Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.103.1.051

Скачать PDF ( ) Страницы: 145-150 Выпуск: № 1 (103) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Морозов А. Е. ЗАРАСТАНИЕ СЕЙСМОРАЗВЕДОЧНЫХ ПРОФИЛЕЙ В УСЛОВИЯХ ЗЕЛЕНОМОШНОЙ ГРУППЫ ТИПОВ ЛЕСА ПОДЗОНЫ СЕВЕРНОЙ ТАЙГИ / А. Е. Морозов, К. А. Башегуров, С. В. Залесов и др. // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 1 (103) Часть 2. — С. 145—150. — URL: https://research-journal.org/agriculture/zarastanie-sejsmorazvedochnyx-profilej-v-usloviyax-zelenomoshnoj-gruppy-tipov-lesa-podzony-severnoj-tajgi/ (дата обращения: 19.04.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.103.1.051
Морозов А. Е. ЗАРАСТАНИЕ СЕЙСМОРАЗВЕДОЧНЫХ ПРОФИЛЕЙ В УСЛОВИЯХ ЗЕЛЕНОМОШНОЙ ГРУППЫ ТИПОВ ЛЕСА ПОДЗОНЫ СЕВЕРНОЙ ТАЙГИ / А. Е. Морозов, К. А. Башегуров, С. В. Залесов и др. // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 1 (103) Часть 2. — С. 145—150. doi: 10.23670/IRJ.2021.103.1.051

Импортировать


ЗАРАСТАНИЕ СЕЙСМОРАЗВЕДОЧНЫХ ПРОФИЛЕЙ В УСЛОВИЯХ ЗЕЛЕНОМОШНОЙ ГРУППЫ ТИПОВ ЛЕСА ПОДЗОНЫ СЕВЕРНОЙ ТАЙГИ

ЗАРАСТАНИЕ СЕЙСМОРАЗВЕДОЧНЫХ ПРОФИЛЕЙ
В УСЛОВИЯХ ЗЕЛЕНОМОШНОЙ ГРУППЫ ТИПОВ ЛЕСА ПОДЗОНЫ СЕВЕРНОЙ ТАЙГИ

Научная статья

Морозов А.Е.1, Башегуров К.А.2, Залесов С.В.3, *, Осипенко Р.А.4

1 ORCID: 0000-0002-2373-1151;

2 ORCID: 0000-0002-9050-8902;

3 ORCID: 0000-0003-3779-410х;

4 ORCID: 0000-0003-3359-3079;

1, 2, 3, 4 Уральский государственный лесотехнический университет, Екатеринбург, Россия

* Корреспондирующий автор (Zalesovsv[at]m.usfeu.ru)

Аннотация

Проанализировано естественное лесовозобновление на сейсморазведочных профилях за 17-летний период в условиях зеленомошной группы типов леса подзоны северной тайги Ханты-Мансийского автономного округа – Югры. По материалам 15 пробных площадей, включающих 525 учетных площадок размером 2 × 2 м, установлено, что спустя 4, 9 и 17 лет после завершения сейсморазведочных работ в зимний период при промерзшем грунте и глубине снежного покрова более 50 см на прорубленных профилях сформировался подрост из основных пород лесообразователей общей густотой 20,8; 26,9 и 23,2 тыс. шт/га, соответственно. При этом количество хвойного подроста в пересчете на крупный составило: 2,6; 8,3 и 6,0 тыс. шт/га, в том числе подроста сосны сибирской (Pinus sibirica Du Tour.) 1,6; 5,9 и 4,8 тыс. шт/га. В соответствии с действующими нормативными документами количества жизнеспособного подроста сосны сибирской через 4 года после завершения сейсморазведочных работ вполне достаточно для перевода прорубленных сейсморазведочных профилей в покрытые лесной растительностью земли. Проведения работ по искусственному лесовосстановлению и мерам содействия естественному лесовозобновлению не требуется.

В целом можно считать, что отнесение сейсморазведочных профилей шириной до 4 м к нарушенным землям не обосновано, поскольку расстояние между деревьями в спелых насаждениях превышает ширину разрубаемых профилей.

Ключевые слова: Ханты-Мансийский автономный округ – Югра, подзона северной тайги, сейсморазведочные работы, нарушенные земли, лесовосстановление.

