Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.106.4.101

Скачать PDF ( ) Страницы: 184-188 Выпуск: № 4 (106) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Магомедов А. Дж. ИЗ ИСТОРИИ ЭКСПОРТА ДАГЕСТАНСКИХ КОВРОВ. КОНЕЦ ХIХ – ХХ ВВ. / А. Дж. Магомедов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 4 (106) Часть 3. — С. 184—188. — URL: https://research-journal.org/art/iz-istorii-eksporta-dagestanskix-kovrov-konec-xix-xx-vv/ (дата обращения: 15.05.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.106.4.101
Магомедов А. Дж. ИЗ ИСТОРИИ ЭКСПОРТА ДАГЕСТАНСКИХ КОВРОВ. КОНЕЦ ХIХ – ХХ ВВ. / А. Дж. Магомедов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 4 (106) Часть 3. — С. 184—188. doi: 10.23670/IRJ.2021.106.4.101

Импортировать


ИЗ ИСТОРИИ ЭКСПОРТА ДАГЕСТАНСКИХ КОВРОВ. КОНЕЦ ХIХ – ХХ ВВ.

ИЗ ИСТОРИИ ЭКСПОРТА ДАГЕСТАНСКИХ КОВРОВ. КОНЕЦ ХIХ – ХХ ВВ.

Научная статья

Магомедов А.Дж.

ORCID: 0000-0001-7852-3766,

Институт языка, литературы и искусства им. Г. Цадасы, Махачкала, Россия

* Корреспондирующий автор (amirbek.49[at]mail.ru)

Аннотация

Ковроткачество Дагестана изучалось многими исследователями. Однако его экспортная составляющая остается малоизученной. Ковровая продукция была одним из востребованных товаров традиционных промыслов Кавказа за рубежом издавна. Масштабный экспорт дагестанских ковров в Турцию и оттуда в европейские страны начался в конце ХIХ в. В советское время государство пыталось возобновить экспорт дагестанских ковров. Развитию экспорта способствовала организация ковровых артелей, создание экспортных совещаний. Центральные органы особое внимание уделяли ковроткачеству Дагестана и в послевоенные годы. Ковры шли за рубеж через всесоюзное внешнеторговое объединение Новоэкспорт. С 1990-х годов экспорт дагестанских ковров резко снизился и о перспективах его возрождения сегодня трудно говорить, так как существуют острые проблемы с крашением пряжи, маркетингом ковровых изделий и даже их дизайном.

Ключевые слова: художественные промыслы Дагестана, искусство ковроткачества, ковровые артели, экспортные совещания, «Новоэкспорт».

FROM THE HISTORY OF THE EXPORT OF DAGESTAN RUGS (FROM LATE 19TH- TO 20TH CENTURY)

Research article

Magomedov A.Dzh.*

ORCID: 0000-0001-7852-3766,

G. Tsatasa Institute of Language, Literature and Art, Makhachkala, Russia

* Corresponding author (amirbek.49[at]mail.ru)

Abstract

The Dagestan  art of rug making has been studied by many researchers; however, its export component remains poorly understood. For a long time carpets have been one of the most popular traditional products of the Caucasus abroad. Large-scale export of Dagestan carpets to Turkey, and from there to European countries, began in the late 19th century. In times of the Soviet Union, the state tried to resume the export of Dagestan carpets. The organization of carpet artels and the creation of export meetings contributed to the development of exports. The central authorities paid special attention to the Dagestan rug production in the post-war period. The carpets were sold abroad through the all-union foreign trade organization, Novoexport. Since the 1990s, the export of Dagestan rugs underwent rapid decline, which made discussing the prospects for its revival today quite difficult since there are acute problems with yarn dyeing, marketing, and even their design.

Keywords: art businesses of Dagestan, art of carpet weaving, carpet artels, export meetings, “Novoexport”.

