Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

Скачать PDF ( ) Страницы: 61-64 Выпуск: № 9 (16) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Мушич-Громыко А. В. СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ СРЕДА И ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ / А. В. Мушич-Громыко // Международный научно-исследовательский журнал. — 2013. — № 9 (16) Часть 2. — С. 61—64. — URL: http://research-journal.org/philosophy/socialno-kulturnaya-sreda-i-ekologicheskaya-kultura-problemy-i-perspektivy-vzaimodejstviya/ (дата обращения: 29.03.2017. ).
Мушич-Громыко А. В. СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ СРЕДА И ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ / А. В. Мушич-Громыко // Международный научно-исследовательский журнал. — 2013. — № 9 (16) Часть 2. — С. 61—64.

Импортировать


СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ СРЕДА И ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

Мушич-Громыко А.В.

Аспирант кафедры философии Новосибирского государственного университета экономики и управления. Зам. директора по научно-исследовательской работе, НОАНО «Центр диалектических исследований», Новосибирск

СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ СРЕДА И ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

Аннотация

В статье рассмотрены аспекты актуализации понятия «экологическая культура» через поиск принципа взаимодействия[1], который в контексте исследования философски охватывает диапазон «экологизация науки и философии» ↔ «экологический человек». Обосновывается мысль о том, что социокультурная среда и экологическая культура и есть объектные основания такого рода поиска.

Ключевые слова: всеобщая экологизация, экологическое мировоззрение, философские корреляции.

 

Mushich-Gromyko A.V.

PhD student of Novosibirsk State University of Economics and Management. Deputy Director for scientific research “Center оf Dialectical Researches”, Novosibirsk

THE SOCIO-CULTURAL ENVIRONMENT AND THE ENVIRONMENTAL CULTURE: THE PROBLEMS AND PROSPECTS OF THE INTERACTION

Abstract

The aspects of the actualization of the concept «ecological culture» through the search of the principle of interaction is under consideration in this article. In the context of the research this principle philosophically covers the range of « ecologization of science and philosophy» ↔ «ecological man».» The idea, that the socio-cultural environment and the ecological culture are the object basis of this search, is grounded in the premise.

Keywords: general ecologization, ecological worldview, philosophical correlation.

 

Экологизация современного научного знания, пришедшая на смену доминировавшей совсем недавно парадигме «космизации» науки, является на сегодня едва ли не центрирующей схемой, определяющей структуру научного знания. Подводя итоги недавнего прошлого, сегодня принято говорить об «экологическом двадцатилетии» (1972-1992), когда в данный период глубоко анализировались проблемы взаимоотношений человека, общества и биосферы в динамике всемирно-исторического развития цивилизации, что и обусловило формирование новой тенденции – экологизации науки, т.е. проникновения экологических законов, правил и принципов в сложившуюся систему естествознания, техникознания и человекознания [1, с. 302-303].

Содержательным фиксированием естественнонаучной и социальной тенденций стала возможность определения трёх уровней экологизации. Они таковы:

  1. Внутридисциплинарная – выявление биосферных знаний в системе конкретной научной дисциплины;
  2. Междисциплинарная – формирование в традиционной системе наук – новых дисциплин экологической направленности (в естествознании – экоматематика, экофизика, экокибернетика, экосистематика и т.п.; человекознании – экополитика, экоправо, экопсихология и т.п.);
  3. Проблемная – взаимосвязь различных областей современного научного знания для разрешения конкретной экологической задачи (к примеру, поиск путей повышения степени безопасности и функции всей инфраструктуры АЭС) [1, с.303].

В связи с глубинным проникновением экологических законов, правил и принципов в сложившиеся системы философского и научного знания, возникла необходимость пересмотра целого ряда содержания системных объектов, дабы экологизировать, актуализировать как онтологический, так и гносеологический дискурсы о месте, роли и значении данных объектов в условиях обновлённых установок на изучение. Суммируя всё вышеизложенное, мы предлагаем к краткому рассмотрению в рамках социально-философского анализа такие глобальные объекты как «социально-культурная среда» и «экологическая культура» в совокупности с идеей рассмотрения проблем и перспектив их взаимодействия.

