Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.57.093

Скачать PDF ( ) Страницы: 116-122 Выпуск: № 03 (57) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Маралов В. Г. СПОКОЙНАЯ ЖИЗНЬ ИЛИ РАЗНООБРАЗИЕ И ИЗМЕНЕНИЯ: ХАРАКТЕРИСТИКА ДВУХ ЖИЗЕННЫХ ОРИЕНТАЦИЙ СТУДЕНТОВ / В. Г. Маралов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 03 (57) Часть 1. — С. 116—122. — URL: http://research-journal.org/psycology/spokojnaya-zhizn-ili-raznoobrazie-i-izmeneniya-xarakteristika-dvux-zhizennyx-orientacij-studentov/ (дата обращения: 25.04.2017. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.57.093
Маралов В. Г. СПОКОЙНАЯ ЖИЗНЬ ИЛИ РАЗНООБРАЗИЕ И ИЗМЕНЕНИЯ: ХАРАКТЕРИСТИКА ДВУХ ЖИЗЕННЫХ ОРИЕНТАЦИЙ СТУДЕНТОВ / В. Г. Маралов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 03 (57) Часть 1. — С. 116—122. doi: 10.23670/IRJ.2017.57.093

Импортировать


СПОКОЙНАЯ ЖИЗНЬ ИЛИ РАЗНООБРАЗИЕ И ИЗМЕНЕНИЯ: ХАРАКТЕРИСТИКА ДВУХ ЖИЗЕННЫХ ОРИЕНТАЦИЙ СТУДЕНТОВ

Маралов В.Г.

ORCID: 0000-0002-9627-2304, Доктор психологических наук, Череповецкий государственный университет

СПОКОЙНАЯ   ЖИЗНЬ ИЛИ  РАЗНООБРАЗИЕ И ИЗМЕНЕНИЯ: ХАРАКТЕРИСТИКА ДВУХ ЖИЗЕННЫХ ОРИЕНТАЦИЙ  СТУДЕНТОВ

Аннотация

Статья посвящена исследованию двух жизненных ориентаций: ориентации на спокойную стабильную и безопасную жизнь, и ориентации на постоянный поиск, разнообразие и изменения. Актуальность проблемы обусловлена значимостью жизненных ориентаций в построении человеком своего жизненного пути. Было сделано предположение о том, что ориентации на стабильность, безопасность или постоянные изменения будут определяться уровнем выраженности потребностей в безопасности, мотивацией достижения успеха и избегания неудач, готовностью к риску, а также базовыми личностными характеристиками (экстраверсия-интроверсия и др.). В качестве конкретных методик исследования использовались тесты Майерс-Бригс, Элерса, Шуберта, авторские опросники по выявлению потребностей в безопасности и отношения людей к опасностям и др.  В исследовании приняли участие 112 студентов Череповецкого государственного университета. В результате была дана психологическая характеристика  двух типов ориентаций студентов на стабильность или изменения в жизни, а также ориентации, в которой сочетаются и стремление к стабильности и безопасности, и к изменениям. Подученные результаты могут быть использованы в процессе подготовки педагогических и психологических кадров, а также в деятельности психологической службы вузов.

Ключевые слова: жизненные ориентации; базовые личностные характеристики; мотивация достижения успеха и избегания неудачи; готовность к риску; потребности в безопасности; отношение к опасностям; саморазвитие.

Maralov V.G. 

ORCID: 0000-0002-9627-2304, PhD in Psychology, Cherepovets state university

QUIET LIFE OR DIVERSITY AND CHANGES: CHARACTERISTICS OF TWO LIFE ORIENTATIONS OF STUDENTS

Abstract

The article investigates two life orientations: focus on a quiet secure and stable life, and focus on a constant search, diversity and changes. This problem is relevant due to the significance of life orientation in forming of a man’s way of living. The authors suggest that a focus on stability, security, or permanent changes is determined by the level of security needs, motivation in achieving success and avoiding failure, risk appetite, as well as the basic personal characteristics (extroversion-introversion, and others). The authors used specific methods of research: Myers-Briggs test, Ehlers test, Schubert test, and own checklists in order to identify the need in security and attitudes of people to danger. 112 students of Cherepovets State University took part in the study. As a result, it has been given a psychological characteristic of two types of student attitudes on stability or changes in life and orientations, which combine a pursuance of both stability (and security), and changes. The obtained results can be used in the preparation of pedagogical and psychological training, as well as in the activities of the psychological service of universities.

Keywords: life orientation; basic personal characteristics; motivation to achieve success and avoid failure; risk appetite; security needs; relation to hazards; self-development.

