Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.57.117

Скачать PDF ( ) Страницы: 150-153 Выпуск: № 03 (57) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Мингулов Х. И. ФОРМИРОВАНИЕ ФУНДАМЕНТАЛЬНОЙ БАЗЫ РАЦИОНАЛЬНОГО МЫШЛЕНИЯ: ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ / Х. И. Мингулов, Т. В. Филатов, В. В. Ходыкин // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 03 (57) Часть 1. — С. 150—153. — URL: http://research-journal.org/philosophy/formirovanie-fundamentalnoj-bazy-racionalnogo-myshleniya-postanovka-problemy/ (дата обращения: 28.05.2017. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.57.117
Мингулов Х. И. ФОРМИРОВАНИЕ ФУНДАМЕНТАЛЬНОЙ БАЗЫ РАЦИОНАЛЬНОГО МЫШЛЕНИЯ: ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ / Х. И. Мингулов, Т. В. Филатов, В. В. Ходыкин // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 03 (57) Часть 1. — С. 150—153. doi: 10.23670/IRJ.2017.57.117

Импортировать


ФОРМИРОВАНИЕ ФУНДАМЕНТАЛЬНОЙ БАЗЫ РАЦИОНАЛЬНОГО МЫШЛЕНИЯ: ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ

Мингулов Х.И.1, Филатов Т.В.2, Ходыкин В.В.3

1Кандидат физико-математических наук, Самарский государственный экономический университет, 2Доктор философских наук, Поволжский государственный университет телекоммуникаций и информатики, 3Кандидат философских наук, Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П. Королева

ФОРМИРОВАНИЕ ФУНДАМЕНТАЛЬНОЙ БАЗЫ РАЦИОНАЛЬНОГО МЫШЛЕНИЯ: ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ

Аннотация

В предлагаемой всеобщему вниманию статье, главным образом, поднимается вопрос о роли такого широко известного направления классической мысли как эмпиризм в формировании нового рационального восприятия окружающей нас действительности в рефлексивной и когнитивной практике. В данном исследовании речь идет также о самой активной роли эксперимента, наблюдения и их анализа в получении готового знания, необходимой проверке его на соответствие исследуемой действительности, другими словами, на истинность. Весьма значительное внимание уделяется ведущей роли классической мысли в целом и эмпиризма в частности, а также зарождающейся в то время науки фактически в современном ее понимании в построении сложно структурированной и логически тесно взаимосвязанной картины мира.

Ключевые слова: эмпиризм, познание, язык, опыт, метод, наука, эксперимент, наблюдение, факт, разум, рациональность.

Mingulov K.I.1,  Philatov T.V.2, Khodykin V.V.3

1PhD in Physics and Mathematics, Samara state economic university, 2PhD in Philosophy, Volga state university of telecommunications and informatics, 3PhD in Philosophy, Samara national research university named after academician S. P. Korolev

FORMATION OF FUNDAMENTAL BASIS OF RATIONAL THINKING: PROBLEM STATEMENT

Abstract

The present paper considers mainly the issue of the role of such a well-known area of classical thought as empiricism in the formation of a new rational perception of the reality around us in a reflexive and cognitive practice. This study is also devoted to the most active role of experiment, observation and analysis in obtaining a ready-made knowledge, a necessary conformity check with the test of reality, in other words, a reality test. Much attention is given to the leading role of classical thought in general, and empiricism, in particular, as well as science emerging in its modern sense at that time in building of a highly structured and logically closely interrelated picture of the world.

Keywords: empiricism, knowledge, language, experience, method, science, experiment, observation, fact, reason, rationality.

