Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.54.251

Скачать PDF ( ) Страницы: 157-159 Выпуск: № 12 (54) Часть 4 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Арапханова Л. Я. ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ЭЛИТЫ ИНГУШЕЙ / Л. Я. Арапханова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 12 (54) Часть 4. — С. 157—159. — URL: http://research-journal.org/politology/osobennosti-formirovaniya-voenno-politicheskoj-i-intellektualnoj-elity-ingushej/ (дата обращения: 29.04.2017. ). doi: 10.18454/IRJ.2016.54.251
Арапханова Л. Я. ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ЭЛИТЫ ИНГУШЕЙ / Л. Я. Арапханова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 12 (54) Часть 4. — С. 157—159. doi: 10.18454/IRJ.2016.54.251

Импортировать


ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ЭЛИТЫ ИНГУШЕЙ

Арапханова Л.Я.

ORCID: 0000-0002-2903-2247, Кандидат политических наук, доцент кафедры истории,  Ингушский государственный университет

ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ЭЛИТЫ ИНГУШЕЙ

Аннотация

В статье проводится анализ политической структуры общества в переходный период от традиционных форм общественного управления к новым государственным образцам, связанным с вхождением края в состав Российской империи. Проанализированы причины и последствия социальной дифференциации ингушей в рассматриваемый период. Показан процесс формирования новых социальных слоев населения, а также трансформация наиболее активных из них в профессиональных военных и просветителей. Проведен сравнительный анализ социально-политического состояния и традиционных социальных институтов Ингушетии. Обоснованы особенности трансформации военной элиты в политическую и выделения интеллектуальной элиты.

Ключевые слова: политическая элита, военно-народное управление, авторитет, влияние.

Araphanova L.Ya.

ORCID: 0000-0002-2903-2247, PhD in Political Science, associate professor of department of history, Ingush state university

FEATURES OF FORMING OF MILITARY-POLITICAL AND INTELLECTUAL ELITE OF INGUSHS

Abstract

In the article the analysis of political structure of society is conducted in a transitional period from the traditional forms of public management to the new state standards related to including of edge in the complement of the Russian empire. Reasons and consequences of social differentiation of Ingushs are analysed in an examined period. The process of forming of new social layers of population, and also transformation, is shown most active from them in professional soldiery and enlighteners. The comparative analysis of the socio-political state and traditional social institutes of Ingushetia is conducted. The features of transformation of military elite are reasonable in political and excretions of intellectual elite.

Keywords: political elite, military-folk management, authority, influence.

Разработка вопросов взаимоотношений России и Кавказа и связанных с ним политико-административных отношений имеет исключительное значение как самостоятельная тема. В данном контексте формирование и развитие военно-политической и интеллектуальной элиты региона является актуальной и сегодня в рамках исследований истории становления российско-кавказских  и российско-ингушских отношений.

Формирование северокавказских элит происходило, во-первых, независимо от внешнеполитического участия до вхождения народов Северного Кавказа в состав России. Во-вторых, активное вовлечение в сферу российского политического поля c середины XVIII до конца XIX века позволило кардинально изменить и выявить новую прослойку военно-политической элиты ингушей, как впрочем и других народов края. И как следствие наблюдается разделение военно-политической элиты ингушей на политическую и интеллектуальную.

В период со второй половины XIX вплоть до октябрьского государственного переворота в России, проводились мероприятия закрепившие новое политическое состояние ингушей в составе Российской империи, изменившие социальное положение ингушского общества.  Военно-народное управление в Ингушетии оказало самое непосредственное влияние на процесс образования государственности, при котором административное устройство сливалось в военно-народное. Моделирование органов управления на Кавказе существенно отличалось от общероссийских и связано это было прежде всего с неуверенностью императорской власти в собственной позиции и сложностью в налаживании контактов на местах. Большое недовольство коренного населения вызывалось частыми переселениями местных землевладельцев в отдаленные горные районы и созданием на равнине новых казачьих поселений из семей, из числа рядовых солдат царской армии.

Первые документы, отражающие формирование горской элитной касты в XVIII-XIX вв. показывают как происходил процесс рекрутирования в общественные органы управления, какие рычаги влияния использовались  для управления обществом. Впервые мы здесь встречаемся с понятиями  «Влияние посредством авторитета» и «Демократическое управление». Эти понятия в частности, характерны для традиционного общества с устоявщимися общественными институтами управления. Правление, основанное на морали и нравственности имели прочные властные основания  не была подвержена риску возмущения или проявления иного выражения недовольства со стороны управляемого большинства, ибо авторитет такой власти завоевывался долгое время. Отсутствие практики самовыдвижения характеризует данную прослойку как особенную. Устоявшийся у горцев институт «Эздел» не позволял мужчине выдвигать себя в чем бы то ни было на любые должности и лидирующее положение в общество. Поощрялось только предложение своих услуг для помощи и поддержки в тяжелой ситуации.

