Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

Страницы: 39-42 Выпуск: 4 (4) () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Дагбаева С. Б. ФОРМИРОВАНИЕ ЭТНИЧЕСКОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ ПОДРОСТКОВ СРЕДСТВАМИ ЭТНОКУЛЬТУРНОГО ТРЕНИНГА / С. Б. Дагбаева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2012. — №4 (4). — С. 39—42. — URL: http://research-journal.org/psycology/formirovanie-etnicheskoj-tolerantnos/ (дата обращения: 23.04.2017. ).
Дагбаева С. Б. ФОРМИРОВАНИЕ ЭТНИЧЕСКОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ ПОДРОСТКОВ СРЕДСТВАМИ ЭТНОКУЛЬТУРНОГО ТРЕНИНГА / С. Б. Дагбаева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2012. — №4 (4). — С. 39—42.

Импортировать


ФОРМИРОВАНИЕ ЭТНИЧЕСКОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ ПОДРОСТКОВ СРЕДСТВАМИ ЭТНОКУЛЬТУРНОГО ТРЕНИНГА

Дагбаева С.Б.

Кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии образования

ФГБОУ ВПО «Забайкальский государственный гуманитарно-педагогический университет им. Н.Г. Чернышевского» (ЗабГГПУ)

ФОРМИРОВАНИЕ ЭТНИЧЕСКОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ ПОДРОСТКОВ СРЕДСТВАМИ ЭТНОКУЛЬТУРНОГО ТРЕНИНГА

Исследование выполнено при финансовой поддержке Гранта Президента РФ МК-1545.2012.6 (проект  «Этническая социализация молодого поколения в изменяющихся социокультурных условиях»).

Аннотация

Данная статья посвящена проблеме формирования этнической толерантности молодого поколения в условиях роста социальной напряженности в современном обществе. Отмечается, что наиболее сенситивным к усвоению социально значимых ценностей является подростковый возраст, когда формируется этническая идентичность, а воздействие на этнические стереотипы и установки может оказаться наиболее эффективным. Проведено эмпирическое исследование уровня этнической толерантности подростков, этнической идентичности, стереотипов, ценностных ориентаций, стратегий конфликтного поведения, социальной дистанции.

 

Ключевые слова: этническая толерантность, идентичность, социальная дистанция, стереотипы, этнокультурный тренинг.

Key words: ethnic tolerance, identity, social distance, stereotypes, ethno-cultural training.

 

Современная этническая и социокультурная ситуация в обществе характеризуется неоднозначным отношением членов разных социальных, этнических и культурных групп друг к другу, ростом агрессии, пренебрежительного отношения к представителям других национальностей.  В последнее десятилетие во многих городах России произошли существенные изменения этносоциальной ситуации: повысилось число иностранных граждан, приезжающих на работу или учебу, увеличился приток трудовых мигрантов из стран ближнего и дальнего зарубежья, появилась такая категория граждан, как «вынужденные переселенцы». В связи с этим, отмечается повышенная чувствительность к лицам других национальностей, этническая нетерпимость, ксенофобия и т.д. В данной обстановке становится очевидной проблема построения позитивных отношений с представителями других национальностей, взаимодействия на основе толерантности, понимания, уважения их взглядов, мнений, традиций. Актуальность проблемы подчеркивается тем, что в2010 г. Министерством образования и науки РФ была подготовлена «Концепция развития поликультурного образования» с целью обеспечения  гражданского мира, социальной стабильности и информационной защиты общества, создания благоприятных условий для социализации новых поколений, что особенно важно на этапе общероссийской модернизации в условиях нарастающей изменчивости современного мира. В Забайкальском крае в2011 г. состоялся первый Сибирский Гражданский форум, посвященный вопросам межнационального мира и согласия. В начале 2012 года В. В. Путин опубликовал статью «Россия: национальный вопрос», в которой пишет, что «для России – с ее многообразием языков, традиций, этносов и культур – национальный вопрос, без всякого преувеличения, носит фундаментальный характер. Реальность сегодняшнего дня – рост межэтнической и межконфессиональной напряженности. Одним из главных условий развития нашей страны является гражданское и межнациональное согласие. Огромная роль здесь принадлежит образованию. Гражданская задача образования, системы просвещения – дать каждому тот абсолютно обязательный объем гуманитарного знания, который составляет основу самоидентичности народа» [4, С.2].