OVERGROWTH OF SEISMIC LINES IN THE CONDITIONS OF THE HYLOCOMIOSA FOREST TYPES
IN THE NORTHERN TAIGA SUBZONE

Research article

Morozov A.E.1, Balagurov K.A.2, Zalesov S.V.3, *, Osipenko A.R.4

1 ORCID: 0000-0002-2373-1151;

2 ORCID: 0000-0002-9050-8902;

3 ORCID: 0000-0003-3779-410x;

4 ORCID: 0000-0003-3359-3079;

1, 2, 3, 4 Ural State Forest Engineering University, Yekaterinburg, Russia

* Corresponding author (Zalesovsv[at]m.usfeu.ru)

Abstract

The study conducts an analysis of natural reforestation on seismic lines for a 17-year period in the conditions of the hylocomiosa forest types of the northern taiga subzone of the Khanty-Mansi Autonomous Okrug – Yugra. Based on the materials of 15 test areas, including 525 discount areas with a size of 2 × 2 m, the study found that after 4, 9 and 17 years after the completion of winter seismic exploration, with frozen ground and snow depth of more than 50 cm, an undergrowth on the cut lines from the main forest-forming species has been formed with a total density of 20.8, 26.9 and 23.2 thousand pcs/ha, respectively. At the same time, the number of coniferous undergrowth equivalent to the large undergrowth amounted to: 2.6; 8.3 and 6.0 thousand pcs/ha, including the undergrowth of Siberian pine (Pinus sibirica Du Tour.) 1.6; 5.9 and 4.8 thousand pcs/ha. In accordance with the current regulatory documents, the amount of viable undergrowth of Siberian pine in 4 years after the completion of seismic exploration is a suitable amount to transfer the cut seismic lines to the land covered with forest vegetation. Artificial reforestation and measures to promote natural reforestation are not required.

In general, the assignment of seismic lines with a width of up to 4 m to disturbed lands сannot be warranted, since the distance between trees in mature stands exceeds the width of the cut lines.

Keywords: Khanty-Mansi Autonomous Okrug-Yugra, northern taiga subzone, seismic exploration, disturbed land, reforestation.

Введение

Добыча углеводородного сырья невозможна без предварительной разведки месторождений. При этом одним из наиболее эффективных способов является сейсморазведка. При ее проведении на изучаемой территории создается сетка из узких просек – сейсмопрофилей шириной, как правило, до 4 м. После проведения сейсморазведочных работ площадь сейсмопрофилей относится к нарушенным землям и в соответствии с действующими нормативными документами нуждается в рекультивации. В настоящее время рекультивация нарушенных земель является одной из актуальнейших и значимых экологических проблем. Разработаны рекомендации по рекультивации золоотвалов [1], [2], отвалов обогащения бедных руд на месторождениях полезных ископаемых [3], [4], сухоройных карьеров [5], [6], участков, подверженных интенсивному воздействию промышленных поллютантов [7], [8], и т.д. Имеются публикации по рекультивации нарушенных земель в результате разлива нефти [9], [10] и других земель, нарушенных в процессе нефтегазодобычи [11], [12], [13]. Однако многие вопросы рекультивации нарушенных земель остаются нерешенными [14], [15], а работ, посвященных вопросам рекультивации сейсморазведочных профилей, в научной литературе нами не обнаружено.

Цель, объекты и методика исследований

Цель исследований заключается в установлении динамики накопления подроста на сейсморазведочных профилях и разработка на этой основе мероприятий по их лесовосстановлению.

Объектом исследований служили сейсморазведочные профили шириной до 4 м, которые были проложены в процессе сейсморазведочных работ 4, 9 и 17 лет назад. Сетка прокладки сейсмопрофилей формирует квадраты со сторонами 300-400 м в направлении с севера на юг и с запада на восток. Профили прокладывались в зимний период при промерзшем почвогрунте и глубине снежного покрова более 0,5 м. На каждом профиле через 50 м закладывались скважины пунктов возбуждения глубиной 13-15 м, а в местах пересечения профилей – скважины микросейсмокаротажа глубиной 25 м. Диаметр скважин составлял 15 см. Работы производились в зимний период, а выбуренная порода после сбора сейсмоданных помещалась обратно в скважины.

