Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.54.217

Скачать PDF ( ) Страницы: 146-147 Выпуск: № 12 (54) Часть 4 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Тагирова Р. А. ЦЕННОСТНО-НОРМАТИВНЫЕ СТРАТЕГИИ КАК ИНСТРУМЕНТЫ ПРЕОДОЛЕНИЯ КОНФЛИКТНЫХ СИТУАЦИЙ В УСЛОВИЯХ ЭТНИЧЕСКОЙ СРЕДЫ / Р. А. Тагирова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 12 (54) Часть 4. — С. 146—147. — URL: http://research-journal.org/psycology/cennostno-normativnye-strategii-kak-instrumenty-preodoleniya-konfliktnyx-situacij-v-usloviyax-etnicheskoj-sredy/ (дата обращения: 29.05.2017. ). doi: 10.18454/IRJ.2016.54.217
Тагирова Р. А. ЦЕННОСТНО-НОРМАТИВНЫЕ СТРАТЕГИИ КАК ИНСТРУМЕНТЫ ПРЕОДОЛЕНИЯ КОНФЛИКТНЫХ СИТУАЦИЙ В УСЛОВИЯХ ЭТНИЧЕСКОЙ СРЕДЫ / Р. А. Тагирова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 12 (54) Часть 4. — С. 146—147. doi: 10.18454/IRJ.2016.54.217

Импортировать


ЦЕННОСТНО-НОРМАТИВНЫЕ СТРАТЕГИИ КАК ИНСТРУМЕНТЫ ПРЕОДОЛЕНИЯ КОНФЛИКТНЫХ СИТУАЦИЙ В УСЛОВИЯХ ЭТНИЧЕСКОЙ СРЕДЫ

Тагирова Р.А.

ORCID: 0000-0002-4311-6471, Кандидат психологических наук,

Чеченский государственный университет

ЦЕННОСТНО-НОРМАТИВНЫЕ  СТРАТЕГИИ КАК ИНСТРУМЕНТЫ  ПРЕОДОЛЕНИЯ КОНФЛИКТНЫХ СИТУАЦИЙ В УСЛОВИЯХ ЭТНИЧЕСКОЙ СРЕДЫ

                                                                                                    Аннотация

В статье рассматриваются основные детерминанты  разрешения конфликтных ситуаций в чеченском обществе, представляющие собой набор  традиционных морально-нравственных  ценностей, которые во многом несут в себе алгоритм коллективистских стратегий. В зависимости от того, какой характер имеет конфликт, выбираются пути выхода из конфликта. Представители  коллективистических культур  желание  сохранить добрые отношения,  проявляют,  прежде всего,  с представителями своей группы,  в случае конфликта с членами «чужих» групп коллективисты не всегда пытаются уйти от него, а зачастую проявляют даже большую склонность к конкуренции, чем индивидуалисты.

Ключевые  слова: индивидуалистическая культура , коллективистическая  культура, конфликт, конфликтное поведение, ценности, нормы, кровно-родственные отношения, тайп, род, кровная месть.

Tagirova R.A.

ORCID: 0000-0002-4311-6471, PhD in Psychology, Chechen State University

VALUE AND REGULATORY STRATEGIES AS TOOLS TO OVERCOME CONFLICT IN ETHNIC ENVIRONMENT

Abstract

The article examines the main determinants in conflict resolution in Chechen society, which rely on a collection of traditional moral values and contain an algorithm of collectivist strategies. Depending on the nature of the conflict, we chose a way out of it. The representatives of collectivist cultures manifest the desire to maintain good relations, in the first place, among the representatives of their own group. When there is a conflict with the members of the “foreign” group, collectivists do not always try to get away from it – they show a tendency to compete, more frequently than the representatives of individualistic cultures.

Keywords: individualistic culture, collectivist culture, conflict, conflict behavior, values, norms, blood and kinship relations, family, blood feuds.

Толерантное сознание напрямую взаимосвязано с ценностно-нормативным комплексом любой культуры, которая является индикатором социальной оценки индивида. Она позволяет  интерпретировать и наделять смысловыми кодами иные культурные практики  из иной социальной среды.   Поэтому мы можем предполагать, что, культурные нормы детерминируют поведение индивида соразмерено  ситуации, в том числе, и в ситуации конфликта.

