Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.43.102

Скачать PDF ( ) Страницы: 104-106 Выпуск: № 1 (43) Часть 4 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Андрамонов Д. К. ФЕНОМЕНЫ КОНФОРМИЗМА И НОНКОНФОРМИЗМА В КОНТЕКСТЕ «КРИТИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ» / Д. К. Андрамонов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 1 (43) Часть 4. — С. 104—106. — URL: http://research-journal.org/social/fenomeny-konformizma-i-nonkonformizma-v-kontekste-kriticheskoj-teorii/ (дата обращения: 29.04.2017. ). doi: 10.18454/IRJ.2016.43.102
Андрамонов Д. К. ФЕНОМЕНЫ КОНФОРМИЗМА И НОНКОНФОРМИЗМА В КОНТЕКСТЕ «КРИТИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ» / Д. К. Андрамонов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 1 (43) Часть 4. — С. 104—106. doi: 10.18454/IRJ.2016.43.102

Импортировать


ФЕНОМЕНЫ КОНФОРМИЗМА И НОНКОНФОРМИЗМА В КОНТЕКСТЕ «КРИТИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ»

Андрамонов Д.К.

Самарский институт повышения квалификации и переподготовки работников образования

ФЕНОМЕНЫ КОНФОРМИЗМА И НОНКОНФОРМИЗМА В КОНТЕКСТЕ «КРИТИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ»

Аннотация

В статье представлены различные концепции дихотомии конформизм/нонконформизм в теоретических построениях представителей франкфуртской социологической школы («критическая теория»). Конформизм и нонконформизм рассматриваются на уровне стратегии как две противоположные тенденции социального и политического поведения. Отображается эта противоположность в терминах идеологии (как концепции «ложного сознания»), власти и отчуждения.

Ключевые слова: конформизм, нонконформизм, массовое общество, критическая теория, идеология, отчуждение.

Andramonov D.K.

Samara Regional Institute of Improvement of Professional Skill and Retraining of Education Workers

PHENOMENA OF CONFORMISM AND NON-CONFORMISM UN THE CONTEXT OF «CRITICAL THEORY»

Abstract

Different conceptions of conformism/non-conformism dichotomy in theoretical constructs of Frankfurt Sociological School («critical theory») are presented in the following article. Conformism and non-conformism are considered on the level of the strategy as two opposite trends of social and political behavior. This opposition is reflected in ideology terms (as a conception of «false consciousness») and in terms of power and subtraction.

Keywords: conformism, non-conformism, mass society, critical theory, ideology, subtraction.

 

 «Критическая теория» представляет собой совокупность междисциплинарных подходов к анализу общества и культуры, общим моментом для которых является оценка негативных сторон социокультурной реальности в духе «диагноза современности», и явная или неявная политическая ангажированность исследователя. Сам термин отсылает нас к деятельности основателей франкфуртской социологической школы Т. Адорно и М. Хоркхаймера. В контексте данной статьи под «критической теорией» мы будем понимать весь комплекс идей авторов, близких данному направлению мысли. Роль базовых социальных категорий, используемых в критической теории, играют массы, массовое общество и массовая культура. Кроме того, франкфуртцы часто прибегают к марксистской терминологии: «отчуждение», «идеология», «ложное сознание», «эксплуатация» и т.д. Используя язык Маркса, «критическая теория» описывает уже далеко не марксистскую реальность, а современное постиндустриальное общество. Впрочем, доминирующей идеей франкфуртцев остается разоблачение идеологии капиталистического строя.

Феномен конформизма играет существенную роль в теоретических моделях критической теории. Франкфуртские социологи рассматривают конформизм как негативное явление и описывают его через термины «идеологии» и «отчуждения». С точки зрения Адорно и Хоркхаймера, к состоянию всеобщего отчуждения привели неконтролируемый рост производства ималоконтролируемые последствия технического прогресса, что порождает «самоотчуждение» индивидов, вынужденных и телесно и духовно формировать себя в соответствии с мерками технической аппаратуры».[1, С. 46]. Конформизм как поведенческая тактика является следствием этого вынужденного самоотчуждения. «К конформизму вынуждают конкретные условия труда в обществе, а не сознательные воздействия, способные лишь добавочно оглуплять угнетенных и отвращать их от истины». [Там же С. 54] Адорно и Хоркхаймер осуществляют весьма категоричную критику буржуазной власти как тотализирующего все общество принципа — «Эта сила «тотального», выступает одним из основных инструментов манипуляции и «производства сознания» [2, С. 210]. Заметим, что в их программном труде «Диалектики Просвещения» термин «нонконформизм» не фигурирует, но сама риторика, на наш взгляд, имеет нонконформистскую окраску.

