Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.47.224

Скачать PDF ( ) Страницы: 86-88 Выпуск: № 5 (47) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Корнеева А. Ю. АРХЕТИПЫ КУЛЬТУРНОЙ ПАМЯТИ / А. Ю. Корнеева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 5 (47) Часть 2. — С. 86—88. — URL: http://research-journal.org/philosophy/arxetipy-kulturnoj-pamyati/ (дата обращения: 27.05.2017. ). doi: 10.18454/IRJ.2016.47.224
Корнеева А. Ю. АРХЕТИПЫ КУЛЬТУРНОЙ ПАМЯТИ / А. Ю. Корнеева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 5 (47) Часть 2. — С. 86—88. doi: 10.18454/IRJ.2016.47.224

Импортировать


АРХЕТИПЫ КУЛЬТУРНОЙ ПАМЯТИ

Корнеева А.Ю.

Аспирант, Национальный исследовательский Томский политехнический университет

Статья подготовлена при поддержке исследовательского гранта Российского гуманитарного научного фонда «Социальная память в интернет пространстве как ресурс формирования коллективной идентичности» а(р) 15-13-70001.

АРХЕТИПЫ КУЛЬТУРНОЙ ПАМЯТИ

Аннотация

Целью работы является определение понятий «культурная память» и  «архетип», а также рассмотрение архетипа в качестве метода передачи содержания культурной памяти. Цель обусловлена интересом к изучению феномена архетипа и его способностью трансляции содержания культурной памяти.  В статье раскрыто содержание понятия «память», отслежена история изучения феномена. На основе изученных источников приведены определения таких видов памяти, как историческая память, социальная память, культурная память. Исследовано понятие феномена архетипа, история изучения понятия, а также приведены основные типы архетипов человеческой психики на основе работ К.Юнга. Рассмотрено понятие культурного архетипа, служащего для передачи культурного опыта общества.

Ключевые слова: архетип; культурная память; идентичность; коллективная память; индивидуальная память; идентификация; культурный архетип; социальная память.

Korneeva A.Yu.

Postgraduate student, National research Tomsk polytechnic university

CULTURAL MEMORY ARCHETYPES

Abstract

The aim of the work is to define the concepts of “cultural memory” and “archetype” and to discern archetypes as methods of the cultural memory’s content transfer. The aim is determined by the interest to the phenomenon of archetype and its ability to translate the content of cultural memory. The definition of “memory” contest is expanded and the history of the phenomenon’s study is examined in the article. The determinations of memory types as “historical memory”, “social memory”, “cultural memory” are given on the basis of the studied sources. The phenomenon of archetype, history of its study and basic types of human psyche’s archetypes on the basis of Carl Jung’s works are investigated. The concept of a cultural archetype, which is used to translate cultural experience of society, is identified in the work. 

Keywords: archetype; cultural memory; identity; collective memory; individual memory; identification; cultural archetype; social memory

 

Введение

Память о прошлом играет немаловажную роль в жизни любого общества и различных социальных групп, а также в развитии социокультурной идентификации личности.

Память представляет собой ресурс для изменений – она способна создавать новые рамки для определенных действий людей, пересматривая ценности и установки прошлого. В каждом обществе и в каждой стране, коллективная и общественная память передается старшими поколениями младшим через разнообразные каналы (учебную литературу, СМИ, памятники и памятные ритуалы, архетипы, мифы и пр.), оказывая влияние на их культурную идентификацию и систему ценностей, а также их желание инвестировать эту память экономически, политически и социально.

  1. Понятие памяти

Впервые термин «память» вышел на первый план и стал претендовать на статус ключевого концепта новой парадигмы современного социально-гуманитарного знания на рубеже 1980—1990-х гг. Базируясь на культурно-историческом наследии общества и проявляя себя в различных сферах его жизни – привычках, быту, культуре, традициях и ритуалах, понятие культурно-исторической памяти появилось несколько позднее и до некоторых пор многими учеными и исследователями разграничивались определения исторической и культурной памяти.