 Отсутствовала как таковая практика монополизации права принятия решений. Если по определению политической партии или элитных групп одна из задач противодействовать контрэлитам оппозиции, то в горской элите цели определяются интересами подчиненного большинства и главная задача – выбрать лучшего и достойного. Укрепление собственной позиции для них не являлось самоцелью. Старейшины, избираемые в Государственный Совет и Совет старейшин на доверительной основе, не думали о самосохранении в ней.  Такую элиту сплачивала особые ценности, такие как легитимность, право принимать решения, влиять на судьбы людей, решать вопросы внутри и внешнеполитического характера, давать оценки политическим и общественным событиям и т.д.

«Выборные начала правления, отсутствие в нем потомственной передачи власти были характерной особенностью ингушского общества».[1] Галгаевская группа ингушей, находившаяся в центральной части Северного Кавказа, с древнейших времен не знала никакой другой формы правления, кроме республиканской. Система учреждений прямой и представительной демократии  имела здесь четко выраженный институциональный характер, пронизывающий всю систему общественных отношений, в центре которых была свободная и активная личность. Действительно, вплоть до ХХ века «…у ингушей…  не было…понятия об отдельных правах, дающих преимущество одним  и ставящих других в зависимое положение… т.е. общественный строй их отличался равенством в правах всех граждан. … Несмотря на соседство с феодальной Грузией и влияния царской России, они оставались такими… какими были еще в период пастушеской жизни».[2]

Горская традиционная политическая элита внесла неоценимый вклад  как в развитие общественных институтов народов Северного Кавказа, как и складывание новых форм современного государственного управления.

Необходимо отметить, что в отличие от таких же групп управленцев существовавших в разные исторические эпохи в других государственных образованиях пользовавшихся привилегиями высших каст, горская «верхушка» такими льготами не пользовалась. Они не собирали налоги, никого себе не подчиняли  и других дивидендов также не получали.   Такая элита являла собой пример народной демократии и всеобщей ответственности, чего не скажешь о сегодняшних управленцах «от народа».

В компетенцию соседской общины входило решение общих вопросов хозяйственной деятельности, регулирование имущественно — правовых сторон жизни и семейно-брачных отношений, определение взаимоотношений с соседями, организация военных предприятий, оборонительные меры и т.д.

Показательным является участие в политической жизни горских обществ сельских старшин, на которых возлагались не только функции управления в общинах. Здесь существовали уже давно состоявшиеся межобщинные связи: торгово-экономические, социально-политические.

В конце  XVIII — первой половине XIX века наблюдается усиление интереса России к Кавказу, вызванный необходимостью укрепления ее позиций в регионе. На тот период, по определению И.Гюльденштедта, ингуши, свободный народ, живущий в условиях полного господства народной демократии. Права и взаимоотношения регулируются сводом горских законов – адатов.[3]

Необходимо отметить, что участие в реализации принятых решений, будучи представителями отдельных горских обществ, также была существенным. Они являлись ответственными за исполнение принятых Советом старейшин или Государственным Советом решений относительно жизнедеятельности всех слоев общества и государства. Совет или собрание взрослого мужского населения и выносимые ими решения являлись важным механизмом в деле внутриобщинного управления. Как видно, главными административно-должностными лицами местных обществ были старшины, как правило, представители влиятельных родов. Им принадлежала публичная власть, в их ведении находились вопросы общественного управления.

Сегодня, через призму сложившихся по европейскому образцу органов управления трудно представить реальную демократию существовавшую при становлении и развитии традиционных форм государственности, подобных которым невозможно найти ни в одном государстве мира. По существу, мы здесь видим образец или модель идеальной государственности, в котором роль власти выполняли и принимали участие в определении политики избранные старейшины рода.

Первые экономические сношения с Россией стали толчком к последующим политическим  и экономическим соглашениям. Кроме духовного становится популярным светское образование. В исследуемый период образовалась небольшая группа интеллигенции из числа молодых людей, получивших высшее образование в лучших учебных заведениях страны.

Период формирования и трансформации новых элит после включения Ингушетии в орбиту российской политики можно поделить на три этапа:

Дореволюционный (XIXв. — до февраля 1917г.);

Советский (1917 -1991гг.);

Постсоветский (с 1991г.).