Но прежде зададим формулировочные экспликации означенных объектов.

Социально-культурная среда есть, прежде всего, окружающие людей общественные, материальные и духовные условия их существования, формирования и деятельности.

В определении экологической культуры[2], данном Н.Ф. Реймерсом, выделено два основных эшелона, которые позволяют рассматривать данный объект в виде системного образования. Эшелонизация Реймерса задана так: экологизация культуры как — 1) этап и составная часть развития общемировой культуры, характеризуемые острым, глубоким и всеобщим осознаванием насущной важности экологических проблем в жизни и будущем развитии человечества; 2) совокупность знаний, умений, социальных и инженерных норм, руководствуясь которыми человек осознаёт себя (и соответствующим образом действует) как часть природной среды и как субъект, ответственный перед собой, живущими и последующими поколениями людей за её сохранение.

Экологическая культура, как следует из формуляра, изложенного, по сути, социально-философским языком, есть объединённый свод не только экологических условий для существования человека и общества, но и содержательные указания на необходимость поддержания сбалансированности отношений в системе «человек-общество-биосфера».

Переходя к рассмотрению обозначенных объектов через их взаимодействие, прежде всего укажем на то, что из всего множества возможных и реальных проблем и перспектив взаимодействия социально-культурной среды и экологической культуры, мы остановим своё внимание на сфере человековедения, как одной из глобальных областей, разворачивающей собственную данность в условиях всеобщей экологизации[3].

Итак. Сфера человекознания достаточно часто эпонимизируется со сводом социально-гуманитарных наук и соответствующих технологий. Но проблема поиска взаимодействий заключена в том, что как подчёркивают ведущие специалисты, экологизация социально-гуманитарного знания в контексте человекознания, — это прежде всего поиск адекватных соотношений между «количественностью» и «качественностью» цивилизационного процесса, как ни жёстко это звучит.

Далее. Говоря о поиске взаимодействий, необходимо выделить важнейшее условие философской корреляции описываемых нами объектов. Это условие на уровне диалектического противоречия было теоретически осознано и практически подтверждено как «пролапс»-усиление деградации биосферы, что и вызвало острейшую потребность радикальной трансформации сложившихся принципов социокультурного роста цивилизации[4]. В философском поле зрения становится очевидным, что социокультурная среда, подчёркивающая единство жизнедеятельности в её существенных отношениях, проблемна и перспективна одновременно в случае согласованного гносеологического допущения о том, что бытие и познание «экологизированы» основаниями общности культуры – региональной, национальной (этнической), общественной, образовательной, профессиональной и т.д. (согласно идеи В.С. Стёпина о мировоззренческих основаниях культуры). Социально-философской скрепой описываемых нами объектов с позиций экологизации сферы человекознания становится, таким образом, глобальная проблема экологического выживания цивилизации, проблема, которая всё более глубоко пронизывает онтологию и теорию познания и превращается в суть новейших философских проблем, изменяя количественный и качественный субстрат философской продуктивности. Этот острейший вопрос (заметим попутно, часто описываемый в традиции гегелевской диалектики) предполагается, в любом случае, разрешать через поиск адекватных соотношений между «количественностью» и «качественностью». Поскольку мы дрейфуем в область человекознания на «онтологическом ледоколе», то определим момент того, что в составе основных элементов как социокультурной среды, так и экологической культуры важную роль играют характеристики целостности, взаимосвязи и взаимозависимости образующих их индивидов, а также активное воздействие общностей на развитие и деятельность личности. Каковы же достижения в поиске взаимодействия этих сред? Обратим внимание на то, что проблемы и перспективы взаимодействия социокультурной среды и экологической культуры в пределах указанных нами тенденций и закономерностей (по преимуществу феноменологически и этически) сведены к парадигматике «поиска экологического человека». Такая постановка вопроса в условиях экологизированной сферы человекознания породила несколько сценариев такого рода поиска.

