Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.54.232

Скачать PDF ( ) Страницы: 24-27 Выпуск: № 12 (54) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Гоннова Н. В. СТИЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЦАРЬ-ПРОИЗВОДНЫХ РУССКОГО ДИСКУРСА / Н. В. Гоннова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 12 (54) Часть 2. — С. 24—27. — URL: http://research-journal.org/languages/stilisticheskaya-xarakteristika-car-proizvodnyx-russkogo-diskursa/ (дата обращения: 28.04.2017. ). doi: 10.18454/IRJ.2016.54.232
Гоннова Н. В. СТИЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЦАРЬ-ПРОИЗВОДНЫХ РУССКОГО ДИСКУРСА / Н. В. Гоннова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 12 (54) Часть 2. — С. 24—27. doi: 10.18454/IRJ.2016.54.232

Импортировать


СТИЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЦАРЬ-ПРОИЗВОДНЫХ РУССКОГО ДИСКУРСА

Гоннова Н.В.

Старший преподаватель,

Самарский областной институт повышения квалификации и переподготовки работников образования

СТИЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЦАРЬ-ПРОИЗВОДНЫХ РУССКОГО ДИСКУРСА

Аннотация

В статье представлена стилистическая характеристика царь-производных, функционирующих в русском дискурсе. Актуальность исследования обусловлена активностью царь-производных в разных сферах, необходимостью их всестороннего изучения. Обосновано, что функциональная и эмоционально-экспрессивная окраска царь-производных зависят не только от оценочного компонента царь-, но и от второго компонента. Среди царь-производных выявлены номинации, вторым компонентом которых являются существительные со значением стилистической модификации. Доказано, что оттенок разговорности ослаблен в царь-производных – рекламных именах. Подчёркивается, что при анализе царь-производных следует учитывать принадлежность слова к одному из стилей (или отсутствие функционально-стилевой закреплённости) и эмоционально-экспрессивные особенности языковой единицы.

Ключевые слова: царь-производные, стилистическая характеристика, стилистическая, функциональная, эмоционально-экспрессивная окраска слова.

Gonnova N.V.

Senior Teacher,

Samara Regional Institute of Professional Development and Educators Retraining

STYLISTIC CHARACTERISTICS OF THE KING-DERIVATIVES IN THE RUSSIAN DISCOURSE

Abstract

The article presents a stylistic feature of the king-derivatives, operating in the Russian discourse. The relevance of the study is due to the activity of the king- derivatives in different spheres, the necessity of a comprehensive study. It is proved that the functional, emotional and expressive coloring of the king-derivatives depends not only on the assessment component of the king-, but also on the second component. Among the king-derivatives the nominations with the second component which is a noun with the meaning of a stylistic modification have been identified.

It is proved that the speech undertone is weakened in king-derivatives within advertising names. It is emphasized that during the analysis of the king-derivatives, the word’s belonging to one of the styles (or lack of functional-style tightness) and emotionally-expressive features of a linguistic unit should be considered.

Keywords: king-derivatives, stylistic characteristics, stylistic, functional, emotional and expressive coloring of the word.

Стилистическая характеристика производного слова (в нашем случае – царь-производных, например: царь-пирог, царь-птица, царь-девица, царь-колокол, царь-книга, Царь-продукт, Царь-печь и др.) имеет существенное значение для его функционирования в речи. Однако прежде чем представить стилистическую характеристику царь-производных русского дискурса, необходимо обратиться к трактовке понятий стилистическая, эмоционально-экспрессивная, функциональная окраска слова.

Перечисленные понятия тесно связаны между собой, описаны в отечественной лингвистике, прежде всего в стилистике, однако нельзя сказать, что они получили общепринятые определения.

Все языковые средства традиционно разделяют на нейтральные (или стилистически нейтральные, стилистически не окрашенные) и стилистически окрашенные. Как правило, говорят о двух видах стилистической окраски – эмоционально-экспрессивной и функциональной. Такой подход можно считать традиционным. М.Н. Кожина, ссылаясь на исследования Т.Г. Винокур [1], в «Стилистике русского языка» стилистическую окраску языковой единицы определяет как «дополнительные к выражению основного номинативного, предметно-логического и грамматического значений экспрессивные или функциональные свойства, которые ограничивают возможности употребления этой единицы определёнными сферами и условиями общения и тем самым несут стилистическую информацию» [2, С. 27].

