Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

Страницы: 92-97 Выпуск: 3 (3) () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Петрова С. В. ЦИВИЛИЗАЦИОННО-ЭТНИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ ФОРМИРОВАНИЯ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ / С. В. Петрова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2012. — №3 (3). — С. 92—97. — URL: http://research-journal.org/pedagogy/civilizacionno-etnicheskie-faktory-f/ (дата обращения: 30.03.2017. ).
Петрова С. В. ЦИВИЛИЗАЦИОННО-ЭТНИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ ФОРМИРОВАНИЯ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ / С. В. Петрова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2012. — №3 (3). — С. 92—97.

Импортировать


ЦИВИЛИЗАЦИОННО-ЭТНИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ ФОРМИРОВАНИЯ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ

Петрова С.В.

Доцент, к.полит.н, кафедра философии и социологии,

ФГБОУ ВПО «Сочинский государственный университет»

ЦИВИЛИЗАЦИОННО-ЭТНИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ

ФОРМИРОВАНИЯ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ

 

Аннотация

В статье рассматриваются факторы цивилизационного и этнического влияния на геополитические процессы, происходящие в мире. Анализируются основные геополитические теории через призму этнических особенностей народов.

 

Ключевые слова: геополитика, этнос, цивилизация.

Keywords: geopolitics, ethnos, civilization.

 

Уже первое определение геополитики как «географии, подразумевающей политику» проистекало из понимания сути государства как пространственно-политического организма. Р. Челлен назвал геополитикой «науку о государстве как географическом организме, воплощенном в пространстве». В 1920-х и 1930-х гг. К. Хаусхофер, считал эту науку с одной стороны, предметной сферой со своими законами, а с другой методом осмысления политики, группирующим факты истории под определенным углом зрения. Представители англо-американской геополитической школы делали акцент на способах борьбы за мировое господство в ходе противостояния континентальной (евразийской) и морской (прибрежной) цивилизаций. С этой точки зрения все государства в своей политической стратегии обречены на постоянное маневрирование вокруг некого «осевого государства», которое всегда является великой державой. После Второй мировой войны стали популярны идеи о том, что в наш ядерный век технология заменила место географии в качестве основного фактора геополитики, а весь мир имеет биполярную структуру. С. Коган предлагал различать геостратегические регионы, которые характеризуются общностью хозяйства, систем коммуникаций и идеологии; и более мелкие геополитические районы, которые отличаются географической близостью, общностью образа жизни, истории и культуры.

Традиционная геополитика в настоящее время трансформировалась под влиянием глобализационных процессов современного мира, поскольку рушатся исторически сложившиеся границы государства и создаются новые межгосударственные образования (Европейский Союз, СНГ и др.). В качестве важнейших параметров современной геополитики выделяют уже не только сушу, море и воздушное пространство, но и космическое пространство, а одним из основных элементов геополитики называют возможность целенаправленно управлять массовым сознанием и поведением людей. Во-первых, это рост влияния средств массовой информации на происходящие геополитические процессы. Сегодня геополитические воззрения у большей части общества формируются под влиянием средств массовой информации, прежде всего электронных. Масс-медиа становятся самостоятельным геополитическим фактором, способным оказывать существенное влияние на судьбы народов. Это означает усиление влияния массового сознания на все стороны жизни современного общества.

Российский исследователь К.С. Гаджиев считает, что в термине «геополитика» элемент «гео» обозначает не просто географический или пространственно-территориальный аспект в политике», но «всепланетные масштабы, параметры и измерения, правила и нормы поведения в целом, а также отдельных государств, союзов, блоков в общемировом контексте. Геополитическая теория исследует связи между пространственными и функционально-политическими характеристиками тех или иных регионов мира. Анализ процесса детерминации геополитики под влиянием мировой политики может проводиться в четырех направлениях. Это – экономический, социальный, политический и культурный аспекты. Проблемы региональной политики геополитики важны, актуальны и по природе своей довольно противоречивы. Идеи, популярные во властных структурах и на международной арене, часто не вызывают у местного населения особого интереса, и, наоборот, вопросы, волнующие население регионов, не интересны мировой политике. Это не позволяет регионам попасть в число полноценных субъектов мировой политики. Таким образом, проблема микроуровня (создание позитивного образа региона и регионального политика) поднимается до макроуровня (обеспечение политической безопасности), приобретая геостратегические очертания.