Введение. Каждый человек по своему выстраивает свой жизненный путь, преодолевает трудности и препятствия. Психологами давно замечено, что выбор траектории этого движения во многом определяется жизненными ориентациями, под которыми понимают  совокупность ценностей, интегрированных личностью применительно к собственной жизни. Известно, что для одних людей  значимость приобретают собственные достижения, для других – признание, для третьих —  семья и т.п.

Особое внимание учеными уделяется ориентациям, связанным с обеспечением безопасности. Еще в рамках гуманистического психоанализа было замечено, что в качестве ведущего противоречия, обусловливающего способы построения жизни, выступает  противоречие между стремлением к безопасности и удовлетворением многочисленных потребностей человека. Согласно К. Хорни [13], это противоречие разрешается путем выбора одного из путей взаимодействия с социальным окружением: движения к людям, движения против людей, движения от людей. По Э. Фромму [12] – посредством выбора одного из возможных путей  «бегства от свободы»: авторитаризма, деструктивности, автоматического конформизма, наконец, приобретения опыта позитивной свободы.

В современных исследованиях предпринимается попытка дальнейшего исследования этой проблемы. В частности А. А. Грачев [1] выделяет три типа жизненных ориентаций: дефицитарную ориентацию, ориентацию на самореализацию и духовную ориентацию. Эти ориентации конкретное свое выражение находят в ориентациях на: безопасность,  влияние,  принятие другими,  признание, самореализацию, служение, ответственность и взаимопомощь. Е. Ю. Коржова [2] в зависимости от доминирующих жизненных ориентаций описывает 4 типа людей. Это типы  преобразователя, потребителя, пользователя и гармонизатора.

С позиций рассматриваемой проблемы особую значимость приобретают работы, в которых предпринимается попытка вычленить ориентации на стабильность, безопасность и активное преобразование, изменение жизни, связанное с риском. Здесь, прежде всего, хотелось бы обратить внимание на исследования В. А. Петровского [7], который выделил и охарактеризовал  две тенденции реагирования людей при встрече с опасностями: стремление избегать опасностей и движение навстречу опасностям. Реакция избегания обусловлена врожденными защитными, индивидуально-приобретенными и ценностно-обусловленными механизмами.  Реакция движения к опасности также может быть детерминирована врожденными ориентировочными реакциями, «жаждой острых ощущений» и ценностно-обусловленным стремлением к опасности. С. Т. Посохова [9], характеризуя процессы адаптации личности, выделяет две стратегии адаптации: стратегию самораскрытия и стратегию самосохранения. Стратегия самораскрытия — это стратегия преобразования себя, условий, прежнего образа жизни. Стратегия самосохранения обусловлена стремлением к безопасности, сохранением в неизменном виде сложившегося образа жизни,  боязнью взять на себя ответственность за принятие рискованных решений.

Таким образом, современные исследования показывают, что жизненные ориентации человека многообразны, они могут анализироваться с различных позиций. Если рассматривать их с позиций безопасности, то можно выделить два типа жизненных ориентаций: ориентацию на стабильность и безопасность жизни, и ориентацию на изменения, преобразование себя, своего образа жизни и окружения. В соответствии с этим возникает вопрос, почему  одни люди ориентированы на стабильность, безопасность, комфортные условия существования, а другие, наоборот, стремятся к изменениям, разнообразию жизни, несмотря на возможные трудности и опасности?

Непосредственным поводом для организации предлагаемого в настоящей статье исследования послужила дискуссия, которая «разгорелась» в одной из студенческих групп, где автор вел занятия по курсу «Психология личности». На обсуждение был поставлен вопрос: «Откажитесь ли вы, ради своей безопасности и безопасности близких людей от своих жизненных целей, карьеры и личностного роста».  Студенты спонтанно  разделились на две группы. Одна группа доказывала, что в жизни главное спокойствие, безопасность, семья, любовь близких людей, стабильная работа, пусть и не очень высоко оплачиваемая. Другая группа была явно ориентирована на изменения, карьеру, личностный рост и достижения.

Итак, цель настоящего исследования состояла в выявлении роли мотивационных и личностных факторов в формировании ориентаций на безопасность, стабильность или изменчивость жизни. Было сделано предположение о том, что ориентация на стабильность, безопасность или постоянные изменения и преобразование будет определяться уровнем выраженности потребностей в безопасности, мотивацией достижения успеха и избегания неудач, готовностью к риску, а также  некоторыми базовыми личностными характеристиками, например, экстраверсией-интроверсией.

Методы исследования. С целью выявления ориентации студентов на стабильность или изменчивость жизни нами использовалась следующая процедура. Студентов просили оценить в 10-балльной шкале, свои жизненные устремления: «Чего вы хотите в жизни: власти, признания, денег, высоких достижений, любви близких, спокойной жизни и стабильности, постоянного саморазвития?». В контексте заявленной проблемы особо нас интересовала реакция испытуемых на уровень выраженности устремленности к спокойной и стабильной жизни.

