Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.114.12.177

Скачать PDF ( ) Страницы: 110-113 Выпуск: 12 (114) Часть 5 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Чжан Фан. ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ПОНЯТИЙ «ИНТОНАЦИЯ» И «ИСПОЛНИТЕЛЬСКОЕ ИНТОНИРОВАНИЕ» В РОССИЙСКОМ МУЗЫКОЗНАНИИ / Фан. Чжан // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — №12 (114) Часть 5. — С. 110—113. — URL: https://research-journal.org/art/interpretaciya-ponyatij-intonaciya-i-ispolnitelskoe-intonirovanie-v-rossijskom-muzykoznanii/ (дата обращения: 04.07.2022. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.114.12.177
Чжан Фан. ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ПОНЯТИЙ «ИНТОНАЦИЯ» И «ИСПОЛНИТЕЛЬСКОЕ ИНТОНИРОВАНИЕ» В РОССИЙСКОМ МУЗЫКОЗНАНИИ / Фан. Чжан // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — №12 (114) Часть 5. — С. 110—113. doi: 10.23670/IRJ.2021.114.12.177

Импортировать


ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ПОНЯТИЙ «ИНТОНАЦИЯ» И «ИСПОЛНИТЕЛЬСКОЕ ИНТОНИРОВАНИЕ» В РОССИЙСКОМ МУЗЫКОЗНАНИИ

ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ПОНЯТИЙ «ИНТОНАЦИЯ» И «ИСПОЛНИТЕЛЬСКОЕ ИНТОНИРОВАНИЕ»
В РОССИЙСКОМ МУЗЫКОЗНАНИИ

Научная статья

Чжан Фан*

Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена, Санкт-Петербург, Россия

* Корреспондирующий автор (chzhan.fan[at]bk.ru)

Аннотация

В статье обозначаются основные этапы становления интонационной теории. Данная теория признаётся одной из ведущих музыкальных теоретических систем ХХ и XXI вв. Ключевой вклад в развитие учения об интонации сделали российские музыковеды (Б. Л. Яворский, Б. В. Асафьев, В. В. Медушевский и др.). Категория интонации объясняет многие вопросы музыкального искусства; позволяет объединить в единую систему социум и культуру, композиторское и исполнительское творчество, слушателей. В наши дни теория интонации обогащается связями с психологией, лингвистикой, семиотикой.

Вопросам фортепианного интонирования уделяют внимание многие выдающиеся педагоги. В частности, о путях развития интонирования на фортепиано пишет Г. Г. Нейгауз. В наши дни сфера фортепианного интонирования выделяется в отдельную научную область (В. В. Малинковская). Работа над интонацией в фортепианном классе охватывает практически все аспекты обучения и имеет огромное развивающее и воспитательное значение.

Ключевые слова: интонационная теория, интонация, интонирование, фортепианное интонирование.

INTERPRETATION OF THE CONCEPTS OF “INTONATION” AND “PERFORMING INTONATION”
IN RUSSIAN MUSICOLOGY

Research article

Zhang Fang*

Herzen State Pedagogical University of Russia, St. Petersburg, Russia

* Corresponding author (chzhan.fan[at]bk.ru)

Abstract

The article outlines the main stages of the formation of intonation theory. This theory is recognized as one of the leading musical theoretical systems of the 20th and 21st centuries. A key contribution to the development of the doctrine of intonation was made by Russian musicologists (B. L. Yavorsky, B. V. Asafyev, V. V. Medushevsky et al.). The category of intonation explains many issues of musical art; it allows for combining society and culture, composing and performing creativity, and listeners into a single system. Today, the theory of intonation is enriched by connections with psychology, linguistics, and semiotics.

Many outstanding teachers pay attention to the issues of piano intonation. In particular, the ways of developing intonation on the piano are explored in the writings of H. G. Neuhaus. Nowadays, the sphere of piano intonation is allocated to a separate scientific field (V. V. Malinkovskaya). The work on intonation in the piano class covers almost all aspects of learning and has a significant developmental and educational value.

Keywords: intonation theory, intonation, intoning, piano intonation.

Актуальность обращения к данной теме определяется огромным значением, которое приобретают в настоящее время понятия интонации и исполнительского интонирования в музыкальной теории и практике. Научная новизна работы определяется обобщением широкого круга музыковедческой и методической литературы, в том числе трудов с описанием опыта работы над интонированием классиков российской фортепианной педагогики. Чрезвычайно велико практическое значение темы, так как понимание сущности интонации и исполнительского интонирования позволяет педагогу правильно расставить акценты в работе над развитием интонационного мышления учащихся и студентов в классе фортепиано.