Введение

Ковроткачество Дагестана изучалось многими исследователями. Однако его экспортная составляющая остается малоизученной. В частности, материал об экспорте ковров Дагестана, представлен в публикациях исследователей А.С. Пиралова [18] и Г.Н. Казилова [6]. Однако дагестанский материал в этих работах часто рассматривается вместе с кавказскими (азербайджанское ковроткачество и др.). Поэтому по таким исследованиям не всегда удается представить особенности истории экспорта дагестанских ковров. Особый интерес к коврам как к элементу интерьера в Дагестане появляется в последней четверти XIX в. Такое внимание было связано с улучшением условий жизни населения, новым домостроительством, распространением городской культуры, развитием промыслов, ориентированных на рынки России, Турции, Европы. Новая эстетика красоты с акцентом на яркий колорит, многоцветный декор породил в это время определенную моду. Ковры повсеместно стали яркой частью интерьерных решений в жилье, обязательным элементом приданого.

Ковры были востребованным «восточным» товаром в Европе издавна. Об этом свидетельствуют как картины европейских художников эпохи возрождения, так и письменные источники. Дагестан активно участвовал в международной торговле ремесленными изделиями, в том числе коврами [2].

Основная часть

Ситуация значительно улучшилась после включения края в состав России. Ярким примером развития ковровых промыслов Дагестана во второй половине XIX в. стал растущий экспорт дагестанских ковров в Европу, шедший через города Куба, Тифлис, Стамбул. О тенденциях в развитии ковроткачества Дагестана, стимулом чему был экспорт и развивающий внутренний рынок, свидетельствуют и материалы, собранные в начале XX в. в соседнем с Дагестаном Кубинском уезде Бакинской провинции. Здесь в начале 30-х годов XIX в. ежегодно изготавливалось 850 ковров и 1700 паласов. А в конце столетия из этого уезда ежегодно только вывозилось около 15 420 шт. ковровых изделий
[19, С. 29], [11, С. 4]. В этой продукции значительную часть составляли работы дагестанских мастериц, которые через посредников попадали на рынок азербайджанского г. Кубы. Здесь же отметим, что в конце ХIХ в. кавказские (дагестанские в том числе) ковры на международных рынках пользовались хорошим спросом и по оценкам специалистов для кавказских ковров конец ХIХ в. стал временем расцвета [10].

Экспорт кавказских ковров, интенсивно начавшийся в последние десятилетия XIX в., был связан с ворсовыми, а также с безворсовыми коврами (сумахи и др.) [7], [3]. Вывозу дагестанских ковров способствовало широкое распространение здесь техники и ассортимента ворсового ткачества. Так. в населенных пунктах названного выше Кубинского уезда (этот уезд граничил с Южным Дагестаном и в селах уезда проживали в основном лезгины) обследование Кавказского кустарного комитета выявило процессы активного распространения технологий ворсового коврового ткачества. По словам информаторов, «раньше» здесь ткали только сумахи и паласы, «не умели изготовлять ткань с ворсом». Возможно, авторы имели в виду широкое распространение этой техники в условиях роста экспорта, а не о том, что до этого здесь вообще не знали ворсового ковроткачества. Как свидетельствовало то же обследование (информация собиралась путем опроса населения сел), ковры для продажи в одних селах стали делать «лет 50», в других 30, а третьих — лет «10-25 тому назад» [11, С. 30]. Если учесть, что исследование проводилось в начале 1900 г., то нетрудно определить, что широкий рынок для ковров здесь уже стал формироваться с середины XIX в.

В процессах становления ковровых промыслов, вовлечения дагестанских мастериц в мировую торговлю большую роль играл соседний Азербайджан, который раньше, чем Дагестан, приобщился к этому рынку. В дореволюционной и советской литературе отмечаются факты активной роли азербайджанских торговцев коврами, которые в последние десятилетия XIX в. и в начале XX в. разъезжали по южнодагестанским селам и предлагали ткать ковры по рисункам, распространенным в северных районах Азербайджана [4, С. 79].