Личностные особенности студентов изучались с помощью теста Майерс-Бригс [11], который дает возможность выявить некоторые базовые характеристики  личности, выделенные К. Г. Юнгом. Отношение студентов к опасностям, а также  уровень выраженности потребностей в переживании чувства опасности, чувства безопасности, обеспечения безопасности исследовалось с помощью разработанных нами специальных опросников [3; 4; 5]. Готовность личности к риску изучалась с помощью теста Шуберта [10], мотивация достижения успеха и избегания неудачи – посредством тестов Элерса [8]. В исследовании приняли участие 112 студентов направления «Психология» и специальности «Психология служебной деятельности» Череповецкого государственного университета (средний возраст – 20 лет).

Результаты. Обратимся к основным результатам исследования. Прежде всего, дадим характеристику выборки испытуемым по всем исследуемым параметрам. Жизненные устремления студентов отражены в таблице 1.

Таблица 1 — Жизненные устремления студентов (%)

 

Уровень

Жизненные устремления
Власть Призна-ние Деньги Высокие достиже-

ния

Любовь близких Спокойная жизнь и стабиль-

ность

Постоянное само-

развитие

Высокий 4 9 14 39 55 29 48
Средний 16 48 38 48 32 32 34
Низкий 80 43 48 13 13 39 18
Итого: 100 100 100 100 100 100 100

 

Характеризуя выборку студентов со стороны их жизненных устремлений (таблица 1), следует констатировать, что для них наиболее значимы любовь и признание со стороны близких, стремление к постоянному саморазвитию и достижениям. В меньшей мере выражены стремления к власти, признанию со стороны общества и деньгам. Это вполне объяснимо, так как студенты еще находятся на стадии обучения, не включены в активную профессиональную жизнь, поэтому «власть», «признание» и «деньги» еще не актуализированы в их жизненных устремлениях в должной степени. Их в большей степени волнует то, что связано с их непосредственной ситуацией сегодняшнего дня. Иными словами, важны взаимоотношения в кругу близких людей, стремление проявлять себя в настоящее время и в будущем с позиций достижения результатов и, поскольку они находятся на стадии профессиональной подготовки, естественным является высокая оценка своих устремлений к саморазвитию. Что касается устремленности к спокойной и стабильной жизни, то здесь наблюдается примерно равномерное распределение испытуемых. Почти треть (29%) — ориентирована на спокойную и стабильную жизнь. Для 32% испытуемых характерно, с одной стороны, стремление к спокойной и стабильной жизни, с другой, — готовность к возможным изменениям и разнообразию, которые могут таить в себе неизвестность и угрозы. 39% — в большей мере ориентированы на разнообразие, изменчивость, встречу с опасностями.

Результаты уровня выраженности мотивационных и личностных качеств по всей выборке испытуемых отражены в таблице 2.

Таблица 2 -Уровень выраженности мотивационных и личностных факторов*

Группы факторов Конкретизация факторов Процент
Факторы E-I –  экстраверсия — интроверсия E – экстраверсия 54
I- интроверсия 32
Смешанный тип 16
Факторы S-N – сенсорный — интуитивный S — сенсорный 55
N — интуитивный 43
Смешанный тип 2
Факторы T-F – мыслящий — чувствующий T — мыслящий 38
F – чувствующий 55
Смешанный тип 7
Факторы J-P – решающий — воспринимающий J — решающий 75
P — воспринимающий 20
Смешанный тип 5
Мотивация достижения успеха и избегания неудачи Достижение успеха 23
Избегание неудачи 36
Одновременно высокий уровень мотивации  достижения успеха и избегания неудачи  

21

Низкий уровень мотивации  достижения успеха и избегания неудачи  

20

Готовность к риску Высокий уровень готовности к риску 25
Средний уровень готовности к риску 48
Низкий уровень готовности к риску 27
Потребности в опасности и в безопасности Потребность в переживании чувства опасности 25
Потребность в переживании чувства безопасности 38
Потребность в обеспечении безопасности 70
Показатели отношения к опасностям Чувствительность к опасностям 39
Преобладание адекватных способов реагирования в ситуациях угрозы 41
Стремление к преувеличению опасностей 23
Стремление к игнорированию опасностей 20

*Примечание: По ряду факторов сумма процентов не равна 100, это связано с тем, что по некоторым показателям возможно сочетание тех или иных параметров.