Многие учёные при изучении территориально-политических процессов мало внимания уделяют значимости геоэтнополитического фактора. Доминирует представление о том, что интеграционные взаимосвязи затрагивают в основном экономику и их развитие якобы обусловлено только экономической целесообразностью. При этом игнорируются многие геополитические закономерности этнополитических взаимоотношений. В частности, недооценивается или вообще игнорируется влияние этногеографических факторов на уровне межцивилизационного противостояния. В то же время именно этот уровень отражает важнейшие глобализационные процессы как результат фундаментального дуализма, проявляющегося в антропосфере. Противопоставление стран и этнорегионов, потенциал и могущество которых во многом обусловлены континентальным или морским влиянием, говорит и о том, что этногеографические факторы проявляются не абстрактно, а в соответствии с конкретными условиями территории первоначального и современного расселения этносов. При этом учитываются последующие возможности распространения информации, развития культуры и экономики различных народов мира. Сложное переплетение данных компонентов во взаимодействии и взаимовлиянии формирует соответствующее этногеографическое поле региона [1, с.517].

Наиболее универсальной и целостной формой организации общества, отражающей взаимосвязь человека с пространством, является этнос. Адаптационная стратегия развития человечества тесно связана с различными стадиями этногенеза. Наиболее благоприятные условия для жизнедеятельности народов существуют на уровне таких этногосударственных образований, в которых оптимально сочетаются интересы нации в целом и этнических сообществ в частности. Тогда в большей степени сохраняется и поддерживается непосредственная связь этноса с пространством и не нарушается закон необходимого разнообразия на уровне этносферы. Этнополитическая интеграция является основой для проявления регионализации. Международную интеграцию в целом необходимо рассматривать как развитие территориально-политических процессов, для объединения различных этнических и этнополитических общностей в мегарегионы. На основе таких мегарегионов формируются соответствующие суперэтнические сообщества и государства.

В дальнейшем стимулируются территориально-политические процессы на глобализационном уровне с последующей перспективой создания межгосударственного и даже наднационального глобального образования.

В современных условиях официальным оправданием универсализации и космополизации мира является идеология глобализма, внутренняя, скрытая сущность и внешние проявления которой в большей степени раскрываются с помощью сакральной географии и геоэтнополитики. Для раскрытия ее подлинной сущности и предотвращения пагубных последствий глобализации необходимо учитывать «эффект скрытых взаимосвязей», основой которого является информационно-концептуальная власть (ИКВ), охватывающая различные сферы общественной деятельности – от идеологии, религии и до культуры и средств массовой информации [2, с.13-17]. В основе ИКВ лежат важнейшие законы развития природы и общества, полноценный анализ и синтез которых невозможен без использования знаний политической географии, геополитики и этнологии. С учетом взаимосвязи между ними и традиционными науками становится понятным не только значение ИКВ, но и стремление тайных обществ к использованию этой власти для установления контроля над всем миром. Поэтому для изучения роли ИКВ и для осознания опасности тайных мировых организаций Б.И. Искаков предлагает использовать понятие «этноклассы» как логическое пересечение множества классов и этносов.

Этнологические подходы свидетельствуют о том, что использование теоретических познаний геополитики для изучения глобализации и определения значимости этногеографических факторов является оправданным. Сущность этой идеологии в том, что этническая, но безгосударственная нация по мере своего развития стремится к созданию своей национальной державы. При этом якобы «…происходит замена «этнического» понимания на государственное, когда сама нация рассматривается не как объединение на основе общего происхождения, языка, территории и т.п., а как государственная политическая общность, при которой понятие «представитель нации» отождествляется с понятием «гражданин государства» [3, с.100]. Таким образом, утверждалась идея политической нации как основа современного национализма и сепаратизма. Если этническая национальная идея предполагала первичность естественной нации и возможность свободного культурного развития, то сторонники этатизма изначально утверждали, что для каждого народа самоцелью должно быть свое суверенное государство, на основе которого и будет формироваться нация. «…Только синтез этнического и государственного даст возможность создавать государство и общество, развивать нацию» [4, с.102].

При разработке концепции национально-государственных интересов представители любой страны должны учитывать не только природно-географический, но и этнический факторы, которые синтезируются и проявляются на уровне изучаемых нами этногеографических факторов. С точки зрения геополитики вся совокупность этногеографических факторов рассматривается как комплекс взаимосвязанных и тесно взаимодействующих между собой географических, политических, экономических, военных, экологических, демографических, религиозно-культурных и этнических особенностей определённого пространства [5, с.27].