Как пишет А. Г. Асмолов, для проектирования образования как социального института, обеспечивающего формирование толерантности и профилактику экстремизма, необходимо учитывать следующие предпосылки социальной напряженности в обществе: рост социального разнообразия общественной жизни и сложности процесса гражданской идентификации — принятия решений о месте личности (социальной группы) в системе гражданских социальных, профессиональных, национальных, религиозных, политических отношений; — неопределенность ценностей и социальных установок на уровне личности и социальной группы, возникшая в результате произошедших в короткие сроки изменений политического, экономического и национально-государственного устройства страны; — рост гипермобильности населения, обусловленный динамикой этногеографической структуры общества в условиях бурных нерегулируемых миграционных процессов и приводящий к изменению социальных дистанций между различными этническими, конфессиональными, поколенческими и социальными слоями общества, а тем самым, к росту социальной напряженности;  — возникновение в обществе стереотипов восприятия проявлений жестокости, ксенофобии, этнофобии, мигрантофобии как привычной социальной нормы и, тем самым, явное или неявное санкционирование использования негативных образцов агрессивного поведения в деятельности отдельных личностей и социальных групп, в т.ч. транслируемых через СМК; активное распространение манипулятивных технологий формирования установок «свои-чужие», конструирование образа врага, использование языка вражды в СМИ, создание радикальных «сайтов ненависти» в Интернет, основной мишенью которых являются подростки и чувствующие себя социально ущемленными слои населения [1, С.42].

Наряду с этими данными повышенного внимания заслуживают исследования социальных стереотипов, формируемых СМИ, а также ценностных ориентаций подростков, свидетелей и участников разного рода травмирующих ситуаций, доказывающие, что в современном российском обществе возникают стереотипы восприятия проявлений жестокости, ксенофобии, этнофобии, мигрантофобии как социальной нормы. Наиболее явно указанные выше моменты проявляются в жизни социальных групп, находящихся в фокусе повышенного общественного внимания (подростки, мигранты, национальные меньшинства). Так, в процессе мониторинга толерантности в подростковой субкультуре (2003 г.) подростки, отвечая на вопрос о том, какое отношение в современной России распространено к национальным, этническим, религиозным и языковым меньшинствам, на первое место поставили агрессивный национализм (18.6%), затем расизм (17.1%), дискриминацию (16.4%), насилие (14.7), нетерпимость (14.4%), терроризм (13.4%). Только около 2% подростков считают, что ни одно из перечисленных явлений не распространено по отношению к вышеупомянутым меньшинствам. Показательно высок и процент тех школьников, которым безразлична эта проблема (28.2%). Настораживает также тот факт, что более трети опрошенных подростков относятся с безразличием к любым неформальным молодежным группам, в том числе и к скинхедам.  Следует особо подчеркнуть, что равнодушное отношение значительной части подростков к социально опасным проявлениям жестокости и экстремизма, как к социальной норме является убедительным доказательством необходимости активизации государственной политики использования возможностей образования как института формирования гражданской идентичности, социального согласия и толерантности в российском обществе [там же].

В приграничных регионах происходит быстрое и эффективное взаимодействие в самых разнообразных сферах жизни общества и культуры, что ведет к образованию особой территориальной системы, которая обозначается как трансграничье. Забайкальский край граничит с Амурской и Иркутской областями, республиками Бурятия и Якутия, а также имеет внешнюю границу с Китаем и Монголией. В результате исторических процессов в Забайкалье, занимающем территорию различных природных зон, сложилась своеобразная этническая ситуация. Здесь проживают представители различных рас, языковых групп, этносов и субэтносов. Это — русские, белорусы, украинцы, поляки, буряты, эвенки, татары, евреи, немцы, корейцы, китайцы, представители кавказских и прибалтийских народов и др. Ландшафтное разнообразие Забайкалья, возможность заниматься здесь различными видами хозяйственной деятельности стали причиной длительного, относительно бесконфликтного проживания на его территории разных народов и обеспечили этническое многообразие региона [3].