 

Рассмотрим последовательно каждую группу мотивационных и личностных факторов (таблица 2). Обследование студентов с помощью теста Майерс-Бригс показало, что практически по всем изучаемым параметрам, кроме факторов «J-P», получено распределение, приближающееся к нормальному. Другими словами, нельзя сказать, что какой-либо тип явно превалирует. Например, экстраверты составляют 54%, интроверты – 32%, смешанный тип (оба показателя выражены в равной степени) – 16%.  Что касается факторов «J-P» (решающий – воспринимающий), то здесь наблюдается явное преобладание студентов, предпочитающих упорядоченный и спланированный образ жизни (фактор J) – 75%, чем таких, кто ориентирован на спонтанность и гибкий образ жизни – 20%.

Анализ мотивации достижения успеха и избегания неудач показал, что  здесь 23% — ориентировано на успех, 36% — на избегание неудачи. В то же время немало и таких студентов, у которых одновременно выражено и стремление к успеху, и стремление избегать неудач – 21%. Примерно таков же процент студентов (20%), у которых мотивация достижения и избегания выражена слабо.

Готовность к риску – имеет распределение, близкое к нормальному. Около половины испытуемых имеет средний уровень готовности к риску, и по 25%  — либо высокий, либо низкий уровни.

В силу специфики рассматриваемой здесь проблемы, нас особо интересовали показатели, связанные с выраженностью потребностей в безопасности и отношением студентов к опасностям. Как видно из приведенных в таблице 2 данных, у 25% испытуемых ярко выражена потребность в переживании чувства опасности, у 38%, наоборот, выражена потребность в переживании чувства безопасности. У большинства испытуемых – 70%, в достаточной мере выражена потребность в обеспечении безопасности, что, несомненно, является положительным фактом. Понятно, что суммарное значение выраженности указанных потребностей превышает 100%, так как у различных людей данные потребности могут по-разному сочетаться. Возможен вариант, когда потребность в переживании чувства опасности сочетается с потребностью в обеспечении безопасности, что побуждает личность, рискуя, предпринимать при этом меры безопасности. Часто встречается и такая комбинация, когда у индивида одновременно выражена и потребность в переживании чувства безопасности и потребность в обеспечении безопасности, и слабо выражена  потребность в переживании чувства опасности. Относительно отношения студентов к опасностям, были получены следующие результаты. Высокую сензитивность (чувствительность) к угрозам  проявляют 39% испытуемых. Адекватно реагируют в ситуациях угрозы — 41%,   преувеличивают их значение, то есть проявляют тревожный способ реагирования – 23%, и склонны игнорировать опасности — 20%.

Охарактеризовав выборку испытуемых по всем исследуемым параметрам, обратимся к центральной проблеме настоящего исследования, то есть к выявлению взаимосвязей уровней выраженности устремленности к спокойной и стабильной жизни с мотивационными и личностными факторами. Здесь возможны два варианта представления и обработки данных. При первом варианте можно представить данные  по всем исследуемым факторам в процентах в  группах испытуемых с высоким, средним и низким уровнем устремленности в спокойной и стабильной жизни. А затем, используя критерий Фишера (φ*-угловое преобразование), проанализировать различия по группам, полученные по тем или иным факторам. При втором варианте можно посмотреть не различия, а связь, используя дихотомический коэффициент корреляции Пирсона (φ). В нашем случае мы предпочли второй вариант. Преимущество его состоит в том, что он позволяет сразу оценить всю картину в целом, то есть ответить на вопрос, какие факторы определяют тот или иной уровень устремленности личности к спокойной жизни или к изменениям и переменам. Результаты корреляционного анализа отражены в таблице 3.

Таблица 3 — Матрица корреляций  стремления к спокойной и стабильной жизни с мотивационными и личностными факторами*