Поскольку пространство – важнейший этнообразующий фактор, а этнос –это отображение пространства, то именно поэтому наиболее могущественные нации всегда стремятся не только к реализации своего потенциала, но и к гегемонии над другими территориями и этносами, их населяющими. Это стремление проявляется не только на межгосударственном, но и на межцивилизационном уровнях. При этом представители различных стран и народов часто используют «органический» подход Ф. Ратцеля, основателя политической географии и геополитики. При этом пространство как конкретное выражение природы, окружающей среды рассматривается как непрерывное жизненное тело этноса, это пространство населяющее. Поэтому при изучении процессов глобализации и регионализации мира особое значение имеет такая отрасль этнологии, как этнополитология, «занимающаяся изучением политических устремлений народов [6, с.35] (этносов) по приобретению ими тех или иных форм государственности, политического и правового статуса, права на самоопределение». Такие устремления требуют определённых форм солидарности и политической программы как основы для оправдания и поддержания национализма. В то же время национализм, по утверждению Э. Смита, является следствием национальной идеи и своеобразной программой действий для поддержки этой идеи и для достижения её целей.

Использование геополитической методологии позволяет утверждать: регионализация и в целом глобализация осуществляются на основе территориально-политических процессов и решающего воздействия этногеографических факторов с учётом уровня развития, исторических особенностей и цивилизационной комплиментарности доминирующих народов, населяющих территории соответствующих государств [7, с.201]. Влияние этнополитических факторов осуществляется опосредованно, в различных формах, но с большей значимостью и устойчивостью во времени. Рассматривая геоэтнополитику как средство гармонизации межэтнических отношений на глобальном и региональном уровнях, можно обосновать геостратегический выбор любого суверенного государства с учетом, как национальных интересов, так и важнейших геополитических детерминант.

Значительная группа детерминант представляет собой конституционные права и свободы, групповые и правовые нормы, сложившиеся стереотипы, традиции и обычаи и т.д., оказывает более непосредственное воздействие на политическое поведение личности. Естественно, что влияние данной группы детерминант не является автоматическим и зависит от многих причин. Сами по себе права, обязанности, свободы устанавливают определенные пределы должного политического поведения для всех, но реальное их выполнение разными людьми может быть неодинаково. Политико-правовые нормы, программные установки очерчивают, определяют направленность политического поведения.

Изучение политического процесса относится к приоритетным задачам российской науки, что обусловлено стремительным ростом и усложнением избирательной системы России в последнее десятилетие. Среди множества проблем, порождаемых развитием избирательного процесса, первостепенной можно назвать проблему адекватности результатов голосований основным  потребностям граждан и государства. На первый план выходит вопрос о мотивации политического выбора. В условиях политической системы, основанной на избирательном праве, политический выбор граждан определяет дальнейшее развитие страны.

Политический выбор определяется множеством факторов, среди которых можно выделить помимо факторов, обусловленных особенностями текущего политического процесса, такие как массовые настроения, актуальная политическая проблематика, оценка населением динамики своего благосостояния, факторы, имеющие культурно-историческую природу и формирующие социокультурную среду, в которой разворачивается конкретная политическая борьба.

Социокультурные детерминанты политического выбора и массовые настроения взаимообусловлены. Массовые настроения существуют в рамках политической культуры, и в этом смысле, заданы ею. В то же время, социокультурный базис политики проявляется на практике через посредство общественных настроений и сиюминутных электоральных предпочтений. Это обусловливает необходимость специального использования  при изучении политического поведения общества социокультурного и цивилизационного методов исследования. Причем, социокультурная система представляет собой единство социального, цивилизационного и культурного пространства, характеризуется спецификой процессов регуляции культурного развития, смысл которой состоит в использовании различных механизмов политико-правовых, социально-экономических, идеологических и др. Культурное ядро, образ жизни, менталитет, культурно-историческая парадигма, социодинамика культуры составили содержание проблемы ценностно-смыслового континуума общественного развития [8]. Представление о социокультурной детерминации оказалось применимым к политческим, социальным, экономическим, культурным и др. процессам [9].

Политическое поведение  в себя включает компоненты, которые определяются ментальными, мировоззренческими характеристками. Это, во-первых, направленность оценки состояния политики власти и прошлого исторического опыта. Применительно к выборам или иной ситуации конкретной политики  личность может предпринимать действия в двух направлениях: либо пытается изменить, либо защищает свой «статус-кво». В первом случае предполагается, что действия личности носят либеральный характер, во втором — консервативный.

В современных политологических исследованиях широко и глубокого обосновано положение что, чем богаче общество, тем оно более открыто демократическим формам функционирования. В экономически развитом обществе, в первую очередь на западе, уровень благосостояния оказывает сильное влияние на политические убеждения и ориентации человека, что выражается в том, что материально обеспеченные люди являются более либеральными, а бедные являются  более интолерантными. Национальное благосостояние служит долгосрочной базой формирования компетентной гражданской службы, корпуса профессионально подготовленных управленческих кадров. Социокультурная парадигма накладывает ограничения на концепцию экономического детерминизма, хотя она не отрицает экономический, технологический, психологический и другие факторы.

