Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

Скачать PDF ( ) Страницы: 48-50 Выпуск: № 8 (27) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Третяк Ю. В. МЕТОДЫ, СРЕДСТВА И ПРИЕМЫ ГАРМОНИЗАЦИИ АРХИТЕКТУРНОЙ СРЕДЫ ПЕНИТЕНЦИАРНЫХ КОМПЛЕКСОВ / Ю. В. Третяк // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — № 8 (27) Часть 3. — С. 48—50. — URL: https://research-journal.org/arch/metody-sredstva-i-priemy-garmonizacii-arxitekturnoj-sredy-penitenciarnyx-kompleksov/ (дата обращения: 06.08.2020. ).
Третяк Ю. В. МЕТОДЫ, СРЕДСТВА И ПРИЕМЫ ГАРМОНИЗАЦИИ АРХИТЕКТУРНОЙ СРЕДЫ ПЕНИТЕНЦИАРНЫХ КОМПЛЕКСОВ / Ю. В. Третяк // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — № 8 (27) Часть 3. — С. 48—50.

Импортировать


МЕТОДЫ, СРЕДСТВА И ПРИЕМЫ ГАРМОНИЗАЦИИ АРХИТЕКТУРНОЙ СРЕДЫ ПЕНИТЕНЦИАРНЫХ КОМПЛЕКСОВ

Третяк Ю.В.

Доцент, кандидат архитектуры, Киевский национальный университет строительства и архитектуры

МЕТОДЫ, СРЕДСТВА И ПРИЕМЫ ГАРМОНИЗАЦИИ АРХИТЕКТУРНОЙ СРЕДЫ ПЕНИТЕНЦИАРНЫХ КОМПЛЕКСОВ

Аннотация

В статье освещены вопросы формирования, развития и гармонизации архитектурной среды пенитенциарных комплексов. Определены средовые уровни исправительной системы, ее комплексов и сетей. На основе теоретико-методологических подходов к проблемам гармонизации архитектурной среды определены типы искусственного окружения региональной сети размещения пенитенциарных комплексов, их функционально-планировочной структуры, объемной и предметно-пространственной организации, а также средства и приемы их усовершенствования.

Ключевые слова: пенитенциарный комплекс, архитектурная среда, типы архитектурной среды, методы и средства гармонизации.

Tretiak Y.V.

PhD Architecture, associate professor, Kyiv National University of Construction and Architecture

METHODS, MEANS AND RECEPTIONS OF HARMONIZATION OF ARCHITECTURAL ENVIRONMENT OF PENITENTIARY COMPLEXES

Abstract

In article questions of formation, development and harmonization of the architectural environment of penitentiary complexes are taken up. Environmental levels of corrective system, its complexes and networks are defined. On the basis of theoretical and methodological approaches to problems of harmonization of the architectural environment types of an artificial environment of a regional network of placement of penitentiary complexes, their functional and planning structure, the volume, subject and spatial organization, and also means and methods of their improvement are defined.

Keywords: penitentiary complex, architectural environment, types of the architectural environment, methods and means of harmonization.

Процессы формирования полноценной архитектурной среды пенитенциарных систем и комплексов тесно связаны с ее дальнейшим прогрессивным развитием, находящим отражение в концепциях ее усовершенствования. Гармонизация среды для содержания лишенных свободы людей отличается от путей улучшения традиционных архитектурных систем общественного, промышленного и жилого назначения особенными чертами и понятиями. В этой связи, одной из наиболее важных задач в области пенитенциарной архитектуры является определение особенностей и специфики методов и средств гармонизации архитектурно-градостроительной среды уголовно-исполнительной системы.

За последние годы в архитектурной науке появились исследования проблем гармонизации искусственной среды, основанные на теоретических поисках в области философии и математики, физики и астрономии, биологии и медицины, экономики, социальных наук и искусства. Надежной основой для межотраслевых исследований вопросов гармонии и гармоничного развития стали работы древнегреческих философов Гераклита, Пифагора, Сократа, Платона, Аристотеля и Прокла, средневековых философов и гуманистов И. Кеплера и М. Мерсенна, ученых эпохи Нового времени Г. В. Лейбница и В. Ф. Гегеля, античных и средневековых архитекторов П. М. Витрувия и Л. Б. Альберти, которые начали и продолжили поиск гармонии в архитектуре и в градостроительстве. Середина и конец XX века были освещены подъемом интереса к проблемам гармонизации, в том числе в области архитектурной теории и практики. Архитектурное проектирование велось на основе разнообразных теоретических и методологических подходов к формированию и гармонизации среды, что проявилось в работах как выдающихся мастеров архитектуры – Ф. Л. Райта, Ле Корбюзье, К. Линча, А. Росси, Р. Крие, К. Александера, Р. Вентури и др., –  так и рядовых архитекторов-практиков.