Интересна конкретная практика организации экспортной торговли коврами Дагестана. Весной и осенью торговцы объезжали села Южного Дагестана, скупая ковры и другие изделия, договариваясь о взаимных обязательствах на следующий сезон [14, С. 45], [15, С. 81]. Сфера влияния таких лиц распространялась до самых отдаленных и труднодоступных сел. Торговцы практиковали не только закупку изделий за деньги, но часто оплачивали товар сырьем, промышленными товарами. Скупленный товар они везли в азербайджанский город Кубу, где его перепродавали оптовым торговцам [8, С. 19].

О характере новых тенденций в экспортной торговле коврами народных промыслов Дагестана свидетельствуют и такой факт. Так, в конце ХIХ в. в Стамбуле действовала ковровая фабрика выходца из Дагестана Хаджи Абдуллы Эфенди. У него на предприятии стояло 70 станков, на которых работало до 180 работниц-ковровщиц. Трудно предполагать, что это были дагестанские мастерицы, так как для дагестанских мастериц не было характерно отходничество. Скорее всего, это были местные горожанки. Не было видимо случайным то, что выходец из Дагестана организовал такое предприятие. Ежегодно на фабрике ткали 3-4 тыс. кв. метров ковровых изделий. При этом ковры ткались не только по европейским и турецким рисункам, но и по «дагестанским» узорам [7, С. 39].

Гражданская война прервала налаженные торговые связи дагестанских ковровщиц. С завершением войны и переходом страны к НЭПу постепенно восстанавливается экономика народных ремесел. Советское государство, заинтересованное в получении экспортной выручки, стремится восстановить и старые торговые связи с заграницей. В качестве мер государственной поддержки народного ремесла с целью восстановления экспорта кавказских ковров в Турцию, страны Западной Европы уже в 1924 г. в г. Тифлисе организуется ковровый отдел государственной торговой организации Закгосторг, который налаживает и вывоз ковровых изделий кавказских республик на мировые рынки.

В налаживании экспорта ковров большое значение имел учет дореволюционного опыта Кавказского кустарного комитета по сбору, размножению и распространению в народных промыслах традиционных ковровых рисунков, получивших популярность в Западной Европе. Большим достижением Закгосторга в этом направлении стало издание в 1928 г. рисунков 50-ти видов ковров, выполненных в цвете. Они были отпечатаны большим тиражом, на хорошем полиграфическом уровне в Лейпциге в виде отдельного альбома. Одновременно в литографиях городов Баку и Тбилиси было налажено тиражирование технических рисунков лучших кавказских ковров. По словам известного грузинского искусствоведа Д. Цицишвили, активно участвовавшего в этой работе, с 1929 по 1933 годы было изготовлено и размножено около двухсот таких рисунков. При этом каждый рисунок размножался тиражом в одну тысячу экземпляров [20, С. 273].

Работа коврового отдела Закгосторга способствовала восстановлению и дагестанского ковроткачества. До революции ковры Дагестана на заграничные рынки, как мы писали выше, вывозились скупщиками городов Дербента, Кубы, Шемахи, Баку. А в 1920-е годы в условиях монополии государства на внешнюю торговлю ковры дагестанских мастериц попадают на зарубежные рынки через посредство Закгосторга. К нему ковры попадают от скупщиков и Дагестанского кустарно-промыслового союза (Дагкустпромсоюз) [17, С. 37]. Затем Закгосторг уже торгует с заграничными фирмами.

Для организации скупки ковров на местах Закгосторг организует скупочно-раздаточные пункты в Кубе, Шемахе, других городах Северного Азербайджана [12, С. 48], [1, С. 99]. Одновременно альбомы ковров, изданные в Лейпциге, технические рисунки ковров при содействии пунктов Закгосторга распространяются среди ковровщиц южных районов Дагестана.

Ковровые артели также стали поставщиками ценного в этот период эк­спортного товара. По ковровой продукции, идущей на экспорт, Дагестан в 1930-е годы стал занимать одно из первых мест в Союзе. Только в 1934 г. из республики было отправлено в Германию, Данию, Англию, США около 9 тыс. кв. м ковров [12, С. 62].