Музыка всегда была связана с жизненным опытом людей. Интонационный запас обогащается вслед за развитием языка, литературного творчества, наблюдением за законами окружающего мира, изменениями в обществе и человеческом сознании. Музыканты и учёные-исследователи всегда стремились понять, что такое «интонация», каковы особенности «интонационного мышления», «исполнительского интонирования». Эти проблемы неизменно притягивали внимание, им посвящено множество трактатов и теорий, начиная с древних времён. В данной статье нами будет освещена российская традиция подхода к сфере музыкальной интонации в композиции и исполнительстве.

Ещё Аристотель (IV век до нашей эры) заметил: «одной мелодии свойственна одна природа, другой – другая» и подразделил мелодии на «этические, практические и энтузиастические». Музыка возникла как подражание («мимесис»), но в результате её воздействия достигается очищение души, человек испытывает сильные этические и эстетические переживания («катарсис») [5, С. 63].

В трудах XVI – XVIII веков акцентируются вопросы соотношения музыки и слова, музыки и определённых эмоций и чувств. Итальянский педагог и композитор Я. Пери пишет о том, что каждое чувство (жалоба, радость и другие) выражается своим тоном и силой голоса. Выдающийся французский учёный Р. Декарт в XVII в. видит цель музыки в доставлении человеку наслаждения и возбуждении разнообразных аффектов (сильных чувств) [2, С. 100]. Французский философ, писатель и композитор Ж. Ж. Руссо отмечает сходство музыкальных фраз с речами ораторов. Музыка подражает речи и обладает эмоционально окрашенными «говорящими интонациями». Благодаря этому музыка передаёт всё, что может передать человеческая речь (жалоба, повеление, обида, радость и др.) [6].

Глубокая разработка учения об интонации относится к первой половине ХХ в. и принадлежит русским музыковедам Б. Л. Яворскому (труд «Строение музыкальной речи», 1908), Л. Л. Сабанееву («Музыка речи», 1923). Интонационная природа музыки всесторонне освещена в многочисленных работах академика Б. В. Асафьева (1884–1949). Начиная с трудов Б. В. Асафьева (статьи о музыке русских композиторов, о различных музыкальных жанрах, труд «Музыкальная форма как процесс», 1947) интонационная теория целенаправленно развивается и становится одной из ведущих музыкальных теоретико-эстетических систем ХХ и XXI вв.

Основные положения учения Б. В. Асафьева об интонации заключаются в следующем:

  • интонация всегда социально и исторически обусловлена, благодаря чему имеет огромные коммуникативные возможности;
  • в обществе постепенно складывается «интонационный словарь», который со временем меняется, переосмысливается (явление «переинтонирования»);
  • интонация – смысловая ячейка в процессе становления музыкальной мысли;
  • весь процесс фиксируется в единстве содержания и формы, в определённой музыкальной конструкции [13, С. 7].

Для преподавателей фортепианного класса чрезвычайно ценно понимание Б. В. Асафьевым интонации как «музыкального слова», обладающего определённой семантикой (значением) и связанного с образно-интеллектуальным мышлением человека.

Доктор искусствоведения, профессор Московской государственной консерватории В. Н. Холопова даёт определение: «Интонация – музыкальный оборот с относительно закрепленной выразительностью» [14, С. 137]. Оно вполне применимо на уроках фортепиано с учащимися и студентами.

Во второй половине ХХ в. интонационная теория обогатилась контактами с психологией, лингвистикой, семиотикой и др. В частности, В. В. Медушевский опирается на положения современной нейропсихологии об асимметрии полушарий головного мозга (левое полушарие управляет речью и логикой, правое – целостным и чувственным восприятием). В осознании музыки ведущую роль играет правое полушарие, способное к целостному и одномоментному охвату образа. В этом, как считает В. В. Медушевский, заключается сила воздействия музыкальной интонации, её комплексное влияние. «Музыкальная интонация воспринимается как живая потому, что в ней отражён живой человек… Музыкальная интонация промысливается дыханием, связками, мимикой, жестами – целостным движением тела.… Это одновременно и дыхание, и напряжение мышц, и биение сердца. Целостная звукосмысловая интонация музыки осмысливается правым мозгом уже как телесная интонация» [9, С. 235].