В дореволюционный период в горских районах Кавказа характерны: частая смена руководства краем, утверждение сначала «военно-народного», а затем «военно-гражданского» управления, установление полицейского и военного режимов.

В лице основной части горцев Россия имела подданных, преданно служивших ее интересам. Значительным был во всех отношениях и офицерский корпус из числа ингушей, особо отличившиеся при военных баталиях первой мировой войны.

Большую роль в процессе формирования гражданской интеллигенции и политической элиты сыграла Ставропольская гимназия. Ее выпускниками стали Адиль-Гирей Долгиев, Инал Бекбузаров и многие другие. Именно Ставропольская гимназия дала всему Северному Кавказу ряд ярких личностей, политических деятелей и просветителей, ставших у истоков образования новой государственности. Большим преимуществом для них стало то обстоятельство, будучи хорошо знакомыми продолжали общаться уже на трудовом поприще.

Одним из ее выпускников был Чах Ахриев, известный этнограф, публицист, автор ряда работ по этнографии ингушей. Сравнения с традициями русской культуры сплошь прослеживаются в его трудах. Ч.Ахриев считает, что ингушский народ сам осознал необходимость приобщения к русской культуре и грамоте, чему в немалой степени способствовали такие черты национального характера как предприимчивость, самостоятельность, энергичность, тяга к новому.[4]

Необходимо отметить, что многие ингуши подтягивали за собой для обучения своих родственников, в результате целые семьи состояли на службе в царской армии и имели офицерские чины. Офицерские чины получали как на службе в армии, так и старшины, другие слои авторитетных горцев, закончившие лучшие военно-учебные заведения.  Горцы активно вовлекаются в государственную — гражданскую службу, привлекаются в местные органы управления. В результате у ингушей возникла прослойка профессиональных военных и чиновников. Офицеры из горцев стали опорой империи в местных народах, сыграли важную роль в их судьбах, особенно в XIX — первые десятилетия XX в.

Примечательна в этой связи деятельность видного общественного и политического деятеля рассматриваемого периода, В.-Г. Джабагиева, член Комитета горцев Северного Кавказа, который  разработал проект земского управления в Терской области (где проживали ингуши, чеченцы, казаки, кабардинцы, осетины, балкарцы, кумыки и пр.), в котором предусмотрел выборные земские органы трех степеней: сельские, окружные и губернские, взамен военно-колониальных администраций.

Таким образом, XIX век привнес в историю Кавказа много изменений: политических, административных, территориальных. Произошло кардинальное внутреннее переустройство края. В предыдущие столетия отношения России и Кавказа носили внешнеполитический характер. Уже в  XIX веке они перешли на сугубо внутренние. Данная ситуация явилась важным толчком к формированию новой по своему содержанию элитных групп военной, политической и интеллектуальной элиты, деятельность которой была направлена на новое политическое устройство края в рамках Российского  имперского государства.

Список литературы / References

  1. Яндиев М.А. Древние общественно-политические институты народов Северного Кавказа. М. Изд. ЛКИ, 2007. С.28.
  2. Яндиев М.А. Древние общественно-политические институты народов Северного Кавказа. М. Изд. ЛКИ. 2007. С.29.
  3. Гюльденштедт И. Путешествие по Кавказу в 1770-1773 гг. Спб.2002.
  4. Долгиева М.Б. Общественная мысль и просвещение Ингушетии во 2-й половине XIX нач.-XX вв. Ставрополь, 2007. С.3.

Список литературы латинскими символами / References in Roman script

  1. Jandiev M.A/ Drevnie obshhestvenno-politicheskie instituty narodov Severnogo Kavkaza. [Ancient social and political institutes of people of North Caucasus.] / M.A. Yandiev // M. Izd. LKI, 2007. P – 28. [in Russian]
  2. Jandiev M. Drevnie obshhestvenno-politicheskie instituty narodov Severnogo Kavkaza. [Ancient social and political institutes of people of North Caucasus.] / M.A. Yandiev // M. Izd. LKI. 2007. P – 29. [in Russian]
  3. Gjul’denshtedt I. Puteshestvie po Kavkazu v 1770-1773 gg. [Travelling around the Caucasus in 1770-1773]./ I.Gjul’denshtedt // Spb.2002. [in Russian]
  4. Dolgieva M.B. Obshhestvennaja mysl’ i prosveshhenie Ingushetii vo 2-j polovine XIX nach.-XX vv. [The public idea and enlightening of Ingushetia in the 2-nd half of XIX and the beginning of the XX-th century]. / M.B.Dolgieva // Stavropol’, 2007. P-3.[in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.