  1. Возможность смягчения индивидуального и социального потребительства;
  2. Ориентация на анализ социально-психологических аспектов отношения «человек-биосфера» как важнейшего условия существования и позитивного развития человечества;
  3. Обусловливание проблемы формирования человека нового мировоззренческого типа – «экологического человека»;

В рамках первого сценария речь идёт о необходимости рассмотрения и выбора приоритетов глобального и регионального развития, анализе изменяющихся индивидуальных и общественных потребностей, выявлении возможностей психологической адаптации личности к трансформирующимся традиционным природным условиям бытия и др.

Второй сценарий продолжает и развивает первый, заостряя и углубляя оценочный фактор социально-психологических аспектов экологической проблемы через анализ и экспертирование соответствующих приоритетов различных групп и слоёв населения.

И, наконец, третий сценарий, в границах которого проблема формирования человека нового мировоззренческого типа основывается на рассмотрении соотношения целевых установок личности в увязывании с реализацией идеи гармонизации отношений в системе «человек-общество-биосфера». Рефлексивно-деятельностные контуры данного сценария во многом совпадают с контуром социокультурной среды и экологической культуры, т.е. строят своего рода «философский ландшафт»; в силу того, что в этих образованиях сильна роль социальных установлений, институтов, традиций, социальной аксиологии, которые и выполняют функции социальных и культурных ориентиров общества и личности, поскольку последние сформированы путём теоретического и практического осмыслении количественно-качественного социального опыта многих поколений.

Что же в таком случае за феномен «человек экологический» по своим мировоззренческим основаниям как проблематизация перспектив взаимодействия социокультурной среды и экологической культуры? К какому типу мировоззрения он принадлежен? Антропоцентризму, биоцентризму или чему-то иному? На этот счёт существует целый ряд концепций, задающих описание собственно «человека экологического». К их числу относится достаточно известная концепция Э. Майнберга, выработанная в рамках философской антропологии и выражающая себя в терминологии экологической этики, следуя принципам А. Швейцера. По Майнбергу, «человек экологический» гносеологически укоренён в экологическую антропологию. Онтологической фундаментальной характеристикой выступает биофилия. Первым принципом его бытия выступает уважение к жизни. Второй принцип говорит о том, что «человек экологический» придерживается особой морали и этики. Как видно, ядро данной концепции — биоцентричность, с высокой массой содержания субстрата идей биоцентрического индивидуализма [3].

Третий концептуальный ряд (или сценарий) центрирован, на наш взгляд, наукой о закономерностях взаимодействия человека с окружающей средой – «экологией человека», т.к. в ней существеннейшее место отведено мировоззренческим вопросам и поиску решений в области обнаружения новых ориентиров проживания человека в мире. Ещё одним концептуальным образованием описываемой нами реальности человекознания, в части практического применения идей экологизации, выступает энвайронментализм, широко понимаемый как среда жизни, в котором соединены эколого-социологические тренды под эгидой движения за охрану природы с мировоззренческими экологическими ориентациями. Зафиксируем то, что как в описываемой конкретной флексии, так и в широком публицистическом дискурсе, относительно проблемы поиска принципа взаимодействия как «философско-экологического медиатора», крайне сложно говорить с платформы аналитического монизма. И это также одна из важнейших поисковых проблем – поиск адекватного дополнительного.

Подходя к некоторым итогам, вслед за концепциями экологической этики укажем ещё раз на один входящий сегмент состава третьего сценария экологизированной сферы человекознания, который центрирован экологией человека.

К примеру, анализ источников показал, что в сегментах экологизированной отечественной лексики (разного уровня и порядка) наряду с понятием «человек экологический» употребляется и термин «экологист», обозначающий неспециалиста, вносящего вклад в решение экологических проблем, участника общественного экологического движения. Возможно, само понятие «экологическая культура» и есть указание на поиск медиатора?

Итак. Принцип взаимодействия социокультурной среды и экологической культуры, который мы средоточили через обусловленность проблемы формирования человека нового мировоззренческого типа – «экологического человека», исходя из взаимоотношений «количественности» и «качественности» в мировоззренческом смысле следует понимать как баланс между мировоззренческой поведенческой моделью и типом общественных отношений. Неслучайно поэтому, что в понятийно-категориальном аппарате экологической культуры существует так называемый «сектор непрофессионалов», в котором содержится целый свод определений, строящих позитивное экологическое поведение, но не относящихся, в то же время, к сугубо научному и даже философскому компендиуму[5].