Интонация несёт в себе миропонимание определённой эпохи, нации, концентрирует в себе опыт всей культуры. «Воплощать социальную сущность человека музыка может именно потому, что и культуру она научилась “свёртывать” в интонацию. До размеров интонации уменьшаются культурные стили, жанры, целые художественные эпохи», – пишет В. В. Медушевский [10, С. 136]. Положения о целостном воздействии интонации (от физиологии до мировоззрения человека) чрезвычайно важны для фортепианного обучения.

Практическое значение имеет также ответ на вопрос, какой элемент музыкального произведения может считаться интонацией. Большинство исследователей признают, что ведущий интонационный уровень соответствует уровню слов в речи – это мотивы, фразы. Но следует учитывать: и в речи, и в музыке действует закон многозначности слов (полисемия). Музыкальная интонация чрезвычайно разнообразна [8].

Интонирование для Б. В. Асафьева – это реализация музыки, в том числе во внутреннем слуховом представлении. Академик подчёркивает: музыкальная мысль выражается через интонирование: «…мысль, чтобы стать звуковыраженной, становится интонацией, интонируется» [1, С. 212]. Интонирование осуществляется в трёх главных сферах существования музыки: в композиторском творчестве, в исполнении, в слушательском восприятии. Через интонирование происходит взаимодействие между композитором, исполнителем и слушателем.

Б. В. Асафьев считал идеальным исполнительское интонирование, продолжающее творческий процесс композитора, рождающее спаянное с ним единое слушательское сопереживание, обогащающее душевный мир слушателей. Творческое исполнение принципиально отличается от «ремесленного». «Основных разрядов исполнителей два: одни слушают и понимают музыку внутренним слухом, интонируя её в себе до воспроизведения; то есть до того, как они её слушают извне: из-под пальцев своих или в оркестре; другие не интонируют музыку в своём сознании, принимают её извне, лишь воспроизводя нотную запись» [1, С. 297–298]. Последнее, то есть не прочувствованное, не продуманное и не освоенное внутренним слухом исполнение, механическое озвучивание текста академик считал наибольшим злом.

Идеи Б. В. Асафьева об исполнительском интонировании развивает А. В. Малинковская – автор нескольких трудов об искусстве фортепианного интонирования. Она данный вид интонирования как «процесс осмысленно-выразительный, в его направленности на слушательское восприятие, звуковой реализации музыкального произведения» [7, С. 36]. Фортепианное интонирование является главным и наполняющим звеном в системе «композитор – исполнитель – слушатель». Своим исполнением пианист осуществляет настоящую музыкальную коммуникацию и передаёт то, что его взволновало, высказывает что-то «желанное, нужное данному кругу слушателей» [1, С. 264].

Интонирование – смысловой, творческий акт, в центре которого должна стоять Личность исполнителя. Не надо умалять возможности личности учащихся – детей и подростков. Наоборот, для них включение в интонирование имеет огромное воспитательное и развивающее значение. Непроинтонированная музыка как бы «не существует», она не интересна слушателям – эту мысль следует доводить до учеников с первых лет обучения.

Круг явлений, включаемых в фортепианное интонирование, весьма широк, – от слухового внимания и высокого интеллекта, учёта возможностей инструмента до движений рук, «произнесения» интервалов, выявления различных тембров [1, С. 275]. В рамках работы над фортепианным интонированием исполнителями и педагогами охватывается широчайший спектр проблем: раскрытие образного содержания и логики развития, мотивное строение мелодии, динамические оттенки и агогика, подчёркивание наиболее выразительных оборотов и гармоний, тяготений, смена дыхания и цезуры, интерпретация и забота об эмоциональном тонусе, а также многое другое.

Проблема исполнительского (фортепианного) интонирования рассматривается в трудах классиков российской фортепианной педагогики – Ф. М. Блуменфельда, А. Б. Гольденвейзера, К. Н. Игумнова, Е. Ф. Гнесиной,
С. Е. Фейнберга, Г. Г. Нейгауза, А. Н. Николаевой и других. Так, главное внимание К. Н. Игумнова всегда было направлено на интонирование. Интонацию педагог считал ядром музыкального образа, средством выявления характера музыки. Из высказываний К. Н. Игумнова следует, что он «основным при изучении музыкального произведения считает интонацию»; «от умения передать интонационный смысл произведения во многом зависит содержательность исполнения» [11, С. 56].