Так, под исторической памятью понималось одно из измерений индивидуальной и коллективной памяти (социальной памяти), память об историческом прошлом, а вернее, его символическая репрезентация. Историческая память представляла собой не только один из главных каналов передачи опыта и сведений о прошлом, но и важнейшую составляющую самоидентификации индивида, социальной группы и общества в целом [5].

Культурная память, в свою очередь, рассматривалась как особая символическая форма передачи и актуализации культурных смыслов, выходящая за рамки опыта отдельных людей и групп, сохраняемая традицией, формализованная и ритуализованная, выраженная в мемориальных знаках различного рода – в памятных местах, датах, церемониях, в письменных, изобразительных и монументальных памятниках [1].

Помимо этого, многими исследователями, в частности М. Хальбваксом была рассмотрена концепция «социальной памяти» — многофункционального явления, изучавшегося различными дисциплинами (историей, социологией, психологией) и в полной мере отражавшего процессы передачи накопленного обществом опыта от одного поколения к другому [5].

Швейцарский психиатр К. Юнгом отмечал, что одно из важнейших свойств памяти – ее «способность репродуцировать бессознательные содержания и поддерживать связь с вещами, ставшими подсознательными – подавленными или отброшенными». [9]

Современные исследования опираются на подход, в основе которого культура рассматривается как синтез социальных, материальных и духовных аспектов, исходя из чего, закономерен вывод о том, что понятие «культурной памяти» служит обобщающим термином, который включает в себя такие определения как «социальная память», «духовная память» и «материальная память». [8]

Важно понимать, что такие определения носят метафорический характер, при котором каждое из понятий метафорически «перемещается» на уровень культуры и именно в таком, переносном, значении ученые говорят о «литературной памяти», «национальной памяти», «социальной памяти», «духовной памяти» и пр.  По мнению исследователя Д. Олика важно дифференцировать уровни, на которых пересекаются культура и память: индивидуальный и коллективный, или, что наиболее верно, уровень когнитивного с одной стороны и уровни социального и материального с другой, поскольку «…сюда вовлечены две кардинально отличающихся концепции культуры, одна из которых рассматривает культуру как субъективную категорию значений для человеческого разума, в то время как другая рассматривает культуру в качестве образца общественных доступных символов, существующих в обществе». [11]

  1. Феномен архетипа

Память прошлого, выраженная в культуре, очень важна для общества и сохранить такую память призваны культурно-исторические ресурсы, представляющие собой наследие прошлых эпох общественного развития, служащие для культурно-познавательных и ознакомительных целей и включающие в себя материальные объекты культуры – музеи, выставки, театры, археологические местности, и абстрактные – определенные ритуалы, традиции и архетипы, принятые в обществе.

Архетип представляет собой определенный тип отношений и связей, существующих между объектами окружающего мира и обществом, и проявляется в личности посредством инстинктов, восприятия, типа мышления, сформированных установок и правил поведения.

Понятие архетипа было введено и подвержено тщательному изучению со стороны К.Юнга, основоположника аналитической психологии. Юнг пришел к идее существования архетипов, изучая сновидения, галлюцинации и рисунки своих пациентов, где обнаруживал разнообразные древние символы, фигуры и образы, проявляющиеся у пациентов на бессознательном уровне и в качестве, так называемого, условного знания. «Архетип являет собой гипотетический, недоступный созерцанию образ, наподобие того, что в биологии называется «моделью поведения» (“pattern of behavior”)» . [6] На основе этого, Юнг предположил, что помимо сознания человека и личного бессознательного, в структуре человеческой психики существует и коллективное бессознательное, обладающее способностью транслировать накопленный опыт от одного поколения к другому, и проявляющее себя в форме архетипов – определенных моделях и образцах инстинктивного поведения, помогающих людям в восприятии окружающей действительности и отвечающих за реакции индивида на те или иные события, происходящие в его жизни. «Существует столь же много архетипов, сколько и типичных жизненных ситуаций и, если в жизни случается нечто, что соответствует архетипу, то последний активизируется; и наступает неодолимое понуждение, которое, наподобие инстинктивной реакции, берёт верх вопреки рассудку и воле…»  [6]

По мнению Юнга, человеческому сознанию присущи четыре основных архетипа – Я (Самость), Персона, Анима/ Анимус и Тень.