Содержательно отметим, что парадигмы и идеи экологизации, типологизация мировоззренческих ориентаций «человека экологического» привнесли в социокультурную среду и экологическую культуру достаточное число новых понятий, слов, эпитетов, точных наблюдений, т.е. значительно обогатили специальный язык философии и науки. И в этом нам видится частотно состоявшаяся «ареализация» третьего сценария человекознания – «экологизация лексикона», радикальное обновление речевого аппарата специалистов разных областей, как динамика развития отраслевых секторов цивилизации.

Как бы то ни было, остроактуальный вопрос о формировании человека нового, экологического мировоззрения есть осознанная сегодня специалистами многих областей теоретическая и практическая задача, беспрецедентная по своей значимости и сущности.

Подводя итоги нашего сжатого рассмотрения заявленной проблемы, заключим, — коррелятив социокультурной среды и экологической культуры в парадигматике экологизации сферы человекознания и современного научного знания в целом, становится объектно и предметно-адекватным, если мы опираемся на основной сигнал – социально-философский. Можно сказать и так, что философским основанием взаимодействия и поиска нового типа мировоззрения выступают социально-онтологические и культурно-гносеологические идеи, — конструирование новой мировоззренческой реальности, таким образом, становится невозможным без учёта своеобразия перспектив взаимоотношений социокультурной среды и экологической культуры.

Литература

  1. Лось, В. А. История и философия науки. Основы курса: Учебное пособие / В. А. Лось. – М. : Издательско-торговая корпорация «Дашков и К», 2004. – 404 с.
  2. Козырев, Г.И. Социальное действие, взаимодействие, поведение и социальный контроль [Текст] / Г. И. Козырев// Социс. — 2005. – С. 124-129.
  3. Канке, В.А. Философия науки : краткий энциклопедический словарь / В. А. Канке. – М. : Издательство «Омега-Л», 2008. – 328 с.
  4. Реймерс, Н.Ф. Экологическая культура. Словарно-справочная статья // Охрана природы и окружающей среды: Словарь-справочник. – М. : Просвещение, 1992. – 320 с.
  5. Медоуз, Д., Рандерс, Й., Медоуз, Д. Пределы роста. 30 лет спустя /. — М.: Академкнига, 2008. — 342 с.


[1] Под признаками взаимодействия мы понимаем, прежде всего, социальное взаимодействие как систему взаимообусловленных социальных действий, при которой действия одного субъекта одновременно являются причиной и следствием ответных действий других. Оно имеет место тогда, когда люди взаимно, сравнительно глубоко, устойчиво и регулярно влияют на поведение друг друга, в результате чего происходит не только возобновление, но обычно и изменение социальных отношений. – Режим доступа: http://socialengec.ucoz.ru/publ/obshhaja_sociologija

[2] Определение с высоким рейтингом цитируемости (прим. наше.)

[3] Под условиями всеобщей экологизации мы в любом случае имеем в виду два основных подхода, две точки зрения на мотивацию социального действия. К примеру, Козырев Г.И. в работе «Социальное действие, взаимодействие, поведение и социальный контроль» так пишет по поводу двух основных подходов к исследованию социальной действительности: «Первый подход содержится в работах Э. Дюркгейма, второй — М. Вебера. По мнению Э. Дюркгейма, деятельность и поведение человека жестко детерминированы внешними, объективными факторами (социальной структурой, социальными отношениями, культурой и др.). М. Вебер, напротив, придавал субъективный смысл социальному действию. Он считал, что в любых социальных условиях человек имеет возможность проявления индивидуальности»[2, с.124-129].

[4] На основании Докладов Римского Клуба, прежде всего.

[5] Речь идёт об общественно-социальных структурах, движении в аргументации «в пользу», а также целого пласта экологизированной публицистики, эссеистики и т.п.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.