В настоящее время в данном регионе, как и во многих других, наблюдается увеличение потока миграций, повышается число иностранных граждан, приезжающих на работу или учебу, увеличивается приток трудовых мигрантов из Китая и стран СНГ.  Кризис в нашей стране показал, что одной из самых уязвимых  сфер человеческих отношений в трансформирующемся поликультурном обществе является сфера отношений между различными этническими группами. Именно в эту область в первую очередь проецируются  экономические, социальные и политические проблемы. В этой обстановке одним из важных условий построения позитивных отношений с представителями других национальностей является взаимодействие на основе толерантности, понимания, уважения их взглядов, мнений, традиций. В связи с этим осмысление круга вопросов, связанных с формированием этнической толерантности молодого поколения, как жизненной стратегии, дающей возможность сохранения внутреннего равновесия,  успешного построения взаимоотношений, обретения гармонии и целостности настоятельное практическое требование общественной жизни.

Как пишет Н.М. Лебедева, на этническую толерантность, определяемую как принятие этнокультурных различий и исключение развития этнофобий и межэтнических конфронтаций, оказывают действие такие социально-психологическое факторы, как: 1) степень этнокультурной компетентности; 2) психологическая готовность к межкультурному диалогу; 3) опыт и навыки межкультурного взаимопонимания и взаимодействия. Все эти параметры поддаются формированию и развитию и нуждаются в профессиональной разработке средствами просвещения и социально-психологического тренинга межкультурного взаимодействия. Основой этнической толерантности является позитивная этническая идентичность, а негативные компоненты этнической идентичности приводят к этнической нетерпимости. Этническая нетерпимость – реально значимая форма проявлений кризисных трансформаций этнической идентичности по типу гиперидентичности (этноэгоизм, этноизоляционизм, национальный фанатизм), когда сверхпозитивное отношение к собственной группе порождает комплекс превосходства над «чужими», «другими» [2].

Наиболее сенситивным к усвоению социально значимых ценностей является подростковый возраст. Подростковый возраст является важнейшим периодом в психосоциальном развитии человека. Подросток активно включается во взрослую жизнь, ищет в ней свое место и направленность его личности зависит от того, как он будет относиться к себе и другим в этом мире. Поэтому именно для подростков особо актуальной становится проблема толерантности. В этом возрасте формируется этническое самосознание учащихся, следовательно, именно на данном этапе воздействие на этнические стереотипы и установки может оказаться наиболее эффективным.

 Несмотря на то, что проблема формирования толерантности нашла отражение в психолого-педагогической теории, она не получила необходимого решения в практике образовательных учреждений. Система образования в современной школе не должна оставаться в стороне от проблемы укрепления этнической толерантности, формирования отношения к ней как к важнейшей ценности общества, развития адекватных представлений о различных аспектах межэтнического взаимодействия, привития учащимся разного возраста навыков конструктивного межэтнического и межкультурного общения. В настоящее время школа еще продолжает оставаться консервативным социальным институтом, а на занятиях преобладает информативная форма передачи знаний об этносах.

 В связи с этим, нами совместно с Е.С. Шемякиной было проведено исследование уровня этнической толерантности подростков  г. Читы. Всего в исследовании приняли участие 97 подростков в возрасте 12-14 лет.

Исследование уровня этнической толерантности подростков с помощью методики «Индекс толерантности»  Г. У. Солдатовой, О. А. Кравцовой, О. Е. Хухлаева, Л. А. Шайгеровой выявило высокий уровень  толерантности у 8,2% от общего числа исследуемых подростков, средний уровень толерантности у 83% исследуемых подростков (т.е. в разных ситуациях они могут вести себя как толерантно, так и интолерантно проявлять как уважительное отношение к другим людям и представителям других национальностей, так и равнодушие или пренебрежение, ущемление прав «другого»), у 8,2% учащихся был выявлен низкий уровень толерантности. Средний индекс толерантности по группе составляет 80,6.

Диагностика этнических стереотипов подростков с помощью «Диагностического  теста отношений» Г. У. Солдатовой показала, что представители «иных» этнических групп воспринимаются подростками зачастую негативно, диагностический коэффициент стереотипа  по отношению к типичному представителю другой национальности составляет 0,1, а по отношению к типичному представителю собственной национальности составляет 0,18 в то время, как средняя оценка себя учащимися составляет 0,21, а идеала 0,3.