Культурные нормы, являясь составной частью национального самосознания человека, формируют определенный эмоциональный его настрой, вызывают к жизни, соответствующие социальным нормам, стереотипы поведения и действия.

В эмпирических исследованиях в качестве модели стратегий конфликтного поведения, представители коллективистских и индивидуалистических культур, часто используют модель двойной заинтересованности:[1.C.112] заинтересованность в собственном успехе и заинтересованность в успехе другого (двумерная модель) в рамках этой модели выбирают четыре основные стратегии разрешения конфликтов: наступательная  стратегия,  стратегия сотрудничества, стратегия уступок, стратегия избегания.[2.C.114]

Экспериментальной площадкой для наших исследований было принято чеченское общество, традиционный уклад жизни которого, многие столетия определяли адаты — устное право, которое регулировало и определяло стратегию поведения людей, не только внутри кровно-родственных отношений, но уже в период формирования территориальной общины –джамаат.[3.C.28-29]. В основе этого социального института лежали социально-хозяйственные связи и выработка ценностно-нормативных установок, детерминированные необходимостью жить на одной территории, формировали установки толерантного сознания.   Именно   коллективная ответственность социальной группы за поступки индивида обуславливала необходимость выработки  примиренческой стратегии поведения в разрешении конфликтных ситуаций.

Детерминантом разрешения конфликтных ситуаций в чеченском обществе является набор  традиционных морально-нравственных  ценностей, которые во многом несут в себе алгоритм коллективистских стратегий. В зависимости от того, какой характер имеет конфликт, выбираются пути выхода из конфликта.

Исследователи выделяют их несколько: индивид стремиться избежать конфликтной коллизии; индивид старается адаптироваться к ее требованиям; индивид    пытается преобразовать ее в соответствии с особенностями возникшего конфликта и задачами дальнейшего поведения.[4.C.174]

Выбор этих стратегий и средств во многом определяется и рядом особенностей личности, в том числе ее толерантностью.

 Для чеченцев наиболее характерна модель избегание  конфликтных ситуаций, установка на разрешение их через позицию примирения. Но, при этом,  если  уклониться  от конфликта, например, межличностного,  им не удается, они,  как стратегию,  используют пассивные способы урегулирования. Они, как правило, заключались в  уступках противной стороне, соглашаясь с ее предложениями, или «идя на компромисс (то есть,  пытаясь найти золотую середину и избежать крайностей, чтобы выйти из тупика).

Чеченцы также могут использовать и интегративный способ урегулирования конфликтов, принимая совместное решение с противной стороной. Ориентированные на группу, даже конфликтуя внутри нее, они озабочены сохранением достоинства друг друга-это важный морально-нравственный каркас, на котором можно выстраивать  пирамиду толерантного сознания.

Для разрешения межродового конфликта чеченцы широко используют  еще одну стратегию выхода из конфликта – привлечение к его управлению третьей стороны (посредника). Посредниками, как правило,  являются влиятельные и уважаемые  лица,  способные снизить уровень враждебности, существующий между конфликтующими сторонами. Они возлагают на посредника контроль над  выполнением решения, даже если оно связано с трудностями.

Из ряда специфических черт относительно мотивации  разрешения конфликтных ситуаций в чеченском обществе, является возраст. Сакрализация  жизненных этапов становления личности уходит вглубь веков, проявляясь  в сознании потомков в виде нормативно оформленных социально — психологических практик. Рассмотрим некоторые из них.

— Молодые чеченцы в разрешении конфликтной ситуации в своей среде стараются  соответствовать  установкам, нормам и правилам, принятым в обществе, значимым и главным для них остается то,  как их будут оценивать соседи, родственники, друзья, насколько они ведут себя правильно и красиво с точки зрения общепринятых стандартов. Поэтому для них важным остается  соответствовать  основным  требованиям вайнахской этики,   заслужить уважение и одобрение со стороны «значимых других», и избежать стыда перед их осуждением,