Получение валюты для закупки за границей промышленного обору­дования рассматривалось государством в этот период как важнейшая политическая задача. Поэтому для контроля за работой предприятий, производящих экспортный товар, при центральных органах управления, местных исполкомах, учреждаются специальные «экспортные совещания».

Значимостью экспортных поставок ковров объяснялось и специальное постановление СНК СССР от 8 августа 1934 г. «О развитии коврового промысла в Дагестанской АССР» [16, С. 228]. Оно предусматривало ряд мер улу­чшения качества ковров, расширения материальной базы артелей, более эффективного стимулирования труда ковровщиц. В частности, мастерицы, как производители экспортной продукции, должны были получать дефицитные продовольственные и промышленные товары. В стране существовала карточная система продовольственного снабжения, и выдача мастерицам в качестве оплаты их труда таких товаров являлась важным стимулом для хорошей работы.

При выполнении и перевыполнении плановых заданий практиковались и меры денежного, морального поощрения ковровщиц. Так, по итогам 1934 г. лучшие мастерицы Ортастальской, Аркитской, Верхнеказанищенской артелей были отмечены премиями Экспортного совещания при СНК ДАССР [16, С. 229].

Такая практика способствовала тому, что в 1930-е годы экспорт ковровых изделий из страны значительно вырос. Так, если в 1922−1923 гг. он составлял «незначительную величину», то в 1940 г. достиг 25,3 тыс. кв. м изделий [5, C. 56, 57]. Трудно сравнивать эти данные со статистикой экспорта ковров в дореволюционный период (дореволюционная статистика дает сведения о вывозе ковров в весовых единицах), однако по косвенным материалам можно предполагать, что эта цифра все же значительно ниже дорево­люционных показателей. Сплошная коллективизация, ограничение промыслов индивидуально работающих ремесленников, монополия внешней торговли, фактическое отсутствие свободного рынка красителей, ограниченный рынок пряжи ставили мастериц, не работающих в артелях, в трудное положение, приводили в конечном итоге к забвению многих традиций народного ковроткачества.

Экспортное ковроткачество сохранялось и в послевоенные десятилетия. Однако ковры ткались из пряжи, окрашенной химическими красителями. В стране так и не была налажено производство растительных красителей для пряжи. В СССР не была разработана и технология «устаревания», ставшая модным трендом на рынках Запада в 1980-е годы. Поэтому значительную часть выручки от продажи ковров приходилось тратить на посреднические услуги западных фирм.

В 1990-е годы ситуация в ковровых промыслах Дагестана значительно ухудшилась. Ковровые фабрики, лишившись госдотаций, стали убыточными и многие из них вскоре закрылись. Развивающаяся частная торговля не обеспечивала ковроткачество инвестициями. Остро встали вопросы дизайна ковров, крашения пряжи растительными красителями, получения недорогой качественной пряжи. В этих условиях дагестанские частники-челноки, пытающиеся заработать на продажах ковров за границу стали идти простым путем. Например, они перекупали ручные ковры на рынках Ирана и везли их на рынки Саудовской Аравии (время поездок на Хадж) [9].

В 1990-е годы в Дагестане канули в прошлое те времена, когда традиционные ручные ковры были обязательным элементом приданого. Тогда продукцию ковровых фабрик Дагестана ждали в торговых предприятиях страны. Ими украшали стены гостиных, их стелили в лучших комнатах особняков и квартир. С новой эпохой пришло открытие границ. Это привело к ввозу в страну значительных объемов ковровой продукции машинного и ручного изготовления. В городах Дагестана появились десятки «ковровых базаров». Одновременно изменились эстетические представления населения. Глобализация изменило культурные стереотипы, появились новые модные тренды в оформлении интерьеров жилья. Отдельные попытки частных лиц возродить дагестанское ковроделие на новых основах не всегда могли реализоваться на практике, так как такая работа требовала значительных вложений. Сказалось и то, что советская эпоха подрубила на корню многие исторические традиции, характерные для ковроткачества края (производство растительных красителей, ликвидация частного предпринимательства в области ковроделия и др.).