Анализ результатов по методике «Шкала социальной дистанции» Э. Богардуса показал, что наибольшая дистанция у подростков по отношению к представителям китайской национальности, она составляет 5,13 (их подростки допускают видеть в качестве туриста или не хотели бы видеть в своей стране), а также к татарам (5,04) и узбекам (4,78).  Меньше социальная дистанция по отношению к азербайджанцам (4,58), белорусам (3,92) и армянам (3,78). Бурят (3,45) и украинцев (3,69) подростки допускают видеть в качестве друга, соседа или коллеги по работе. В числе наиболее предпочитаемых народов исследуемые подростки видят русских (дистанция 1,32) – их  подростки хотели бы видеть в качестве близкого родственника или партнера по браку. Мы предполагаем, что высокая социальная дистанция по отношению к представителям некоторых национальностей может быть связана, с одной стороны, с незнанием обычаев, традиций, особенностей поведения данных этносов, а также, с другой стороны, с наличием предубежденности и негативных стереотипов.

При диагностике подростков с помощью методики «Типы этнической идентичности» Г. У. Солдатовой и С. В. Рыжовой было выявлено, что доминирующим типом этнической идентичности является «Позитивная этническая идентичность» (14,94 баллов из 20 возможных), а  также наблюдается тенденция  к этнической индифферентности (10,69) и этнофанатизму (10,36). Уровень этноэгоизма составляет 8,73, уровень этноизоляционизма – 7,94, уровень этнонигилизма  – 6,25.

 В результате диагностики по методике «Диагностика способности к эмпатии» было выявлено, что уровень эмпатии у испытуемых подростков средний (составляет 20,24).

Результаты диагностики по методике «Ценностные ориентации» показывают, что наиболее важными жизненными ценностями (терминальные ценности) для ребят  являются: здоровье, наличие хороших и верных друзей, любовь, активная деятельная жизнь. Менее важны для них: творчество, счастье других, развлечения. Важными человеческими качествами (инструментальные ценности) ребята считают: воспитанность, жизнерадостность, аккуратность, независимость. Наименее важными – терпимость, непримиримость к недостаткам в себе и других, твердую волю и эффективность в делах.

В результате диагностики по методике «Стратегии поведения» К. Томаса было выявлено, что при возникновении конфликта, респонденты чаще всего выбирают такие стратегии поведения как компромисс (идут на взаимные уступки) – среднее значение – 6,75, приспособление – 6,24 или избегание – 5,91, реже соперничество 5,56, сотрудничество – 5,53.

На основании полученных результатов были выделены три группы подростков: подростки с высоким, средним и низким уровнем толерантности.  Для подростков с низким уровнем толерантности характерно наличие выраженных интолерантных установок по отношению к представителям других этносов, высокий уровень социальной дистанции (нежелание видеть представителей других этносов в своей стране), высокий уровень этнофанатизма, который представляет собой ступень гиперболизации этнической идентичности. Для подростков со средним уровнем этнической толерантности характерно сочетание  как толерантных, так и интолерантных черт, наличие позитивной этнической идентичности, но при этом у некоторых подростков наблюдается тенденция к размыванию этнической идентичности, то есть к неопределенности в своей этнической принадлежности. Для данных подростков характерна позитивная оценка представителей других этносов, однако некоторые этносы оценивались негативно. На наш взгляд, это происходило из-за незнания особенностей данного этноса, что подтверждалось репликами и вопросами подростков. Подростки с высоким уровнем толерантности характеризуются наличием позитивной этнической идентичности, уважительным и заинтересованным отношением к представителям «другой» нации, низким уровнем социальной дистанции (допускают видеть представителей других этносов в качестве друзей, близких родственников, коллег по работе, соседей).

Полученные результаты позволяют нам говорить о том, что в образовательном пространстве школы необходима работа по организации комплексной системы психолого-педагогических условий, направленных на формирование и укрепление толерантного поведения учащихся. Как пишет А.Г. Асмолов, образование может выступить как один из ведущих факторов формирования толерантности и профилактики ксенофобских установок. Вместе с тем, возможности общего образования, как ресурса формирования толерантности у детей и подростков, используются с чрезвычайно низкой эффективностью. Посредством специально разработанных социально-психологических технологий, учителя, преподаватели, школьники и студенты в ходе различных тренингов толерантности и социальной компетентности могут научиться разрешать конфликтные ситуации, вести переговоры, вставая на позиции противоборствующих сторон и пытаясь увидеть мир глазами другого человека [1].