Факторы Высокий уровень стабильности Средний уровень стабильности Низкий уровень стабильности
E – экстраверсия φ= — 0,20, при p ≤ 0,05 φ=  0,18, при p ≤ 0,05 φ=  0,02
I- интроверсия φ= 0,24, при p ≤ 0,01 φ= — 0,06 φ= — 0,16, при p ≤ 0,05
S — сенсорный φ= 0,41, при p ≤ 0,01 φ= 0,01 φ= — 0,38, при p ≤ 0,001
N — интуитивный φ= — 0,39, при p ≤ 0,01 φ= 0,02 φ= 0,34, при p ≤ 0,01
T — мыслящий φ= — 0,08 φ= — 0,14 φ= 0,21, при p ≤ 0,05
F – чувствующий φ= — 0,07 φ= 0,23, при p ≤ 0,01 φ= — 0,16, при p ≤ 0,05
J — решающий φ=  0,27, при p ≤ 0,01 φ= — 0,13 φ= — 0,13
P — воспринимающий φ= — 0,21, при p ≤ 0,05 φ= 0,14 φ= 0,06
Достижение успеха φ= — 0,16, при p ≤ 0,05 φ= — 0,20, при p ≤ 0,05 φ= 0,33, при p ≤ 0,01
Избегание неудачи φ=  0,02 φ=  0,21, при p ≤ 0,05 φ= — 0,22, при p ≤ 0,01
Достижение успеха + избегание неудачи φ= 0,25, при p ≤ 0,01 φ= — 0,17, при p ≤ 0,05 φ= — 0,06
Высокая готовность к риску φ= — 0,09 φ= — 0,39, при p ≤ 0,01 φ= 0,46, при p ≤ 0,01
Средняя готовность к риску φ= — 0,22, при p ≤ 0,05 φ=  0,25, при p ≤ 0,01 φ= — 0,04
Низкая  готовность к риску φ=  0,33, при p ≤ 0,01 φ= 0,10 φ= — 0,40, при p ≤ 0,01
Потребность в переживании чувства опасности φ= — 0,09 φ= — 0,29, при p ≤ 0,01 φ= 0,34, при p ≤ 0,01
Потребность в переживании чувства безопасности φ= 0,49, при p ≤ 0,001 φ= — 0,10 φ= — 0,40, при p ≤ 0,01
Потребность в обеспечении безопасности φ= 0,25, при p ≤ 0,01 φ= 0,29, при p ≤ 0,01 φ= — 0,50, при p ≤ 0,01
Сензитивность (чувствительность) к опасностям φ= 0,22, при p ≤ 0,01 φ= — 0,10 φ= — 0,10
Преувеличение опасностей φ= 0,31, при p ≤ 0,01 φ= — 0,11 φ= — 0,18, , при p ≤ 0,05
Игнорирование опасностей φ= — 0,11 φ= — 0,16, при p ≤ 0,05 φ= 0,25, при p ≤ 0,01
Высокий уровень стремления заслужить любовь и признание близких φ=  0,17, при p ≤ 0,05 φ=  0,31, при p ≤ 0,01 φ= — 0,45, при p ≤ 0,01
Средний уровень стремления заслужить любовь и признание близких φ= — 0,17, при p ≤ 0,05 φ= — 0,23, при p ≤ 0,05 φ= 0,31, при p ≤ 0,01, при p ≤ 0,01
Низкий уровень стремления к саморазвитию φ=  0,22, при p ≤ 0,01 φ= — 0,22, при p ≤ 0,05 φ= 0,01

*Примечание: в таблице отражены только те факторы, по которым хотя бы в одной группе испытуемых была получена статистически значимая связь (не ниже 5% уровня значимости)

 

У студентов с высоким уровнем стремления к спокойной и стабильной жизни обнаружена положительная корреляционная связь с факторами  I – интроверсия (φ= 0,24, при p ≤ 0,01), S – опора при восприятии информации на свои органы чувств, а не на интуицию (φ= 0,41, при p ≤ 0,01), J – предпочтение упорядоченного и спланированного образа жизни (φ= 0,27, при p ≤ 0,01).  Студенты данной группы ориентированы  одновременно и на достижение успеха, и на избегание неудачи (φ= 0,25, при p ≤ 0,01), но не готовы рисковать (φ= 0,33, при p ≤ 0,01). В структуре потребностей доминирует потребность в переживании чувства безопасности (φ= 0,49, при p ≤ 0,001), выражена также  и потребность в обеспечении безопасности (φ= 0,25, при p ≤ 0,01). Они сензитивны (чувствительны) к опасностям (φ= 0,22, при p ≤ 0,01), предпочитают преувеличивать их значение (φ= 0,31, при p ≤ 0,01). Для них большое значение приобретает любовь и признание со стороны близких людей (φ=  0,17, при p ≤ 0,05), и меньшую роль играет стремление к саморазвитию (φ=  0,22, при p ≤ 0,01).

У студентов со средним уровнем устремленности к спокойной и стабильной жизни выявлена положительная связь факторами E – экстраверсия (φ=  0,18, при p ≤ 0,05), F- чувствующий, то есть принятие решений на основе своих убеждений и ценностей (φ= 0,23, при p ≤ 0,01). Такие студенты в большей мере ориентированы на избегание неудач (φ=  0,21, при p ≤ 0,05), но готовы при этом в случае необходимости идти на разумный риск (φ=  0,25, при p ≤ 0,01). У них чаще выражена потребность в обеспечении безопасности (φ= 0,29, при p ≤ 0,01). Они не игнорируют угрозы (φ= — 0,16, при p ≤ 0,05), то есть либо реагируют адекватно, либо в ряде случаев преувеличивают их. Для них  значима любовь и признание со стороны близких людей (φ=  0,31, при p ≤ 0,01). Выявлена отрицательная связь с низким уровнем устремленности к саморазвитию (φ= — 0,22, при p ≤ 0,05), то есть для них характерна либо высокий, либо умеренный уровень стремления к саморазвитию.