В этом плане интересна подборка материалов М. Мусаева, опубликованная в новостном интернет-портале «Будни Кавказа» под заголовком «Мы теряем ковры Дагестана». В нем обращают внимание наблюдения теоретика (этнолог, доктор исторических наук М. Магомедханова), который через созданное им частное предприятие 20 лет (с 1993 по 2013 гг.) пытался возродить технологии растительного крашения пряжи, производство дагестанских ковров из таких ниток. Он справедливо пишет о трудностях возрождения здесь конкурентоспособного ковроткачества. Дагестану в этом деле трудно конкурировать с азиатскими центрами ручного ковроткачества. По словам эксперта, выход ему видится только в одном. Государство должно дотировать не ковровщиц, а тех, кто покупает отечественные ковры. Кроме того, как он пишет, «сегодня по всему Дагестану мастериц, готовых сесть за станок, максимум – три тысячи человек. Им трудно конкурировать с Тибетом, Персией, Непалом, Туркменией… Поэтому это дело априори проигрышное с точки зрения бизнеса…» [13].

Экспорт ковров, дагестанских в том числе, всегда был проблемой художественного и технологического качества ковровых изделий. Часто экспортная торговля была связана и с особенностями складывающихся трендов на мировых ковровых рынках. При этом в мире было немало ковровых рынков. Различались рынки антикварных ковров, рынки «старых», «новых» ковров. И еще. Когда сегодня говорят об экспорте ковров, имеют ввиду только ковровые изделия из пряжи, окрашенной растительными красителями.

Экспорт ковров кроме торговых выгод стал одним из важнейших механизмов развития коврового искусства Дагестана. Во время ежегодных заготовок ковровой продукции частными торговцами, специалистами внешнеторговых организаций стал формироваться класс высококлассных специалистов, знатоков коврового дела. Они прививали у мастериц интерес к традиционной культуре ковроткачества, к наследию старых мастериц. В советское время на развитие коврового дела в Дагестане определенное влияние оказывала и практика художников ковровых лабораторий НИИХП (его Махачкалинского филиала, открытого в 1979 г.). Они изучали старые ковры, варьировали наиболее яркие традиционные рисунки. Важную роль в этом деле для Дагестана с середины 1960-х годов стал играть и ковровый базар у стен Дербентской крепости, собиравшийся еженедельно. Сюда везли ковры для продажи из Южного Дагестана. Это были ковры сотканные дома. Дело в том, что с середины 1960-х годов, когда возрос общественный интерес к народным промыслам, государство сделало ряд послаблений в отношении частных промыслов народных мастеров. Так, на ковровых предприятиях стало разрешаться надомничество. И хотя не были решены вопросы снабжения частного сектора качественной пряжей, закупок лучших из таких ковров для объединения внешторга («Новоэкспорт»), тем не менее, такая практика способствовала развитию ковровых промыслов Дагестана.

В советское время на развитие коврового дела в Дагестане определенное влияние оказывала и практика художников ковровых лабораторий НИИХП (его Махачкалинского филиала, открытого в 1979 г.). Они изучали старые ковры, варьировали наиболее яркие традиционные рисунки. Важную роль в этом деле для Дагестана с середины 1960-х годов стал играть и ковровый базар у стен Дербентской крепости, собиравшийся еженедельно. Сюда везли ковры для продажи из Южного Дагестана. Это были ковры, сотканные мастерицами дома. Дело в том, что с середины 1960-х годов, когда возрос общественный интерес к народным промыслам, государство сделало ряд послаблений в отношении частных промыслов ремесленников. Так, на ковровых предприятиях стало разрешаться надомничество. И хотя не были решены вопросы снабжения частного сектора качественной пряжей, проблемы закупок их ковров для объединения внешторга («Новоэкспорт»), тем не менее, такая практика способствовала развитию ковровых промыслов Дагестана.

