Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.46.154

Скачать PDF ( ) Страницы: 64-66 Выпуск: № 4 (46) Часть 4 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Носова Е. П. УНИВЕРСАЛЬНЫЕ ПРЕЦЕДЕНТНЫЕ ФЕНОМЕНЫ, МОТИВИРОВАННЫЕ ДЕТСКИМ ЧТЕНИЕМ, В МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ / Е. П. Носова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 4 (46) Часть 4 . — С. 64—66. — URL: http://research-journal.org/languages/universalnye-precedentnye-fenomeny-motivirovannye-detskim-chteniem-v-mezhkulturnoj-kommunikacii/ (дата обращения: 25.04.2017. ). doi: 10.18454/IRJ.2016.46.154
Носова Е. П. УНИВЕРСАЛЬНЫЕ ПРЕЦЕДЕНТНЫЕ ФЕНОМЕНЫ, МОТИВИРОВАННЫЕ ДЕТСКИМ ЧТЕНИЕМ, В МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ / Е. П. Носова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 4 (46) Часть 4 . — С. 64—66. doi: 10.18454/IRJ.2016.46.154

Импортировать


УНИВЕРСАЛЬНЫЕ ПРЕЦЕДЕНТНЫЕ ФЕНОМЕНЫ, МОТИВИРОВАННЫЕ ДЕТСКИМ ЧТЕНИЕМ, В МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ

Носова Е.П.

Аспирант; Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена

УНИВЕРСАЛЬНЫЕ ПРЕЦЕДЕНТНЫЕ ФЕНОМЕНЫ, МОТИВИРОВАННЫЕ ДЕТСКИМ ЧТЕНИЕМ, В МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ

Аннотация

Статья посвящена проблеме восприятия универсальных прецедентных феноменов, мотивированных детским чтением при столкновении национальных языковых картин мира в процессе межкультурной коммуникации. В статье выявляется роль детского чтения в формировании универсальных феноменов. На примере переводов романа Б. Пастернака «Доктор Живаго» на английский и испанский языки, романов Г. Мелвилла «Моби Дик» и Р. Дж. Паласио «Чудо» на русский язык рассматривается проблема перевода национально-прецедентных и универсальных прецедентных феноменов.

Ключевые слова: Детское чтение, национальное лингвокультурное сообщество, национально-прецедентные феномены, универсальные прецедентные феномены.

Nosova E.P.

Postgraduate student; Herzen State Pedagogical University

PROBLEMS OF MANAGEMENT OF MUNICIPAL FINANCEUNIVERSAL PRESEDENT PHENOMENA MOTIVATED BY CHAILDHOOD READING IN INTERCULTURAL COMMUNICATION

Abstract

The article dedicated to the perception of universal precedent phenomena in the process of intercultural communication. It discovered the role of childhood reading in the process of formation universal precedent phenomena. Being based on the English and Spanish translation of the B. Pasternak’s novel “Doctor Zhivago”, Russian translations of H. Melville’s novel “Moby Dick” and R.J. Palacio’s novel “Wonder” it shows the problem of translation national and universal precedent phenomena.

Keywords: Childhood reading, intercultural communication, national linguo-cultural community, national precedent phenomena, universal precedent phenomena.

«Текст – есть точка встречи языковых личностей, встречи языковых способностей» [Караулов 2015: 15]. В межкультурной коммуникации происходит столкновение языковых картин мира, представлений и ценностей, характерных для тех лингвокультурных сообществ, к которым принадлежат коммуниканты. Языковыми проекциями таких представлений и ценностей выступают в том числе прецедентные феномены.