Сейсморазведочные работы проводились в лесном фонде Нижневартовского лесничества Департамента природных ресурсов и несырьевого сектора экономики Ханты-Мансийского автономного округа – Югры (ХМАО – Югры), переданном в краткосрочную аренду для проведения сейсморазведочных работ. Территория района исследований относится к Западно-Сибирскому северо-таежному равнинному лесному району. Насаждения района представлены хвойными и мягколиственными древостоями. Исследования проводились в насаждениях зеленомошной группы типов леса.

В процессе проведенного исследования было заложено 15 пробных площадей (ПП) по пять ПП на сейсморазведочных профилях, разрубленных 4, 9 и 17 лет назад. Каждая ПП включала по 25-40 учетных площадок размером 2 × 2 м. Учетные площадки закладывались вдоль сейсмопрофиля через равные расстояния. На каждой из учетных площадок производился перечет подроста в соответствии с рекомендациями апробированных методик [16], [17]. При этом весь подрост делился по видам, жизнеспособности и группам высот. Кроме того, устанавливался показатель встречаемости подроста, как отношение количества учетных площадок с наличием подроста хвойных пород к общему количеству, заложенных учетных площадок [19].

В камеральных условиях устанавливалась густота подроста в пересчете на крупный с использованием коэффициентов перевода: 0,5 для мелкого (до 0,5 м), 0,8 для среднего (0,5-1,5 м) и 1,0 для крупного (выше 1,5 м). Все полученные данные пересчитывались на 1 га с последующим установлением обеспеченности подростом в сравнении с данными, указанными в нормативных документах [18].

Результаты исследований и их обсуждение

Выполненные исследования показали, что сейсморазведочные работы проводились в смешанных хвойных и мягколиственных насаждениях. Усредненная таксационная характеристика древостоев по данным лесоустроительных материалов приведена в таблице 1.

Материалы табл. 1 свидетельствуют о высоком среднем возрасте древостоев и наличии в их составе сосны сибирской (Pinus sibirica Du Tour.). Особо следует отметить, что 94% общей площади, переданной в аренду под сейсморазведку, приходится на покрытые лесной растительностью земли и 4,7% на болота.

Как было отмечено в методике работ, давность прокладки сейсморазведочных профилей составляла 4, 9 и 17 лет. При этом разрубка профилей и сейсморазведочные работы проводились в зимний период, что позволило максимально сохранить лесную подстилку и живой напочвенный покров.

Таблица 1 – Усредненная таксационная характеристика древостоев до проведения сейсморазведочных работ

Преобла-дающая порода Средние таксационные показатели древостоев
возраст, лет класс бонитета отно-сительная полнота Запас, м3/га средний прирост по запасу, м3/га состав
покрытых лесной расти-тельностью спелых и перестойных
Хозяйство – хвойное
Кедр 150 IV 0,5 186 1,2 4К2Е2С1Б1Ос
Ель 141 V 0,5 133 136 0,9 4Е2К1С3Б
Сосна 118 Va 0,5 94 132 0,8 7С1К2Б
Хозяйство – мягколиственное
Береза 67 IV 0,6 76 105 1,1 6Б2Ос1К1Е
Осина 70 IV 0,7 90 90 1,8 6Ос3Б1К+Е

 

Здесь и далее: кедр (К) – сосна сибирская (Pinus sibirica Du Tour.); ель (Е) – ель сибирская (Picea obovata Ledeb.); сосна (С) – сосна обыкновенная (Pinus sylvestris L.); пихта (П) – пихта сибирская (Abies sibirica Ledeb.); береза (Б) – береза повислая (Betula pendula Roth.); осина (Ос) – тополь дрожащий (Populus tremula L.).

Содействие лесовосстановлению на сейсморазведочных профилях после завершения сейсморазведочных работ не проводилось, поскольку малая ширина профилей обеспечивала налет семян со стоящих рядом с профилями деревьев.

Данные о количественных показателях подроста в зависимости от давности проведения сейсморазведочных работ приведены в таблице 2.