В «Стилистике русского языка» под редакцией Н.М. Шанского стилистическая окраска рассматривается как родовое понятие, «охватывающее разнообразные виды окрашенности языковых единиц – слов, фразеологизмов, словосочетаний, синтаксических конструкций, отдельных морфологических категорий и форм, а также речевых произведений от отдельных высказываний до значительных по объёму законченных текстов» [3, С. 18].

Указанному родовому понятию противопоставляют более частные категории и виды окрашенности – собственно стилистическую и экспрессивную. Под собственно стилистической окрашенностью предлагается понимать окрашенность отдельных единиц языка или его целых пластов, связанную с преимущественным использованием их в той или иной сфере, а также форме речевого общения; экспрессивная окрашенность трактуется как разновидность стилистической окраски, указывающая на характер и степень выраженности качественных или количественных признаков называемого явления [3, С. 18-19].

Таким образом, осуществляя стилистическую характеристику слова, необходимо учитывать как принадлежность слова к одному из функциональных стилей (или отсутствие функционально-стилевой закреплённости), так и эмоционально-экспрессивные особенности той или иной языковой единицы.

Оттенки эмоционально-экспрессивной окраски разнообразны. Сведения о стилистических свойствах анализируемых слов исследователь получает из словарных помет. Так, в лексикографической практике для обозначения оттенков эмоционально-экспрессивной окраски приняты пометы ‘высокое’, ‘приподнятое’, ‘шутливое’, ‘ироническое’, ‘шутливо-ироническое’, ‘бранное’, ‘неодобрительное’, ‘почтительное’, ‘пренебрежительное’, ‘презрительное’, ‘уничижительное’, ‘уважительное’, ‘ласкательное’, ‘фамильярное’.

Нейтральность слова или, напротив, его стилистическая окрашенность, которые появляются в результате деривации, зависят от окраски производящих основ. С одной стороны, компонент царь- задаёт семы ‘возвышенность’, ‘величие’, ‘сакральность’, ‘лучшее’; с другой стороны, вторая часть слова вносит свои коррективы, т. е. стилистическую и эмоционально-экспрессивную окраску царь-производным придаёт не только компонент царь-, но и второй компонент.

Поскольку царь-производные практически не представлены в словарях, за исключением лексем Царь-колокол и Царь-пушка, мы акцентировали внимание на характеристике второго компонента. При этом учитывали коннотативные оттенки значения компонента царь-, признавая, что стилистическую характеристику царь-производных нельзя рассматривать только как сумму составляющих её компонентов.

С учётом принадлежности слова к одному из функциональных стилей царь-производные можно разделить на три группы: нейтральные, книжные и разговорные (разговорно-просторечные, просторечные). Однако такое деление можно считать условным, поскольку компонент царь-, как было отмечено выше, вносит коннотативные оттенки значения. Анализ показывает, что если царь-производные функционируют в сфере рекламной номинации (в первую очередь это касается эргонимов – собственных имён делового объединения людей, в том числе организации, учреждения, корпорации, предприятия, заведения), то оттенок разговорности, сниженности ослаблен; см., например, наименования компаний Царь-Картошка, Царь-Кузня, банного комплекса Царь-баня, кафе Царь-блин, Царь-печь, Царь-Пышка, магазина Царь-пиво, Царь-Кружка и др. Согласно нашим данным, в составе царь-производных высокой частотностью употребления отличаются нейтральные слова, средней частотностью – разговорные, низкой – книжные.

Существенное значение имеет сама возможность стилистического сочетания в рамках номинации двух компонентов (ср.: царь-валенок, царь-печь, царь-картошка, царь-сундук и др.), выступающих репрезентантами, с одной стороны, сферы величественного, царского, с другой – народного, крестьянского. Важно отметить, что лексема царь, а значит, и большая часть царь-производных относятся к именам верхнего стилистического регистра. Т.П. Романова приводит в качестве примеров номинации ресторана «Царь Салтан», бутика «Императрица» [4].

В группе рекламных имён (эргонимов, прагматонимов, геортонимов) представлены царь-производные, в которых отмечается процесс семантического одушевления (один из его показателей – тот факт, что второй компонент пишется с прописной буквы). Например, эргонимы Царь-Булка, Царь-Каравай, Царь-Пышка, Царь-Блин, Царь-Квас, Царь-Кухня, Царь-Кирпич и др.; прагматонимы Царь-Вареник, Царь-Пушка (пряник), Царь-Блин и др., геортонимы Царь-Джаз и др. Данная группа отличается высокой частотностью.