Зарождение нового типа рационального мышления в XVII-XVIII столетиях на базе традиционной античной и средневековой метафизики в существенной степени было связано с возникновением такого важного типа освоения окружающего мира, как научное познание в его классическом варианте. Этот тип рационального мышления несет с собой свое содержание, методологические принципы и установки, а также фокусирует внимание на специфических проблемах, главным образом, ориентированных на формирование необходимых для зарождающейся классической науки методов познания. Подобного рода явления, прежде всего, связаны с появлением близкого нашему современному восприятию нового типа экспериментального естествознания. В частности, в рамках сформировавшихся исходных исторических предпосылок возникают благоприятные условия для активного проведения экспериментов и наблюдений в области классического естествознания, которое довольно скоро подвергнется известной структуризации с образованием широко известных в настоящее время отраслей науки: физики, механики, химии, биологии, астрономии. Получаемые в зарождающейся классической науке знания стало необходимым подвергать проверке на истинность посредством опыта непосредственного взаимодействия исследователя с изучаемой действительностью. Прежде всего, это дало импульс к зарождению эмпирической исследовательской традиции как одного из важнейших направлений в философии Нового времени.

Пожалуй, наиболее яркий представитель эмпиризма на исходе Ренессанса и на заре Нового времени или, как еще можно его назвать, Просвещения Френсис Бэкон отчетливо предвосхищает мир новой классической философии и науки, методологию фундаментальных исследований. При этом мыслитель в значительной степени сохраняет тесную связь с классическим схоластическим средневековым миросозерцанием, безусловно, будучи одним из самых известных его наследников.

Само собой, подход к новому рациональному исследованию окружающей действительности приобретает все более и более специфические черты на фоне предшествующих исторических эпох. Более того, надо говорить, что одной из центральных проблем здесь выступает проблема поиска знания об окружающей действительности, а также научного метода позна­ния, основанных исключительно на рациональном восприятии мира. В тоже время считалось, что в научном исследовании следует руководствовать­ся исключительно фактами наблюдений, экспериментов, детального анализа и расчетов. А фундаментом различных областей науки должна стать филосо­фия с соответствующим научным методом. Это, пожалуй, в большей степени и породило тот когнитивный феномен, что нами привычно называться рациональностью в классическом смысле этого слова.

В истории философии Ф. Бэкон выступил как провозвестник опытного естествознания и научного метода. Ему удалось создать образ новой науки, отправляясь от твердо принятых и продуманных представлений о значении знания в обществе и человеческой жизни. Главным делом философа становится разработка и обоснование нового метода познания. Такой метод для Бэкона должен оказаться одним из важнейших в инструментарии рефлексивной и когнитивной деятельности как на эмпирическом, так и на теоретическом ее уровнях.

В этой связи широко известная фраза философ «Знание – сила», можно сказать, стала путеводной звездой в прояснении задач и целей новой классической философии и зарождающегося научного знания в современном его понимании. Бэкон полагал, что «человек как исследователь Природы, настолько понимает ее, насколько он осознает ее устройство» [2, c. 12]. Мысль Ф. Бэкона в этой связи очевидным образом направляется на решение весьма важной для того времени задачи по критическому анализу всевозможных источников заблуждения традиционной философии, а также поиску наиболее оптимальных методов познания. В результате, критическая часть программы Бэкона, если так можно выразиться, становится ответственной за формирование методической дисциплины научного разума.

Мыслитель считал необходимым очистить познающий разум от разного рода «предрассудков», а также сформировать так называемую единую систему наук. «Первая философия» выступает в данном случае неким выражением целостности природы, «это собрание постулатов, которые будут универсальными в различных отраслях науки» [1, c. 212]. Своего рода освобождение исследовательского разума продиктовано, на взгляд Бэкона, господством над сознанием людей так называемых «идолов», или призраков. Идолами философ называет заблуждения разума, искажающие познание. Заблуждения, согласно его мнению, бывают индивидуальные и присущие человеческому познанию в целом. Как известно, мыслитель выделяет четыре их основных вида: идолы рода, пещеры, рынка и театра [2, c. 18]. Но, по сути, это весьма аллегорическая форма демонстрации важнейших источников заблуждений нашего разума в процессе познания и рефлексии.