Персона представляет собой определенную модель поведения, социальную роль, исполняемую человеком  с целью соблюдением требований и ожиданий других людей относительно него. Это, так называемое «публичное лицо» («маска»), воспринимаемое обществом и не совпадающее с истинной сущностью личности. «Персона является лишь маской коллективной души, той маской, что симулирует индивидуальность, заставляя других и самого ее обладателя поверить в то, будто он индивидуален, тогда как он просто играет роль, через которую говорит коллективная душа». [6]

Архетипы Анима / Анимус отражают характеристики противоположного пола в индивиде, и имеют основополагающее влияние на развитие и становление личности (Анима отвечает за отражение женского (feminine) начала в мужском характере, Анимус – мужского (masculine) в женском.) «Естественная функция данных архетипов заключается в установлении взаимосвязей между индивидуальным сознанием и коллективным бессознательным.» [6]

Тень являет собой «животное начало» личности и представляет собой совокупность неприемлемых, страстных и аморальных желаний человека, и источник спонтанности, озарения и творческих порывов.  Согласно К.Юнгу, Тень – это обратная сторона личности, несущая в себе наследие низших форм жизни, и служащая основой для формирования личности (личностей) на бессознательном уровне человеческой психики.

Юнг полагал, что Самость является важнейшим архетипом, поскольку именно он отвечает за целостность человеческой психики, включая в себя как сознательные, так и бессознательные ее аспекты и помогает человеку достичь целостности восприятия своего «Я» (становления единого, уникального и целостного индивида, что, по мнению Юнга, является конечной жизненной целью) – процессу индивидуации. «Индивидуация означает: стать единичной сущностью и, поскольку под индивидуальностью мы понимаем нашу глубинную внутреннюю, предельную и ни с чем не сравнимую уникальность, стать собственной Самостью. В силу этого «индивидуацию» можно было бы переводить и как «самосозидание» или «самовоплощение»». [6]

  1. Архетипы культурной памяти

Говоря об архетипах культурной памяти, или, так называемых, культурных архетипах, стоит заметить, что формирование архетипов подобного рода происходит не только на уровне культуры одного индивида или определенного общества, но и на уровне культуры всего человечества.  В каждой культуре доминантами являются определенные, свойственные лишь ей, особенности поведения, характера, мировоззрения общественности и влияния исторических событий.

Культурные архетипы передаются посредством определенных символов и форм – мифологических образов, религиозных учений, ритуалов, национальных идеалов, поведенческих паттернов и пр. [2] Кроме того, архетипы культурной памяти формируют у общества модели духовной жизни, при этом подобная актуализация архетипов может быть не только отсылкой к прошлому, но и предпосылкой к будущему общества, поскольку культурные архетипы транслируют не только опыт минувшего, но и стремления, цели, надежды грядущего существования. [9]

Заключение

Любое общество архетипично, поскольку архетипична культура любого общества. Культура служит способом передачи от поколения к поколению  накопленного опыта, уникальных знаний, а также памяти важнейших событий в истории, развитии и жизни страны. Культурная память играет важнейшую роль, как в жизни определенного человека, так и в жизни целой нации, поскольку служит способом идентификации личности и общества. Память может передаваться различными способами, один из которых – архетип, представляющий собой определенный паттерн поведения, заложенный в человеческой психике на уровне подсознания, сохраняющий и транслирующий культурный опыт общества, тем самым обеспечивая постоянное развитие и единство общекультурного развития человечества.

