Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

Страницы: 44-47 Выпуск: 3 (3) () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Иплина А. А. СТИХОТВОРЕНИЕ АБДУЛЛЫ АРИПОВА «МУЛОҚОТ» В ПЕРЕВОДЕ НА АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК / А. А. Иплина // Международный научно-исследовательский журнал. — 2012. — №3 (3). — С. 44—47. — URL: http://research-journal.org/languages/stixotvorenie-abdully-aripova-mulo/ (дата обращения: 27.04.2017. ).
Иплина А. А. СТИХОТВОРЕНИЕ АБДУЛЛЫ АРИПОВА «МУЛОҚОТ» В ПЕРЕВОДЕ НА АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК / А. А. Иплина // Международный научно-исследовательский журнал. — 2012. — №3 (3). — С. 44—47.

Импортировать


СТИХОТВОРЕНИЕ АБДУЛЛЫ АРИПОВА «МУЛОҚОТ» В ПЕРЕВОДЕ НА АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК

Иплина А. А.

Соискатель кафедры английского языка, НамГУ, Наманган, Узбекистан

СТИХОТВОРЕНИЕ АБДУЛЛЫ АРИПОВА «МУЛОҚОТ»

В ПЕРЕВОДЕ  НА АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК

Аннотация:

Цель  и задачи исследования заключаются в выявлении проблем поэтического перевода в сравнительно-типологическом аспекте, в описании основ теоретического подхода при переводе с одного языка на другой, в анализе и сопоставлении поэтических произведений узбекских поэтов в оригинале на узбекском языке и переводов на английском. Данный материал и проделанный анализ могут быть использованы в качестве спецкурса по теории и практике перевода, учебного пособия для студентов филологических факультетов, факультетов иностранных языков.

Ключевые слова: переводчик-поэт, лирическое стихотворение, форма и содержание.

Key words: a translator-poet, а lyric poem, form and content

          Мастерство переводчика жанра узбекской поэзии состоит в учете философской углубленности, композиции, условности и былинного характера, специфических черт художественных образов, простоты языка, интонации и стиля произведения. Каждое стихотворение узбекских поэтов требует особые, индивидуальные решения от переводчика-поэта, который оказывается лицом к лицу с особыми трудностями.

          Для сравнительного сопоставления рассмотрим нижеследующее поэтическое произведение народного поэта Узбекистана Абдуллы Арипова «Мулоқот»[1] (Беседа / Talks)  в оригинале на узбекском языке, а затем в переводе  Азама Обидова на английский язык:

— Бахтсизман, толеим кулмайди,

Онажон, қошингга кетайин.

— Кетганлар ҳеч қайтиб келмайди,

Бардош қил дейман, оҳ, нетайин.

 

— Не учун дунёда туғилдим,

Бу қадар омадсиз, бечора.

— Ўзим ҳам бир умр бўғилдим,

Болажон, ноилож, начора.

 

— Не учун ёвуздир одамлар,

Бирови топтайди бирини?

— Мени ҳам еди-ку шу ғамлар,

Билмайдим бу ҳолнинг сирини.

 

— Инсонга ишондим – хор бўлдим,

Сен дединг – бир ишонч сабрдир.

— Ўзим ҳам ишончга зор бўлдим,

Оқибат топганим қабрдир.

 

— Бош уриб борарга йўқдир жой,

Онажон, қошингга кетайин.

— Болажон, ҳорибсан ҳойнаҳой,

Бардош қил дейман, оҳ, нетайин.

 

— Чорласанг, мададкор бўлолсанг,

Висолинг руҳими шод этар.

— Сен ҳам гар йўқликка йўл олсанг,

Борлиқда ким мени ёд этар?!

(подстрочник наш: Я не счастлив, удача не улыбается мне,/ Матушка, к тебе хочу (пойти). / Ушедшие никогда не возвращаются,/ Терпи, говорю, эх, что поделаешь./ Для чего на свет родился,/ С такой неудачной судьбой, бедняжка?/ Сама тоже всю жизнь перебивалась,/ Деточка, не было возможности, что поделаешь./ Почему люди злые,/ Друг на друга наговаривают?/ Меня тоже изъело это горе,/ Не могу знать тайну всего этого./ В человека верил(доверял) – стал униженным,/ Ты говорила, вера — это терпение./ Сама тоже в вере(доверии) нуждалась,/ В результате нашла могилу./ Нет места, куда бы я мог обратиться,/  Матушка, к тебе хочу (пойти)./ Деточка, ты устал, наверное,/  Терпи, говорю, эх, что поделаешь./ Если бы ты позвала меня, то поддержала бы меня,/ Встреча с тобой порадует мою душу./ Если тоже отправишься в путь небытия,/ Кто из живущих вспомнит (помянет) меня?)