Сильнейшее воздействие исполнительского интонирования на слушателей подчёркивал Г. М. Коган: «…единственно звук способен не только непосредственно выражать переживания, но и возбуждать их в другом. Музыкальное звучание, ритмоинтонационно организованное, имеющее определённый тембр и силу, становится инобытием человеческого переживания и одновременно его диалогическим обращением к другим людям, призывом разделить его, заразиться им, душевно приобщиться к нему» [4, С. 270].

Г. Г. Нейгауз стремился к тому, чтобы развивать учеников не только пианистически, но и музыкально, интеллектуально, артистически. В своём классическом труде «Об искусстве фортепианной игры» (1958) он называет пути, всесторонне развивающие интонационное мышление пианистов:

  • развивать слуховые данные;
  • знакомить с широким кругом музыкальной литературы;
  • подолгу «вживаться» в одного автора (то есть сыграть множество произведений композитора);
  • выучивать произведения «внутренним слухом», без инструмента;
  • дать необходимые знания по гармонии, полифонии, форме произведений;
  • развивать фантазию с помощью поэтических образов, метафор, аналогий;
  • толковать музыкальную речь произведений;
  • формировать любовь к другим искусствам (поэзии, живописи, архитектуры);
  • равняться на лучших, по возможности «включать» профессиональное честолюбие;
  • осознать этику художника-творца, его ответственность и права перед создателями музыки и аудиторией
    [12, С. 26–27].

Таким образом, знание сущности понятий «интонация», «исполнительское (фортепианное) интонирование» необходимо современному педагогу фортепиано. Интонация – ячейка в процессе становления музыкальной мысли; она культурно и исторически обусловлена, целостна, обладает огромными коммуникативными возможностями, воздействует на весь организм человека. В каждом обществе и в каждой культуре складывается «интонационный словарь» с наиболее значимыми интонационными оборотами. Исполнительское (фортепианное) интонирование – выявление музыкальной интонации, процесс формирования музыкального образа, содержательная и духовная связь между композитором, исполнителем и слушателями.

Теоретическая и практическая разработка вопросов исполнительского (фортепианного) интонирования является в наше время весьма перспективной. Обращение к музыке других культур, к новой музыке, интерпретация классических и современных произведений – это области фортепианного исполнительства и педагогики, требующие целенаправленной работы над исполнительским интонированием. 