Исследование и сравнение художественно – эстетических и структурно – функциональных подходов к формированию архитектурной среды, в которых проявилось стремление достичь идеальной формы и содержания проектируемого объекта, указывает на двойной характер природы гармонизации. В соответствие с утверждением Н. Шебек, первой характеристикой гармонизации является способность системы к достижению состояния целостности и согласованности с окружением, второй – стремление к уравновешенности между несовместимыми частями этой системы, между архитектурой и окружением [1]. С  этих позиций, гармония архитектурной среды исправительной системы и ее комплексов должна проявляться в сбалансированности и согласованности различных уровней архитектурной среды – регионального, городского и локального, с одной стороны, и в целостности и связанности таких компонентов пенитенциарной системы, как функциональность, технологичность, объемно – планировочная и архитектурно-образная организация – с другой. Функциональность архитектурной среды пенитенциарных комплексов определяется особенностями размещения и соотношения различных групп помещений, технологичность – особенностями режима содержания и социально-педагогической работы с различными группами осужденных, архитектурно-художественная образность – эмоциональной ориентацией рукотворных объемов и пространств, восприятие их людьми разных психологических типов. Динамическая целостность системы должна обеспечивать согласованность ритмических процессов жизнедеятельности и изменяемости архитектурных форм во времени и пространстве. Таким образом, функциональность среды исправительных комплексов можно соотнести с «прочностью», технологичность – с «пользой», образность архитектурных форм – с «красотой», а динамичную целостность, объединяющую в себе все компоненты – с «совершенством», понятие которого дополнило классическую триаду П. М. Витрувия и выступило объектом исследования Л. Б. Альберти [2, 3].

Примерами стремления к совершенству в области архитектурного проектирования исправительной среды могут служить многие модели-прототипы тюремных и пенитенциарных зданий, где были обнаружены попытки объединения пенитенциарной технологии исправления и надзора, функциональной целесообразности, художественного поиска соответствующей эстетики и эмоциональной ориентации архитектурных форм. Среди таких попыток архитектурной гармонизации можно назвать тюрьму Нью-Гейтс в Лондоне (1770 – 85 гг.), Паноптикон И. Бентама (1791 г.), Филадельфийскую тюрьму в Черри-Хилл (1825 г.), тюрьму Пентонвиль в Лондоне (1842 г.), Арнхеймскую тюрьму в Нидерландах (1884 г. – рек. 1992 г.) и их «последователей» – исправительные учреждения «нового поколения» середины – конца XX века.

Однако, «непрозрачность» и милитаризация исправительной системы, отставание в развитие и консерватизм по сравнению с другими архитектурными объектами, привели к сложившейся в этой среде кризисной ситуации на Украине и во многих других странах. Современные социальные тенденции отношения к людям, которые совершили преступление и отбывают наказание, указывают на необходимость обновления критериев формирования и усовершенствования архитектурной среды пенитенциарных комплексов зданий и сооружений. На основе проведенных исследований можно предположить, что для каждого из трех средовых уровней пенитенциарной системы – регионального, городского и локального, – должна быть установлены своя группа критериев принятия гармоничных архитектурно-средовых решений. В этой связи представляется целесообразным проведение научных разведок в области вопросов, посвященных гармонизации и систематизации различных видов архитектурной среды с целью выявления соответствующих критериев как инструментов для развития и усовершенствования искусственно созданного окружения.

Теоретико-методологический подход к систематизации архитектурной среды с целью выявления механизмов ее эволюционного развития, разработанный в последние годы учеными-архитекторами, дает возможность определить типы среды, с которыми соотносятся пенитенциарные комплексы, а также главные их признаки, составляющие надежную основу для определения принципов, методов и средств гармонизации исправительных учреждений разных видов. Таким образом, удалось установить, что в среде пенитенциарных комплексов для содержания и социализации осужденных различных категорий проявляются черты праксеологических, семантических, феноменологических и морфологических типов, хотя и в разной степени. Действительно, аттрактивный, то есть привлекательный, тип среды, удовлетворяющий сенсорные системы человека, не является определяющим для пенитенциарного комплекса. И, напротив, задания «безопасной» архитектуры, которая защищает людей от негативных  физических, психологических и социальных влияний, видятся важными при формировании и совершенствовании исправительной среды.

Используя научный подход, освещенный в работах Н. Шебек, можно утверждать, что доминирующими в архитектурной среде пенитенциарных комплексов выступают праксеологические и морфологические признаки, а семантические и феноменологические – играют второстепенную роль [4].