Современные обществоведческие исследования выявили большую роль культуры, общественного сознания, менталитета и т.д. в историко-политическом процессе. Данная ситуация простимулировала пересмотр марксистской концепции исторического развития и принципа экономического детерминизма, лежащего в основе учения об общественно-экономических формациях. Это привело к стремлению ученых вытеснить формационный подход цивилизационным [10]. В результате начался рост исследований детерминативной роли социокультурного начала, которое включало в себя основания формационного и цивилизационного срезов исторического и политического процессов. Первоначально социокультурное исследовалось лишь как следствие исторического развития общества, как его продукт. Во второй половине ХХ в. особая роль культуры привлекает к себе внимание специалистов различных отраслей социально-гуманитарного знания и постепенно стало формироваться новое понимание места и роли культуры в функционировании и развитии социума [11].

В обществе постоянно возникают противоречия между социальными отношениями и культурой, т.е. социокультурные противоречия, которые обнаруживаются в появлении культурных программ, разрушающих жизненно важные социальные отношения. Это противоречие проявляется в конфликтах между исторически сложившимися программами и инновациями, которые их изменяют, между сложившимися и новыми социальными отношениями, что в конечном итоге обусловливается противоречиями внутри воспроизводственной деятельности, которая направлена на преодоление социокультурного противостояния, на удержание этого противоречия в определенных пределах. Возможность возникновения социокультурного противоречия связана с тем, что изменения культуры и изменения социальных отношений подчиняются разным закономерностям. Анализ механизма политической культуры начинается с выделения дуальных оппозиций, с анализа отношений между полюсами, один из которых воспринимается как комфортный, а другой, соответственно, как дискомфортный. Конструктивная напряженность между полюсами дуальной оппозиции является фиксированной в культуре движущей силой воспроизводственной деятельности. Эта напряженность дает мощный импульс инверсии, т.е. переходу от осмысления явления через один полюс к осмыслению через противоположный подход. Инверсия — это способность использовать уже накопленные варианты, применяя их к постоянно новым ситуациям, это исходная клеточка перебора заданных вариантов, исходная форма принятия абстрактных решений.

Если общество не меняется в соответствии с изменениями, наступает колоссальная социальная дезорганизация. Проблема здесь в отношениях между культурой и системой отношений людей, которая включает и государство. При этом законы общества существуют как тенденция, а не жестко установлены. Любую культуру следует рассматривать как двухкомпонентную структуру — ядро культуры и защитный пояс [12]. При этом ядро культуры концентрирует в себе нормы, стандарты, эталоны и правила деятельности, а также систему ценностей, выработанных в реальной истории данного этнического, профессионального или религиозно-культурного целого. Эти специфические стандарты, правила и т.д. связаны с судьбой сообщества, его победами и поражениями, реальными условиями, в которых оно формировалось, спецификой окружающей природной среды, национальными привычками, адаптационными процессами и теми цивилизационными условиями, в которых изначально формировалось это ядро. Главной функцией ядра является сохранение и самоидентичности социума, которые возможны только при высокой устойчивости и минимальной изменчивости культурного ядра.

В истории общественной мысли прочную традицию имеет объяснение специфики политической жизни сообщества через характер экономического освоения им природной среды. Авторитарный характер власти в России не раз ставился в зависимость от необходимости вести сельскохозяйственную деятельность в зоне рискованного земледелия, т.е. при ограниченных возможностях продовольственного обеспечения населения.

Для формирования национального характера имеет огромное значение политическая история страны. Отношения с соседними народами, характер геополитических, этнических и социальных конфликтов, а также сложившаяся система государственной власти, воплощаются в устойчивых ориентациях населения на долженствующее место своей страны в окружающем мире, на политическую систему, модели участия в политической жизни. Важную роль играет религиозное мировоззрение, преломляющееся на все сферы общественного сознания нации. Например, широкое распространение получила трактовка российской истории и политики через призму православного миропонимания, отличающегося как от западного христианства, так и от азиатских религий. Кроме того, важнейшим средством культурной социализации является язык нации.

Большое значение имеет географическая среда, особенности ландшафта и климата, о чем писал Л.Гумилев. Этнопсихологами выдвинута гипотеза так называемых «этнических структур повседневности», то есть ежедневно воспринимаемых субъектом структур окружающей среды [13].