При этом среднечастотными признаются случаи сочетания компонента царь- с одушевлёнными существительными, обозначающими человека (лексико-грамматический разряд личных существительных), Царь-Строитель, Царь-Повар, Царь-Девица (Царь-девица – сказочный персонаж), Царь-токарь.

В контексте нашего исследования важно акцентировать внимание на следующем факте: в русском языке некоторые аффиксы выступают как стилистически маркированные, многие из них участвуют в образовании новых слов, а также передают экспрессивно-стилистические оттенки.

Значительными стилистическими возможностями обладают суффиксы стилистической модификации [5], [6] и суффиксы субъективной оценки.

В нашем языковом материале выявлены примеры царь-производных, второй компонент которых – существительные со значением стилистической модификации. Второй компонент царь-производных Царь-печка, Царь-картошка (Царь-Картошка), Царь-книжка – существительные с суффиксом —к-, образующим дериваты, являющиеся разговорными или просторечными синонимами мотивирующих слов [6]. Так, в синонимичных парах картофель – картошка, печь – печка, книга – книжка и др. второе слово каждой пары имеет разговорную окраску, её придаёт указанный суффикс. Следует особо подчеркнуть, что, наряду с названными царь-производными, в рекламном дискурсе функционируют и нейтральные: Царь-печь, Царь-печи, Царь-Картофель, Царь-книга.

Суффикс –к– способен менять и функционально-стилистическую, и эмоционально-экспрессивную окраску слова: например, рыбка; Царь-рыбка – название омлета-суфле с лососем (суффикс –к- имеет оттенок ласкательности). Как видим, наличие диминутивов рыбка, картошка, печка в царь-производных (ср. также царь-городок), суффиксы уменьшительности –к–, –ок– гасят семы ‘величественное, царское’, ‘большого размера’, но при этом в них актуализируется сема ‘лучшего качества’.

От подобных примеров следует отличать царь-производное Царь-Ёлка, поскольку значения слов ель и ёлка разошлись, и суффикс –к– в данном случае стилистически не маркирует существительное ёлка: Ёлка – 1.= Ель. 2. Ель, срубленная и украшенная к празднику Рождества или Нового года. Нарядная ёлка [7, С. 183].

К числу стилистически окрашенных царь-производных мы отнесли и царь-производное царь-деваха, второй компонент с суффиксом –ах– просторечное существительное, имеющее оттенок сниженности: Царь-девицадачная местность с пароходной пристанью в Иркутске, на левом берегу Ангары у деревни Титово. Согласно местному преданию, здесь в начале XIX века находилась заимка, на которой жила Мария Титова, прозванная за красоту, силу и бесстрашие «царь-девахой» [8].

При образовании новых производных с компонентом царь- нередко рушатся стилистические ограничения, что является отличительной особенностью не только современной неформальной интернет-коммуникации, но и способом выражения авторской позиции. В результате создаются единицы типа царь-закусь, царь-толчок, например:

(1) Царь-закусь, первый солёный арбуз, в котором всё в дело идёт: и терпко-сладкая мякоть, и острый бродящий сок, и даже твёрдая хрусткая корка (Б.П. Екимов. Родительский дом) [9].

(2) Огни метро, гигантские отели,

Прогресса быстро вертится волчок.

Быть может, всем известный Церетели

На Красной площади воздвигнет Царь–толчок…(В. Старостин. Царь-страна) [10].

Очевиден стилистический контраст, столкновение слов, относящихся к разным стилям и отличающихся эмоционально-экспрессивной окраской: царьзакусь; царь – толчок (название туалета). Номинации закусь, толчок зафиксированы в «Большом словаре русского жаргона», сфера их функционирования – жаргонизированная разговорная речь: царь-закусь – то же, что закусон [11, С. 201], эмоциональная окраска – шутливое; толчок — 1. Общественный туалет, в т.ч. школьный. 2. Унитаз [11, С. 590]. Приведённые примеры убеждают, что порождение экспрессивного деривата нередко изменяет функционально-стилистические свойства производного слова по сравнению с производящим.