Сила разума, по убеждению Ф. Бэкона, демонстрируется в организации наблюдения и эксперимента, что дает возможность услышать голос самой природы и интерпретировать сказанное ею истинным образом. «Важно надеяться на тесную взаимосвязь опыта и рассудка» [2, c. 59]. Таким образом, философ видит ценность разума в его способности получения истины из опыта, в котором она как раз и заключена. Разум как таковой не содержит в себе истин бытия и, будучи отрешен от опыта, неспособен к их открытию. Бэкон предлагает рассматривать разум через опыт посредством извлечения истины из него. При этом, опыт в своем рассмотрении не нуждается в ссылках на разум. Опыт может позиционироваться как независимая от разума категория. В частности, известный современный мыслитель Б. Рассел по этому поводу писал, что Ф. Бэкон имеет «колоссальное значение для формирования индуктивного метода и логической систематизации научного познания» [5, c. 53].

Томас Гоббс продолжает линию эмпиризма и развивает сенсуализм. Правда, в отличие от Бэкона Гоббс уделяет больше внимания системности своей мысли. В трактате «О теле» философ строит теорию познания, где пытается выяснить, познаваем ли мир, в каких границах, в чем критерий истинности человеческого разума. «… Страх, сопровождающий всех людей благодаря незнанию причин, должен иметь какой-нибудь объект» [3, c. 82]. Гоббс утверждает, что все знание происходят из ощущений. При этом чувства не ограничивают разум в его деятельности, так как разум, получая данные от органов чувств, начинает оперировать ими и добывать новое знание. Это привело мыслителя к заключению о наличии двух видов познания: чувственного и рационального. Фундаментально обоснованное знание постигается в процессе рационального освоения мира. Любопытно то, что отдельно взятое чувственное познание по своим итогам не предоставляет окончательно обоснованной картины изучаемой действительности. Таким образом, рациональное познание по окончательным итогам предоставляет искомое полностью достоверное знание, что можно констатировать как признанный учеными определенного профиля научный факт.

В ощущениях Гоббс выделяет два основных элемента: реальный и воображаемый. Реальный элемент заключается в физиологической реакции тела на раздражение. Воображаемый элемент представляется в большей степени в сознании, а также в сфере бессознательного, в снах, галлюцинациях и других кажущихся восприятиях. По этому поводу философ утверждает, что «человеческое превосходство связано с привилегией абсурдов, которым не подвержено никакое другое существо» [3, c. 33]. Так как воображаемого элемента на самом деле не существует, то подлинным источником познания выступают реальные ощущения посредством взаимодействия органов чувств и их раздражителей, то есть объектов окружающего нас мира. В результате взаимодействия ощущений в разуме возникают представления, то есть угасшие ощущения, которые производят определенный отпечаток в душе, имеющий возможность некоторое время сохраняться, при этом постепенно теряя свою актуальность.

Готовые знания оформляются, как известно, в языковой форме, то есть в связи между словами, высказываниями, предложениями, суждениями, умозаключениями. В данном контексте важным критерием истинности в опоре на разум Гоббс рассматривает непротиворечивость суждения, а также согласованность или соответствие знания действительности. В этой связи все важнейшие положения исследовательской теории полагаются на известные логические законы. Разного рода предположения в данном контексте подчиняются имеющимся причинно-следственным связям.

Похожей линии в своих рефлексивных изысканиях придерживается и другой мыслитель рассматриваемой традиции, Джон Локк. Его интересует проблема происхождения знания вообще, а также возможности и пределы человеческого познания в частности. В случае, если познающий субъект упустит из виду то, что он может знать, вполне реальна угроза сползания в сферу излишнего традиционализма и неуверенности в своих эвристических поисках. Все это, как известно из длительной истории интеллектуального развития человечества, способно весьма ощутимым образом замедлить наши исследования. По этой причине для проведения подобного рода изысканий философ полагает необходимым и достаточным иметь четкое представление о способностях и границах применения человеческого разума. В противном случае, как предостерегает мыслитель, исследование как раз рискует оказаться в поле притяжения скептицизма или всевозможного рода догматических ошибок.