Трёхсложный размер анапеста образует девятисложник, где ударными слогами являются 3-й, 6-й, и 9-й, все шесть четверостиший (катренов) имеют мужскую перекрестную рифму abab. Данное стихотворение написано в форме диалога между сыном и его почившей матерью. А если в произведении преобладают диалоги, то и синтаксис соответствует нормам устной речи. Перед нами классическое построение лирического стихотворения – законченные репризы о судьбах людей. Заметим, что здесь происходит материализация языка: он превращается в физически зримый образ. Сложность философского содержания произведения рассказывает о том, как автор делает собственные выводы о земной жизни, живом страдании, подводит итог своей жизни, заключая в неё глубокую идею и ёмкий образ. А. Арипов заботится о смысловой ясности и о четкости выраженной мысли, размышляя над сложнейшими социальными проблемами и над общечеловеческими ценностями. И читателю передаётся это глубокое волнение, сдержанное напряжение чувств. Мы видим, как голос автора, ломая рамки индивидуальности, становится собирательным голосом народа, но в то же время остается и голосом самого поэта.

При минимальном использовании художественных средств, в стихотворении встречаются такие лексические пласты языка, как устаревшие слова: «қадар» (доля, судьба), «гар» (если бы); поэтическое – «нетайин» (что поделаешь), которое в свою очередь имеет синоним «начора» (что поделаешь); так же имеют место антонимы – «йўқликка» (несуществующее, небытие)-«борлиқда» (существующее, бытие), которые подчеркивают смысловой контраст последних двух строк произведения.

Здесь существует такой троп метафоры, как олицетворение: «толеим кулмайди» (удача не улыбается мне), в значении «мне не везёт», и «Мени ҳам еди-ку шу ғамлар» (меня тоже изъело это горе). В следующих строках «Оқибат топганим қабрдир» (в результате нашла могилу) и «Сен ҳам гар йўқликка йўл олсанг» (если ты тоже отправишься в путь небытия) автор использует такой троп, как символ, т.е. образ с максимальной степенью обобщенности и экспрессии, который выражает отличительные черты какого-либо события или явления. Так, образ «могилы» символизирует конец земных страданий, итог земного существования, а «путь небытия» — символ вечности, бесконечности, освобождения. Кроме того, для большей экспрессивности текста А. Арипов пользуется такими фигурами поэтического синтаксиса, как дистантные повторы предложений, в первой и в пятой строфах повторяются «Онажон, қошингга кетайин» (матушка, к тебе хочу(пойти)) и «Бардош қил дейман, оҳ, нетайин» (терпи, говорю, эх, что поделаешь), имеющих основную смысловую нагрузку, а также риторические оценочные обращения: «Не учун дунёда туғилдим» (для чего на свет родился) и «Не учун ёвуздир одамлар» (почему люди злые), и риторический вопрос: «Борлиқда ким мени ёд этар?!» (кто из существующих меня вспомнит?), являющийся кульминационной развязкой всего стихотворения в целом.

В своём стремлении воспроизвести форму переводчики-буквалисты не соблюдают верности смысла и выражения, т.е. отрывают форму от содержания. Содержание умирает, и тем самым и форма перевода становится мертвой внешней оболочкой, бессодержательным подобием формы подлинника. Этому способствует и искажение языка, который, превращаясь в средство копирования подлинника, перестает быть средством раскрытия его поэтичности. И вряд ли можно возлагать на перевод задачу «исправлять» родной язык по лексическим и синтаксическим законам другого, зачастую чуждого ему языка.

Так, у А. Обидова получился по форме точный, а по существу высушенный перевод, мертвая копия знаменитого стихотворения А. Арипова. По этому поводу Г. Гачечеладзе справедливо отметил, что «буква всегда убивает дух, если она не сживается на новом языке с художественной тканью произведения»[2]

Talks [3]

-I am poor and unblessed,

Mother, let me go to you.

-No back way to whom have passed,

Be more patient and endure.

 

-Tell me, why I came this world

Such a pitiful and hard?

-Me myself it wheezing held,

Baby, all it disregard.

 

-Men become malicious why,

Always struggles with each other.

-Suffered I this torment by,

And not know the reason why.

 

-I believed the men – was humble,

Only patience – faith, you said.

-And for me that trust made trouble,

In result a tomb I made.

 

-No place indeed to follow by,

Mummy, let me move your way.

-You are exhausted, pretty my,

Stand a little, oh, I say.


-Call me on, just you can save,

Heart will happy be at all.