Так, в соответствии с доминирующими праксеологическими признаками архитектурная среда пенитенциарных комплексов характеризуется как специализированный, регламентированный, технологический и, в меньшей степени, канонический типы. В этом случае критериями гармоничности выступают: уместность и соответствие деятельности (по К. Линчу), которые измеряются количественными показателями застройки; алгоритмичность, измеряющаяся степенью синхронизации преобразований искусственной среды и процессов жизнедеятельности; целесообразность, которая учитывает эффективность, экономичность и социальную значимость целей и затрат по формированию среды; эстетичность, выраженная в целостности, упорядоченности и логике построений исправительной среды [5].

Морфологические особенности архитектурной среды пенитенциарных комплексов характеризуют ее как безопасную, полезную, удобную и, в меньшей степени, интерактивную. Критериями гармоничности морфологических типов искусственного окружения выступают: контролируемость как возможность обеспечения надзора за осужденными в зависимости от степени безопасности учреждения; благотворность как пригодность для жизни (К. Линч); комфортность, которая определяется показателями эргономики и социальной психологии; репрезентативность как система показателей чувственного восприятия человека.

Два других признака, характеризующие архитектурную среду для содержания и социализации осужденных, – феноменологический и семантический – являются доминирующими в процессе формирования других восьми типовых моделей искусственной среды, взаимодополняющих и углубляющих характеристики праксеологических и морфологических типов. Критериями гармоничности феноменологической компоненты среды исправительных учреждений являются: эффективность, которая измеряется степенью эмоциональной окрашенности реакций человека и их направленностью; архетипичность, которую можно описать с помощью показателей сохранения или, наоборот, отказа от традиций тюремной архитектуры; разнообразие искусственного окружения, измеренное показателями полиморфизма как проявления многофункциональной деятельности исправительных комплексов; привлекательность, показатели которой в современных исправительных учреждениях сведены к минимуму. Следует отметить, что понятие привлекательности архитектурной среды пенитенциарных комплексов будет несколько отличаться от тех, которые используются в традиционных проектных решениях и исследованиях. В нашем случае, мы можете говорить не так о человеческом пристрастии к месту, где он находится (исправительное учреждение), как о стремлении отразить в условиях изоляции свои любимые места – родной город, ландшафт, домашний интерьер [6].

Мера совершенства семантических типов среды связана с качественными чертами человеческого опыта и определяется по многим критериям. К ним относятся: осознанность (К. Линч), что означает соответствие известным прототипам и часто встречается в тюремной архитектуре; коллажность,  которую отличают наслоение различных стилей, субкультур, этнических групп и концепций; выразительность, показателями которой выступает аллегоричность и метафоричность; креативность, которая дает возможность достичь новых результатов средовой деятельности [ 7].

Результаты анализа исследований проблем гармонизации архитектурной среды, выявили поликритериальность и многослойность процесса формирования, развития и гармонизации архитектурной среды пенитенциарных комплексов, что учитывается на различных ее уровнях – от регионального до предметно-пространственного. Мега-уровень архитектурной среды пенитенциарной системы, охватывающий территориальную сеть размещения исправительных комплексов различных типов и видов, тяготеет к таким типам среды, как полезный, эмотивный, эвристический и канонический, главными критериями которых выступают пригодность, эффектность, креативность и эстетичность.

Признаки мезоуровня архитектурной среды пенитенциарной системы, где решаются проблемы размещения исправительных комплексов зданий и сооружений в структуре города, определяют его принадлежность к безопасному, акцентированному, тематическому и технологическому типам. Основными критериями усовершенствования этих типов выступают соответственно контролируемость, архетипичность, выразительность и целесообразность. Такое типологическое разнообразие этого уровня среды связано с тем, что субъектами средовой деятельности в данном случае выступают не только осужденные и сотрудники учреждения, но и жители города или поселения, работники социально-бытовой сферы, родственники и друзья заключенных, которые приходят на свидания и т.д.

Локальный уровень архитектурной среды пенитенциарных комплексов с целью определения путей гармонизации следует разделить на  функционально-планировочную и предметно-пространственную части. Уровень среды, охватывающий участок комплекса, его функциональные зоны и подзоны, функциональные блоки (здания) и связи между ними, предназначен для содержания заключенных и работы с ними, поэтому он характеризуется свойствами, отражающими отношения «осужденные – служебный персонал». Уровень функционально-планировочной структуры и объемно-пространственной организации зданий исправительных учреждений обладает признаками почти всех видов искусственного окружения, но в большей степени соответствует интерактивному, аттрактивному, коллажному и регламентированному типам среды. Степень совершенства этого уровня можно определить с помощью таких критериев, как репрезентативность, привлекательность, многослойность и алгоритмичность.