Литература

  1. Ассман Я. Культурная память. Письмо, память о прошлом и политическая идентичность в высоких культурах древности. М.: Языки славянской культуры, 2007. 368 с.
  2. Лойко О.Т. Онтология социальной памяти. Автореф.дис….д-ра философ.наук. Красноярск. 35 с.
  3. Нора П. Места памяти. Проблематика мест памяти. СПб.: Изд-во СПб.ун-та, 1999. 369 с.
  4. Фуко М. Рождение клиники. М.: Смысл, 2008. 327 с.
  5. Хальбвакс М. Социальные рамки памяти. М.: Новое издательство, 2007. 348 с.
  6. Юнг К. Архетип и символ. М.: Ренессанс, 1991. 221 с.
  7. Assman A. Individual and Collective. Oxford: Oxford UP, 2009. 312 p.
  8. Erll A. Cultural memory studies: an international and interdisciplinary handbook. Berlin: Walter de Gruyter, 2010. 482 p.
  9. Jung K. The archetypes and The Collective Unconscious. Princeton: Bollingen, 2012. 368 p.
  10. Misztal B. Theories of Social Remembering. Maidenhead: Open University Press, 2014. 312 p.
  11. Olick J. The Collective Memory Reader. NY: Oxford University Press, 2011. 275 p.
  12. Olick J. States of Memory: Continuities, Conflicts and Transformations in National Retrospection. NY: Duke University Press, 2013. 246 p.
  13. Ricoeur P. Memory, History, Forgetting. Chicago: University of Chicago Press, 2009. 625p.
  14. Smith M. Issues in Cultural Tourism Studies. London: Routledge Taylor & Francis Group, London and New York, 2011. 195 p.

References

  1. Assman Ja. Kul’turnaja Pamjat’. Pis’mo, pamjat’ o proshlom i politicheskaja identichnost’ v vysokih kul’turah drevnosti [Cultural Memory. Literature, Memory about the Past and Political Identity in High Ancient Cultures]. Moskva: Jazyki slavjanskoj kul’tury, 2007. 368 s.
  2. Loiko O. Ontologija social’noj pamjati [Social Memory Ontology]. Krasnoyarsk: University of KSU, 2004. 35 s.
  3. Nora P. Mesta pamyati. Problematika mest pamyati [Places of Memory. Problems of Memorial Places]. SPb.: Izd-vo SPb.un-ta, 1999. 369 p.
  4. Fuko M. Rozhdenie kliniki [Clinical creation]. Moskva: Smysl, 2008. 327 s.
  5. Khal’bvaks M. Sotsial’nye ramki pamyati [Social Frames of Memory] Moskva: Novoe izdatel’stvo, 2007. 348 s.
  6. Yung K. Arkhetip i simvol [Archetype and Symbol] Moskva: Renessans, 1991. 221 s.
  7. Assman A. Individual and Collective. Oxford: Oxford UP, 2009. 312 p.
  8. Erll A. Cultural memory studies: an international and interdisciplinary handbook. Berlin: Walter de Gruyter, 2010. 482 p.
  9. Jung K. The archetypes and The Collective Unconscious. Princeton: Bollingen, 2012. 368 p.
  10. Misztal B. Theories of Social Remembering. Maidenhead: Open University Press, 2014. 312 p.
  11. Olick J. The Collective Memory Reader. NY: Oxford University Press, 2011. 275 p.
  12. Olick J. States of Memory: Continuities, Conflicts and Transformations in National Retrospection. NY: Duke University Press, 2013. 246 p.
  13. Ricoeur P. Memory, History, Forgetting. Chicago: University of Chicago Press, 2009. 625p.
  14. Smith M. Issues in Cultural Tourism Studies. London: Routledge Taylor & Francis Group, London and New York, 2011. 195 p.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.