 

Таблица 2 – Характеристика жизнеспособного подроста на ПП в зависимости
от давности завершения сейсморазведочных работ

Ед. изм. Древесные породы Всего
Хвойные Итого

хвойные

Лиственные Итого

лиственные

С П Е К Б Ос
1 2 3 4 5 6 7 8 9
Объекты сейсморазведки 17-летней давности

Количество подроста

экз./га 1000 967 8067 10034 9000 4133 13133 23167
% 4,3 4,2 34,8 43,3 38,9 17,8 56,7 100
В том числе: высотой до 0,5 м
экз./га 1000 167 5667 6834 6834
% 14,6 25 82,9 100 100
высотой 0,5-1,5 м
экз./га 800 2400 3200 800 800 4000
% 20,0 60,0 80,0 20 20 100
высотой более 1,5 м
экз./га 9000 3333 12333 12333
% 73,0 27,0 100 100
В пересчете на крупный
экз./га 500 724 4754 5978 9000 3973 12973 18951
% 2,6 3,8 25,1 31,5 47,5 21,0 68,5 100
Объекты сейсморазведки 9-летней давности

Количество подроста

экз./га 934 4100 10767 15801 7133 4000 11133 26934
% 3,5 15,2 40,0 58,7 26,5 14,8 41,3 100
В том числе: высотой до 0,5 м
экз./га 667 3833 9167 13667 13667
% 4,9 28,0 67,1 100 100
высотой 0,5-1,5 м
экз./га 367 267 1600 2134 2133 2133 4267
% 6,3 6,9 37,5 50,0 50,0 50,0 100
высотой более 1,5 м
  5000 4000 9000 9000
  55,6 44,4 100 100
В пересчете на крупный
экз./га 297 2130 5864 8291 6706 4000 10706 18997
% 1,5 11,2 30,9 43,6 35,3 21,1 56,4 100
Объекты сейсморазведки 4-летней давности

Количество подроста

экз./га 167 1033 267 3100 4567 2000 14200 16200 20767
% 0,8 5,0 1,3 14,9 22,0 9,6 68,4 78,0 100
В том числе: высотой до 0,5 м
экз./га 167 500 2833 3500 1833 13667 15500 19000
% 0,9 2,6 14,9 18,4 9,7 71,9 81,6 100
высотой 0,5-1,5 м
экз./га 533 267 267 1067 167 533 700 1767
% 30,2 15,1 15,1 60,4 9,5 30,1 39,6 100
В пересчете на крупный
экз./га 84 676 214 1630 2604 1050 7260 8310 10914
% 0,8 6,2 2,0 14,9 23,9 9,6 66,5 76,1 100

 

Материалы табл. 2 наглядно свидетельствуют, что естественное лесовосстановление на сейсморазведочных профилях протекает достаточно успешно. При этом в составе хвойного подроста имеют место сосны обыкновенная и сибирская, ель сибирская и пихта сибирская. Среди мягколиственных пород в подросте встречаются береза повислая и осина. При этом доля мягколиственных пород в составе, формирующегося на сейсморазведочных профилях подроста, в первые 17 лет после проведения сейсморазведочных работ достаточно велика (табл. 3).

Даже спустя 4 года после завершения сейсморазведочных работ общая густота жизнеспособного подроста составляет 20,8 тыс. шт/га. Увеличение количества подроста наблюдается до 9 лет, а затем начинается процесс естественного самоизреживания и общая густота подроста начинает снижаться. Последнее особенно четко проявляется на количестве подроста осины. Если спустя 4 года после завершения сейсморазведочных работ количество подроста осины в пересчете на крупный составляло 7,3 тыс. шт/га, то спустя 17 лет густота подроста в пересчете на крупный составляла 4,0 тыс. шт/га.

 

Таблица 3 – Густота и состав подроста на сейсморазведочных профилях в зависимости от давности сейсморазведочных работ

Давность проведения сейсморазведочных работ, лет Состав

подроста

Общее количество жизнеспособного подроста, шт/га В т.ч. хвойного, шт/га Состав подроста в пересчете на крупный Количество подроста в пересчете на крупный, шт/га В т.ч. хвойного, шт/га
17 3,9Б 9000   4,8Б 9000  
1,8Ос 4133   2,1Ос 3973  
3,5К 8067   2,5К 4754  
0,4С 1000   0,2С 500  
0,4П 967   0,4П 724  
  23167 10034   18951 5978
9 2,6Б 7133   3,5Б 6706  
1,5Ос 4000   2,1Ос 4000  
4,0К 10767   3,1К 5864  
1,5Е 4100   1,1Е 2130  
0,4С 934   0,2С 297  
  26934 15801   18997 8291
4 1,0Б 2000   0,9Б 1050  
6,8Ос 14200   6,7Ос 7260  
1,5К 3100   1,5К 1630  
0,5П 1033   0,6П 676  
0,1Е 267   0,2Е 214  
0,1С 167   0,1С 84  
  20767 4567   10914 2604