О проблемах дагестанских (кавказских) ковров интересную информацию, касающуюся нашей темы, содержит беседа корреспондента журнала «Коммерсант-Деньги» Ю. Романовской с М. Патлисом (директор московской ковровой галереи «Энси») и Н. Некрасовой (эксперт по коврам, старший научный сотрудник Госмузея Востока). По их словам, в смысле возраста на мировых рынках сегодня ценятся ковры XIX в. Отсюда и их оценка – для кавказских (и дагестанских) ковров временем расцвета является конец XIX в.

«Плохие ковры на территории России, по словам названного выше эксперта М. Патлиса, относятся ко времени расцвета «ковровых колхозов» («ковровых артели» (?) – А.М.). Тогда существовали комитеты по ковроделию («экспортные совещания» (?) – А.М.), которые указывали людям, семьи которых тысячу лет занимались ковроткачеством, как делать ковры». В итоге в 1930-1940-е годы начался упадок коврового искусства Дагестана, а кульминацией упадка стали пятидесятые годы» [10].

Экспорт ковров всегда был проблемой художественного и технологического качества таких изделий. Часто экспортная торговля была связана и с особенностями складывающихся трендов на мировых ковровых рынках. В мире различались рынки антикварных ковров, рынки «старых», рынки «новых» ковров. И еще. По словам экспертов, когда сегодня говорят об экспорте ковров, имеют ввиду только изделия из пряжи, окрашенной растительными красителями.

Экспорт кроме торговых выгод стал одним из важнейших механизмов развития коврового искусства Дагестана в ХХ в. Во время ежегодных заготовок ковровой продукции частными торговцами, специалистами внешнеторговых организаций стал формироваться класс высококлассных специалистов, знатоков коврового дела. Они прививали у мастериц интерес к традиционной культуре ковроткачества, к наследию старых мастериц.

Индивидуализация творчества сегодня способствует появлению новых, «экзотических» направлений ковроткачества. Пример тому творческая практика семьи художников Османовых из Дербента, которая сегодня занимается изготовлением портретных ковров. Ковры Османовых проданы сегодня в 16 стран. Был выполнен даже заказ на ковер с изображением королевы Англии Елизаветы II. Этот ковер сегодня висит в Букингемском дворце. Королева коллекционирует ковры и знает в них толк. Или другой пример. По госзаказу ею же был соткан ковер с изображением палестинского лидера Махмуда Аббаса, преподнесенного ему в свое время в качестве подарка президентом Дагестана М. Алиевым [13].

Заключение

Таким образом, в истории экспорта ковров дагестанского ковроткачества можно выделить три периода: Первый. Это конец ХIХ – начало ХХ в. Время совпало с расцветом традиционного кавказского, дагестанского в том числе ковроткачества. Второй период связан с советской эпохой – временем государственного регулирования народных художественных промыслов, организации экспорта ковров через систему ковровых артелей, экспортных совещаний и других государственных организаций. Третий (постсоветский) период связан с попытками частных лиц и государственных организаций возрождения забытых технологий ковроткачества, уменьшением объемов экспортных поставок, отсутствием государственного финансового содействия экспорту ковровых изделий. Сегодня такие поставки приобрели стихийный, часто «единичный» характер. Экспорт ковров значительно усиливал развитие художественных и технологических традиций коврового искусства Дагестана, стал важным стимулом для работы ковровщиц, развития традиционных промыслов. 