Среди прецедентных феноменов традиционно выделяются социумно-прецедентные, национально-прецедентные и универсальные прецедентные феномены [Красных 2002: 50-51]. К универсально-прецедентным относятся «ценностные феномены, известные широкому кругу людей разных культур и воспроизводимые неоднократно в устных и письменных текстах» [Кулакова 2010: 106]. Целесообразно разграничивать термины универсально-прецедентные и транснациональные прецедентные феномены. Под последними понимаются «феномены, известные представителям разных национальных культур. Иными словами, когда представители разных национальных культур обладают знаниями о других лингвокультурах, то такие феномены несут в себе общий для нескольких лингвокультурных общностей инвариант восприятия» [Латышева 2010: 115]. Таким образом, транснациональные прецедентные феномены, созданные в рамках одной культуры, понятны носителю другого языка и культуры, могут использоваться им, однако в его сознании они неразрывно связаны с иностранной культурой. К примеру, прецедентное имя Дядя Том понятен представителю русской лингвокультуры, однако осознается им как «чужой», принадлежащий другой культуре. Универсальные прецедентные феномены обычно не связываются в сознании человека с определенной лингвокультурой. Так, мы не осознаем, что Золушка, является персонажем сказки, созданной французским писателем, принадлежит французской лингвокультуре, также как гадкий утенок не связывается с датской культурой. Универсальные прецедентные феномены «известны среднему представителю homo sapiens и входят в универсальное когнитивное пространство» [Красных 2002 : 51].

Среди основных источников универсальных прецедентных феноменов выделяются: 1) Библия и другие христианские религиозные тексты; 2) античная мифология и литература; 3) классическая европейская художественная литература, в том числе произведения, входящие в круг детского чтения. Сказки, рассказы и стихи, созданные для детей, безусловно, несут отпечаток той национальной культуры, на языке которой они были написаны, но в то же время они передают ребенку общечеловеческие ценности и становятся достоянием разных культур. Многие фольклорные сказочные сюжеты имеют национальные варианты.

Ребенок на этапе формирования тезауруса, воспринимает многие тесты детской литературы, являющейся частью мировой литературы. К произведениям детского чтения, послужившим базой для универсальных прецедентных феноменов, относятся классические сказки Ш. Перро, Г.-Х. Андерсена, братьев Гримм, В. Гауфа, некоторые арабские сказки, произведения Марка Твена, Льюиса Кэролла, Астрид Линдгрен, Памелы Трэверс и др.

При изучении прецедентных феноменов в межкультурной коммуникации актуальной является проблема перевода: любой прецедентный феномен существует в рамках определённой культуры, однако его интерпретация должна осуществляться с учётом параметров воспринимающей культурной среды [Латышева 2010: 111]. Сравним несколько переводов фразы из романа Б. Пастернака «Доктор Живаго»: … и в одно время в Москве можно было крикнуть извозчику «к Живаго!», совершенно как «к черту на кулички!», и он уносил вас на санках в тридесятое царство, в тридевятое государство [Пастернак 2015: 8]. Прецедентный феномен тридесятое царство, тридевятое государство в русской культуре имеет значение «очень далеко». В интерпретируемом тексте появляется также значение сказочности, загадочности и богатства, характеризующее дом Живаго. В разных переводах романа этот прецедентный феномен передается по-разному. В переводе на испанский язык данному феномену дается перевод «lugar de ensueno» (край/страна мечты) [Pasternak 2015: 16], что лишь приблизительно передает значение данного выражения. В переводе на английский язык, сделанном Р. Пивером и Л. Волоконской, дается эквивалент «fairytail kingdom» [Pasternak 2015: 5], который сохраняет значение сказочности, однако теряет значение «очень далеко». В другом варианте перевода на английский, выполненном М. Хейвордом и М. Харари, прецедентные феномен переведен как «an enchanted kingdom at the end of the world» [Pasternak 2015: 15], что переводится как «зачарованное место на краю земли/в конце мира» и более соответствует значению прецедентного феномена тридесятое царство, тридевятое государство.

Универсальные прецедентные феномены обычно не представляют трудности для перевода, поскольку инвариант восприятия, который стоит за ними, имеет соответствующее языковое воплощение в любой культуре. Например, в оригинальном издании романа Г. Мелвилла «Моби Дик» для описания быта матроса на китобойном судне используется прецедентный феномен лампа Аладдина: ..the wheelman, as he seeks the food of light, so he lives in light. He makes his berth an Aladdins lamp, and lays him down in it [Melville 2006: 466] На русский язык эта фраза переведена так: .китобой, гоняясь за пищей для света, сам живет, купаясь в свете. Койка его – это лампа Аладдина, и в нее он укладывается спать [Мелвилл 1962: 608]. Прецедентный феномен из арабских сказок «Тысячи и одной ночи» дословно переводится с английского языка на русский, сохраняя при переводе значение, актуальное для данного текста: что-то наполненное ярким, возможно, сказочным светом.