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Асафьев, Б. В. Музыкальная форма как процесс / Б. В. Асафьев. – Л. : Музгиз, 1963. – 380 с.
  2. Гудимова, С. А. Музыка в трудах учёных XVII века / С. А. Гудимова // Вестник культурологи. – 2017. – № 4 (83). – С. 98–108.
  3. Коган, Г. М. У врат мастерства. Работа пианиста / Г. М. Коган. – 2-е изд. – М. : Музыка, 2020. – 342 с.
  4. Коган, Г. М. У врат мастерства. Работа пианиста / Г. М. Коган. – 2-е изд. – М. : Музыка, 2020. – С. 270.
  5. Коломиец, Г. Г. Философия Аристотеля в значении онтологического статуса музыки / Г. Г. Коломиец // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия : Философия. – 2018. – Т. 22. № 1. – С. 55–64.
  6. Комиссаренко, А. Н. Жан Жак Руссо о сущности музыки / А. Н. Комиссаренко. – [Электронный ресурс]. URL : http://www.info-library.com.ua/books-text-11907.html (дата обращения : 10.06.2021).
  7. Малинковская, А. В. Класс основного музыкального инструмента. Искусство фортепианного интонирования / А. В. Малинковская. – М. : Владос, 2005. – 381 с.
  8. Медушевский, В. В. Интонационная форма музыки : Исследование / В. В. Медушевский. – М. : Композитор, 1993. – 262 с.
  9. Медушевский, В. В. О закономерностях и средствах воздействия музыки / В. В. Медушевский. – М. : Музыка, 1976. – 253 с.
  10. Медушевский, В. В. Человек в зеркале интонационной формы / В. В. Медушевский // Методологическая культура педагога-музыканта : учеб. пособие / Под ред. Э. Б. Абдуллина. – М. : Академия, 2002. – С. 129–138.
  11. Мильштейн, Я. И. Константин Николаевич Игумнов / Я. И. Мильштейн. – М. : Музыка, 1975. – 471 с.
  12. Нейгауз, Г. Г. Об искусстве фортепианной игры. Записки педагога / Г. Г. Нейгауз. – 5-е изд. – М. : Музыка, 1987. – 240 с.
  13. Орлова, Е. М. Интонационная теория Асафьева как учение о специфике музыкального мышления : История. Становление. Сущность / Е. М. Орлова. – М. : Музыка, 1984. – 302 с.
  14. Холопова, В. Н. Феномен музыки / В. Н. Холопова. – М. : Директ-Медиа, 2014. – 384 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Asafyev, B. V. Muzykal’naja forma kak process [Musical form as a process] / B. V. Asafyev– – L. : Muzgiz, 1963– – 380 p. [in Russian]
  2. Gudimova, S. A. Muzyka v trudakh uchjonykh XVII veka [Music in the works of scientists of the 17th century] / A. Gudimova // Vestnik kul’turologi [Bulletin of Cultural Studies]. – 2017. – № 4 (83). – Pp. 98-108 [in Russian]
  3. Kogan, G. M. U vrat masterstva. Rabota pianista [At the gates of mastery. The work of a pianist] / G. M. Kogan. – 2nd ed. – M. : Muzyka, 2020. – 342 p. [in Russian]
  4. Kogan, G. M.U vrat masterstva. Rabota pianista [At the gates of mastery. The work of a pianist] / G. M. Kogan– – 2nd ed. – M. : Muzyka, 2020. – p. 270. [in Russian]
  5. Kolomiets, G. G. Filosofija Aristotelja v znachenii ontologicheskogo statusa muzyki [Philosophy of Aristotle in the Meaning of the Ontological status of Music] / G. G. Kolomiets // Vestnik Rossijjskogo universiteta druzhby narodov. Serija : Filosofija [Bulletin of the Peoples’ Friendship University of Russia. Series : Philosophy]. – 2018. – Vol. 22. No. 1. – pp. 55-64. [in Russian]
  6. Komissarenko, A. N. Zhan Zhak Russo o sushhnosti muzyki [Jean Jacques Rousseau on the essence of music] / N. Komissarenko. – [Electronic resource]. URL : http://www.info-library.com.ua/books-text-11907.html (accessed : 10.06.2021). [in Russian]
  7. Malinkovskaya, A. V. Klass osnovnogo muzykal’nogo instrumenta. Iskusstvo fortepiannogo intonirovanija [The class of the main musical instrument. The art of piano intonation] / A. V. Malinkovskaya. – M. : Vlados, 2005– 381 p. [in Russian]
  8. Medushevsky, V. V. Intonacionnaja forma muzyki : Issledovanie [Intonation form of music : Research] / V. Medushevsky. – M. : kompozitor, 1993– – 262 p. [in Russian]
  9. Medushevsky, V. V. O zakonomernostjakh i sredstvakh vozdejjstvija muzyki [On the laws and means of music influence] / V. V. Medushevsky. – M. : Muzyka, 1976– 253 p. [in Russian]
  10. Medushevsky, V. V. Chelovek v zerkale intonacionnojj formy [The man in the mirror of intonation form] / V. Medushevsky // Metodologicheskaja kul’tura pedagoga-muzykanta : ucheb. posobie [Methodological culture of a teacher-musician : a manual] / Ed . B. Abdullina. – M. : Akademiya, 2002. – pp. 129-138. [in Russian]
  11. Milstein, Ya. I. Konstantin Nikolaevich Igumnov [Konstantin Nikolaevich Igumnov] / Ya. I. Milstein. – M. : Muzyka, 1975. – 471 p. [in Russian]
  12. Neuhaus, G. G. Ob iskusstve fortepiannojj igry. Zapiski pedagoga [On the art of piano playing. Notes of the teacher] / G. G. Neuhaus. – 5th ed. – Moscow : Muzyka, 1987. – 240 p. [in Russian]
  13. Orlova, E. M. Intonacionnaja teorija Asaf’eva kak uchenie o specifike muzykal’nogo myshlenija : Istorija. Stanovlenie. Sushhnost’ [Asafiev’s intonation theory as a teaching on the specifics of musical thinking : History. Becoming. Essence] / E . M. Orlova– M. : Muzyka, 1984– – 302 p. [in Russian]
  14. Kholopova, V. N. Fenomen muzyki [The phenomenon of music] / V. N. Kholopova. – M. : Direkt-Media, 2014. – 384 p. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.