На уровне интерьера и предметно-пространственных отношений архитектурная среда пенитенциарных комплексов определяется как удобный, адресный, понятный и специализированный типы окружения, а доминирующими признаками выступают комфортность, разнообразность, стереотипность и уместность.

Обоснование типов архитектурной среды пенитенциарных систем и комплексов на региональном, городском и локальном уровнях  дает возможность выявить арсенал методов и средства гармонизации для каждого из них, связанные либо с функциональным, либо с композиционным направлениями усовершенствования. Процесс функциональной гармонизации архитектурной среды пенитенциарной системы на уровне региональной сети должен проявиться в закономерно-пропорциональном размещении пенитенциарных учреждений. Прием использования гексагональной модульной решетка для равновероятного развития иерархической территориальной сети пенитенциарных комплексов с учетом радиусов доступности выступает логичным проявлением стремления градостроительного объекта к усовершенствованию и гармонии [ 8].

Подобные средства функциональной гармонизации могут использоваться для решения задач на городском уровне размещения исправительных комплексов с учетом требований, которые предъявляются к «понятной» и «акцентированной»  среде. Эти проблемы могут быть разрешены с помощью композиционных методов гармонизации, среди которых наиболее весомыми являются пропорционирование, ритмизация, выбор вида симметрии, а также приемы светотехники и колористики.  Композиционный метод, включающий ряд инструментов и приемов, может также применяться и на локальном уровне  исправительной среды, охватывающего вопросы зонирования участка, функциональной структуры, архитектурно-планировочной и объемно-пространственной организации всего комплекса, а также отдельных блоков помещений, зданий и пространств. На этом уровне искусственного окружения композиционные средства улучшают внутреннюю организацию комплекса, обеспечивая ее упорядоченность, целесообразность, безопасность, удобство и полезность, а также способствуют достижению необходимой выразительности, разнообразия и привлекательности пространств и объемов. Отдельной группой на локальном уровне архитектурной среды исправительных комплексов выступают методы эргономики, обеспечивающие как функциональный, так и эмоционально-психологический комфорт. Все вышесказанное дает возможность утверждать, что систематизация функциональных и эстетических параметров окружения для содержания осужденных, а также выявления методов и средств повышения ее положительных качеств на всех уровнях и этапах развития поможет сформировать полноценную и гуманную архитектурную среду пенитенциарных комплексов разных видов и типов.

Литература

  1. Шебек Н.М. Шляхи гармонізації архітектурного середовища // Проблеми розвитку міського середовища: Наук.-техн. збірник / – К., НАУ, 2010. – Випуск 3. – с. 180-189
  2. Витрувий П.М. Об архитектуре. Десять книг / Пер. с лат. ред. и введение А. В. Мишулина; Гос. акад. Истории мемориальной культуры. – Л.: СОЦЭ-гиз, Ленингр. отд., 1936. – 344 с.
  3. Альберти Л.Б. Десять книг о зодчестве: в 2 т. / Пер. В.Н. Зубова. – Т.1: Текст [и фрагмент анонимной биографии. В пер. Ф. А. Петровского]. – М.: Изд-во Всес. Акад. Архит., 1935. – 392 с.
  4. Шебек Н. Типология архитектурной среды // Технические науки: современные проблемы и перспективы развития, 1 Международная научно-практическая конференция / Приволжский научно-иссл. Центр – Йошкар-Ола: Коллоквиум, 2013. – 252 с.
  5. Линч К. Образ города / К. Линч: пер. с англ. В. Л. Глазычева:  Сост. А. В. Иконников; под ред. А. В. Иконникова. – М.: Стройиздат, 1982. – 328 с.
  6. Tuan Yi-Fu. Topophilia: a study of environmental perception, attitudes and values / Yi-Fu Tuan. – Englewood Cliffs: Prentice – Hall, 1974. – 260 c.
  7. Шебек Н. М. Критерии гармоничности архитектурной среды // Zbior raportow naukowych. „Teoria i praktyka-znaczenie badań naukowych.  (29.07.2013 – 31.07.2013)  –  Lublin: Wydawca: Sp. z o.o.  ≪Diamond trading tour≫,  – Str. 8 – 13
  8. Третяк Ю. В. Пути формирования территориальной сети пенитенциарных комплексов в Украине / Третяк Ю. В. // Meždunarodnyj naučno-issledovatel’skij žurnal, №12 (19), 2013, часть 3 / Сборник по результатам XXII заочной научной конференции Research Journal of International Studies. – Екатеринбург, 2013. – стр. 74-77

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.