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Абдуллаева Н. Ковровое искусство Азербайджана / Н. Абдуллаева. Баку, 1971.
  2. Атаев Г.Д. К истории международной торговли дагестанскими коврами и ремесленными изделиями / Г.Д. Атаев, С.М. Гарунова // КЛИО. 2019. № 6 (150). С. 89-92.
  3. Аббасов А. Азербайджанские ковры на внутренних и внешних рынках в конще XIX — начале XX вв. / А. Аббасов // Искусство восточных ковров: Материалы международного симпозиума по искусству восточных ковров. 5-11 сентября 1983 г. Баку, 1988. С. 17-23.
  4. Агаширинова С. С. Материальная культура лезгин / С. С. Агаширинова. М., 1978.
  5. Внешняя торговля СССР. 1922–1981 гг.: Юбилейный статистический сборник. М., 1982.
  6. Казилов Г.Н. Ворсовые ковры Дагестана / Г.Н. Казилов. Махачкала, 1989. 203 c/
  7. Ковровое производство в Малой Азии / Сост. Н. Н. Шавров. Тифлис, 1902.
  8. Кулиев М. М. Ковроделие в Азербайджане (по материалам северо-восточных районов) / М. М. Кулиев. Автореф. канд. дисс. Тбилиси, 1969.
  9. Информатор Расул Омаров (1937-2018). г. Дербент.
  10. Кум, Кашан, Исфаган, Тебриз (cover-story или коверные истории) // Журнал «Коммерсант-Деньги». № 15. 24.04.1996 г. [Электронный ресурс]. – URL: https://www.kommersant.ru/doc/19692 (дата обращения 21.02.2021)
  11. Кустарная промышленность на Кавказе. Вып. 1. Ковровый промысел в Кубинском уезде Бакинской губернии. Тифлис, 1902.
  12. Магомедов А.Дж. Художественные промыслы Дагестана в ХХ веке / отв. ред. Д.М. Магомедов. Махачкала, 2003.
  13. Мы теряем ковры Дагестана. 16.07.2020. [Электронный ресурс]. – URL: https://kavcomment.ru/novosti/my-teryaem-kovry-dagestana/ (дата обращения 21.01.2021).
  14. Обзор Дагестанской области за 1892 г. Темир-Хан-Шура, 1893.
  15. Обзор Дагестанской области за 1899 г. Темир-Хан-Шура, 1900.
  16. Очерки истории советского искусства Дагестана. / отв. ред. чл.-кор. АН СССР Г.Г. Гамзатов. М.: Наука, 1968.
  17. Пасынков Л. Дагестанские ковры: Порайонный анализ художественных особенностей, условия производства и условия сбыта ковров в ДАССР: 1926 / Л. Пасынков // Рук. фонд ДФИЦ РАН. Ф. 5. Оп. 1. Д. 36.
  18. Пиралов А.С. Краткий очерк кустарных промыслов Кавказа / А.С. Пиралов // Кустарная промышленность России в 2 томах. Т. 2. СПб, 1913. 588 c. / Раздел 14. Сбыт произведений кустарной промsшленности.
  19. Сумбатзаде А.С. Промышленность Азербайджана в XIX в / А.С. Сумбатзаде. Баку: Изд-во АН АЗ ССР, 1964.
  20. Цицишвили Д. О. повышении творческой роли мастерицы в процессе изготовления ковра / Д. О. Цицишвили // Искусство восточных ковров. Баку, 1988.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Abdullayeva N. Kovrovoe iskusstvo Azerbajjdzhana [Carpet Art of Azerbaijan] / N. Abdullaeva. Baku, 1971 [in Russan]
  2. Ataev G. D., Garunova S. M. K istorii mezhdunarodnoi traditsii dagestanskimi kovryami i handicraftnymi izdeliyami [On the History of International Trade in Dagestani Carpets and Handicrafts] / G. D. Ataev, S. M. Garunova // KLIO. 2019. № 6 (150), pp. 89-92 [in Russian]
  3. Abbasov A. Azerbajjdzhanskie kovry na vnutrennikh i vneshnikh rynkakh v konshhe XIX — nachale XX vv. [Azerbaijani Carpets on Domestic and Foreign Markets in the Late 19th- and Early XX Century] / A. Abbasov // Iskusstvo vostochnykh kovrov: Materialy mezhdunarodnogo simpoziuma po iskusstvu vostochnykh kovrov. 5-11 sentjabrja 1983 g. Baku, 1988 [The Art of Oriental Carpets: Proceedings of the International Symposium on the Art of Oriental Carpets. September 5-11, 1983]. Baku, 1988, pp. 17-23 [in Russian]