 

Наиболее ценной породой в районе исследований является сосна сибирская. Наличие данной породы в составе древостоев объясняет тот факт, что спустя 4 года после завершения сейсморазведочных работ густота подроста сосны сибирской на профилях составляет 3,1 тыс. шт/га, а спустя 9 лет – 10,8 тыс. шт/га.

В правилах лесовосстановления [18] отмечается, что в условиях Западно-Сибирского северо-таежного равнинного лесного района для перевода участка в покрытые лесной растительностью земли необходимо наличие подроста сосны сибирской в количестве 1,7 тыс. шт/га при средней высоте 0,8 м. Данные таблицы 3 наглядно свидетельствуют, что уже спустя 4 года после завершения сейсморазведочных работ густота подроста сосны сибирской составляет 3,1 тыс. шт/га, при этом густота подроста в пересчете на крупный составляет 1,6 тыс. шт/га. Другими словами, лесовосстановление на сейсморазведочных площадях можно признать вполне успешным. Указанные профили не нуждаются в проведении дополнительных мероприятий по лесовосстановлению. Для обеспечения формирования на сейсморазведочных профилях хвойной растительности можно рекомендовать проведение рубок ухода за составом спустя 9 лет после проведения сейсморазведочных работ.

Выводы

  1. Прокладка сейсморазведочных профилей и проведение сейсморазведочных работ не оказывает негативного влияния на экологическую обстановку.
  2. При проведении сейсморазведочных работ в зимний период при наличии снежного покрова и ширине сейсморазведочных профилей не более 4 м они успешно зарастают древесной растительностью и не нуждаются в проведении мероприятий по лесовосстановлению.
  3. Густота жизнеспособного подроста спустя 4 года после завершения сейсморазведочных работ составляет 20,8 тыс. шт/га, в том числе хвойного – 4,6 тыс. шт/га. Спустя 9 лет густота подроста увеличивается до 26,9 тыс. шт/га, в том числе хвойного до 15,8 тыс. шт/га.
  4. В составе подроста высока доля равномерно расположенного подроста сосны сибирской. Однако он представлен преимущественно мелкими экземплярами и для его сохранения необходимо проведение рубок ухода за составом.
Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Залесов С.В. Формирование искусственных насаждений на золоотвале Рефтинской ГРЭС / С.В. Залесов, Е.С. Залесова, А.А. Зверев, А.С. Оплетаев, А.А. Терин // Известия высших учебных заведений. Лесной журнал, 2013. № 2. С. 66-73.
  2. Zalesov S.V. Experiences on Establishment of Scots Pine (Pinus sylvestris L.) Plantation in Ash Dump sites of Reftinskaya Power Plant, Russia / S.V. Zalesov, S. Ayan, E.S. Zalesova, A.S. Opletaev // Alinteri Journal of Agriculture Sciences, 2020, 35(1): xx – xx. Doi: 10 / 28955 / alinterizbd. 696559.
  3. Залесов С.В. Рекультивация нарушенных земель на месторождении тантал-бериллия / С.В. Залесов, Е.С. Залесова, Ю.В. Зарипов, А.С. Оплетаев, О.В. Толкач // Экология и промышленность России. 2018. Т. 22. № 12. С. 63-67.
  4. Залесов С.В. Естественная рекультивация отвала вскрышных пород и отходов обогащения асбестовой руды / С.В. Залесов, Ю.В. Зарпов, Е.С. Залесова // Аграрный вестник Урала, 2017. № 3 (157). С. 35-38.