У студентов с высоким уровнем стремления к изменениям, к динамике жизни, не исключающего встречи с опасностями, выявлена отрицательная связь с фактором I – интроверсия (φ= — 0,16, при p ≤ 0,05). Это свидетельствует, что они чаще являются либо экстравертами, либо принадлежат к смешанному типу. Выявлена положительная связь с факторами N – интуитивность (φ= 0,34, при p ≤ 0,01), и T – ориентация на мышление  (φ= 0,21, при p ≤ 0,05). То есть они принимают решения, основываясь на логике и объективных соображениях, однако опираясь  при этом на собственные предчувствия. Они ориентированы на достижение успеха (φ= 0,33, при p ≤ 0,01), проявляют высокую готовность к риску (φ= — 0,40, при p ≤ 0,01). У них доминирует потребность в переживании чувства опасности (φ= 0,34, при p ≤ 0,01), выражено стремление игнорировать опасности (φ= 0,25, при p ≤ 0,01). Любовь и признание близких для них имеет значение, но не такое большое, как для студентов  предыдущих групп (φ= 0,31, при p ≤ 0,01, при p ≤ 0,01). Значимых связей с уровнями стремления к саморазвитию не обнаружено.

Обсуждение результатов. Попытаемся проинтерпретировать полученные результаты. Есть все основания утверждать, что в основе ориентаций на спокойную и стабильную жизнь или на изменения и перемены, несмотря на возможные опасности, лежат потребности в безопасности.

Исследование показало, что у студентов с высоким уровнем ориентации на  спокойную жизни доминирует потребность в переживании чувства безопасности, которая может сочетаться с потребностью в обеспечении безопасности. Такая структура потребностей обусловливает, с одной стороны, стремление к достижению успеха и одновременно к избеганию неудач, с другой стороны, – желание не идти даже на умеренный риск. Это, в свою очередь, порождает чувствительность к угрозам, а также стремление эмоционально реагировать в ситуациях опасности, преувеличивая на всякий случай их значение. Данный вывод согласуется с полученными нами ранее результатами о том, что сочетание потребностей в переживании чувства безопасности и  в обеспечении безопасности чаще всего обусловливает тревожный тип реагирования в ситуациях угрозы [6]. Для испытуемых данной группы большое значение для обеспечения собственной безопасности приобретают хорошие отношения с ближайшим окружением. Поэтому для них значимо стремление заслужить любовь и признательность близких. В то же время следует отметить, что такая жизненная ориентация не стимулирует стремления к саморазвитию, так как это также связано с беспокойством и возможными неудачами. Если говорить о роли базовых личностных характеристик в формировании  того или иного типа жизненных ориентаций, то нельзя однозначно утверждать, что, например, ориентация на спокойную и стабильную жизнь в большей степени свойственна интровертам, чем экстравертам. Мы можем говорить, опираясь на полученные данные, что интроверты в большей мере предрасположены к тому, чтобы стремиться к спокойной и безопасной жизни.  Гораздо большее внимание, на наш взгляд,  следует уделить фактору «J» — предпочтение упорядоченного образа жизни. Люди, которые привыкают к размеренности, упорядоченности жизни, где они сами планируют значимые для них события, будут болезненно воспринимать всякие нарушения в запланированном ходе событий, идентифицируя их как угрозу. Что также вносит свой вклад в указанный тип ориентации.

Иная картина наблюдается в противоположной группе студентов, которые не ориентированы на спокойную и стабильную жизнь. Они не выносят однообразия, для них первостепенную роль играют перемены в жизни, новые события, жажда острых ощущений. Здесь на первый план выдвигается потребность в переживании чувства опасности. На ее основе формируется мотивация достижения успеха, склонность нередко к неоправданному риску. Если такие люди встречаются с опасностями, то чаще всего они их игнорируют, «набивая себе шишки на лбу», но это их не останавливает. Для них любовь и признание со стороны близких, хотя и имеет значение, но не такое, как для студентов первой группы. В личностном плане, принимая решение, они не ориентируются на объективную информацию, получаемую с помощью органов чувств, а поступают по наитию, хотя и способны включать логику. Действуют по принципу «авось повезет». Чаще это проявляется у экстравертов или представителей смешанного типа.

Особое внимание хотелось бы обратить на студентов, у которых в равной степени проявляются две описанные ранее ориентации. Для них, с одной стороны, в жизни важна стабильность и предсказуемость, с другой, — они не чужды переменам и изменениям. В основе такой ориентации лежит потребность в обеспечении безопасности. Другими словами, все свои решения они принимают с учетом того ущерба и потерь, которые они могут понести. Это обусловливает и двойственность их мотивации. Студенты данного типа склонны к избеганию неудач, но не боятся при этом идти на разумный умеренный риск. Они могут, как проявлять, так и не проявлять чувствительность к угрозам, однако не склонны их игнорировать, то есть реагируют либо адекватно, либо преувеличивают опасности. Наши предыдущее исследование показало, что чаще студенты с выраженной потребностью в обеспечении безопасности принадлежат к адекватному сензитивному типу [6]. Для них, так же, как и для студентов первой группы, значима любовь и признание со стороны  ближайшего окружения, и  характерен достаточно высокий уровень стремления к саморазвитию. Чаще такая ориентация проявляется у экстравертов, для которых первостепенное значение приобретают собственные убеждения и ценности.