Компонент царь- присоединяется и к словам книжных стилей, имеющим эмоционально-экспрессивную окраску ‘высокое’, таковы, например, Царь-Град (торгово-производственная компания в г. Нижнем Новгороде и продовольственная корпорация в г. Москве), см также наименование отеля в Подмосковье Царьград – слитное написание. Второй компонент – старославянизм, о чем свидетельствует неполногласное сочетание –ра– вместо русского –оро–.

Наибольшая степень абстрактности достигается в сочетаниях царь + отвлеченное существительное, например доставка, упаковка, скидка: Царь-Доставка, Царь-Упаковка, Царь-Скидка(и) (опредмеченный процесс представлен как одушевленный, о чём свидетельствует прописная буква второго компонента).

К группе царь-производных с эмоционально-экспрессивной окраской ‘поэтическое’, с положительной эмоциональной оценкой следует отнести: Царь-Любовь, с некоторым допущением – аппозитивное сочетание царь-мечта.

Компонент царь- присоединяется и к исконно русским словам, и к заимствованным. Среди последних отметим слова, которые заимствованы и освоены русским языком достаточно давно, ореола новизны уже нет, эти слова не осознаются носителями языка как иностранные (см., например, Царь-продукт, Царь-пицца, Царь-диван, Царь-Кредит, Царь-Керамика, Царь-кофе, Царь-кафе, Царь-Сейф, Царь-ванна др.), и неологизмы. К неологизмам следует отнести производное Царь-гаджет, особая стилистическая выразительность которого усиливается за счёт сочетания слова царь – репрезентанта русской языковой картины мира, и слова английского происхождения гаджет (небольшое устройство, предназначенное для облегчения и усовершенствования жизни человека), создаётся языковая игра.

Черты нового мы также отмечаем в следующем: второй компонент – это не целое слово, а усечённая основа: Царь-Транс, ТТК в г. Челябинске (от существительного транспорт), что порождает языковую игру на омонимии, поскольку транс в переводе с французского – это психическое состояние отрешённости, отчуждённости от окружающего мира. Находиться в трансе. Подобные усечения (ср.: универ, комп, безнал, маг, спец и др.) выступают в компрессивной функции, круг их расширяется. Это связано с рядом фактором: 1) стремлением к языковой экономии; 2) влиянием современных западноевропейских языков; 3) влиянием жаргонов на литературный язык вообще и разговорную речь в частности.

Заметим, что в ряде случаев компонент царь- теряет определительную семантику (Царь-Царица: царь и царица – сочинительные отношения), поэтому речь идёт уже о сложном слове, а не об аппозитивном сочетании.

Анализ лингвистического материала показывает, что к царь-производным в препозиции и постпозиции может присоединяться третий компонент: Пермская Царь-пушка, Донецкая Царь-пушка, Челнинский Царь-колокол, Пермский Царь-Молот, Польский царь-дуб, Запорожский царь-дуб, Царь-Терем Алтай, царь-стол.рф и др. В первых трёх случаях актуализируется прецедентная сема номинации, а в царьпроизводных типа Пермский царь-молот, Польский, Запорожский царь-дуб актуализируется региональный компонент, то  же можно сказать и о царь-производном Царь-Терем Алтай. Но такие номинации редки, поскольку действует закон экономии языковых средств. В последнем примере очевидно, что сокращение рф. (Российская Федерация) усиливает компонент первой части – царь.

Обобщая вышеизложенное, отметим следующее.

Стилистическая характеристика царь-производных имеет существенное значение для их функционирования в разных дискурсах. Доказано, что функциональная и эмоционально-экспрессивная окраска царь-производных зависят не только от оценочного компонента царь-, но и от второго компонента. Царь-производные мотивированы лексемой царь, поэтому говорить о нейтральных царь-производных можно лишь условно (с учётом второго компонента). Выявлено, что среди царь-производных представлены номинации, второй компонент которых – существительные со значением стилистической модификации. В составе царь-производных могут быть стилистически сниженные слова (второй компонент), что, как правило, связано с выражением авторского отношения к описываемым событиям и явлениям.