  5. Зарипов Ю.В. Формирование древесной растительности в выработанных карьерах огнеупорной глины / Ю.В. Зарипов, С.В. Залесов, Р.А. Осипенко // Международный научно-исследовательский журнал. 2020. № 2 (92). Часть 1. С. 83-88. DOI: 10.23670/IRJ. 2020. 92.2.016.
  6. Залесов С.В. Эффективность лесной рекультивации карьера по добыче огнеупорной глины / С.В. Залесов, А.С. Оплетаев, Е.С. Залесова, А.А. Зверев, Е.А. Шумихина // Леса России и хозяйство в них. 2011. Вып. 4 (41). С. 3-10.
  7. Бачурина А.В. Эффективность лесной рекультивации нарушенных земель в зоне влияния медеплавильного производства / А.В. Бачурина, С.В. Залесов, О.В. Толкач // Экология и промышленность России. 2020; 24 (6): 67-71. DOI: 10.18412/1816-0395-2020-6-67-71.
  8. Залесов С.В. Состояние лесных насаждений, подверженных влиянию промышленных поллютантов ЗАО «Карабашмедь» и реакция их компонентов на проведение рубок обновления / С.В. Залесов, А.В. Бачурина, С.В. Бачурина. – Екатеринбург: Урал. гос. лесотехн. ун-т, 2017. – [Электронный ресурс]. – URL: http: // elar.usfeu.ru/handle/123456789/6620. (дата обращения: 12.12.2020)
  9. Чижов Б.Е. Рекультивация нефтезагрязненных земель Ханты-Мансийского автономного округа (практические рекомендации). / Б.Е. Чижов. – Тюмень: Изд-во Тюменского гос. ун-та, 2000. 52 с.
  10. Морозов А.Е. Эффективность применения различных способов рекультивации нефтезагрязненных земель на территории ХМАО-Югры / А.Е. Морозов, С.В. Залесов, Р.В. Морозова // Известия высших учебных заведений. Лесной журнал, 2010. № 5. С. 36-42.
  11. Залесов С.В. Деградация и демутация лесных экосистем в условиях нефтегазодобычи / С.В. Залесов, Н.А. Кряжевских, Н.Я. Крупинин, К.В. Крючков, К.И. Лопатин, В.Н. Луганский, Н.А. Луганский, А.Е. Морозов, И.В. Ставишенко, И.А. Юсупов. Екатеринбург: Урал. гос. лесотехн. ун-т, 2002. Вып. 1. 436 с.
  12. Луганский Н.А. Возврат земель после нефтегазодобычи / Н.А. Луганский, К.И. Лопатин, В.Н. Луганский. Екатеринбург: Урал. гос. лесотехн. ун-т, 2005. 61 с.
  13. Морозов А.Е. Проблемы рекультивации нарушенных земель при нефтегазоразведке / А.Е. Морозов, С.В. Залесов, А.В. Капралов, М.В. Винокуров, В.И. Лобанов, В.Г. Решетников // Вестник Московского гос. ун-та леса. Лесной вестник, 2008. № 3 (60). С. 54-57.
  14. Зарипов Ю.В. Опыт рекультивации различных видов нарушенных земель / Ю.В. Зарипов, Р.А. Осипенко, Е.С. Залесова, С.В. Залесов С.В. // Экобиотех, 2020. Том 3, № 4. С. 621-626. Doi: 10.31163/2618-964х-2020-3-4-621-626.
  15. Аникеев Д.Р. Влияние продуктов сжигания попутного газа при добыче нефти на репродуктивное состояние сосновых древостоев в северотаежной подзоне / Д.Р. Аникеев, И.А. Юсупов, Н.А. Луганский, С.В. Залесов, К.И. Лопатин // Экология. 2006. № 2. С. 122-126.
  16. Данчева А.В. Экологический мониторинг лесных насаждений рекреационного назначения / А.В. Данчева, С.В. Залесов. Екатеринбург: Урал. гос. лесотехн. ун-т, 2015. 152 с.
  17. Бунькова Н.П. Основы фитомониторинга / Н.П. Бунькова, С.В. Залесов, Е.С. Залесова, А.Г. Магасумова, Р.А. Осипенко. Екатеринбург: Урал. гос. лесотехн. ун-т, 2020. 90 с.
  18. Луганский Н.А. Лесоведение и лесоводство. Термины, понятия, определения / Н.А. Луганский, С.В. Залесов, В.Н. Луганский. – Екатеринбург: Урал. гос. лесотехн. ун-т, 2015. 125 с.
  19. Правила лесовосстановления: Утв. приказом Минприроды России от 25.03.2019 г. № 188.