Локк убежден в том, что наглядная демонстрация процесса получения знания является своеобразным ключом к исследованию возможностей человеческого познания. По этой причине мыслитель проявляет интерес к вопросу о происхождении и об источниках познания. В данном контексте автор сразу оговаривает за собой возможность использовать термин «идея», под которым он понимал все то, чем занят разум в процессе мышления. Таким образом Локк пытался избежать отождествления своих «идей» с их платоновским содержанием. Полемизируя с кембриджскими платониками, а также с рационалистами, прежде всего, Декартом, Локк в трактате «Опыт о человеческом разумении» говорил, что «люди посредством своих природных способностей, …, могут обрести необходимое знание и обеспечить его достоверность» [4, c. 75-76]. Иначе говоря, идеи у мыслителя выступают результатом их взаимодействия с внешним миром, то есть они приобретенные. Стремясь обосновать тезис о том, что идеи не врожденны человеку, Локк приходит к мысли о достаточности всего лишь показать, откуда они происходят. Истоки убежденности во врожденности идей Локк усматривает в лености мышления. Так как человеческому разуму лень заниматься поисками подлинных источников познания, он и делает выводы о врожденности идей. Основным источником познания философ в сложившейся эмпирической традиции считает опыт. Он выделяет два основных вида опыта – внутренний и внешний. Поэтому Локк в данном случае полностью разделяет точку зрения сенсуализма, что все знание происходит из ощущений, при этом придерживаясь более широкой линии эмпиризма. Локк в рамках эмпирической традиции видит завершение познания в признании абстрагирующей роли теоретического познания. При этом данные ощущений, восприятий и представлений обобщаются и систематизируются на уровне понятийного мышления.

При рождении душа человека, согласно мысли античных стоиков, являет собой чистую доску. При помощи воздействия на органы чувств в душу входят идеи, поэтому в разуме есть только то, что приходит в него посредством наших чувств. Это привело Локка к известному выводу о том, что разум наполняется необходимым ему содержанием из данных чувств. Одни идеи приходят в душу посредством только одного чувства, другие – при помощи нескольких чувств. Есть простые идеи, которые приходят в душу посредством рефлексии. Таковы действия разума в отношении идей мышления, воли, то есть возникающих посредством внутреннего опыта. Также есть простые идеи, которые возникают посредством как ощущения, так и рефлексии, например, идеи удовольствия, страдания, существования, единства. Стараясь конкретизировать выдвигаемые в данном контексте принципы познания, Локк утверждал, что «идеи происходят от ощущения и рефлексии…» [4, c. 128]. В данной ситуации под рефлексией предлагается иметь в виду размышления, связанные с сомнениями, противоречиями, а также с анализом мыслей, переживаний, наблюдений собственного психического состояния.

В свете сказанного можно полагать, что идея возникает в результате обретения разумом данных от органов чувств. Локк обращается к разуму в классическом понимании, полагая, что идея возникает как отражение вещи в самой душе и поэтому это сложно логически обосновать. Правда, здравый смысл наводит на мысль, что истинным является положение, которое отражает действительное положение вещей. В результате истинными или ложными могут быть только связи между идеями и вещами. При этом у Гоббса, истинными или ложными могут быть только взаимоотношения между словами как знаками. Иначе говоря, идеи связаны как предметы, отражением которых являются идеи, связанные в действительности. Правда справедливости ради, нужно констатировать, что Локк, наоборот, заявляет о бессмысленности разговора о взаимодействии между идеями, поскольку истинной может быть только связь между идеями и вещами.

