. Sovremennyj Kitaj. V 2. [Modern China]/ A. V.Tuzhilin.- S.-Peterburg: tip Uch-shha gluhonemyh (M. Alenevoj), 1910. – T. 2. – 342 p. [in Russian]
  17. Hu Man’. Istorija iskusstva Kitaja [History of Art of China]/ Man’ Hu.- Shanhaj: Chun’i, 1950.- 216 p. [in Chinese]
  18. Chan Zhjen’sja. Kitajskoe klassicheskoe iskusstvo [Chinese classical art. Shanghai]/ Zhjen’sja Chan.- Shanhaj: Chuban’ gunsi, 1955.-144 p. [in Chinese]
  19. Chzhjen Chzhjen’-do, Van Chzhjen’-do, Chzhan Hjen, Fu Chzhun-mo, Li Hun-cin, Chzhao Van-li, Chjen Van-li, Chzhu Czja-czin’. Staroe kitajskoe iskusstvo [Old Chinese art]/ Chzhjen’-do Chzhjen, Chzhjen’-do Van, Hjen Chzhan and others// Iskusstvo [Art]. – 1950.-№ 6.- P.11-25. [in Russian]
  20. Jenciklopedicheskij slovar’ Brokgauz-Efron [Encyclopedic dictionary Brockhaus-Efron]- S.-Peterburg: Tipo-Litografija I.A. Efrona, 1895. – T. XV. -478 p. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.