Список литературы на английском языке / Reference in English

  1. Zalesov S.V. Formirovanie iskusstvennyh nasazhdenij na zolootvale Reftinskoj GRJeS [Formation of artificial plantations at the ash dump of Reftinskaya SDPP] / S.V. Zalesov, E.S. Zalesova, A.A. Zverev, A.S. Opletaev, A.A. Terin // Izvestija vysshih uchebnyh zavedenij. Lesnoj zhurnal [News of higher educational institutions. Forest Journal], 2013. No. 2. P. 66-73. [in Russian]
  2. Zalesov S.V. Experiences on Establishment of Scots Pine (Pinus sylvestris L.) Plantation in Ash Dump sites of Reftinskaya Power Plant, Russia / S.V. Zalesov, S. Ayan, E.S. Zalesova, A.S. Opletaev // Alinteri Journal of Agriculture Sciences, 2020, 35(1): xx – xx. Doi: 10 / 28955 / alinterizbd. 696559.
  3. Zalesov S.V. Rekul’tivacija narushennyh zemel’ na mestorozhdenii tantal-berillija [Reclamation of disturbed lands at the tantalum-beryllium deposit] / S.V. Zalesov, E.S. Zalesova, Yu.V. Zaripov, A.S. Opletaev, O. V. Pusher // Jekologija i promyshlennost’ Rossii [Ecology and Industry of Russia]. 2018.Vol. 22. No. 12.P. 63-67. [in Russian]
  4. Zalesov S.V. Estestvennaja rekul’tivacija otvala vskryshnyh porod i othodov obogashhenija asbestovoj rudy [Natural recultivation of overburden dump and waste of asbestos ore dressing] / S.V. Zalesov, Yu.V. Zarpov, E.S. Zalesova // Agrarnyj vestnik Urala [Agrarian Bulletin of the Urals], 2017. No. 3 (157). P. 35-38. [in Russian]
  5. Zaripov Yu.V. Formirovanie drevesnoj rastitel’nosti v vyrabotannyh kar’erah ogneupornoj gliny [Formation of woody vegetation in open-pit mines of refractory clay] / Yu.V. Zaripov S.V. Zalesov, R.A. Osipenko // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel’skij zhurnal [International research journal]. 2020. No. 2 (92). Part 1. P. 83-88. [in Russian]
  6. Zalesov S.V. Jeffektivnost’ lesnoj rekul’tivacii kar’era po dobyche ogneupornoj gliny [Efficiency of forest recultivation of a quarry for mining refractory clay] / S.V. Zalesov, A.S. Opletaev, E.S. Zalesova, A.A. Zverev, E.A. Shumikhina // Lesa Rossii i hozjajstvo v nih [Forests of Russia and the economy in them]. 2011. Issue. 4 (41). P. 3-10. [in Russian]
  7. Bachurina A.V. Jeffektivnost’ lesnoj rekul’tivacii narushennyh zemel’ v zone vlijanija medeplavil’nogo proizvodstva [Efficiency of forest reclamation of disturbed lands in the zone of influence of copper smelting production] / A.V. Bachurina, S.V. Zalesov, O. V. Pusher // Jekologija i promyshlennost’ Rossii [Ecology and Industry of Russia]. 2020; 24 (6): 67-71. DOI: 10.18412/1816-0395-2020-6-67-71. [in Russian]
  8. Zalesov S.V. Sostojanie lesnyh nasazhdenij, podverzhennyh vlijaniju promyshlennyh polljutantov ZAO «Karabashmed’» i reakcija ih komponentov na provedenie rubok obnovlenija [State of forest plantations exposed to the influence of industrial pollutants of CJSC “Karabashmed” and the reaction of their components to renewal felling] / S.V. Zalesov, A.V. Bachurina, S.V. Bachurin. – Yekaterinburg: Ural. state forestry engineering. un-t, 2017. – [Electronic resource]. – URL: http://elar.usfeu.ru/handle/123456789/6620. (accessed: 12.12.2020) [in Russian]
  9. Chizhov B.E. Rekul’tivacija neftezagrjaznennyh zemel’ Hanty-Mansijskogo avtonomnogo okruga (prakticheskie rekomendacii) [Reclamation of oil-contaminated lands of the Khanty-Mansiysk Autonomous Okrug (practical recommendations)]. / B.E. Chizhov. – Tyumen: Publishing house of the Tyumen state. University, 2000.52 p. [in Russian]
