Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

Скачать PDF ( ) Страницы: 72-73 Выпуск: №6 (37) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Лебедева К. В. СРЕДСТВА ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ВЫРАЗИТЕЛЬНОСТИ, ХАРАКТЕРНЫЕ ДЛЯ РУССКИХ ВОЛШЕБНЫХ СКАЗОК / К. В. Лебедева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2015. — №6 (37) Часть 2. — С. 72—73. — URL: http://research-journal.org/languages/sredstva-xudozhestvennoj-vyrazitelnosti-xarakternye-dlya-russkix-volshebnyx-skazok/ (дата обращения: 23.03.2017. ).
Лебедева К. В. СРЕДСТВА ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ВЫРАЗИТЕЛЬНОСТИ, ХАРАКТЕРНЫЕ ДЛЯ РУССКИХ ВОЛШЕБНЫХ СКАЗОК / К. В. Лебедева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2015. — №6 (37) Часть 2. — С. 72—73.

Импортировать


СРЕДСТВА ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ВЫРАЗИТЕЛЬНОСТИ, ХАРАКТЕРНЫЕ ДЛЯ РУССКИХ ВОЛШЕБНЫХ СКАЗОК

Лебедева К.В.

Студентка, Ульяновский государственный университет

СРЕДСТВА ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ВЫРАЗИТЕЛЬНОСТИ, ХАРАКТЕРНЫЕ ДЛЯ РУССКИХ ВОЛШЕБНЫХ СКАЗОК

Аннотация

В статье рассмотрены специфические средства выразительности, отличающие волшебную сказку от других фольклорных жанров, а также являющиеся непременным условием полного анализа поэтики сказочных произведений.

Ключевые слова: русская волшебная сказка, средства выразительности, стилистический приём.

Lebedeva K.V.         

Student, Ulyanovsk State University

EXPRESSIVE MEANS OF THE LANGUAGE TYPICAL OF RUSSIAN FAIRY TALES

Abstract

The article considers specific expressive means of the language, which help to differentiate fairy tale from other folklore genres, and which are supposed to be an indispensable attribute of complete fairy-tale works’ poetics analysis.

Keywords: Russian fairy tale, expressive means, stylistic device.

Сказка, являющая собой драгоценный источник исторического опыта народа, бережно хранит идеалы и устремления, память и мысли народа её создавшего. Сказочные тексты, словно зеркало отражают культурно–познавательный опыт народа, его национальный дух с присущей ему уникальной символикой. Являясь особым эпическим жанром, сказка представляет собой образец духовных, культурных, эстетических ценностных ориентиров народа, в ней бережно хранится многовековое идейное наследие, отражающее менталитет и национальную культуру. Особую ценность сказочного текста представляет его язык и лексика, так как в них можно услышать живую народную разговорную речь, увидеть национальный колорит, традиции. Именно поэтому волшебная сказка имеет большую идейную ценность и художественную привлекательность. Отличительной чертой русских волшебных сказок является строгость, каноничность, именно это отличает их от других жанров сказки. Благодаря выработанной строгой и относительно замкнутой жанровой форме сказка занимает обособленное положение в системе жанров сказочного фольклора. Каноничность композиционного строения и стилистики этой наиболее типичной разновидности жанра придавали заметную непроницаемость для воздействия на нее [6].

Каждая сказка несет в себе выработанную на протяжении веков обобщающую мысль.  И здесь огромную роль играет художественная особенность сказки, которая создается единством всех поэтических средств: эпитетов, гипербол, повторов, антитез, а также композиционных и стилевых приёмов. О. А. Давыдова дополняет этот перечень синонимами и антонимами, парными объединениями слов, которые означают одно понятие, общеязыковыми пословицами и поговорками, а повторы называет лексическими и синтаксическими средствами, образующими параллельные конструкции [3]. Н. М. Ведерникова отмечает: «Богатое идейное содержание, ясность и чистота выражаемых мыслей, художественная отточенность, занимательность сюжета – всё это обусловливает непреходящий интерес к волшебной сказке», в которой особую роль играют стилистические формулы[2]. К последним можно отнести зачины, концовки и устойчивые афористические выражения и речевые обороты, а также всё богатство образности, заключённое в разговорной речи, которая является одной из фундаментальных основ, способом и формой существования сказки как повествовательного жанра прозаического фольклора. По словам Н.М.Ведерниковой, «иную функцию имеют вступительные и заключительные формулы (зачины и концовки). В отличие от присказок и концовок прибауточного характера они связаны с содержанием сказок, то есть несут в себе определенную информацию. Если присказки и концовки прибауточного склада не обязательны в сказке, то зачины и концовки вообще – необходимые элементы повествования» [2].

В волшебных сказках можно встретить повторение глагола, которое обозначает перемещение героя в пространстве: «Гуляла, гуляла…», «полетали-полетали, покричали-покричали» и другие. Подобные тавтологические словосочетания употребляются для того, чтобы замедлить действие, направить внимание читателей на предстоящее событие, вызвать к нему интерес и передать чувства, умонастроения и переживания героев.  Для этого также используются приёмы воспроизведения внезапности и неожиданности.  Эти приёмы выполняют важную эстетическую функцию. Также эти глаголы могут передать и чувства героев, его переживания.

Большую роль в сказках играют описания.  Без описания героя мы не можем узнать облик героя, его силу, характер.  Э. В. Померанцева пишет в связи с этим: «Постоянные формулы используются сказочниками и при создании образа героя: сплошь и рядом сказочники, желая дать представление о красоте героини, не затрудняют себя описанием ее внешности, а ограничиваются традиционной формулой: «Ни в сказке сказать, ни пером описать, красота неописанная» [4].