— Чеченцы среднего возраста в конфликтной ситуации  также ориентируются на заданные извне нормы и требования, но они направлены  не только  на мнения «значимых других», но и  на поддержание общественного порядка   и   конструктивное   решение   проблем.  Они отличаются ответственным и осознанным  отношением к себе и к своим поступкам,  уверенностью в себе и  готовностью  брать на себя ответственность в ее разрешении и способностью  принятию смыслов и установок другого человека.  Их поведение детерминировано не только внешней необходимостью  соответствовать общепринятым стандартам и не только внутренней  зависимостью от  социального одобрения и общественного мнения, но и той  нравственной потребностью, быть великодушным, снисходительным, терпеливым, без которой не мыслима жизнь толерантного, справедливого, честного человека. Другими словами, это люди, которые умеют себя вести в соответствии с традициями при любых ситуациях и обстоятельствах, какими  бы они сложными и неожиданными не были, они не только сами не  теряют чувства собственного достоинства и уважения, они его сохраняют и у других людей.

— Для чеченцев преклонного возраста   наиболее характерна стратегия избегания конфликта. Она  связана  со страхом, поступить неправильно и неблагородно, потерять честь и достоинство, показаться мелочными и
нечестными. Для них характерно отношение к жизни сквозь призму религиозных правил. Следует отметить, что чеченцы молодого и среднего поколения более осознают свою ответственность перед людьми и социумом, ответственность перед Богом для них не столь осознаваема. Люди преклонного возраста не только осознают свою ответственность перед Богом и Вечностью,  их поступки  продиктованы страхом божьего наказания, они стараются заслужить ЕГО любви и ЕГО  прощения,  для них более важен суд божий, нежели людской. Такой страх происходит от совести. Основным нравственным регулятором для них является осознание  того, что терпимость – это добродетель, угодная Богу.

В чеченской культуре, как и в коллективистической культуре,  стремятся к избеганию конфликта в своей группе, так как  межличностные отношения ставятся выше собственных интересов.

Социальными институтами примирения в республике выступа.n  муфтии сел и районов, примиренческие общественные комиссии. Общественное сознание,  с одобрением относится к компромиссным решениям со стороны кровников и высоко оценивает роль и значение примиренческих социальных институтов. Способность и готовность идти на компромисс, умение договариваться и слышать иную сторону не только в ситуации кровной мести, но и на  всех уровнях общественной жизни,  часто является индикатором морально-нравственного уровня как всего рода (тайпа), так и отдельных его членов, в современном чеченском обществе.

Список литературы / References

  1. Рубин Дж., Пруйт Д., Ким Хе Сунг. Социальный конфликт: эскалация, тупик, разрешение. СПб, 2001С. 112.
  2. Рубин Дж., Пруйт Д., Ким Хе Сунг. Социальный конфликт: эскалация, тупик, разрешение. СПб, 2001. – С. 114.
  3. Тагирова Р.А. Особенности проявления национального самосознания личности в различных психосоциальных средах (на материале исследования чеченских школьников): монография. — Майкоп: Изд-во «Магарин О.Г.», 2015.-174 с.
  4. Хасбулатов А.И. Сельская община чеченцев и ее управление // Сельская община Дагестана и Северного Кавказа. Махачкала: 2003. – С. 28-29.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Rubin G., Pruit D., Kim Hye Sung. Sotsialniy konflikt: eskalatsiya, tupik, razresheniye. [Social Conflict: Escalation, Dead End, Resolution.] St. Petersburg, 2001P. 112. [in Russian]
  2. Rubin G., Pruit D., Kim Hye Sung. Sotsialniy konflikt: eskalatsiya, tupik, razresheniye. [Social Conflict: Escalation, Dead End, Resolution.] St. Petersburg, 2001. –P. 114. [in Russian]
  3. Tagirova R.A. Osobennosti proyavleniya natsionalnogo samosznaniya lichnosti v razlichnykh psikhosotsialnykh sredakh (na material issledovaniya chechenskikh shkolnikkov): monographiya [Peculiarities of National Identity of a Person in a Variety of Psychosocial Environments (based on the study of Chechen schoolchildren): monographiya] — Maikop: Publishing House “Magarin O.G.” 2015. – 174p. [in Russian]
  4. Khasbulatov A.I. Selskaya obshchina chechentsev i ee upravleniye // Selskaya obshchina Dagestana i Severnogo Kavkaza. [Rural Community of Chechens and Its Management // Rural Community of Dagestan and North Caucasus] Makhachkala: 2003. – P. 28-29. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.