  10. Morozov A.E. Jeffektivnost’ primenenija razlichnyh sposobov rekul’tivacii neftezagrjaznennyh zemel’ na territorii HMAO-Jugry [The effectiveness of the use of various methods of remediation of oil-contaminated lands on the territory of KhMAO-Yugra] / Morozov, S.V. Zalesov, R.V. Morozova // Izvestija vysshih uchebnyh zavedenij. Lesnoj zhurnal [News of higher educational institutions. Forest Journal], 2010. No. 5. P. 36-42. [in Russian]
  11. Zalesov S.V. Degradacija i demutacija lesnyh jekosistem v uslovijah neftegazodobychi [Degradation and Demutation of Forest Ecosystems in Oil and Gas Production Conditions] / S.V. Zalesov, N.A. Kryazhevskikh, N. Ya. Krupinin, K.V. Kryuchkov, K.I. Lopatin, V.N. Lugansky, N.A. Lugansky, A.E. Morozov, I. V. Stavishenko, I.A. Yusupov. Yekaterinburg: Ural. state forestry engineering. un-t, 2002. Issue. 1.436 p. [in Russian]
  12. Lugansky N.A. Vozvrat zemel’ posle neftegazodobychi [Return of land after oil and gas production] / N.A. Lugansky, K.I. Lopatin, V.N. Lugansky. Yekaterinburg: Ural. state forestry engineering. un-t, 2005.61 p. [in Russian]
  13. Morozov A.E. Problemy rekul’tivacii narushennyh zemel’ pri neftegazorazvedke [Problems of recultivation of disturbed lands during oil and gas exploration] / A.E. Morozov, S.V. Zalesov, A.V. Kapralov, M.V. Vinokurov, V.I. Lobanov, V.G. Reshetnikov // Bulletin of the Moscow State. un-that forest. Lesnoy Vestnik, 2008. No. 3 (60). P. 54-57. [in Russian]
  14. Zaripov Yu.V. Opyt rekul’tivacii razlichnyh vidov narushennyh zemel’ [Experience in reclamation of various types of disturbed lands] / Yu.V. Zaripov, R.A. Osipenko, E.S. Zalesova, S.V. Zalesov S.V. // Jekobioteh [Ecobiotech], 2020. Volume 3, No. 4. P. 621-626. [in Russian]
  15. Anikeev D.R. Vlijanie produktov szhiganija poputnogo gaza pri dobyche nefti na reproduktivnoe sostojanie sosnovyh drevostoev v severotaezhnoj podzone [Influence of products of associated gas combustion during oil production on the reproductive state of pine stands in the northern taiga subzone] / D.R. Anikeev, I.A. Yusupov, N.A. Lugansky, S.V. Zalesov, K.I. Lopatin // Jekologija [Ecology]. 2006. No. 2. P. 122-126. [in Russian]
  16. Dancheva A.V. Jekologicheskij monitoring lesnyh nasazhdenij rekreacionnogo naznachenija [Ecological monitoring of recreational forest plantations] / A.V. Dancheva, S.V. Zalesov. Yekaterinburg: Ural. state forestry engineering. un-t, 2015. 152 p. [in Russian]
  17. Bunkova N.P. Osnovy fitomonitoringa [Fundamentals of phtomonitoring] / N.P. Bunkova, S.V. Zalesov, E.S. Zalesova, A.G. Magasumova, R.A. Osipenko. Yekaterinburg: Ural. state forestry engineering. un-t, 2020.90 p. [in Russian]
  18. Lugansky N.A. Lesovedenie i lesovodstvo. Terminy, ponjatija, opredelenija [Forestry and forestry. Terms, concepts, definitions] / N.A. Lugansky, S.V. Zalesov, V.N. Lugansky. – Yekaterinburg: Ural. state forestry engineering. un-t, 2015. 125 p. [in Russian]19. Pravila lesovosstanovlenija [Rules for reforestation]: Approved. by order of the Ministry of Natural Resources of Russia dated March 25, 2019 No. 188. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.