Список литературы / References

  1. Винокур Т. Г. О содержании некоторых стилистических понятий / Т. Г. Винокур // В кн.: Стилистические исследования. – М.: Наука, 1972. – С. 7-106.
  2. Кожина М. Н. Стилистика русского языка. Учеб. пособие для студентов фак. рус. яз. и литературы пед. ин-тов / М. Н. Кожина. – М.: Просвещение, 1977. – 223 с.
  3. Стилистика русского языка / В. Д. Бондалетов, С. С. Вартапетова, Э.Н. Кушлина, Н. А. Леонова; Под ред. Н. М. Шанского. – 2-е изд., дораб. – 223 с.
  4. Романова Т. П. Особенности национального нейминга в России / Т. П. Романова // Язык – текст – дискурс: Проблемы интерпретации высказывания в разных коммуникативных сферах: мат–лы междунар. науч. конф. / науч. ред. Н.А. Илюхина. Самара, 12 – 14 мая 2011 года. – Самара: Универс-групп, 2011. – С. 104-109.
  5. Грамматика современного русского литературного языка. – М.: Наука, 1970. – 767 с.
  6. Русская грамматика: в 2-х т. Т. І: Фонетика. Фонология. Ударение. Интонация. Словообразование. Морфология. – М.: Наука, 1980. – 792 с.
  7. Современный толковый словарь русского языка / Гл. ред. С. А. Кузнецов. – М.: Ридерз Дайджест, 2004. – 960 с.
  8. Царь-девица [Электронный ресурс]. – URL: http://irkipedia.ru/content/car_devic (дата обращения: 11.10.2016).
  9. Прокопов А. Вдохновили! [Электронный ресурс] / А. Прокопов // Учительская газета. – 2007. – № 4. – URL: http://www.ug.ru/archive/16789 (дата обращения: 13.10.2016).
  10. Старостин В. Царь-страна [Электронный ресурс]. – URL: http://www.chitalnya.ru/work/63787/ (дата обращения: 11.10.2016).
  11. Мокиенко В. М., Никитина Т. Г. Большой словарь русского жаргона / В. М. Мокиенко, Т. Г. Никитина. – СПб.: Норинт, 2001. – 720 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Vinokur T. G. О soderzhanii nekotoryx stilisticheskix ponyatiy [The content of some stylistic concepts] // In The stylistic research / T. G. Vinokur. – M.: Nauka, 1972. – P. 7-106. [in Russian]
  2. Kozhina M. N. Stilistika Rysskogo yazyka [Stylistics of the Russian language. Study guide for students of the Rus. lang. and literature faculties of Teacher training Universities] / M. N. Kozhina. – M.: Education, 1977. – 223 p. [in Russian]
  3. Stilistika Rysskogo yazyka [Stylistics of the Russian language] / V. D. Bondaletov, S. S. Vartapetova, E. N. Kushlin, N. A. Leonov; Ed. N. M. Shanskiy. – 2nd ed, imprv. – 223 p. [in Russian]
  4. Romanova T. P. Osobennosti natsionalnogo neiminga v Rossii [Features of the national naming in the Russian Language] / T. P. Romanova // Language-Text — Discourse: Problems of interpretation of statements in different communicative spheres: Materials of Intern. scientific. conf. / Scientific. Ed. O.N. Ilyukhina. Samara, 12 — 14 May 2011. – Samara: Univers Group, 2011. – P. 104-109. [in Russian]
  5. Grammatika sovremennogo Rysskogo literatyrnogo yazyka [The grammar of the modern Russian literary language]. – M.: Nauka, 1970. – 767 p. [in Russian]
  6. Rysskaya grammatika [Russian grammar: in 2 vols] / Vol. 1:. Phonetics. Phonology. Stress. Intonation. Word formation. Morphology. – M.: Nauka, 1980. – 792 p. [in Russian]
  7. Sovremennyi tolkovyi slovar Rysskogo yazyka [Modern Dictionary of the Russian language] / Ch. Ed. S.A. Kuznetsov. – M.: Reader’s Digest, 2004. – 960 p. [in Russian]
  8. Tsar-devitsa [The Tsar-maiden] // Available at: http://irkipedia.ru/content/car_devic (Accessed 11.10.2016).
  9. Prokopov A. Vdoxnovili! [Inspired!] / A. Prokopov // Teahers’ Newspaper. – 2007. – № 4. – Available at: http://www.ug.ru/archive/16789 (Accessed 13.10.2016).
  10. Starostin V. Tsar-strana [Tsar-country] / V. Starostin // Available at: http://www.chitalnya.ru/work/63787/ (Accessed 11.10.2016).
  11. Mokienko V. M., Nikitina T. G. Bolshoi slovar russkogo zhargona [Big dictionary of the Russian jargon] / V. M. Mokienko, T. G. Nikitina. – SPb.: Norint, 2001. – 720 p.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.