В связи с этим, нами совместно с Шемякиной Е.С. была разработана и реализована программа этнокультурного тренинга, включающая технику культурного ассимилятора, специально для подростков, живущих в Забайкальском крае. Мы предполагали, что подростки, прошедшие обучение с помощью этнокультурного тренинга, содержащего культурный ассимилятор, не только приобретают теоретические знания о межкультурных различиях и опыт взаимодействия с представителями чужой культуры, но и смогут в будущем осознанно их систематизировать и использовать для решения возможных трудностей и проблем. Главная  цель разработанного этнокультурного тренинга:  не просто научить подростков  толерантному поведению, но и научить их глубокому пониманию роли толерантности и межэтнической толерантности в жизни каждого человека и мира в целом; научить подростков применять полученные знания в реальной жизни, решая трудности и конфликты, опираясь на принципы сотрудничества и равноправия, учитывать как собственные интересы, так и интересы «другого».

Этнокультурный тренинг был апробирован на базе «МОУ СОШ №2 г. Читы», в реализации программы участвовало 20 подростков в возрасте 12-14 лет. Тренинг проводился с октября по май 2012г. Для оценки эффективности данного тренинга была проведена вторичная диагностика.

В результате вторичной диагностики уровня этнической толерантности подростков в экспериментальной группе  было выявлено, что уровень толерантности в данной группе повысился на 9,5%. Отмечается снижение предубежденности подростков по отношению к представителям других национальностей, снижение уровня этноцентризма, этнической индифферентности, этнофанатизма и этнонигилизма. Этническая идентичность большинства подростков находится в пределах нормы и является позитивной (повысилась в экспериментальной группе). Наблюдается повышение уровня позитивной самооценки, а также оценки типичного представителя собственной национальности, наблюдается уменьшение социальной дистанции по отношению к представителям других этносов. Кроме того отмечаются изменения в выборе стратегий поведения подростками в конфликтных ситуациях, так они стали чаще стремится к сотрудничеству. Отмечается изменения ценностных ориентаций подростков. Так, более важными стали ценности традиций, а менее важными ценности конформности. Важно отметить, что на уровне индивидуальных приоритетов (поведения) изменения в ценностных ориентациях менее выражены, в то время как на уровне нормативных идеалов более. Мы полагаем, это связано с тем, что для изменения ценностей на уровне поведения необходимо большее количество времени, кроме того важно учитывать возрастные особенности испытуемых и возможности их изменения в дальнейшем. Также мы полагаем, что для закрепления достигнутых результатов необходима систематическая и целенаправленная работа не только психологов, но необходима комплексная работа с родителями учащихся и педагогами школ.

Таким образом, проведенное нами исследование этнопсихологических характеристик толерантности подростков выявило определенную избирательность в межэтнических отношениях, выражающуюся в социальной дистанции по отношению к представителям некоторых национальностей, в определенных негативных стереотипах, трансформации этнической идентичности по типу этнической индифферентности или этнофанатизма. Данные результаты актуализируют проблему формирования и укрепления толерантности подростков средствами психологической коррекции и развития. В связи с этим, нами была разработана и реализована программа этнокультурного тренинга, включающая технику культурного ассимилятора, специально для подростков, живущих в Забайкальском крае. Следует отметить, что в настоящей статье рассмотрена лишь часть проведенного исследования. Представленные результаты и выводы имеют определенную ценность и являются объектом дальнейшего эмпирического изучения.

Литература

  1. Асмолов А. Г. Стратегия и методология социокультурной модернизации образования. М., изд-во ФГАУ Федеральный институт развития (ФИРО), 2011. 73с
  2. Лебедева Н. М. Этническая толерантность в России и способы ее укрепления [Электронный ресурс]. URL: http://stav-geo.ucoz.ru/publ/ (дата обращения 15.09.2009).].
  3. Народы Забайкалья в XVII-XXI веках. П. Натаев [Электронный ресурс]. URL: http://www.zabaykal.net/ulan-ude/narody-zabaikalya (дата обращения 07.05.2012).
  4. Путин В. В. Россия: национальный вопрос. [Электронный ресурс]. URL: http://www.premier.gov.ru (дата обращения 19.02.2012).

Опубликовать статью

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.