-If you also go to grave,

Who’ll me in the world recall?

 Как видим, дабы соответствовать оригинальному тексту переводчик «злоупотребил» инверсиями, вследствие чего, текст читается с напряжением: «Suffered I this torment by» (я испытывала муки от), хотя по правилу порядка слов в предложении логичнее было бы «I suffered the torment», к тому же предлог «by» влечет за собой продолжения причины от чего «она испытывала муки», но, к сожалению слепо следуя ритму и рифме, автор перевода так и не закончил это высказывание. В следующем предложении «Baby, all it disregard» данная перестановка членов предложения привела к кардинальному изменению смысла. У него получилось «Деточка, всё это не обращает внимания» (?!), хотя надо было «Baby, disregard all it» «Деточка, не обращай на всё это внимания». Вот еще один пример: «Who’ll me in the world recall?» (кто вспомнит меня в этом мире?). Здесь обстоятельство места «in the world» стоит в середине вопросительного предложения, а должно быть в конце (редко в начале): «Wholl recall me in the world?».

Также, в этом переводе наблюдается ряд следующих неточностей:

— нет согласования между членами предложения:

«Be more patient and endure»(будь терпеливее и терпи). Союз «and»(и) объединяет слова при чередовании, следовательно, для глагола «Be» с сопоставительным прилагательным «more patient» необходимо тоже прилагательное, а не глагол «endure». В этом случае переводчику нужно было бы поменять эти лексические единицы местами: «Еndure and be more patient», тогда чередовались бы глаголы, что соответствует грамматике английского языка;

— несоответствие единственного и множественного чисел:

«Men become malicious why, Always struggles with each other» (почему люди становятся злобными, всегда борются друг с другом). Здесь существительное «Men» во множественном числе, а глагол «struggles» соответствует единственному числу в Present Simple (настоящее простое время) для третьего лица, поэтому правильнее было бы «struggle»;

— неверный фразеологический оборот:

«In result a tomb I made» (В результате я сотворила могилу), «In result» лексически неверно употреблено, правильно – «as a result»;

-неверное употребление форм местоимения:

«Me myself» (я сама) ошибочно употреблено, здесь необходимо личное местоимение в именительном падеже с возвратным местоимением – «I myself». Также, в следующей фразе «pretty my» (моя прелесть) вместо местоимения «my», ему следовало использовать притяжательное местоимение «mine».

В связи с этим уместно вспомнить высказывание А. Швейцера: «По моему глубокому убеждению, никакие современные попытки моделирования формы не могут привести ни к чему, кроме выхолащивания содержания и торможения творческого начала, которое должно проявиться в свободе выбора новых, индивидуальных, нерегламентированных и незапрограммированных средств выражения, а никак не в математически рассчитанных и закономерно предопределенных моделей творчества. Я с большим сомнением отношусь ко всем попыткам внеэстетической, математически обоснованной оценки художественного творчества, несмотря на понятный соблазн проникнуть в суть явлений современными точными средствами. Творчество бесконечно  и математически не определяемо по своей природе. Альтернативой этой концепции может служить лишь полная замена человека машиной, которой опять же в силу её природы не дана способность творить».[4]

Поэт, владея всем богатством национального языка, создаёт картины человеческих переживаний и раздумий, сложные психологические коллизии, пластически выписанные характеры. Ещё в своё время М.Горький так высказался по этому поводу: «…точность, ясность, простота языка совершенно необходимы для того, чтобы правильно и ярко изображать процессы создания фактов человеком и процессы влияния фактов на человека».[5]

Поэзия была и остаётся высшим проявлением национальной самобытности, олицетворением культурного и исторического своеобразия народа. Она показывает жизнь по-иному, концентрированно, ёмко и обобщённо, в яркой эмоциональной форме, отражающей национальные особенности. И для того чтобы понять иную культуру, менталитет, необходимо прочувствовать поэзию этого народа. Следовательно, произведения поэта могут получить широкого читателя и быть по достоинству оценены, если будут адекватно и талантливо переведены на другие языки.

Список использованных источников:

  1. Орипов А. Танланган асарлар, 2-ж.- Тошкент, 2000.- б. 233.
  2. Гачечеладзе Г. Художественный перевод и литературные взаимосвязи. – М., 1980. – с. 107.
  3. Оbidov A. Tunes of Asia/Anthology — Tashkent, 1994.- р. 8.
  4. Швейцер А.Д. Теория перевода. Статус, проблемы, аспекты. – М.: Наука, 1998.- с.35.
  5. Горький М. О литературе. – М., 1937.- с.376.

Публикация научных статей в Международном научно-исследовательском журнале.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.