Развивая идеи Адорно и Хоркхаймера, Герберт Маркузе прибегает к созданию концепта «одномерного общества», по сути общества тоталитарного типа. Он отмечает, что уже к началу Первой мировой войны техническая рациональность играла все большую роль в социальных процессах. Именно стремление к унификации общественно-политического пространства породило тоталитаризм как общеевропейскую норму. Маркузе и Адорно видели тоталитарные тенденции не только в фашистском и коммунистических режимах, но и в западном либерально-демократическом обществе. Такой взгляд основан на специфическом понимании «тоталитарного», которое «…здесь означает не только террористическое политическое координирование общества, но также не террористическое экономико-техническое координирование, осуществляемое за счет манипуляции потребностями посредством имущественных прав» [4, С. 4]. Расширяя объем понятия «тоталитарного», Маркузе указывает, что «тоталитаризму способствует не только специфическая форма правительства или правящей партии, но также специфическая система производства и распределения, которая вполне может быть совместимой с «плюрализмом» партий, прессы, «соперничающих сил» и т. п.» [Там же]. Исходя из этого, условно можно выделить две обозначенные Маркузе формы тоталитарно-репрессивной организации: явную и неявную. Фашизм и коммунизм относятся к первой, в то время как либерально-демократический режим ко второй. В известной книге «Одномерный человек» (1964) под «одномерностью» Маркузе понимает конформизм как склонность каждого из членов современного общества некритически следовать за большинством Более того, либеральное общество, с точки зрения Маркузе, есть «общество без оппозиции». Согласно его мнению, нонконформизм как форма социального поведения там практически невозможен в силу самого характера общества, в котором «сводится на нет» внутреннее измерение сознания за счет подавления его критических функций. [4, С. 8]. Тем не менее, Маркузе предполагает наличие таких общественных сил, которые могли бы изменить социальную ситуацию коренным образом. В «одномерном человеке» он высказывает две противоречащие друг другу гипотезы: «(1) что развитое индустриальное общество обладает способностью сдерживать качественные перемены в поддающемся предвидению будущем; (2) что существуют силы и тенденции, которые могут положить конец этому сдерживанию и взорвать общество»[9, С. XVIII]. То сеть, «общество без оппозиции» не является таким уж безнадежно конформистским.

Феномен конформизма занимает центральное место в творчестве еще одного представителя франкфуртской социологической школы и неофрейдизма — Э. Фромма. Будучи психоаналитиком, Э. Фромм обращает внимание на следующую тенденцию в психоаналитических практиках современного ему общества, которая «наглядно стала проявляться как в акцентировании внимания многих психоаналитиков на проблемах адаптации человека к существующим условиям жизни, так и в определении психического здоровья с точки зрения способности индивида адаптироваться к нормам и требованиям общества» [3, С. 9]. Фромм критикует классический психоанализ за эти адаптивные, в его интерпретации – конформистские задачи. Разумеется, критика нацелена в сторону общества, которое порождает болезненную зависимость личности от коллективного одобрения. С точки зрения Фромма, личность в такой ситуации подвергают сильному давлению, что не способствует развитию «желаемых качеств». Фромм – наиболее яростный противник существующих общественных порядков, при этом в отличие от остальных мыслителей, чьи идеи мы отнесли к «критическому» дискурсу, Фромм убежден в возможности осуществления социальной альтернативы. Он, наблюдая «ложное сознание» западного общества, порочность системы усматривает прежде всего в идеологии, влиянию которой подвержена и наука: «Нетрудно понять, почему социальные науки никогда не ставили в центр своего внимания вопрос об оптимальных условиях, необходимых для развертывания личности. К сожалению, за редким исключением, обществоведы выступают как апологеты, а не как критики существующей социальной системы. Это связано с тем, что (в отличие от точных наук) результаты социальных исследований почти не имеют значения для функционирования общественной системы. Даже напротив, ошибочные результаты и поверхностные выводы часто бывают гораздо желательнее (для реализации идеологических задач), чем правда, которая всегда является своего рода «динамитом», угрозой существующему status quo» [7, С. 236]. Конформизм Фромм-психолог рассматривает в качестве следствия поражения личности перед давлением общества, как один из психологических механизмов «бегства от свободы», который в современном обществе стал основным способом воспроизводства социального. «Именно этот механизм является спасительным решением для большинства нормальных индивидов в современном обществе. Коротко говоря, индивид перестает быть собой; он полностью усваивает тип личности, предлагаемый ему общепринятым шаблоном, и становится точно таким же, как все остальные, и таким, каким они хотят его видеть. Исчезает различие между собственным «я» и окружающим миром, а вместе с тем и осознанный страх перед одиночеством и бессилием». [6, С. 182]. Негативные черты общества Фромм усматривал в экономической организации западных стран. Подобно Марксу он полагал, что капитализм в конечном итоге приводит к отчуждению не только в экономическом, но и в психосоциальном смысле. Социальную и индивидуальную альтернативу Фромм видел в необходимости развития в структуре личности таких качеств, как автономия и независимость. В итоге должен был получится нонконформистский (в смысле автономный) по отношению к status quo и гармоничный во всех отношениях человек, осознающий к тому же свои «истинные потребности». Ориентация на обладание, характерная для капиталистического общества должна быть заменена ориентацией на бытие, о чем Фромм писал в книге «Иметь или быть?» (1976)[См. 8]. Похожие взгляды можно обнаружить в творчестве американского социолога Д. Рисмена. Он также указывает на высокую степень конформности и отчуждения в современном обществе, при этом, выделяя в качестве особого социального типа «автономную» личность, то есть личность, неподверженную массовой конформности. [5, С. 122].