Выводы. Таким образом, нами была предпринята попытка описать два крайних типа и один промежуточный тип  жизненных ориентаций студентов, которые выражают разный уровень стремления людей к спокойной и стабильной жизни. Мы воздержимся от оценок того, какой тип ориентации лучше. Как было показано, каждый из них имеет свои как сильные, так и слабые стороны. С точки зрения обеспечения безопасности оптимальным является первый тип, однако ориентация на спокойную жизнь тормозит развитие личности, излишняя осторожность сдерживает принятие решений, связанных с достижением успеха и рискованными действиями. Второй тип ориентации, наоборот, делает жизнь более разнообразной и насыщенной, однако игнорирование опасностей и желание идти иногда на неразумный риск могут приводить к плачевным последствиям для личности.  На наш взгляд, промежуточный тип жизненной ориентации является более предпочтительным, он предоставляет больше возможностей для маневра в отношениях человека с действительностью. Во-первых, здесь доминирует потребность в обеспечении безопасности, которая дает возможность человеку, если и рисковать, то рисковать разумно и оправданно. Во-вторых, она не позволяет беспечно относиться к опасностям и игнорировать их. В-третьих, такая тактика не тормозит, а стимулирует стремление личности к саморазвитию.

Полученные нами данные имеют определенное практическое значение, связанное с осознание необходимости целенаправленного формирования у людей не столько потребности в переживании чувства безопасности, сколько потребности в обеспечении безопасности. Они могут быть использованы в процессе подготовки будущих педагогов и психологов, а также в деятельности психологической службы вузов.