Развиваясь на протяжении столетий, сказка выработала огромное множество изобразительных средств.  Это, прежде всего, эпитеты (конь добрый, луга зеленые, травы шелковые, цветы лазоревые, море синее и др.). Как отмечает Н. М. Ведерникова «…собственно сказочные эпитеты дают названия новым предметам, выделяя их среди подобных.  Обычно сказочные эпитеты образуют устойчивые словосочетания» [2].

Особое место в русских волшебных сказках занимает также троекратное повторение предметов: у старика и старухи рождаются три сына, Иван-царевич бьется с тремя змеями, три трудных задания дается герою, по ходу действия он попадает в три царства. Как пишет В. П. Аникин, «троекратная повторяемость испытания трудности, трижды повторяющийся бой героя с противником вместе с такими распространенными эпизодами, как посещение избушки на курьих ножках, дали основание думать, что волшебные сказки являют в себе общее соединение нескольких наиболее распространенных положений, эпизодов, мотивов и других повторяющихся компонентов действия» [1].

И. А. Разумова выделяет разнообразные формулы обстоятельств. По ее мнению, они указывают на место, время и характер действия: «в некотором царстве, в некотором государстве», «в данное время», «долго ли коротко ли», «выше леса стоячего, ниже облака ходячего», «не по дням, а по часам» и проч. [5]. Н.М.Ведерникова называет их переходными пространственно-временными формулами: «близко ли, далеко ли», «низко ли, высоко ли», «ни много, ни мало» и другие [2]. Здесь используются антитезы: близко-далеко, низко-высоко, много-мало. Также в волшебной сказке можно встретить имена-определения, атрибутивные прилагательные с существительными, формулы-сентенции и т.д., например, такие: «рост в рост, волос в волос, голос в голос», «ни в сказке сказать, ни пером описать», также атрибутивные сочетания прилагательного с существительным: «чистое поле», «леса дремучие», «русский дух» и т.д.  Встречаются формулы-сентенции: «скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается», «как сказано, так и сделано».

Также в волшебной сказке встречаются разного рода рифмованные выражения, например: «Яблонька, яблонька, скинь свою тень, в серебро и золото меня одень», «Отвези, старик, дочушку, в лесную избушку» или «На дворе у них была лужа, а в ней щука, а в щуке-то огонец – этой сказочке конец».  И. А. Разумова считает, что «ритм и рифма служат средством обеспечения стабильности, устойчивости формул. Вместе с другими эвфоническими средствами, иначе ассонансами, аллитерациями, ритм и рифма помогают созданию целостности формульного стереотипа» [5].

В сказке повторяются эпитеты, глаголы, предлоги, прилагательные, наречия, обращения и т.д. Повторяемость этих элементов тесно связана с параллелизмом.  По мнению Н. М. Ведерниковой, «ритмическое построение самих формул, использование ими тавтологии и повторов, постоянных эпитетов способствуют лучшему запоминанию сказок и более точной передаче при пересказе их содержания» [2].

Таким образом, повторность, палаллелизм, формульность ярко характеризуют стиль сказки. Язык сказки в основном зависит от сказителя – рассказывается сказка на обыденном языке. Каноничность, устойчивость, традиционность всё же не мешала сказителям рассказывать свою сказку ярким, красочным, живым народным русским языком.  Как отмечено выше, национальный колорит проявляется в языке, в лексике. По языку сказителя можно узнать диалекты того или иного района, их отличие друг от друга. Насыщенность стилистическими приемами, многообразие устойчивых сочетаний отличает волшебную сказку от других видов сказок. Волшебные сказки являются выражением жизненных понятий и сохраняют высокие идеалы правды, добра и справедливости русского народа. И всё это отражается с помощью изобразительных средств языка.

Литература

  1. Аникин В. П. Русское устное народное творчество. М.: Высшая школа, 2001. − С. 726.
  2. Ведерникова Н. М. Русская народная сказка. М.: Наука,1975. – С. 136.
  3. Давыдова О. А. К вопросу о традиционных языковых приемах и средствах русской народной волшебной сказки// Проблемы современной и исторической лексикологии. М., 1979. − С. 124.
  4. Померанцева Э. В. Судьбы русской сказки. М.: Наука,1965. – С. 220.
  5. Разумова И. А. Стилистическая обрядность русской волшебной сказки. Петрозаводск: Карелия, 1991. – С. 163.
  6. Хайрнурова Л.А. Традиционные средства изобразительности в русских волшебных сказках. Уфа: Вестник Башкирского университета, 2011. – С. 1005 – 1007.

References

  1. Anikin V. P. Russkoe ustnoe narodnoe tvorchestvo. M.: Vysshaja shkola, 2001. − S. 726.
  2. Vedernikova N. M. Russkaja narodnaja skazka. M.: Nauka,1975. – S. 136.
  3. Davydova O. A. K voprosu o tradicionnyh jazykovyh priemah i sredstvah russkoj narodnoj volshebnoj skazki// Problemy sovremennoj i istoricheskoj leksikologii. M., 1979. − S. 124.
  4. Pomeranceva Je. V. Sud’by russkoj skazki. M.: Nauka,1965. – S. 220.
  5. Razumova I. A. Stilisticheskaja obrjadnost’ russkoj volshebnoj skazki. Petrozavodsk: Karelija, 1991. – S. 163.
  6. Hajrnurova L.A. Tradicionnye sredstva izobrazitel’nosti v russkih volshebnyh skazkah. Ufa: Vestnik Bashkirskogo universiteta, 2011. – S. 1005 – 1007.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.