Итак, дискурс феноменов конформизма/нонконформизма, который формирует «критическая теория» (назовем этот дискурс — критическим), во-первых, отличается от других социально-теоретических и социально-философских дискурсов более радикальной постановкой проблемы власти. Но отношения господства и подчинения в данном случае рассматриваются через понятия «идеология», «гегемония», «ложного сознание», «массовое общество».В этом контексте конформизм представляет собой следствие навязывания субъекту определенный тип ценностно-нормативных установок. Критический дискурс анализа явлений конформизма/нонконформизма в таком случае явно имеет «левую» политическую ангажированность и предстает в виде «диагноза современности». Другими словами – здесь критика имеет конкретного референта в современных формах общественно-политической организации. Итак, мы можем констатировать наличие прямой аксиологической посылки, согласно которой практически любая современная форма социального порядка репрессивна, а, следовательно, практически любая форма противостояния ему служит делу эмансипации. Конформизм и нонконформизм в рамках критической теории рассматриваются в качестве двух разнонаправленных тенденций, разнонаправленность их имеет стратегический характер, но в отличие от привычной и традиционной точки зрения именно конформизм представляет собой иррациональный и социально-безответственный тип поведения. Следуя этой логике, нонконформизм оказывается таким типом социального поведения, основания которого связаны со свободой личности. Таким образом, нонконформизм в контексте критической теории несет в себе противоположную конформизму положительную аксиологическую посылку.

Литература

  1. Адорно. Т. Хоркхаймер. М. Диалектика Просвещения. М.: Медиум, 1997 — 312 с.
  2. Жукоцкая А.В. Феномен идеологии. Самара: 2009. 272 с.
  3. Лейбин В. Предисловие/ Фромм Э. Гуманистический психоанализ. СПб.: Питер, 2002, 544 с. С.9
  4. Маркузе Г. Одномерный человек. М.: «REFL-book», 1994, 368 с.
  5. Рисмен Д. Некоторые типы характера и общество. // Социс, 1993, № 3. С. 121 – 129
  6. Фромм Э. Бегство от свободы. М.: Аст: Астрель 2012, 284 с.
  7. Фромм Э. Гуманистический психоанализ. СПб.: Питер, 2002, 544 с.
  8. Фромм Э. Иметь или быть? Ради любви к жизни. М.: Айрис-пресс 2004, 384 с.
  9. Юдин А. Введение: Общество без оппозиции/ Маркузе Г. Одномерный человек М.: «REFL-book», 1994, X – XXI c.

References

  1. Adorno. T. Horkhajmer. M. Dialektika Prosveshhenija. M.: Medium, 1997 — 312 s.
  2. Zhukockaja A.V. Fenomen ideologii. Samara: 2009. 272 s.
  3. Lejbin V. Predislovie/ Fromm Je. Gumanisticheskij psihoanaliz. SPb.: Piter, 2002, 544 s. S.9
  4. Markuze G. Odnomernyj chelovek. M.: «REFL-book», 1994, 368 s.
  5. Rismen D. Nekotorye tipy haraktera i obshhestvo. // Socis, 1993, № 3. S. 121 – 129
  6. Fromm Je. Begstvo ot svobody. M.: Ast: Astrel’ 2012, 284 s.
  7. Fromm Je. Gumanisticheskij psihoanaliz. SPb.: Piter, 2002, 544 s.
  8. Fromm Je. Imet’ ili byt’? Radi ljubvi k zhizni. M.: Ajris-press 2004, 384 s.
  9. Judin A. Vvedenie: Obshhestvo bez oppozicii/ Markuze G. Odnomernyj chelovek M.: «REFL-book», 1994, X – XXI c.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.