Список литературыReferences

  1. Грачев А. А. Жизненные ориентации в прикладных психологических концепциях человека / А. А. Грачев // Известия РГПУ им А. И. Герцена. – 2008. — № 66. – С. 289- 294.
  2. Коржова Е. Ю. Психология жизненных ориентаций человека / Е. Ю. Коржова. — СПб.: Изд-во РХГА, 2006 — 384 с.
  3. Маралов В. Г. Разработка теста-опросника сензитивности к угрозам в юношеском возрасте / В. Г. Маралов, Е. Ю. Малышева, О. В. Нифонтова и др. // Перспективы науки. — 2012. — №   —  С. 32-37.
  4. Маралов В. Г. Разработка теста-опросника по выявлению способов реагирования в ситуациях опасности в юношеском возрасте / В. Г. Маралов, О. В. Смирнова, Е. Л. Перченко и др. // Альманах современной науки и образования.- 2012. — № 12-1 (67). —  С. 92-96.
  5. Маралов В. Г. Разработка теста-опросника для диагностики у людей потребностей в безопасности / В. Г. Маралов, М. А. Кудака, О. В. Смирнова и др. // Ученые записки Череповецкого государственного университета. — 2016. -№ 1. — С. 12-17.
  6. Маралов В. Г. Взаимосвязь потребностей в безопасности с типами отношения людей к угрозам (на примере студенческой молодежи) / В. Г. Маралов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 1-3 (55). — С. 128-134.
  7. Петровский В.А. Личность в психологии / В. А. Петровский. —  Ростов-на-Дону: Феникс, 1996. — 512 с.
  8. Практикум по возрастной психологии: Учебн. пособие / Под. Ред Л. А. Голвей, Е. Ф. Рыбалко. – СПб.: Речь, 2002. – 694 с.
  9. Психология адаптации и социальная среда: современные подходы, проблемы, перспективы / Отв. ред. Л. Г. Дикая, А. Л. Журавлев. – М.: Институт психологии РАН, 2007. – 624 с.
  10. Райгородский Д.Я. Практическая психодиагностика. Методики и тесты. Учебное пособие / Д. Я. Райгородский — Самара: Издательский дом «БАХРАХ-М», 2001. — 672 с.
  11. Шалаева Т. И. Использование типологического опросника Маейрс-Бригс в практике работников службы занятости: Методическое пособие / Т. И. Шалаева. — Саратов: ПМУЦ, 2002. — 49 с.
  12. Фромм Э.Бегство от свободы / Э. Фромм. — М.: Прогресс, 1990. — 272 с.
  13. Хорни К. Невротическая личность нашего времени. Самоанализ / К. Хорни. — М.: Прогресс. 1993. — 220 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Grachev A. A. Zhiznennye orientacii v prikladnyh psihologicheskih koncepciyah cheloveka [Vital orientations in applied psychological concepts of the person] / A. A. Grachev // Izvestiya Rossiiskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta imeni A. I. Gercena. [Hercen Russian State Pedagogical University Bulletin] – 2008. — № 66. – P. 289- 294. [in Russian]
  2. Korzhova E. YU. Psihologiya zhiznennyh orientacij cheloveka [Psychology of vital orientations of the person] / E. YU. Korzhova. – St. Petersburg: Izdatelstvo Russkoi hristianskoi gumanitarnoi akademii. [Russian Christian Humanitarian Academy Bulletin], 2006 — 384 p. [in Russian]
  3. Maralov V. G. Razrabotka testa-oprosnika senzitivnosti k ugrozam v yunosheskom vozraste . [Development of the test questionnaire of sensitivity to threats at youthful age ] / V. G. Maralov, E. YU. Malysheva, O. V. Nifontova, etc. // Perspektivy nauki. [Prospects of science] — 2012. — № 8. —  P. 32-37. [in Russian]
  4. Maralov V. G. Razrabotka testa-oprosnika po vyyavleniyu sposobov reagirovaniya v situaciyah opasnosti v yunosheskom vozraste . [Development of the test questionnaire on identification of ways of reaction in danger situations at youthful age] / V. G. Maralov, O. V. Smirnova, E. L. Perchenko, etc. // Al’manah sovremennoj nauki i obrazovaniya. [the Almanac of modern science and education] — 2012. — № 12-1 (67). — P. 92-96. [in Russian]
  5. Maralov V. G. Razrabotka testa-oprosnika dlya diagnostiki u lyudej potrebnostej v bezopasnosti. [Development of the test questionnaire for diagnostics at people of needs for safety] / V. G. Maralov, M. A. Kudaka, O. V. Smirnova, etc. // Uchenye zapiski Cherepoveckogo gosudarstvennogo universiteta. [Scientific notes of Cherepovets state university]  — 2016. -№ 1. — P. 12-17. [in Russian]
  6. Maralov V. G. Vzaimosvyaz’ potrebnostej v bezopasnosti s tipami otnosheniya lyudej k ugrozam (na primere studencheskoj molodezhi). [Interrelation of needs for safety with types of the relation of people to threats (on the example of student’s youth)] / V. G. Maralov // Mezhdunarodnyj nauchno- issledovatel’skij zhurnal. [the International research magazine] — 2017. — № 1-3 (55). — P. 128-134. [in Russian]
  7. Petrovskij V.A. Lichnost’ v psihologii [Person in a psychology] / V. A. Petrovskij. — Rostov-na-Donu: Feniks [Phoenix], 1996. — 512 p. [in Russian]
  8. Praktikum po vozrastnoj psihologii: Uchebnoe posobie [Workshop on age psychology: Education guidance] / Under edition of L. A. Golvej, E.F. Rybalko. – St.Petersburg.: Rech’ [Speech], 2002. – 694 p. [in Russian]
  9. Psihologiya adaptacii i social’naya sreda: sovremennye podhody, problemy, perspektivy. [Psychology of adaptation and social medium: modern approaches, problems, prospects] / Editor-in-chief L.G. Dikaya, A. L.Zhuravlev. – Moscow: Institut psihologii Rossiiskoj Academii Nauk [Institute of psychology of the Russian Academy of Sciences], 2007. – 624 p. [in Russian]
  10. Rajgorodskij D.YA. Prakticheskaya psihodiagnostika. Metodiki i testy. Uchebnoe posobie [Practical psychodiagnosis. Techniques and tests. Educational guidance] / D. YA. Rajgorodskij — Samara: Izdatel’skij dom «BAHRAH-M» [BAHRAH-M publishing house], 2001. — 672 p. [in Russian]
  11. Shalaeva T.I. Ispol’zovanie tipologicheskogo oprosnika Maejrs-Brigs v praktike rabotnikov sluzhby zanyatosti: Metodicheskoe posobie. [Use of a typological questionnaire of Mayeyrs-Brigs in practice of employees of the employment service: Methodical grant] / T.I. Shalaeva. – Saratov: Povolzhskij regional’nij uchebnij centr [Volga region regional training center], 2002. — 49 p. [in Russian]
  12. Fromm E. Begstvo ot svobody. [ Flight from freedom] / E. Fromm. — Moscow.: Progress, 1990. — 272 p. [in Russian]
  13. Horni K. Nevroticheskaya lichnost’ nashego vremeni. Samoanaliz. [Neurotic person of our time. Introspection] / K. Horni. — Moscow.: Progress. 1993. — 220 p. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.