Культура выполняет функцию воспроизводства общественной жизни. Устоявшиеся общественные отношения и взаимосвязи каждый момент исчезают и вновь возникают в обществе, сохраняя при этом социально ожидаемые институты и процессы. Политическая культура – это своего рода способ воспроизводства политической жизни сообщества. Механизмом передачи политической культуры от поколения к поколению выступает процесс политической социализации.

Формы культуры представляют собой системы ценностей и норм, выступающих регуляторами определенного типа социальных действий и выполняющих роль социальной памяти. К числу самых значимых форм культуры в социокультурном отношении относятся: экономика, искусство, наука, образование и др. Мы особо выделим политическую форму культуры — систему ценностей и норм, регулирующую политическое поведение людей, их политическую активность, обуславливающая содержание и процесс реализации различных политических концепций, а также особенности моделей государственного устройства и геополитической ориентации.

Принципиально важен тот факт, что в рамках культуры образуются субкультуры локальных сообществ, характеризуемые общностью цели, функциональной направленностью, объединяющие людей по роду занятий, образу мышления, идеологии, лексике, атрибутике и др. признакам.

Субкультуры выражают институциализацию определенных социальных и других интересов, которых в системе культуры существует неограниченное множество. Дифференциация по роли в культурной динамике позволяет выделить две основные группы субкультур: 1) традиционные, целью которых является деятельность по изучению и сохранению традиционных оснований какого- либо социокультурного сообщества, 2) инновационные, тяготеющие к нововведениям и занимающиеся деятельностью по пропаганде инновационных моделей поведения. Причем все субкультуры, но особенно инновационная, являются более подвижными и динамичными элементами структуры культуры и в отличие от форм культуры могут развиваться независимо от культурного ядра (традиции) [14].

Важность изучения ценностного аспекта культуры и необходимость прочного фундамента гуманистических ценностей для нормального развития общества отмечали И.Ильин, П.Флоренский, П.Сорокин, Э.Фромм; в условиях современного кризиса актуальность этой проблемы, значимость разработки и уточнения культуро-антропологических подходов к исследованию общественно-политической жизни как стран Запада так и России, в частности, процессов ее реформирования, как одного из актуальных моментов велика как, пожалуй, никогда ранее.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

  1. Гумилёв Л.Н. Этногенез и биосфера Земли: международный альманах. Свод № 3. М.: Танаис-ДиДик, 1994.
  2. Искаков Б.И. Вопросы совершенствования учебных программ по статистике в экономических вузах России // Совершенствование преподавания общеэкономических и гуманитарных дисциплин в вузах УМО. Фин. акад. при Правительстве РФ, 27–28 марта 1997 г. М., 1997.
  3. Панарин А.С. Глобальное политическое прогнозирование. М.: Алгоритм, 2000.
  4. Бенсон А. Фактор сионизма / пер. с англ. и предисл. В.А. Карто. М.: Русский вестник, 2001.
  5. Колосов В.А. Политическая география: проблемы и методы / под. ред. С. Б. Лаврова. Л.: Наука, 1988.
  6. Дугин А.Г. Основы геополитики. Геополитическое будущее России. М.:1999.
  7. Асаул А.Н., Джаман М.А., Шуканов П.В. Этногеографические факторы глобализации и регионализации мира. СПб., 2010.
  8. Социокультурная методология анализа российского общества. Заседание №4. История как феномен культуры // Рубежи. 1996. — №9.
  9. Лурье С.В. Культурная антропология в России и на Западе: концептуальные различия // Общественные науки и современность. 1997. — №2.
  10. Гуревич А.Я. Теория формаций и реальность истории // Вопросы философии. 1990. — №11.; Гуревич А.Я. О кризисе современной исторической науки // Вопросы истории. 1991. — №2,3.; Барг М.А. Цивилизационный подход в истории // Коммунист. 1991. — №3.
  11. Крапивенский С.Э. Социокультурная детерминанта исторического процесса // Общественные науки и современность. 1997. — №4.
  12. Ракитов А.И. Новый подход к взаимосвязи истории, информации и культуры: пример России // Вопросы философии. 1994 — №4.
  13. Бороноев А.О., Павленко В.И. Этническая психология. СПб., 1994.

Каган М. Философия культуры. М.,1995; Дорогенский А.В. Социодинамика техногенной цивилизации. Мн, 1996; Ахиезер А.С. От культурологического к социокультурному анализу инноваций в обществе // Вестник МУ. Серия 12. Политические науки. 1996.

 

Публикация научных статей в Международном научно-исследовательском журнале.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.