В романе Р. Дж. Паласио «Чудо» в диалоге героев используется прецедентный феномен Beauty and the Beast, который также дословно переводится на русский язык как Красавица и Чудовище: «She seems very nice«Yeah, she is.» «She’s very pretty,» Mom said. «Yeah, I know,» I answered. «Were kind of like Beauty and the Beast.« [Palacio 2012]; в русском переводе: – Кажется, она очень милая, сказала мама. Да. И очень хорошенькая. Да, знаю. Мы как Красавица и Чудовище. [Паласио 2013: 77]. Прецедентные феномены в романе на языке оригинала и в переводе на русский языка отсылают к сказке Ш. Перро «Красавица и чудовище» и характеризуют персонажей, один из которых герой уродлив, а другая – внешне прекрасна. Этот прецедентный феномен в книге «Чудо» служит для внутренней характеристики персонажей: Джун – добрая и отзывчивая девочка, Август – мужественный мальчик, на которого «наложила проклятие» генетическая болезнь.

Прецедентные ситуации относятся к невербальным, но вербализируемым прецедентным феноменам, поскольку хранятся  в сознании носителя в виде инварианта восприятия, который может быть вербализирован в речи (подробнее об этом см. [Захаренко, Красных, Багаева, Гудков 1997: 85]. В упомянутом выше тексте Р. Дж. Паласио для вербализации прецедентной ситуации превращения гадкого утенка в лебедя, мотивированной сказкой «Гадкий утенок» Г.-Х. Андерсена, в русском переводе используется фраза история про утенка, который превращается в лебедя:

Я хотел спросить тебя с тех самых пор, как повесил этот рисунок на стену… продолжал он. – Почему ты нарисовал себя в виде утки?

Как почему? – не понял я. – Такое было задание.

Да, но почему именно утка? Это как-то связано… э-э… с историей про утенка, который превращается в лебедя? [Паласио 2013: 387-388]

В оригинале романа символом прецедентной ситуации является фраза story of the the duckling that turns into a swan:

I’ve been meaning to ask you since I hung this up . . . ,» he said, looking at it. «Why did you choose to represent yourself as a duck?»

«What do you mean?» I answered. «That was the assignment.»

«Yes, but why a duck?» he said. «Is it safe to assume that it was because of the story of the . . . um, the duckling that turns into a swan?» [Palacio 2012]

Таким образом, и в английском тексте, и в русском переводе для актуализации значения прецедентной ситуации  используются полностью соотносимые фразы.

В рассмотренных примерах используются универсальные прецедентные феномены, инварианты восприятия которых в разных культурах совпадают. Однако существуют универсальные прецедентные феномены, восприятие которых у представителей различных народов может отличаться. Так, в работе К.В. Завьяловой описан лингвистический эксперимент, который показал, что «интерпретация сказочного сюжета (сказки Ш. Перро «Золушка». – Е.Н.) в лингвокультурных сообществах различается, в связи с чем в сознании коммуникантов – представителей разных культурных сообществ, существуют различные образы и представления о сказочном сюжете» [Завьялова 2007: 19]: у русских респондентов основная идея сказки связана с ожиданием принца и чудесным обретением счастья; у американцев и венгров – чудесные метаморфозы являются наградой хорошим людям; у испанцев и венгров подчеркнуты  тяжелая жизнь героини, классовые различия Золушки и принца. Можно говорить о том, что инвариант восприятия прецедентного текста «Золушка» у представителей русского, венгерского, испанского и американского лингвокультурных сообществ пересекается, но не совпадает полностью, соответственно значения символов прецедентного текста – прецедентных феноменов Золушка, Добрая Фея (Фея-Крестная), Злая Мачеха, хрустальный башмачок (хрустальная туфелька), карета, превращающаяся в тыкву и др. имеют различия, обусловленные национально детерминированным инвариантом восприятия.

Таким образом, детское чтение выступает в качестве одного из основных источников универсальных прецедентных феноменов, входящих в универсальную когнитивную базу. Значение прецедентных феноменов, мотивированных всемирно известными произведениями для детей, понятны коммуникантам вне зависимости от их принадлежности к определенному лингвокультурному сообществу и имеют соответствия в разных языках, не создавая трудностей при переводе.