В результате, говоря о классической мысли в качестве ее важнейших заслуг, прежде всего, следует отметить вклад в формирование особого рационального теоретического и практического освоения мира в разрезе его самых различных компонентов. Это, в свою очередь, позволяет констатировать колоссальные заслуги классической мысли в целом и эмпиризма, в частности, а также зарождающейся в то время науки фактически в современном ее понимании в построении целостной логически взаимосвязанной картины мира. Таким образом, приведенные доводы дают нам возможность вполне обоснованно говорить о рождении новой (классической) рациональности в рефлексивной и когнитивной практике.

Резюмируя вышеизложенное, можно полагать, что рассматриваемые элементы новой рациональной в своей основе способствовали направлению в новое русло как философского дискурса, так и родившегося фактически в эту эпоху научного познания в современном его понимании с опорой на эксперимент, наблюдение, а, значит, и разум. Как часто можно слышать, в эпоху Просвещения философия фокусирует свое внимание, прежде всего, на разработке инструментария для развития нового рационального освоения окружающего мира. Как следствие, ключи к разрешению проблем, стоявших перед тогдашней философской рефлексией, в значительной степени следует искать в специфике формировавшегося нового типа рациональности. В свою очередь основы данного типа рациональности как раз и закладывались в рамках философии того времени. Иначе говоря, проблемы научного познания, рождение нового типа рациональности со всей неизбежностью находят свое отражение и в философском дискурсе. Как широко известно, философская рефлексия всегда была некоей квинтэссенцией эпохи.

Список литературы / References

  1. Бэкон Ф. Сочинения. В двух томах. Т. 1. – М.: Мысль, 1971. – С. 177-222.
  2. Бэкон Ф. Сочинения. В двух томах. Т. 2. – М.: Мысль, 1972. – С. 10-82.
  3. Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского // Сочинения: В 2 т. Т. 2. – М.: Мысль,1991. – С. 29-119.
  4. Локк Дж. Избранные философские произведения: В 2 т. Т. 1. – М.: Соцэкгиз, 1960. – С. 27-142.
  5. Рассел Б. История западной философии и ее связи с политическими и социальными условиями от античности до наших дней. Т. 2. Кн. 3. – Новосибирск: Изд-во Новосиб. ун-та, 1994. – С. 43-78.
  6. Реале Д., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней. Т. 3 От Возрождения до Канта. – СПб.: Пневма, 2002. – 880 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Bacon F. Sochineniya: v 2 tomakh. T. 1. [Compositions: in 2 volumes. V. 1.] – M.: Mysl, 1971. – P. 177-222. [in Russian]
  2. Bacon F. Sochineniya: v 2 tomakh. T. 2. [Compositions: in 2 volumes. V. 2.] – M.: Mysl, 1972. – P. 10-82. [in Russian]
  3. Hobbes T. Leviathan ili materiya, phorma i vlast gosudarstva cerkovnogo i grajdanskogo // Sochineniya: v 2 tomakh. T. 2. [Leviathan or Matter, form and power of the state Church and civil // Compositions: in 2 volumes. V. 2.] – M.: Mysl, 1991. – P. 29-119. [in Russian]
  4. Locke, John. Izbrannie philosophskie proizvedeniya: v 2 tomakh. T. 2. [Selected philosophical works: in 2 volumes. V. 1.] – M.: Sotsekgiz, 1960. – P. 27-142. [in Russian]
  5. Russell B. Istoriya zapadnoy philosophii I ee svyazi s politicheskimi I socialnimi usloviyami ot antichnosti do nashikh dney. T. 2. Kn. 3. [History of Western philosophy and its connection with political and social context from antiquity to the present day. V. 2. B. 3.] – Novosibirsk: Isdatelstvo novosibirskogo universiteta, 1994. – P. 43-78. [in Russian]
  6. Reale G, Antiseri D. Zapadnaya philosophiya ot istokov do nashikh dney. T. 3. [Western philosophy from the origins to the present day. V. 3. From Renaissance to Kant]. – SPb.: Pneuma, 2002. – 880 p. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.