  4. Agashirinova S. S. Material’naja kul’tura lezgin [Material Culture of Lezgins] / S. S. Agashirinova. M., 1978 [in Russian]
  5. Vneshnjaja torgovlja SSSR. 1922–1981 [Foreign Trade of the USSR. 1922-1981]: Anniversary Statistics Collection. Moscow, 1982 [in Russian]
  6. Kazilov G. N. Vorsovye kovry Dagestana [Pile carpets of Dagestan] / G. N. Kazilov. Makhachkala, 1989. 203 p. [in Russian]
  7. Kovrovoe proizvodstvo v Malojj Azii [Carpet production in Asia Minor] Compiled by N. N. Shavrov. Tiflis, 1902 [in Russian]
  8. Kuliev M. M. Kovrodelie v Azerbajjdzhane (po materialam severo-vostochnykh rajjonov). [Carpet Making in Azerbaijan (Based on the Materials of the North-Eastern Regions)] / M. M. Kuliev. Extended abstract of Candidate’s thesis. Tbilisi, 1969 [in Russian]
  9. Rasul Omarov (personal communication) (1937-2018). Derbent [in Russian]
  10. Kumm, Kashan, Isfagan, Tebriz (cover-story ili kovernye istorii) [Qom, Kashan, Isfahan, Tabriz (Cover-Story or Carpet Stories)] // “Kommersant-Dengi”. No. 15. 24.04.1996 [Electronic resource]. – URL: https://www.kommersant.ru/doc/19692 [in Russian]
  11. Kustarnaja promyshlennost’ na Kavkaze. Vyp. 1. Kovrovyjj promysel v Kubinskom uezde Bakinskojj gubernii [Handicraft Industry in the Caucasus. Issue 1. Carpet Fishing in the Kubinsky District of the Baku Province]. Tiflis, 1902 [in Russian]
  12. Magomedov A. Dzh. Khudozhestvennye promysly Dagestana v KhKh veke [Art crafts of Dagestan in the 20th century] / A. Dzh. Magomedov. Edited by D. M. Magomedov. Makhachkala, 2003 [in Russian]
  13. My terjaem kovry Dagestana [We Are Losing the Carpets of Dagestan] [Electronic resource]. 16.07.2020. [Electronic resource]. – URL: https://kavcomment.ru/novosti/my-teryaem-kovry-dagestana/ (accessed: 21.01.2021) [in Russian]
  14. Obzor Dagestanskojj oblasti za 1892 g. [Review of the Dagestan Oblast for 1892]. Temir-Khan-Shura, 1893 [in Russian]
  15. Obzor Dagestanskojj oblasti za 1899 g. [Review of the Dagestan Oblast for 1899]. Temir-Khan-Shura, 1900 [in Russian]
  16. Ocherki istorii sovetskogo iskusstva Dagestana [Essays on the history of Soviet art in Dagestan] / Edited by the corresponding member of the USSR Academy of Sciences G. G. Gamzatov. Moscow: Nauka, 1968 [in Russian]
  17. Pasynkov L. [Dagestan Rugs: A District Analysis of Artistic Features, Production Conditions and Sales Conditions of Carpets in DASSR: 1926] / L. Pasynkov // Dagestan Scientific Center of the Russian Academy of Sciences. Fund 5, Inventory 1, File 36 [in Russoan] ­
  18. Piralov A. S. Korotkiy ocherk kustarnykh promyslov Kavkaza [A Brief Sketch of the Handicrafts of the Caucasus. Vol. 2] / A. S. Piralov. St. Petersburg, 1913. 588 p. / Section 14. Sales of Handicraft Products [in Russian]
  19. Sumbatzade A. S. Promyshlennost’ Azerbajjdzhana v XIX v. [Industry of Azerbaijan in the 19th Century] / A. S. Sumbatzade. Baku: Publishing House of the Academy of Sciences of the Azerbaijan Soviet Socialist Republic, 1964 [in Russian]
  20. Tsitsishvili D. O povyshenii tvorcheskojj roli mastericy v processe izgotovlenija kovra [On Increasing the Creative Role of a Craftswoman in the Process of Making a Carpet] / D. Tsitsishvili // Iskusstvo vostochnykh kovrov [The Art of Eastern Carpets]. Baku, 1988 [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.