Литература

  1. Кулакова О.К. Дракон как универсальный прецедентный феномен в авторской картине мира // Вестник Иркутского гос. ун-та. 2010. Вып. 4 (12). С. 105-110
  2. Латышева В.Л. Национальные прецедентные феномены как элементы ассоциативного тезауруса русского и французского языков // Вестник Иркутского гос. ун-та. 2010. Вып. 4 (12). С. 110-118
  3. Захаренко И.В., Красных В.В., Гудков Д.Б., Багаева Д.В. Прецедентное имя и прецедентное высказывание как символы прецедентных феноменов // Язык, сознание коммуникация: сб. статей. М.: «Филология». 1997. Вып.1. С. 82–103.
  4. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. Изд. 6-е. М.: Издательство ЛКИ, 2007. 264 с.
  5. Красных В.В. Этнопсихолингвистика и лингвокультурология: Курс лекций. М. Гнозис. 2002. 284 с.
  6. Мелвилл Г. Моби Дик, или Белый кит / пер. с англ. И.М. Берштейн. М.: гос. изд-во географической литературы, 1962. 839 с.
  7. Паласио Р. Дж. Чудо/Р. Дж. Паласио; пер. с английского Анны Красниковой. М.: Розовый жираф, 2013. – 432 с.
  8. Пастернак Б. Л. Доктор Живаго. – М.: Издательство «Э», 2015. 704 с.
  9. Melville H. Moby Dick or the Whale. М.: АСТ Астель, 2006. 630 с.
  10. Palacio R. J. Wonder. – 2012 http://www.lakewoodcityschools.org/userfiles/2658/Wonder%20-%20comp%203_8%20-%20audiopdf.pdf
  11. Pasternak В. El doctor Zhivago / trauccion de Fernando Gutierrez. Catedra, 2015.
  12. Pasternak B. Doctor Zhivago / translated by Richard Pevear and Larissa Volokhonsky. London: VINTAGE BOOKS, 2015
  13. Pasternak B. Doctor Zhivago / translated by Max Hayward and Manya Harari. – London: VINTAGE BOOKS, 2015.

Referenses

  1. Kulakova O.K. Drakon kak universal’nyj precedentnyj fenomen v avtorskoj kartine mira // Vestnik Irkutskogo gos. un-ta. 2010. Vyp. 4 (12). S. 105-110
  2. Latysheva V.L. Nacional’nye precedentnye fenomeny kak jelementy associativnogo tezaurusa russkogo i francuzskogo jazykov // Vestnik Irkutskogo gos. un-ta. 2010. Vyp. 4 (12). S. 110-118
  3. Zaharenko I.V., Krasnyh V.V., Gudkov D.B., Bagaeva D.V. Precedentnoe imja i precedentnoe vyskazyvanie kak simvoly precedentnyh fenomenov // Jazyk, soznanie kommunikacija: sb. statej. M.: «Filologija». 1997. Vyp.1. S. 82–103.
  4. Karaulov Ju.N. Russkij jazyk i jazykovaja lichnost’. Izd. 6-e. M.: Izdatel’stvo LKI, 2007. 264 s.
  5. Krasnyh V.V. Jetnopsiholingvistika i lingvokul’turologija: Kurs lekcij. M. Gnozis. 2002. 284 s.
  6. Melvill G. Mobi Dik, ili Belyj kit / per. s angl. I.M. Bershtejn. M.: gos. izd-vo geograficheskoj literatury, 1962. 839 s.
  7. Palasio R. Dzh. Chudo/R. Dzh. Palasio; per. s anglijskogo Anny Krasnikovoj. M.: Rozovyj zhiraf, 2013. – 432 s.
  8. Pasternak B. L. Doktor Zhivago. – M.: Izdatel’stvo «Je», 2015. 704 s.
  9. Melville H. Moby Dick or the Whale. M.: AST Astel’, 2006. 630 s.
  10. Palacio R. J. Wonder. – 2012 http://www.lakewoodcityschools.org/userfiles/2658/Wonder%20-%20comp%203_8%20-%20audiopdf.pdf
  11. Pasternak V. El doctor Zhivago / trauccion de Fernando Gutierrez. Catedra, 2015.
  12. Pasternak B. Doctor Zhivago / translated by Richard Pevear and Larissa Volokhonsky. London: VINTAGE BOOKS, 2015
  13. Pasternak B. Doctor Zhivago / translated by Max Hayward and Manya Harari. – London: VINTAGE BOOKS, 2015.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.